Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.110.8.129

Скачать PDF ( ) Страницы: 78-80 Выпуск: № 8 (110) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Яцевич О. Е. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ МОТИВЫ ЛЮБВИ И ОДИНОЧЕСТВА В РАССКАЗЕ М.Л. КАШНИЦ «ОДНАЖДЫ В ПОЛДЕНЬ, В СЕРЕДИНЕ ИЮНЯ» / О. Е. Яцевич, В. В. Юдашкина, Н. В. Вертянкина и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 4. — С. 78—80. — URL: https://research-journal.org/languages/ekzistencialnye-motivy-lyubvi-i-odinochestva-v-rasskaze-m-l-kashnic-odnazhdy-v-polden-v-seredine-iyunya/ (дата обращения: 28.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.129
Яцевич О. Е. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ МОТИВЫ ЛЮБВИ И ОДИНОЧЕСТВА В РАССКАЗЕ М.Л. КАШНИЦ «ОДНАЖДЫ В ПОЛДЕНЬ, В СЕРЕДИНЕ ИЮНЯ» / О. Е. Яцевич, В. В. Юдашкина, Н. В. Вертянкина и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 4. — С. 78—80. doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.129

Импортировать


ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ МОТИВЫ ЛЮБВИ И ОДИНОЧЕСТВА В РАССКАЗЕ М.Л. КАШНИЦ «ОДНАЖДЫ В ПОЛДЕНЬ, В СЕРЕДИНЕ ИЮНЯ»

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ МОТИВЫ ЛЮБВИ И ОДИНОЧЕСТВА В РАССКАЗЕ М.Л. КАШНИЦ
«ОДНАЖДЫ В ПОЛДЕНЬ, В СЕРЕДИНЕ ИЮНЯ»

Научная статья

Яцевич О.Е.1, Юдашкина В.В.2, *, Вертянкина Н.В.3, Нурпеисова Г.Г.4

1 ORCID: 0000-0001-7971-6826;

2 ORCID: 0000-0003-2147-3053;

1, 2, 4 Тюменский индустриальный университет, Тюмень, Россия;

3 Тюменское высшее военно-инженерное командное училище имени Маршала инженерных войск А.И. Прошлякова, Тюмень, Россия

* Корреспондирующий автор (brentano[at]yandex.ru)

Аннотация

В статье анализируются экзистенциальные мотивы любви и одиночества в рассказе немецкой новеллистки Марии Луизы Кашниц «Однажды в полдень, в середине июня»/«Eines Tages, Mitte Juni». Герменевтический подход, который использовали авторы, позволяет толковать произведение через призму мифологических архетипических сюжетов, позволяющих установить параллельные связи между мифическими героями и действующими лицами произведения, что позволяет интерпретировать новеллу с другой точки зрения, ранее не исследованной литературоведами.

Ключевые слова: короткий рассказ, контекст, миф, экзистенциальный, новелла, М.Л. Кашниц.

EXISTENTIAL MOTIVES OF LOVE AND LONELINESS IN MARIE LUISE KASCHNITZ’S

“ONE AFTERNOON, IN THE MIDDLE OF JUNE”

Research article

Yatsevich O.E.1, Yudashkina V.V.2, *, Vertyankina N.V.3, Nurpeisova G.G.4

1 ORCID: 0000-0001-7971-6826;

2 ORCID: 0000-0003-2147-3053;

1, 2, 4 Industrial University of Tyumen, Tyumen, Russia;

3 Tyumen Higher Military Engineering Command School named after Marshal of the Engineering Troops Alexey Proshlyakov, Tyumen, Russia Proshlyakova, Tyumen, Russia

* Corresponding author (brentano[at]yandex.ru)

Abstract

The article analyzes the existential motives of love and loneliness in the short story by the German writer Maria Luisa Kashnitz “Once at Noon, in the Middle of June” / “Eines Tages, Mitte Juni”. The hermeneutical approach used by the authors allows for interpreting the work through the lens of mythological archetypal plots that help establish parallel connections between the mythical heroes and the characters of the work, which allows for interpreting the novel from a different point of view that has not been previously studied by literary critics.

