Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.110.8.120

Скачать PDF ( ) Страницы: 38-45 Выпуск: № 8 (110) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Дехнич О. В. ЭВФЕМИЗМЫ В ПРОИЗВЕДЕНИИ ДЖОРДЖА КАРЛИНА “WHEN WILL JESUS BRING THE PORK CHOPS?” И СПОСОБЫ ИХ ПЕРЕДАЧИ НА РУССКИЙ ЯЗЫК / О. В. Дехнич, О. В. Маркелова, О. Ю. Шевченко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 4. — С. 38—45. — URL: https://research-journal.org/languages/evfemizmy-v-proizvedenii-dzhordzha-karlina-when-will-jesus-bring-the-pork-chops-i-sposoby-ix-peredachi-na-russkij-yazyk/ (дата обращения: 28.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.120
Дехнич О. В. ЭВФЕМИЗМЫ В ПРОИЗВЕДЕНИИ ДЖОРДЖА КАРЛИНА “WHEN WILL JESUS BRING THE PORK CHOPS?” И СПОСОБЫ ИХ ПЕРЕДАЧИ НА РУССКИЙ ЯЗЫК / О. В. Дехнич, О. В. Маркелова, О. Ю. Шевченко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 4. — С. 38—45. doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.120

Импортировать


ЭВФЕМИЗМЫ В ПРОИЗВЕДЕНИИ ДЖОРДЖА КАРЛИНА “WHEN WILL JESUS BRING THE PORK CHOPS?” И СПОСОБЫ ИХ ПЕРЕДАЧИ НА РУССКИЙ ЯЗЫК

ЭВФЕМИЗМЫ В ПРОИЗВЕДЕНИИ ДЖОРДЖА КАРЛИНА “WHEN WILL JESUS BRING
THE PORK CHOPS?”
И СПОСОБЫ ИХ ПЕРЕДАЧИ НА РУССКИЙ ЯЗЫК

Научная статья

Дехнич О.В.1, Маркелова О.В.2, Шевченко О.Ю.3, *

1 ,2 Белгородский государственный национальный исследовательский университет, Белгород, Россия;

3 ООО «НТПК», Белгород, Россия

* Корреспондирующий автор (o.shevchenko[at]ntpccorp.ru)

Аннотация

Перевод эвфемизмов является достаточно сложным процессом, поскольку данные языковые единицы формируются в условиях, неизвестных реципиенту. В этой статье анализируется перевод эвфемизмов американского стендап комика Джорджа Карлина, который в своих работах уделял особое внимание явлению эвфемии. Проанализировав средства передачи эвфемизмов в произведение Джорджа Карлина ‘When will Jesus bring the pork chops?, было выявлено, что основной переводческой трансформацией для их интерпретации является калькирование. Однако наряду с калькированием также встречаются и такие переводческие трансформации, как: подбор эквивалента, описательный перевод, модуляция, семантический неологизм, опущение и целостное преобразование. В свою очередь, к приёмам, которые использовались реже относятся: грамматическая замена, лексическое добавление, транскрибирование, генерализация и конкретизация.

Ключевые слова: эвфемизм, переводческие конструкции, переводческие трансформации, калькирование, политкорректность, эвфемизация.

EUPHEMISMS IN GEORGE CARLIN’S “WHEN WILL JESUS BRING THE PORK CHOPS?”
AND THE WAYS OF THEIR TRANSLATION INTO RUSSIAN

Research article

Dekhnich O.V.1, Markelova O.V.2, Shevchenko O.Yu. 3, *

1, 2 Belgorod State National Research University, Belgorod, Russia;

3 “NTPK” LLC, Belgorod, Russia

* Corresponding author (o.shevchenko[at]ntpccorp.ru)

Abstract

The translation of euphemisms is a rather complex process since these language units are formed in conditions unknown to the recipient. The current article analyzes the translation of euphemisms by the American stand-up comedian George Carlin who pays special attention to the phenomenon of euphemia in his works. After analyzing the means of transmitting euphemisms in George Carlin’s ‘When will Jesus bring the pork chops?”, the study determines that the main translation transformation for their interpretation is calque.  However, along with calque, there are also such translation transformations as equivalent selection, descriptive translation, modulation, semantic neologism, omission, and holistic transformation. The techniques that are used less often include grammatical replacement, lexical addition, transcription, generalization, and concretization.

Keywords: euphemism, translation constructions, translation transformations, calque, political correctness, euphemization.

Введение

Джордж Карлин – известный американский комик, писатель, признанный одним из основателей современного стендапа. Его работы пронизаны политической сатирой, черным юмором, лингвистическими наблюдениями, а также жесткой критикой жизни простого обывателя США. Особое место в творчестве автора занимает тема эвфемизации американского варианта английского языка. Своё отношение к данному явлению автор многократно выражал в своих выступлениях и книгах. За свою жизнь Джордж Карлин написал семь книг, однако только одна из них была переведена на русский язык. По этой причине существует ограниченное количество научных работ на русском языке, посвященных исследованию творчества данного автора. Комедийный жанр стендап, в котором работал писатель, сегодня набирает большую популярность. В особенности это касается работ американских стендап комиков. Это ставит перед переводчиками задачу грамотной и адекватной интерпретации произведений данного типа. В свою очередь, перевод эвфемизмов представляет собой один из сложнейших переводческих аспектов, работа над которым требует не только владения языком на достаточно высоком уровне, но и наличия знаний о культуре страны переводимого языка.

