Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.109.7.070

Скачать PDF ( ) Страницы: 16-22 Выпуск: № 7 (109) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Ватолина Т. Г. ДЕТЕКТИВ КАК МОДЕЛЬНАЯ КОММУНИКАТИВНАЯ ЛИЧНОСТЬ В ДЕТЕКТИВНОМ ДИСКУРСЕ / Т. Г. Ватолина, Э. А. Исмаилова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 7 (109) Часть 3. — С. 16—22. — URL: https://research-journal.org/languages/detektiv-kak-modelnaya-kommunikativnaya-lichnost-v-detektivnom-diskurse/ (дата обращения: 28.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.070
Ватолина Т. Г. ДЕТЕКТИВ КАК МОДЕЛЬНАЯ КОММУНИКАТИВНАЯ ЛИЧНОСТЬ В ДЕТЕКТИВНОМ ДИСКУРСЕ / Т. Г. Ватолина, Э. А. Исмаилова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 7 (109) Часть 3. — С. 16—22. doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.070

Импортировать


ДЕТЕКТИВ КАК МОДЕЛЬНАЯ КОММУНИКАТИВНАЯ ЛИЧНОСТЬ В ДЕТЕКТИВНОМ ДИСКУРСЕ

ДЕТЕКТИВ КАК МОДЕЛЬНАЯ КОММУНИКАТИВНАЯ ЛИЧНОСТЬ В ДЕТЕКТИВНОМ ДИСКУРСЕ

Научная статья

Ватолина Т.Г.1, *, Исмаилова Э.А.2

1, 2 Крымский инженерно-педагогический университет имени Февзи Якубова; Симферополь, Россия

* Корреспондирующий автор (bianka80[at]mail.ru)

Аннотация

Цель данной статьи – установить, что в англоязычном детективном дискурсе главный персонаж – Детектив – является модельной коммуникативной личностью, и что присвоение данной ролевой номинации исходит из его коммуникативной роли и интерперсонального взаимодействия с другими персонажами. На основе анализа интерперсональных коммуникативных отношений между конкретными персонажами детективных произведений с использованием методики абстрагирования выявлена обобщенная ролевая номинация, единый абстрактный концепт – Детектив, обозначающий его единую коммуникативную роль. Данный тип персонажа, абстрагированный до уровня концепта, указывающего на его единственно значимую для данного художественного мира личностную идентичность («быть детективом»), входит в наиболее глубинный персонажный уровень когнитивной модели детективного дискурса.

Ключевые слова: модельная коммуникативная личность, абстрагирование, персонаж, ролевая номинация, ролевой статус.

A DETECTIVE AS A MODEL COMMUNICATIVE PERSONALITY IN DETECTIVE DISCOURSE

Research article

Vatolina T.G.1, *, Ismailova E.A.2

1, 2 Fevzi Yakubov Crimean Engineering and Pedagogical University, Simferopol, Russia

* Corresponding author (bianka80[at]mail.ru)

Abstract

The purpose of this article is to establish that in the English-language detective discourse, the main character – a detective – is a model communicative personality and that the assignment of this role naming (nomination) comes from their communicative role and interpersonal interaction with other characters. Based on the analysis of interpersonal communicative relations between specific characters of detective literary works using the method of abstraction, the study identifies a generalized role naming, a single abstract concept – detective, denoting its single communicative role. This type of character, abstracted to the level of a concept indicating only their significant personal identity for this artistic world (“being a detective”), is included in the deepest character level of the cognitive model of the detective discourse.

Keywords: model communicative personality, abstraction, character, role naming, role status.

Когнитивное моделирование типов дискурса является одной из перспективных задач, стоящих перед когнитивной лингвистикой и теорией дискурса. Такое моделирование позволяет выявить смысловые закономерности, определяющие как наше мировосприятие, так и нашу коммуникативную практику. К числу недостаточно изученных проблем когнитивно-дискурсивной лингвистики относится моделирование жанров массовой художественной коммуникации, в частности, детективного дискурса.

Каждое англоязычное детективное произведение – это отдельный конкретный дискурс (роман или рассказ), тем не менее, он порождается не сингулярно, то есть не производится сам по себе, а создаётся по стандартной когнитивной модели, единой для всех детективных произведений. Нами выявлена формирующая структура, действие которой приводит к порождению детективного произведения и которой осознанно, а чаще неосознанно придерживаются все авторы, интуитивно подстраиваясь под когнитивную модель детективного жанра [1].

В рамках когнитивной модели детективного дискурса конкретные персонажи с их разными именами представлены как обобщённые модельные коммуникативные личности с помощью абстрагированных ролевых номинаций, отражающих их ролевое коммуникативное взаимодействие в художественном мире.