Keywords: short story, context, myth, existential, short story, M. L. Kashnitz.

Введение

Мария Луиза Кашниц-Вайнберг (1901-1974) – известная немецкая писательница-эссеистка, известна своими короткими рассказами автобиографического содержания, поднимающими ряд экзистенциальных мотивов, связанных с переживаниями из детства, проблемами «отцов и детей», браком, материнством, взрослением, любовью, одиночеством и смертью.

Новелла М.Л. Кашниц «Eines Tages, Mitte Juni»/ «Однажды в полдень, в середине июня» [8, C. 3-10] представляет собой автобиографическое воспоминание, наполненное мыслями и чувствами об умершем супруге писательницы. Со своим будущим мужем Guido Weinberg (1890-1958) автор печатного слова познакомилась в 1924 году, на следующий год молодые люди оформили официальный брак и оба стали носить двойную фамилию – Kaschnitz Weinberg. В 1928 году у пары на свет появилась единственная дочь – Iris Constanza Schnebel Kaschnitz /Ирис Констанца Шнебель Кашниц (1928-2014), известная переводчица с итальянского языка.

Избранник новеллистки был известным австрийским архитектором, поэтому супруги много путешествовали. Излюбленным местом их проживания всегда были Италия и Франция, к которым писательница питала особые чувства, точно описывая в своих рассказах те места, где они останавливались [6].

Основная часть

Анализируемый рассказ был написан М.Л. Кашниц в 1966 году после нескольких лет глубокого душевного кризиса, связанного с кончиной её супруга (1958), когда из-под её пера не выходило практически ничего, а написанные после этого периода произведения имеют дневниковую форму с указанием дней недели, конкретных дат, мест [3], [5].

В миниатюре «Однажды в полдень, в середине июня» протагонистом предстаёт сама писательница, что не характерно для её новелл, поскольку в большинстве из них она выступает в обезличенном образе, что можно было наблюдать во многих рассказах автора («Eisbären», «das dicke Kind», «Gespenster» и др.) [1], [2]. Действие разыгрывается на исходе лета, после двухмесячного отсутствия Кашниц в родном городе. Отъезд был необходим писательнице, для того, чтобы отвлечься от потери второй половины, поскольку всё в их квартире напоминало об умершем муже. («Die Dinge begrüßen einenander anders als die Menschen» / «Вещи приветствуют тебя совсем иначе, не так, как люди»).

По возвращении писательницы её встречают взволнованные соседи с новостью о том, что она безвременно скончалась («Wissen Sie auch, dass Sie gestorben sind?» / «Вам уже также известно о том, что Вы уже умерли?»). Из повествования взволнованной соседки читатель узнаёт, что в полдень, в середине июня, около двух месяцев назад, явилась незнакомка, звонившая и стучавшая во все двери и кричавшая, что Кашниц умерла. По внешним чертам Фрау Тайхман (соседка) идентифицировала незнакомую женщину как иностранку. Сама Кашниц решила, что это была, скорее всего, итальянка [7].

Незнакомка потребовала от соседки ключи от квартиры Кашниц, объявив, что у той никого нет, следовательно, она может взять ключи и распоряжаться её вещами, и о кончине Кашниц уполномочена объявить тоже она. Соседям ситуация показалась неправдоподобной, поскольку у Кашниц было очень много знакомых и родственников, и двери были открыты для посетителей, и почтовый ящик был всегда доверху набит корреспонденцией. Даже если бы у Марии не было родственников, то она давно живет в этом доме и знает абсолютно всех жильцов, во время бомбёжки они часто проводили ночи напролёт в подвале. Но она не была одинокой, у неё была взрослая дочь, предстающая в истории под именем Констанца. Поэтому чужестранке не дали ключи, ей не поверили.