В данной статье объектом исследования выступают эвфемизмы в произведении Джорджа Карлина “When will Jesus bring the pork chops?”. Предметом исследования стали способы передачи эвфемизмов на русский язык.

Новая тенденция американского варианта английского языка

Одной из тенденций современного английского языка является эвфемизация. Эвфемизм – термин, имеющий множество различных определений, объединённых одним общим смыслом, который трактуется как языковая единица, служащая для придания нейтральной окраски слов негативной коннотации. Данное понятие было впервые использовано в работе английского антиквара и лексикографа Томаса Блаунта, который определял его как a good or favourable interpretation of a bad word [13, С. 12]. «смягченная или благозвучная интерпретация неприличного слова» (перевод авторов).

Отечественные ученые также уделяют эвфемии большое внимание. Так, Л.В. Скороходова трактует это явление как «нейтральное по смыслу и эмоциональной окраске слово или описательное выражение, к которому обычно прибегают в текстах и публичных высказываниях для того, чтобы заменить другие, которые считаются непристойными или неуместными словами и выражениями» [11, С. 6].

В. П. Москвин считает, что «эвфемизмы представляют собой средство реализации условия ситуативной уместности речи. Эвфемия, таким образом, – это использование словесных зашифровок с целью смягчить, завуалировать, предмет сообщения, оставив возможность любому носителю языка догадаться, о чем идет речь»
[9, С. 64].

И.Р. Гальперин определяет эвфемизм как «слово или фразу, используемую для замены неприятного слова или выражения более приемлемым словом или выражением» [2, С. 175].

По мнению Ю. М. Скребнева, «термин эвфемизм предполагает общественную практику замены табуируемых названий словами и выражениями, которые кажутся смягченными, безобидными или, по крайней мере, менее оскорбительными» [14, P. 82].

События, происходящие в современном обществе, служат толчком для формирования колоссального числа новых эвфемизмов, которые сегодня выполняют намного больше функций, чем просто благозвучие. Процесс появление такого количества эвфемизмов именуется эвфемизацией речи. Она проникает во все сферы жизни социума и приводит к рождению нового языка. Особенно сильно процесс эвфемизации наблюдается сегодня в американском варианте английского языка. Доказательством этому служит появления нового толерантного языка и, как следствие, политкорректного общества. «Политкорректность имеет дело не столько c содержанием, сколько c символическими образами и корректировкой языкового кода. Речь декорируется знаками антирасизма, терпимого отношения к национальным и сексуальным меньшинствам. Терпимость манифестируется в смягчённых выражениях» [6, С. 284].

Широкое распространение эвфемизмов обуславливается появлением новых зон табу в стране исследуемого языка. Из чего следует, что некоторые обсуждаемые темы, а также различные сферы жизни людей подвергаются явлению эвфемизации.

Примером этому может стать трансформация выражений AfroAmerican и differently abled:

«negro → black → afro–american (афроамериканец)» [4, С. 2310].

«lame → crippled → handicapped → disabled → differently abled (инвалид)» [4, С. 2318].

Появление большого числа эвфемизмов почти во всех сферах жизни социума создаёт определённые трудности при переводе рассматриваемых в статье языковых единиц. Поскольку такой язык формируется в определённой культуре и в условиях неизвестных будущему реципиенту, это делает достаточно сложным подбор точного эквивалента, так как во время перевода с одного языка на другой приходится также осуществлять перевод с «одной культуры на другую».

Несмотря на то, что сегодня «подробно разрабатываются классификации эвфемизмов, способы их образования, рассматриваются сферы эвфемизации в разных языках и культурах. Однако по-прежнему фрагментарны исследования, в центре внимания которых находится собственно переводческий аспект» [8, С. 93].

На сегодняшний день существуют методы и приёмы передачи смысла рассматриваемых языковых единиц, которые чаще других используются при интерпретации эвфемизмов. Л. С. Бархударов, исследуя способы перевода эвфемизмов, выделял следующие переводческие трансформации как наиболее часто–используемые для их интерпретации: «антонимический перевод, генерализация, конкретизация, грамматические замены, метод подбора эквивалента, калькирование, модуляция, описательный перевод, опущение» [1, С. 153].

В.Н. Комиссаров относил к часто встречающимся переводческим трансформациям при переводе эвфемизмов «основные типы лексических трансформаций: переводческое транскрибирование и транслитерацию, калькирование и лексико-семантические замены» [5, С. 172].

Е. С. Павлова выделяет добавление как один из основных методов передачи эвфемизмов [10, С. 173]. Данный метод заключается во введении дополнительного слова при переводе.

В. Н. Крупнов в своей работе «В творческой лаборатории переводчика» выделял перифраз как один из способов перевода эвфемизмов в ситуации, когда в языке перевода нет подходящего эквивалента для обозначения какого-либо явления, описываемого в языке оригинала [7, С. 112].