В качестве основания для такого абстрагирования мы использовали подходы к определению статуса персонажа в структурных исследованиях литературного текста, в частности, в концепциях В. Я. Проппа, А.-Ж. Греймаса, Ю. Кристевой [2], [3], [4], [5]. Абстрагированный персонаж в детективном произведении представляет собой класс всех персонажей (актант в терминах А.-Ж. Греймаса и Ю. Кристевой) как абстрактное понятие реализатора определённой функции действия (в терминах В. Я. Проппа). Такое абстрактное выражение функциональной сущности персонажа как вершителя действия выводится из корпуса классических детективных произведений на основе выявления выполняемых только ими действий. Персонажи создают отдельный детектив, а набор абстрагированных персонажей – детективный жанр. Таким образом, все детективы модифицируются в определённой точке, порождающей когнитивную модель. Такой точкой пересечения, на наш взгляд, и является абстрагированный персонаж, что позволяет рассматривать его как универсальный когнитивный элемент детективного дискурса, как смысл, получивший именование при прочтении детективного произведения (Детектив, Убийца, Помощник, Свидетель, Жертва), далее перекликающийся со всеми другими детективными произведениями и служащий когнитивной базой для целых систем конкретных персонажей.

Персонажи каждого отдельно взятого детективного произведения – это личности, у которых есть имена собственные. Эти персонажи разнятся от произведения к произведению, но классы абстрагированных персонажей, в которые они входят, остаются неизменными. Следовательно, в структурных терминах, изменения происходят на уровне нарративного означающего, на поверхности, а абстрагированные персонажи возвышаются над поверхностной структурой, выводятся из конкретных идентичностей персонажей и той роли, которую они выполняют в каждом конкретном детективном произведении. И, абстрагированные таким образом, обобщённые персонажи входят в глубинную когнитивную модель детективного дискурса.

Детектив представляет собой обобщённую абстракцию таких конкретных персонажей, как Sherlock Holmes, Hercule Poirot, Miss Marple, Father Brown, Henry Merrivale, Perry Mason, Philip Trent, Lady Frances (Frankie), Lord Peter Wimsey, John Reeder, Albert Campion и др. За редким исключением, персонажи, обозначаемые нами номинацией Детектив, являются серийными персонажами, встречающимися в целых циклах детективных произведений. Дискурсивная идентификация этих персонажей может быть либо прямой, либо непрямой. Прямая идентификация осуществляется посредством их собственного дискурса, например:

(Holmes): Well, I have a trade of my own. I suppose I am the only one in the world. I’m a consulting detective, if you can understand what that is. Here in London we have lots of Government detectives and lots of private ones. When these fellows are at fault they come to me, and I manage to put them on the right scent. They lay all the evidence before me, and I am generally able, by the help of my knowledge of the history of crime, to set them straight [6, P. 28];

(Munro): I wanted your advice, sir. I don’t know what to do and my whole life seems to have gone to pieces.

(Holmes): You wish to employ me as a consulting detective?

(Munro): Not that only. I want your opinion as a judicious man – as a man of the world. I want to know what I ought to do next. I hope to God you’ll be able to tell me [7, P. 368];

(Holmes): I am no official agent. I understand that it was your daughter who required my presence here, and I am acting in her interests [8, p. 106];

(Poirot): I am a private detective [9, P. 11];

(Trent): I am Hawkshaw the detective [10, P. 124];

(Wimsey): I am investigating the matter privately [11, P. 69];

(Trevor): I don’t know how you manage this, Mr. Holmes, but it seems to me that all the detectives of fact and of fancy would be children in your hands [12, P. 396].

В приведённых примерах Детектив сам прямо указывает на свой ролевой статус (I’m a consulting detective, I am a private detective, I am Hawkshaw the detective (Hawkshaw – a detective. Origin: early 20th century: from the name of a detective in the play «The Ticket-of-Leave Man» by Tom Taylor (1817-80), English dramatist [13]), I am investigating the matter privately), в лингвистических терминах, идентифицируя себя посредством номинации detective, употребляя соответствующий названной роли предикат investigate и уточняя специфику осуществляемой им деятельности при помощи дескрипций consulting и private. Кроме того, Детектив дискурсивно моделирует себя как единственного в своём роде когнитивно компетентного профессионала (I am the only one in the world), обладающего необходимой когнитивной компетенцией (by the help of my knowledge of the history of crime) оказывать помощь и давать советы менее компетентным или когнитивно некомпетентным персонажам (I manage to put them on the right scent, I am generally able to set them straight), – профессионала, в чьих услугах нуждается мир (When these fellows are at fault they come to me). Когнитивная компетенция Детектива подтверждается в дискурсе других персонажей, идентифицирующих его как человека рационального, обладающего незаурядными знаниями и опытом (a judicious man, a man of the world), профессионала вне конкуренции, по сравнению с которым другие детективы – просто дети (all the detectives of fact and of fancy would be children in your hands). Именно к нему когнитивно некомпетентные персонажи обращаются за советом и помощью (I wanted your advice, I don’t know what to do, I want your opinion, I want to know what I ought to do next) ещё и потому, что Детектив позиционирует себя как лицо неофициальное, не связанное с полицией, как личность, которая всегда действует в интересах обратившейся к ней стороны и оправдывает оказанное ей доверие (I am no official agent, it was your daughter who required my presence here, and I am acting in her interests; I am investigating the matter privately, in the interests of one of the parties).