При этом мы понимаем, что ни дочь, ни родственники, ни соседи, ни друзья, к сожалению, не смогли восполнить безвременной утраты её второй половины. Кашниц очень одинока и несчастна. Места, описываемые мастером короткого слова, словно в голос кричат о горячо любимом муже («Die Häuser sind ganz klein, darübersteigt der Wald auf, noch darüber die Felsen, das Haupt der Circe, im Schmerz zurückgeborgen und versteint» / «Дома совершенно маленькие, а над ними возвышается лес, а над лесом скалы, голова Цирцеи склонилась от боли и закаменела»). Побережье мыса Цирцеи было излюбленным местом отдыха четы Кашниц-Вайнберг и оно неслучайно упомянуто в контексте этой истории. Кашниц олицетворяет себя с мифической волшебницей Цирцеей, а своего супруга с Одиссеем, которым не удалось остаться вместе, несмотря на то, что Цирцея использовала ряд магических ритуалов, которые остались бессильными и Одиссей, в конце концов, покинул её. Даже волшебницам не всё под силу, она не может удержать своего возлюбленного, поскольку, «кто хочет уйти, тот уходит, …, кто должен умереть, то умирает» / «wer fort will, geht fort, …, und wer sterben muss, stirbt». Она называет себя «бедной, никчёмной волшебницей» («Armselige Zauberin, Nichtskӧnnerin»). По легенде Одиссей ушёл в Итаку и там погиб. Храбрый Одиссей погиб, но память о нём осталась, навеки запечатлена в природном ландшафте в виде утёса, который напоминал автору о печальной легенде и её собственном супруге.

Кашниц в своих воспоминаниях часто сама себя упрекала за то, что всё своё внимание она направляла на супруга, ревнуя его к другим женщинам, а дочке уделялось недостаточно внимания, но именно дочь в этом рассказе является тем связующим звеном между ней и её мужем, которое заставляет её жить дальше. Да, она всё ещё носит траур по мужу («meine schwarzen Kleider», «schwarze Strümpfe, schwarze Schuhe» / «мои чёрные платья, чёрные чулки, чёрные туфли»), но мысль о Констанце даёт ей некоторые силы и она оставляет мысль о самоубийстве, которое запланировала на 18 июня, сделав запись в дневнике со словами: «Trinken, Ertrinken, Orfeo» / «напиться, захлебнуться (утонуть), Орфей». Дневниковые заметки были зашифрованы мифологическими мотивами. Новеллистка умело вплетает в своё повествование не только трансцендентность, которая позволяет посмотреть на ситуацию с другой точки зрения, откинув свой собственный опыт и чувства, но и трансгредиентность, способную перенести мысли главной героини в иную бытийную плоскость, на что указывает отсылка к мифологическим мотивам, которые повествуют о нежной и верной любви [4].

История любви Орфея и Эвридики описывается в мифологии как последовательность трагических событий о вечной любви, где разлука смертью временна, поскольку она не сможет длиться долго, любящие сердца смогут воссоединиться и больше не расстанутся никогда.

Фигура Орфея часто используется для акцентуализации экзистенциальных мотивов: любовь, творчество, одиночество, взросление, потеря близких людей. Произведение «Однажды в полдень, в середине июня» видится нам как экзистенциальное, нацеленное на осознание проблем и нахождение верного пути для гармоничного существования [3].

Кашниц, как и Орфей, тоже хотела совершить самоубийство для того чтобы поскорее оказаться со своим супругом, но игра дочери на флейте остановила её от принятия столь поспешного и необдуманного решения. («diese geheimnissvolle Flӧtenstimme, dieser Ruf des Lebens, der mich übers Wasser reißt und über dem Wasser halt» / «этот таинственный звук флейты, этот крик жизни, что вытаскивает меня из воды и держит над ней»). Несмотря на потерю мужа, жизнь не бессмысленна, как ей казалось раньше, она не одинока, есть Констанца, которая является не только частичкой её собственной плоти и крови, но и её умершего супруга.