Особенности исследуемого произведения Джорджа Карлина

Особое внимание рассмотрению и критике тенденции эвфемизации американского варианта английского языка уделил в своём творчестве американский стендап комик и писатель Джордж Карлин. В своих книгах и выступлениях он высмеивал многие злободневные темы жизни американского обывателя, а именно, Политика, Религия, Жизнь внутри системы и Эвфемизация английского языка. Последняя занимает в его творчестве одно из основных мест. Особое внимание данной проблеме автор уделил в своей книге When will Jesus bring the pork chops?” пер. «Будущее уже не то, что прежде», в переводе Николая Мезина, под редакцией Юлии Быстровой.

Особенностью исследуемого произведения американского стендап комика Джорджа Карлина When will Jesus bring the pork chops?”  пер. «Будущее уже не то, что прежде», вышедшего в свет в октября 2004 года, является тот факт, что оно написано в жанре юмористической литературы, что усложняет перевод любых аспектов данной работы. Это обуславливается тем, что перевод юмористической литературы всегда был одним из самых сложных, так как переводчик должен интерпретировать сатиру и шутки, которые были сформированы под влиянием событий, зачастую, неизвестных в стране языка перевода. Всё это превращает интерпретацию эвфемизма в этакий творческий процесс угадывания его смысла, основываясь на контексте. Таким образом, переводчику необходимо быть в курсе событий, происходящих в стране переводимого языка.

Изучаемое произведение является одной из самых популярных работ автора. Данная книга представляет собой сборник заметок, наблюдений и рассказов, написанных под влиянием событий, происходивших в период конца 20-го – начала 21-го вв. Стиль повествования в данном сборнике заметно отличается от остальных произведений Джорджа Карлина, поскольку произведение написано в более мрачных тонах и с более резкой критикой в отношении американского общества. Выход этой книги сопровождался большим скандалом. Одной только обложкой автор оскорбил сразу 3 религии – христианство, ислам и иудаизм. На обложке изображен фрагмент из «Тайной вечери» Леонардо да Винчи с пустым креслом Иисуса Христа и Джорджем Карлином, сжимающим в руках столовые приборы.

Эвфемизмы в произведении Джорджа Карлина

Своё отношение к эвфемизации американского варианта английского языка Джордж Карлин не раз высказывал со сцены и в своих произведениях:

“I don’t like euphemisms or euphemistic language. And American English is loaded with euphemisms” [12, С. 5].

пер. «Мне не нравится благоречие и всё, что с ним связано. В американском английском этого полно» [3, С. 19].

Этими словами автор хочет сказать, что на сегодняшний день американский вариант английского языка, больше чем другие языки, переполнен словами, преследующих цель исказить действительность.

Автор описал свои наблюдения в 14 главах, которые можно классифицировать по следующим тематикам: Политика, Реклама, Повседневная жизнь, Сервис, Название социальных групп, Социальная жизнь, Страх перед реальностью.

Главной и основной причиной, в которой Джордж Карлин видел проблему появления эвфемизмов, были политики и политические активисты, которые придумывают новые формулировки для озвучивания своих идей с целью извлечения личной выгоды либо же для достижения определённого результата. Подтверждение данным словам можно найти в заметке “A Few Afterthoughts”.

“When liberals talk about spending, they call it investing or funding. Funding means spending money. We need to do more to fund education. When Republicans need to raise taxes, they call it revenue enhancement [12, С. 36].

пер. «Когда либералы говорят о расходах, они употребляют слова инвестиции и финансирование. Финансировать значит тратить деньги. Мы должны активнее финансировать образование. Когда республиканцам надо поднять налоги, они называют это подпиткой государственного бюджета» [3, С. 55].

В данной заметке автор подчеркивает, при помощи каких действий представители демократической и республиканской партий добиваются своих целей. Они меняют язык таким образом, чтобы все сформулированные лозунги и призывы звучали завуалированно и официально. Здесь мы сталкиваемся преимущественно с переводческой трансформацией калькирование: investing «инвестиции», “funding «финансирование», “to fund education“ – «финансировать образование». В этом примере также переводчик использует метод подбора эквивалента: “revenue enhancement «подпитка государственного бюджета».

Однако уже в следующем рассказе Choosing sidesможно встретить примечания переводчика, которые также могут быть идентифицированы как вспомогательные элементы, помогающие понять изначально заложенный автором смысл.

“The religious fanatics decided to call themselves pro-life. Well, the left wing decided on prochoice[12, С. 155].

пер. «Религиозные фанатики решили объявить, что они выступают за жизнь. Либералы остановились на лозунге За свободу выбора» [3, С. 175].

 «В русском языке для названия этих партий используются английские заимствования “пролайфисты” и “прочойсисты”. – Прим. пер.» [3, С.175].

В этом рассказе Джордж Карлин описывает нашумевший конфликт между сторонниками запрета абортов «пролайфистами» и их противниками «прочойстами», которые выступали за легализацию абортов, однако признавали их проведение только в определённых случаях. Финал этой баталии произошёл в 1973 году. Противостояние закончилось победой «прочойстов», то есть узакониванием абортов на территории США. Методы, использованные при интерпретации этих выражения, можно трактовать как семантические неологизмы, образованные при помощи трансформации транскрибирование с элементами калькирования: “prolife «пролайфисты», “prochoice «прочойсисты». Однако сам переводчик принял решение остановиться на калькировании по причине того, что ввод терминов «пролайфисты» и «прочойсисты» без каких-либо комментариев был бы непонятен некоторым читателям.