Следует отметить, что роль Детектива дискурсивно идентифицируется в противопоставлении институциональной роли полицейского. Ср. следующие примеры, в которых подчёркивается частный характер деятельности Детектива:

(Mary Drower): Then you’re not – anything to do with the police, sir?

(Poirot): I am a private detective [9, P. 11];

(Crimplesham): Are you yourself connected with the police?

(Wimsey): Not officially. I am investigating the matter privately, in the interests of one of the parties [11, P. 69];

(Sergeant Holcomb): You’ve always been against the police.

(Mason): On the contrary. I’ve helped solve quite a few murder cases [14, P. 35];

(Inspector Holford): Still, we’ve never had an outsider – I mean, so to speak, a private detective – in this office before
[15, P. 4].

В первых двух примерах собеседники, в первую очередь, выясняют профессиональный статус Детектива, так как для многих персонажей связь Детектива с полицией рассматривается как нежелательная, не вызывающая доверия, что в лингвистическом плане проявляется в употреблении вопросительных предложений уточняющего характера (Then you’re not – anything to do with the police, sir? Are you yourself connected with the police?). Недоверие выражается в использовании неопределённого местоимения anything и возвратного местоимения yourself. В двух последних примерах в дискурсе персонажей-представителей полиции эксплицируется негативное отношение к характеру деятельности Детектива. Детектив идентифицируется как «противник», что на лингвистическом уровне проявляется в использовании предлога against (You’ve always been against the police), и как «чужой», что выражается в употреблении номинации outsider в оппозиции к номинации a private detective (we’ve never had an outsider – I mean, so to speak, a private detective – in this office before).

Для лингвистического определения идентичности Детектива также важна фигура Другого, который, обращаясь к Детективу, сообщает ему самому и всем окружающим, какую роль он приписывает ему в данной ситуации. Таким образом, в основе коммуникативного взаимодействия с Детективом лежит имеющееся у Другого знание о его идентичности.

Другой, с которым общается Детектив, чаще всего является Помощником или Свидетелем. Иногда это может быть Убийца, но он, как правило, затерян среди других персонажей вплоть до момента его идентификации Детективом. Часто в качестве Другого выступает нарративный субъект. В некоторых произведениях позиция нарративного субъекта совпадает с позицией абстрагированного персонажа Помощника или Убийцы. Например, в детективах А. Конан Дойла и А. Кристи доктор Ватсон и капитан Гастингс являются самостоятельными персонажами и в то же время занимают позицию нарративного субъекта, от чьего лица ведётся повествование; в романе А. Кристи «The Murder of Roger Ackroyd» позицию нарративного субъекта занимает Убийца доктор Шепард. Но нарративный субъект может занимать и нейтральную позицию, когда повествование ведётся от третьего лица, не представленного ни одним из персонажей. В частности, в дискурсе Другого (Помощника, Свидетеля или нарративного субъекта) Детектив идентифицируется по выполняемой им роли, причём в большинстве случаев её дискурсивная актуализация осуществляется при помощи таких номинаций, как detective, private detective, private sleuth, amateur of crime, resolver of mysteries, unraveller of knots, Sherlock (Sherlock – person who investigates mysteries or shows great perceptiveness. Origin: early 20th centry: from Sherlock, an extremely perceptive private detective in stories by Sir Arthur Conan Doyle [13]):

 (Inspector Holford): Glad to know you, Mr. Reeder. I haven’t had the pleasure of meeting you before, but I’ve heard a lot about you. You’ve been doing Bank of England work, haven’t you? Well, this job is different, though I’m told that you are one of the best informed men in London, and if that is the case this will be easy work. Still, we’ve never had an outsider – I mean, so to speak, a private detective – in this office before, and naturally the Yard is a bit – [15, P. 4];

(Hastings): This is M. Hercule Poirot.

(Megan Barnard): I’ve heard of you. You’re the fashionable private sleuth, aren’t you? [9, P. 26];

Hercule Poirot – A methodical moustashed little Belgian, the detective had faith in the «gray cells» that would, eventually, lead him to the killer [16, P. VII];

(Poirot): That, too, is my watchword. Method, order, and the little grey cells. The little grey cells of the brain [9, P. 65].