Мысли о дочери заставили её отказаться от самоубийства и упоминание о дочери заставило смириться и уйти прочь чужестранку –(«warum die Frau, die mich tot gesagt hat, schließlich fort gegangen ist?» / «почему женщина, которая объявила меня мёртвой, в конце концов ушла?». «Jemand hat von Ihrer Tochter gesprochen. Da hat sie es aufgegeben und ist fort» / «Кто-то упомянул о вашей дочери. Тогда она сдалась и ушла»).

Можно предположить, что чужестранка олицетворяла в данном рассказе смерть, которой пришлось отступить, так как у писательницы было ради кого жить, у неё была дочь, которая показывает трепетное отношение и заботу о матери, которую автор не замечала, пока не овдовела.

Заключение

Кашниц умело пользуется мифологическими мотивами, более пристальный анализ которых даёт читателю возможность глубже понять внутренний мир главных героев рассказа, их переживания, мысли, стремления. Многие переломные моменты в жизни действующих лиц позволяют пересмотреть кризисные ситуации, найти в себе внутренние силы и продолжать жить дальше, обретая новые ценности и смыслы, принимая ситуацию и определяя своё достойное место в ней.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Яцевич О. Е. Эвфемистические мотивы в рассказе М.Л. Кашниц «Призраки» / О.Е. Яцевич, В.В.Юдашкина, А.Н. Соколов // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Гуманитарные науки. – 2021. – №04/2. – С. 205– 207 DOI 10.37882/2223-2982.2021.04-2.41
  2. Яцевич О.Е. Мотивы инициации в произведении М.Л. Кашниц «Das Dicke Kind» / О.Е. Яцевич, В.В. Юдашкина, А.Н. Соколов // Глобальный научный потенциал. – 2021. – № 5(122). – С. 170-175.
  3. Гуревич Р.В. Проза Марии Луизы Кашниц / Р.В.Гуревич // Известия Смоленского государственного университета. – 2012.– №2 (18). – С. 155-161.
  4. Кудинова В. И. Поле бытийности в прозе М. Л. Кашнитц / В.И. Кудинова // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. – 2010.– №2. [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/pole-bytiynosti-v-proze-m-l-kashnitts (дата обращения: 04.06.2021).
  5. Петешова О. В. Специфика языковой репрезентации картины мира диариста-профессионального писателя / О.В. Петешова // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Филология, педагогика, психология. – 2009. – №2. [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/spetsifika-yazykovoy-reprezentatsii-kartiny-mira-diarista-professionalnogo-pisatelya (дата обращения: 04.06.2021).
  6. Ефименко Е.А. Особенности организации пространства в немецкой малой прозе второй половины ХХ век / Е.А. Ефименко // Вестник Московского государственного лингвистического университета. Гуманитарные науки. – 2017. – №6(777). [Электронный ресурс]. URL: https://clck.ru/Wikof (дата обращения: 04.06.2021).
  7. Иванченко Т. А. Исследование языковых средств, выражающих неопределенную референцию лица, в художественном тексте / Т.А. Иванченко, А.М. Ариас // Ученые записки Санкт-Петербургского университета технологий управления и экономики. – 2016. – №1 (53). [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/issledovanie-yazykovyh-sredstv-vyrazhayuschih-neopredelennuyu-referentsiyu-litsa-v-hudozhestvennom-tekste (дата обращения: 04.06.2021).
  8. Кузьмина Е. С. Читаем и обсуждаем современную немецкую прозу: Учебно-методическое пособие по домашнему чтению и развитию навыков устной речи: уровни B2-C1 / Е. С. Кузьмина. – Москва: Российский университет дружбы народов (РУДН). – 2019. – 57 с. – ISBN 9785209096139.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Iatsevich O. E. Evfemisticheskie motivy v rasskaze M.L. Kashnic «Prizraki» [Euphemistic motifs in the short story «Ghosts» by M.L. Kashnits] / O.E. Iatsevich, V.V. Iudashkina, A.N. Sokolov // Sovremennaya nauka: aktual’nye problem teorii i praktiki. Seriya: Gumanitarnye nauki [Magazine «Modern Science: Actual problems of Theory and Practice». Series «Humanities»]. – 2021. – №04/2. –P. 205– 207. DOI 10.37882/2223-2982.2021.04-2.41. [in Russian]