Еще одной сферой, которая, по мнению автора, использует эвфемизмы только для личной выгоды, является сфера Рекламы, где создаются новые формулировки для более успешного продвижения товаров и увеличения объёмов продаж. Джордж Карлин описал это явление в рассказе под названием: “Food lingo”.

Fresh, natural, hearty, oldfashioned, homemade goodness. In a can[12, С. 118].

пер. «Свежее, натуральное, здоровое, традиционное, домашнее лакомство. В жестянке» [3, С.139].

Представленные выражения автор характеризовал как лишённые смысла. По его мнению, они не несут в себе ничего кроме цели сделать название товара более броским и запоминающимся для привлечения большего количества покупателей. Последней фразой in a can, переведённой как «в жестянке», Джордж Карлин показывает насколько глупо и бессмысленно звучат подобные выражения. Это объясняется тем, что в итоге покупатель получает продукт, изготовленный и упакованный на заводе, что уже не соответствует рекламным слоганам. Калькирование стало основным приёмом перевода в рассказе “Food lingo”. Переводчик использует это средство при переводе таких выражения, как: fresh«свежий» и “natural«натуральный». Однако при переводе фразы oldfashioned переводчик уже использовал модуляцию. Это обусловлено тем, что, если бы перевод выражения oldfashioned звучал как «старомодный / устаревший», а не «традиционный», то это бы не подходило для языка рекламы, так как в русском языке «старомодный / устаревающий» имеют отрицательную коннотацию.

В данном варианте перевода также можно встретить приём целостного преобразования. Так, в главе “The Y words, в которой автор рассказывает о появившейся в то время, в американской рекламной сфере, тенденции добавлять суффикс y в конце слова. С таким суффиксом слова, по мнению маркетологов, звучали более привлекательно для клиентов.

“And while we’re at it, zesty and tangy are not real words that normal people use in conversation” [12, С. 123].

пер. «И раз уж о том зашла речь, то слова кислинка и горчинка практически не встречаются в речи нормальных людей» [3, С.144].

В рассказе “The Y words” комик подчеркивает, что представители рекламной службы создают такие слова и выражения, которые никогда не используются в повседневной речи обычного человека, а применимы лишь исключительно в рекламе. Данный случай использования целостного преобразования при переводе слов tangy «кислинка» и ‘zesty «горчинка», вероятно, обоснован отсутствием достаточно точного смыслового эквивалента.

Прямым следствием того, что эвфемизмы часто используются в рекламе и транслируются по ТВ в речи политиков и активистов различных организаций, становится их проникновение во все сферы повседневной жизни.

«Nonprofit became notforprofit, because nonprofit sounded too much as though someone didn’t know what they were doing» [12, С. 7].

пер. «Бесприбыльный стал некоммерческим: чтобы не возникало ощущения, будто кто–то хотел заработать, но сел в лужу» [3, С.25].

В рассказе A new language Джордж Карлин пытается найти объяснение причин появления эвфемизмов для тех слов, смысл которых не несет в себе ничего вульгарного, запрещённого или неуместного. По мнению автора, причина кроется в том, что эти слова звучат недостаточно официально для людей, которым необходимо поддерживать свой деловой статус. В следствии чего они прибегают к таким средствам. В данном отрывке наблюдается использование метода подбора эквивалента: notforprofit «некоммерческий». Этот же приём можно встретить в главе ‘EUPHEMISMS: It’s a Whole New Language’.

«Many things that used to be free are now complimentary. Asking the hotel clerk if the newspapers are free makes you sound like a mooch» [12, С. 8].

пер. «Многие вещи, что когда–то давали бесплатно, теперь вручают в подарок. Если спросить в гостинице, бесплатные ли у них газеты, выставишь себя попрошайкой» [3, С.25].

Писатель подчеркивает тот факт, что люди, использующие старый, простой и всем понятный язык, сегодня воспринимаются как чудаки, либо же как представители низших социальных слоёв общества. Это передаётся при помощи фразы makes you sound like a mooch, которая была переведена как «выставишь себя попрошайкой».

Джорджа Карлина печалил тот факт, что на момент написания книги уже не оставалось сферы жизни, которая бы не была затронута тенденцией эвфемизации. Так, в рассказе Hotel lingo он пишет про то, как меняются названия сервиса и различных профессий.

«There is no part of American life that hasn’t been soiled by the new, softer, artificial language. You notice it in the hotel business, or as they prefer to think of themselves now, the hospitality industry» [12, С. 95]

пер. «В Америке не осталось места, не замусоренного нынешним искусственно разжиженным языком. Ты обнаруживаешь его и в гостиницах, или, как эти ребята предпочитают нынче зваться, в индустрии гостеприимства» [3, С.117].

Как и в большинстве других случаях перевода эвфемизмов в данном произведении переводчик использует метод калькирования: hospitality industry «индустрия гостеприимства». А уже в следующем применяется метод модуляции.

«There was a time in a hotel when you checked in with the desk clerk. Now hes the frontdesk agent» [12, С. 96].

пер. «В былые времена в гостиницу вас селил администратор. Теперь это делает представитель службы регистрации» [3, С.118].

На протяжении всей главы, связанной с гостиничным жаргоном, Джордж Карлин подчеркивает тот факт, что изменение названий профессий или некоторых услуг сервиса не имеет смыслового значения. Изменения коснулись лишь только наименований, хотя сами услуги и оказывающие их люди остались прежними.

В главе Food and Restaurants автор описывает как явление эвфемии меняет язык, используемый в ресторанном бизнесе и сфере, связанной с употреблением пищи. В одном из абзацев этой главы Джордж Карлин представляет, какими выражениями сегодня описывается акт употребления воды. Для передачи заложенной автором насмешки переводчик прибег к использованию метода подбора эквивалента.

«Pretentiousness is the reason we don’t drink water anymore. Instead we hydrate ourselves» [12, С. 125].

пер. «Никогда не сбрасывайте со счетов претенциозность. Именно претенциозность – причина того, что мы больше не пьем воду – мы восстанавливаем водный баланс организма» [3, С.145].

Данный абзац передаёт идею автора о том, что именно претенциозность, а точнее, желание иметь успешный официально деловой статус в глазах других людей, становится основной причиной широкого распространения эвфемизмов в языке.

В своём произведении автор не мог не коснуться проблемы нового толерантного языка, в котором происходят изменения названий определённых групп людей с целью сделать их более нейтральными или же менее обидными.

«No one mentions cripples anymore. That’s because, in yet another stunning attempt to stand reality on its head, cripples have been assigned a new designation, the physically challenged» [12, С. 61].

пер. «О калеках мы больше не слышим. Потому что в очередной дерзновенной попытке поставить реальность с ног на голову блюстители политкорректности дали им свое определение: люди с ограниченными физическими возможностями» [3, С.83].               

Так, в рассказе CRIPPLED LIBERALSон высказывает своё мнение касательно данной тенденции. Джордж Карлин подчеркивает тот факт, что эти изменения происходят не в первый раз. Примером может служить фраза ‘in yet another stunning attempt’, что переводится как «в очередной дерзновенной попытке». Автор указывает на нелепость таких действий. По его мнению, это очередная попытка перевернуть мир – поставить реальность с ног на голову. При передаче фразы physically challenged переводчик подбирает эквивалентное выражение «люди с ограниченными физическими возможностями».

Для перевода Н. Мезина характерны симбиозы переводческих трансформаций. Так, например, в следующем отрывке было использовано опущение с элементами калькирования: differently abled «инакомогущий».

«The same is true of the ungainly phrase differently abled. If a person is going to insist on using tortured language such as differently abled, then he should be forced to use it to describe everyone» [12, С. 63].

пер. «То же самое можно сказать и про другой неуклюжий термин: инакомогущие. Если кто–то упорно употребляет этот изуродованный язык и говорит слово инакомогущие, то его следует заставить называть этим словом всех людей» [3, С.85].

Такой симбиоз приёмов помогает достаточно точно отразить в переводе негодование автора. По мнению Джорджа Карлина, данное переименование лишено всякого смысла, так как к категории ‘differently abled«инакомогущий» можно отнести любого человека, поскольку каждый из нас может то, чего другой человек сделать не в состоянии.

Для перевода определённых выражений в рассказе STUPID PEOPLEиспользуется генерализация minimally exceptional «немного особенный». В этом рассказе Джордж Карлин критикует новую тенденцию, появившуюся в 2001 году после принятия закона No child left behind – «Ни одного отстающего ребёнка». Целью данного закона было выравнивание общих образовательных показателей в стране, поддержка и защита детей. В следствии этого в речи граждан США появились такие эвфемизмы.

«One of the terms now used to describe these stupid kids is minimally exceptional. Whatever happened to the old, reliable explanation: The boy is slow. Hes slow» [12, С. 66].

пер. «Вот один из терминов, которым сейчас обозначают обычных глупых детей: немного особенный. А куда же подевалось старое проверенное определение: туго соображает? Мальчик туго соображает. Он тупой»
[3, С.89].

Для сохранения и передачи эвфемизмаminimally exceptional«немного особенный» в этом рассказе переводчик подбирает такие выражение на фоне которых, перевод слова ‘slow будет подчеркивать эвфемистичность фразы «немного особенный». В данном случае ими стали такие выражения, как: «туго соображает» и «тупой».

Явление эвфемии не могло не повлиять на множество других сфер жизни социума. Изменения коснулись не только названий профессий, но и названий работающих людей.

«People who have jobs are called members of the workforce. But I can’t help thinking the Russian Revolution would have been a lot less fun if the Communists had been running through the streets yelling: Members of the workforces of the world, unite!» [12, С. 81].

пер. «Люди, имеющие работу, называются единицами трудового ресурса. И мне думается, что в русской революции было бы куда меньше движухи, если бы коммунисты, выходя на улицы, вопили: Единицы трудового ресурса всех стран, соединяйтесь!» [3, С.103].