  2. Iatsevich O.E. Motivy iniciacii v proizvedenii M.L. Kashnic «Das Dicke Kind» [Motives of initiation in the work of M. L. Kashnits «Das dicke Kind»] / O.E. Iatsevich, V.V. Iudashkina, A.N. Sokolov // Global’nyj nauchnyj potencial [Global Scientific Potential]. – 2021. – № 5(122). – P. 170-175. [in Russian]
  3. Gurevich R.V. Proza Marii Luizy Kashnic [Prose by Maria Luisa Kashnitz] / R.V.Gurevich // Izvestiya Smolenskogo gosudarstvennogo universiteta [Izvestiya SmolGU]. – 2012. – №2 (18). – P. 155-161. [in Russian]
  4. Kudinova V. I. Pole bytijnosti v proze M. L. Kashnitc [The field of Being in prose by M. L. Kashnitz] [Electronic resource]/ V.I. Kudinova // Izvestiya TulGU. Gumanitarnye nauki [Proceedings of the Tula State University. Humanities]. – 2010. – №2. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/pole-bytiynosti-v-proze-m-l-kashnitts (accessed: 04.06.2021). [in Russian]
  5. Peteshova O. V. Specifika yazykovoj reprezentacii kartiny mira diarista -professional’nogo pisatelya [The specifics of the linguistic representation of the worldview of a diarist-a professional writer] [Electronic resource] / O.V. Peteshova // Vestnik Baltijskogo federal’nogo universiteta im. I. Kanta. Seriya: Filologiya, pedagogika, psihologiya [Bulletin of the Baltic Federal University named after I. Kant. Series: Philology, Pedagogy, psychology]. – 2009. – №2. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/spetsifika-yazykovoy-reprezentatsii-kartiny-mira-diarista-professionalnogo-pisatelya (accessed: 04.06.2021). [in Russian]
  6. Efimenko E.A. Osobennosti organizacii prostranstva v nemeckoj maloj proze vtoroj poloviny HKH vek [Features of the organization of space in German short prose of the second half of the twentieth century] [Electronic resource]/ E.A. Efimenko // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta. Gumanitarnye nauki [Bulletin of the Moscow State Linguistic University. Humanities.]. – 2017. – №6 (777). – URL: https://clck.ru/Wikof (accessed: 04.06.2021). [in Russian]
  7. Ivanchenko T. Issledovanie yazykovyh sredstv, vyrazhayushchih neopredelennuyu referenciyu lica, v hudozhestvennom tekste [The study of linguistic means that express an indefinite reference of a person in a literary text] [Electronic resource] / T.A. Ivanchenko, А.М. Arias // Uchenye zapiski Sankt-Peterburgskogo universiteta tekhnologij upravleniya i ekonomiki [Scientific Notes of the St. Petersburg University of Management Technologies and Economics]. – 2016. -№1 (53). – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/issledovanie-yazykovyh-sredstv-vyrazhayuschih-neopredelennuyu-referentsiyu-litsa-v-hudozhestvennom-tekste (accessed: 04.06.2021). [in Russian]
  8. Kuz’mina E. S. Chitaem i obsuzhdaem sovremennuju nemeckuju prozu: Uchebno-metodicheskoe posobie po domashnemu chteniju i razvitiju navykov ustnoj rechi: urovni B2-C1 [We read and discuss modern German prose: An educational and methodological guide for home reading and the development of oral speech skills: levels B2-C1] / E. S. Kuz’mina. – Moskva: Rossijskij universitet druzhby narodov (RUDN). – 2019. – 57 p. – ISBN 9785209096139.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.