В данном отрывке Джордж Карлин описывает один из известнейших коммунистических лозунгов, ставший рычагом, побудившим рабочий класс объединиться и бороться за свои права. Автор подчеркивает насколько комично и нелепо смотрелся бы тот самый призыв Карла Маркса и Фридриха Энгельса, высказанный ими в «Манифесте коммунистической партии», и то, что он не оказал бы такого же сильного и масштабного влияния, если бы вместо выражения ‘workers’ – «пролетарии» использовался был современный, лишённый эмоциональной окраски эвфемизм members of the workforces «единицы трудового ресурса». Для передачи комичности и абсурдности, заданной автором, в этом отрывке переводчик прибегнул к использованию конкретизации: members of the workforces «единицы трудового ресурса».

Одной из функций эвфемизмов, как уже было указано выше, является замена одного слова на другое с более нейтральным значением. Больше всего эта функция получила распространение в названиях процессов, относящихся к увольнению людей. Примеры новых эвфемизмов, которые придумывают фирмы, упражняясь в так называемой словесной гимнастике, делают название процедуры увольнения нейтральным, но, по мнению автора, это никак не меняет суть процесса.

«After all, being fired, released or terminated would seem a lot easier to accept than being non-retained, dehired or selected out» [12, С. 84].

пер. «И вообще, если уволили, попросили или выперли – это как-то проще принять, чем отказ в дальнейшем найме, невозобновление контракта или вывод из штата» [3, С.105].

В данном отрывке Джордж Карлин описывает тенденцию, которая зародилась в Соединенных Штатах, по переименованию абсолютно всех уровней и сфер, связанных с трудоустройством, наймом и увольнением. Многие из вещей получили новые номинации, но это никак не изменило их сути. Автор подчеркивает, что превращения фраз being fired – «быть уволенным»,terminated – «выперли» не отменяет того факта, что люди лишились своих рабочих мест и были оставлены на произвол судьбы. В этом отрывке используется метод подбора эквивалента: nonretained «отказ в дальнейшем найме», ‘dehired «невозобновление контракта», ‘selected out «вывод из штата». Это обусловлено профессиональной сферой, о которой идёт речь в рассказе.

Последней и достаточно ярко-выраженной группой является «Страх перед смертью», которая, по мнению автора, очень четко прослеживается в жизни простого обывателя США.

«We no longer have old people. They’re all gone, replaced by senior citizens. Somehow we wound up with millions of these unfortunate creatures known as golden-agers and mature adults» [12, С. 214].

пер. «Больше нет старых людей: они исчезли, их вытеснили граждане старшего возраста. Миллионам наших ближних вдруг посчастливилось превратиться в людей зрелых лет и старших взрослых» [3, С.226].

В главе Its Gettingold, где рассматривается изменение всем понятного названия old people «старые люди» на такие фразы как senior citizens «граждане старшего возраста», ‘goldenagers «люди зрелых лет», ‘mature adults «старшие взрослые». Такое многообразие появившихся эвфемизмов, связанных со старением и создающих впечатление того, что жизнь может продлиться немного дольше, указывает на тот факт, что люди всячески пытаются избежать употребления выражения «старые люди», которое, видимо, пугает их и напоминает о неизбежности смерти. Использование таких переводческих трансформаций, как: модуляция – goldenagers «люди зрелых лет», метод подбора эквивалента: senior citizens «граждане старшего возраста» и калькирования: mature adults «старшие взрослые», помогает переводчику достичь нужного смыслового эквивалента и сохранить при переводе, обозначенную автором, нелепость данных эвфемизмов.

Тема смерти всегда была и остаётся одной из главных языковых зон табу для людей. По этой причине на сегодняшний день существует большое количество разных эвфемизмов, обозначающих тот или иной факт относящийся к данной теме.

В последней главе своей книги Death and dying Джордж Карлин поднимает тему того, как сильно изменился язык, связанный со смертью человека и его погребением. Автор указывает как сильно эвфемизировалась данная область языка.

«The senior citizen passed away, so the funeral director claimed the remains of the decedent took them to the memorial chapel and placed them in a burial container. Grieving survivors sent floral tributes to be displayed in the slumber room, where the grief coordinator conducted the viewing. Following the memorial service, the funeral coach transported the departed to the garden of remembrance where his human remains were interred in their final resting place» [12, С. 277].

пер. «Наш пожилой человек ушел от нас, и тогда похоронный агент востребовал останки усопшего, доставил их в поминальную часовню и обеспечил ритуальными принадлежностями. Скорбящие присылали прощальные букеты, которые выставлялись в зале прощаний, где распорядитель скорби проводил бдение у гроба. После заупокойной службы погребальный экипаж доставил покойного в сад памяти, где его человеческие останки предали земле в месте их последнего успокоения» [3, С.289].

В этом абзаце автор обращает внимание читателя на то, что многие обычные выражения как old man died «старик умер», которые не несут в себе негативных коннотаций заменяются эвфемизмами, такими как: senior citizen passed away«пожилой человек ушёл». Следующей лексемой, претерпевшей изменение, стало выражение undertaker «гробовщик». Теперь гробовщика принято официально называть funeral director «похоронный агент». Слово body, которое в данном контексте переводится как «тело», также претерпело изменение и превратилось в remains of decedent «останки усопшего». Цветы, которые в оригинале звучат как flowers были преобразованы в результате эвфемизации в floral tributes «прощальные букеты». Всем известная funeral «панихида» превратилась в итоге в memorial service «заупокойная служба». Выражение held a wake «сидеть с покойником» также было преобразовано со временем в viewing «бдение у гроба». То, на чём умерших раньше доставляли на кладбище, имело название hearse «катафалк». Автор пишет, что теперь данное слово имеет новый аналог funeral coach «поминальный экипаж». Хорошо всем известное «кладбище», в оригинале звучащее какcemeteryсегодня обозначается таким словосочетанием как garden of remembrance «сад памяти». В свою очередь зарытый в могилу покойник dead man «покойник», ‘be buried in a grave «зарыть в могилу», превратился в преданные земле человеческие останки в месте их последнего упокоения: human remains «человеческие останки», ‘be interred in final resting place «предать земле в месте последнего упокоения».

Для передачи иронии и абсурдности, показанных автором в данном отрывке, была использована ни одна переводческая трансформация. Среди них: метод подбора эквивалента grieving survivors«скорбящие», калькирование ‘final resting place– «место последнего успокоения», ‘garden of remembrance’ – «сад памяти», ‘departed’ – «покойный». Также наблюдать симбиоз этих двух конструкций при переводе выражения ‘The senior citizen passed away’ – «наш пожилой человек ушел от нас». Наряду с калькированием и методом подбора эквивалента переводчик также использует трансформацию семантический неологизм: ‘funeral director«похоронный агент», модуляцию: ‘floral tributes’ – «прощальные букеты», ‘remains of the decedent’ – «останки усопшего», ‘slumber room’ – «зал прощаний», целостное преобразование: ‘viewing’ – «бдение у гроба», ‘memorial service’ – «заупокойная служба», ‘funeral coach’ – «погребальный экипаж»

Использую метод сплошной выборки, в произведении Джорджа Карлина When will Jesus bring the pork chops?’ было выявлено 308 эвфемизмов. Итогом анализа и определения переводческих трансформаций, благодаря которым происходила передача эвфемизмов, стали данные, представленные в следующей таблице.

 

Таблица 1 – Количественный показатель переводческих трансформаций, исследованных при переводе эвфемизмов
в произведении Джорджа Карлина “When Jus will bring the pork chops?”

Переводческая трансформация Количество, шт.
Генерализация 7
Грамматическая замена 14
Калькирование 123
Конкретизация 9
Лексическое добавление 16
Метод подбора эквивалента 37
Модуляция 21
Описательный перевод 33
Опущение 13
Семантический неологизм 22
Транскрибирование 2
Целостное преобразование 11

 

В процентном соотношении, это наглядно демонстрирует диаграмма.

 

18-08-2021 13-07-36

Рис.1 – Процентное соотношение переводческих трансформаций, исследованных при переводе эвфемизмов
в произведении Джорджа Карлина “When will Jesus bring the pork chops?”

 

Заключение

Н. Мезин применил большое количестворазличных средств интерпретации, благодаря которым можно воспроизвести достаточно точный смысл эвфемизмов, заложенный автором оригинала. Исходя из полученных данных, делаем вывод, что калькирование (40%) занимает лидирующую позицию среди способов передачи эвфемизмов на русский язык в произведении Джорджа Карлина When will Jesus bring the pork chops?”. К часто встречаемым методам также относятся: метод подбора эквивалента (12%), описательный перевод (11%), модуляция (7%), семантический неологизм (7%) и лексическое добавление (5%). Наименее используемыми приёмами стали: грамматическая замена (4%), опущение (4%), целостное преобразование (4%), конкретизация (3%), генерализация (2%) и транскрибирование (1%). Однако не стоит забывать, что не существует точных формул и списков переводческих трансформаций, которые будут всегда актуальны.

Конфликт интересов Conflict of Interest
Не указан. None declared.

Список литературы / References

  1. Бархударов Л. С. Язык и перевод: Вопросы общей и частной теории перевода / Л. С. Бархударов. – М. : Международные отношения, 1975. – 240 с.
  2. Гальперин А. И. Очерки по стилистике английского языка / А.И.Гальперин. – М. : Изд–во литературы на иностранных языках, 1958. – 452с.
  3. Карлин Дж. Будущее уже не то, что прежде / Джордж Карлин ; под общ. ред. Ю. Быстровой – 2–е изд. – М. : Альпина нон–фикшин, 2020. – 308 с.
  4. Карпов Э. С. Функционирование сленга в инфотелекоммуникационных технологиях на примере глобальной сети Интернет / Э. С. Карпов // Научно–методический электронный журнал «Концепт». – 2013. – Т. 3. – С. 2316–2320.
  5. Комиссаров В. Н. Общая теория перевода: учебное пособие / В.Н.Комиссаров. – М. : Высшая школа, 1990. – 253 с.
  6. Комлев Н. Г. Словарь иностранных слов: [Более 4500 слов и выражений] / Н. Г. Комлев. – М. : ЭКСМО, 2006. – 669 с.
  7. Крупнов В. Н. В творческой лаборатории переводчика / В.Н.Крупнов. – М. : Международные отношения, 1976. – 192 с.
  8. Морева А. В. Особенности и трудности перевода эвфемизмов (на материале новостных статей BBC) / А. В. Морева, О.М.Грекова // Научный результат. Вопросы теоретической и прикладной лингвистики. – 2018. – Т. 4. – С. 90–102.
  9. Москвин В. П. Эвфемизмы, системные связи, функции и способы образования / В. П. Москвин. // Вопросы языкознания. – 2001. – № 3. – с.61–67.
  10. Павлова Е.К. Языковые проблемы глобальной политической коммуникации и перспективы их решения посредством гармонизации национальных тезаурусов / Е. К. Павлова. – М. : Прометей, 2007. – 218 с.
  11. Скороходова Л. В. Эвфемизмы и псевдоэвфемизмы в английском языке. Сферы и цели использования / Л. В. Скороходова // «Language & Science». – 2013. – [Электронный ресурс]. URL: http://old.utmn.ru/docs/9508.pdf (дата обращения 05.05.2021).
  12. Carlin G. When Will Jesus Bring The Pork Chops? / G. Carlin. – New York: Hachette Books, 2015. – 295 p.
  13. Enright D. J. Fair of Speech: The Uses of Euphemism / D. J. Enright. – Oxford: Oxford Univ. Press, 1985. – 316 p.
  14. Skrebnev Y. M. Fundamentals of English Stylistics / Skrebnev Y. M. – M.: Higher School, 1994. – 240 p.

Список литературы на английском / References in English

  1. Barhudarov L. S. YAzyk i perevod: Voprosy obshchej i chastnoj teorii perevoda [Language and translation: Questions of general and specific theory of translation] / L. S. Barhudarov. – M. : Mezhdunarodnye otnosheniya, 1975. – 240 p. [in Russian]
  2. Gal’perin A. I. Ocherki po stilistike anglijskogo yazyka [Essays on the style of the English language] / A. I. Gal’perin. – M. : Publishing house literatury na inostrannyh yazykah, 1958. – 452 p. [in Russian]
  3. Karlin Dzh. Budushchee uzhe ne to, chto prezhde [The future is not what it used to be] / Dzhordzh Karlin ;ed. YU. Bystrovoj – 2–nd ed. – M. : Al’pina non–fikshin, 2020. – 308 p. [in Russian]
  4. Karpov E. S. Funkcionirovanie slenga v infotelekommunikacionnyh tekhnologiyah na primere global’noj seti Internet [The functioning of slang in information and telecommunication technologies on the example of the global Internet] / S. Karpov // Nauchno–metodicheskij elektronnyj zhurnal «Koncept». – 2013. – Vol. 3. – P. 2316–2320. [in Russian]
  5. Komissarov V. N. Obshchaya teoriya perevoda: uchebnoe posobie [General translation theory: study guide] / N. Komissarov. – M. : Vysshaya shkola, 1990. – 253 p. [in Russian]
  6. Komlev N. G. Slovar’ inostrannyh slov: [Bolee 4500 slov i vyrazhenij] [Dictionary of foreign words] / N. G. Komlev. – M. : EKSMO, 2006. – 669 p. [in Russian]
  7. Krupnov V. N. V tvorcheskoj laboratorii perevodchika [In the translator’s creative laboratory] / V. N. Krupnov. – M. : Mezhdunarodnye otnosheniya, 1976. – 192 p. [in Russian]
  8. Moreva A. V. Osobennosti i trudnosti perevoda evfemizmov (na materiale novostnyh statej BBC) [Peculiarities and Difficulties in Translation of Euphemisms (Based on BBC News Articles)] / A. V. Moreva, O. M. Grekova // Nauchnyj rezul’tat. Voprosy teoreticheskoj i prikladnoj lingvistiki. – 2018. – Vol. 4. – P. 90–102. [in Russian]
  9. Moskvin V. P. Evfemizmy, sistemnye svyazi, funkcii i sposoby obrazovaniya [Euphemisms, system connections, functions and methods of education] / V. P. Moskvin. // Voprosy yazykoznaniya. – 2001. – № 3. – P. 61–67. [in Russian]
  10. Pavlova E.K. YAzykovye problemy global’noj politicheskoj kommunikacii i perspektivy ih resheniya posredstvom garmonizacii nacional’nyh tezaurusov [Language problems of global political communication and prospects for their solution through the harmonization of national thesauri] / E. K. Pavlova. – M. : Prometej, 2007. – 218 p. [in Russian]
  11. Skorohodova L. V. Evfemizmy i psevdoevfemizmy v anglijskom yazyke. Sfery i celi ispol’zovaniya [Electronic resource] [Euphemisms and pseudo-euphemisms in English. Spheres and purposes of use] / L. V. Skorohodova // «Language & Science». – 2013. – URL: http://old.utmn.ru/docs/9508.pdf (accessed 05.05.2021). [in Russian]
  12. Carlin G. When Will Jesus Bring The Pork Chops? / G. Carlin. – New York: Hachette Books, 2015. – 295 p.
  13. Enright D. J. Fair of Speech: The Uses of Euphemism / D. J. Enright. – Oxford: Oxford Univ. Press, 1985. – 316 p.
  14. Skrebnev Y. M. Fundamentals of English Stylistics / Skrebnev Y. M. – M.: Higher School, 1994. – 240 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.