(Flora Ackroyd): Why, he’s Hercule Poirot – the private detective. They say he’s done the most wonderful things – just like detectives do in books [9, P. 62].

(Hastings): As a detective, his flair had been extraordinary, and he had achieved triumphs by unravelling some of the most baffling cases of the day [17, P. 15];

(Hastings): You remember my speaking of my friend Poirot? The Belgian who is here? He has been a most famous detective. I want you to let me call him in – to investigate this matter [17, P. 24];

(Wicks): What ever brings such a distinguished amateur of crime on our sober doorstep? [11, P. 70];

(Narrator): The lady’s maid, with her large brown eyes, had taken favourable notice of Trent from a window when he had crossed the lawn, and had been hoping desperately that the resolver of mysteries (whose reputation was as great below-stairs as elsewhere) would send for her [10, P. 66];

(Narrator): In his own apologetic way Mr. Albert Campion was a celebrated figure. In his time he had performed a number of services for a great many causes. He was a negotiator and an unraveller of knots [18, P. 13];

(Frankie): The thing is – what to do next. It seems to me we’ve got three angles of attack.

(Bobby): Go on, Sherlock [19, P. 46].

Следует отметить, что указанные ролевые номинации часто сопровождаются оценочной дескрипцией, иногда в превосходной степени (fashionable, most famous, distinguished), прямым дискурсивным признанием Детектива известной личностью (I’ve heard a lot about you; They say he’s done the most wonderful things; Mr. Albert Campion was a celebrated figure), что предполагает присоединение к ролевому статусу детектива статуса известной личности, имеющей соответствующую репутацию в разных кругах общества (whose reputation was as great below-stairs as elsewhere). Кроме того, Детектив в дискурсе других персонажей моделируется как личность, обладающая самой полной информацией (you are one of the best informed men in London), выдающимся интеллектом и незаурядным талантом, с помощью которых Детектив проясняет самые неразрешимые ситуации (the detective had faith in the «gray cells», his flair had been extraordinary) и в результате добивается успеха (he had achieved triumphs by unravelling some of the most baffling cases of the day). Именно указанные ролевые качества и характеристики Детектива являются для других персонажей ключевыми, когда они решают прибегнуть к услугам Детектива:

(Openshaw): I have heard of you, Mr. Holmes. I heard from Major Prendergast how you saved him in the Tankerville Club scandal. He said that you could solve anything.

(Holmes): He said too much.

(Openshaw): That you are never beaten.

(Holmes): I have been beaten four times – three times by men, and once by a woman.

(Openshaw): But what is that compared with the number of your successes?

(Holmes): It is true that I have been generally successful. I am the last court of appeal [20, P. 113-114].

В приведённом примере, в терминах принятой нами концепции, наблюдается совместная прямая идентификация Детектива как известной личности (I have heard of you, I heard from Major Prendergast), как успешного профессионала (you are never beaten; what is that compared with the number of your successes; I have been generally successful), как когнитивно компетентного персонажа (you saved him; you could solve anything; I am the last court of appeal).

В некоторых случаях прямая идентификация персонажа как Детектива достигается путём противопоставления ролевых статусов, например:

(Commander): Sir Henry Merrivale, I ask you straight. I’m no detective. It’s out of my line. Will you take over?
[21, P. 103].

В рассматриваемой ситуации командир корабля Фрэнк Мэтьюз, обращаясь к Детективу Сэру Генри Меривейлу, дискурсивно идентифицирует последнего как Детектива на основе противопоставления выполняемых ими ролей. Он позиционирует себя как персонажа, не обладающего соответствующим опытом и компетенцией и, следовательно, не способного выполнять роль Детектива (I’m no detective. It’s out of my line), а Генри Меривейл идентифицируется как персонаж, способный исполнить предлагаемую роль (Will you take over?).

В других детективных произведениях преобладает непрямая дискурсивная идентификация Детектива, которая выражается в отсутствии конкретных ролевых номинаций типа detective, sleuth, resolver of mysteries, amateur of crime и т.п. как в дискурсе персонажа, обозначаемого номинацией Детектив, так и в дискурсе других персонажей – Помощника, Свидетеля, Убийцы.

Так, в рассказах Г.К. Честертона об отце Брауне данный персонаж идентифицируется как Детектив через представление его в дискурсе других персонажей как человека известного всем своей репутацией (Everybody knows your great reputation), обладающего огромным опытом, знающего, как нужно действовать, к которому, следовательно, можно обратиться за советом (You have a lot of experience; what would you do about it; what would you advise). Его когнитивная компетенция не вызывает сомнений (Father Brown knows) и признаётся даже персонажем Уилтоном, который впоследствии будет идентифицирован как Убийца (you’re very smart, there’s something more to you than smartness). Именно в дискурсе Убийцы отец Браун идентифицируется как Детектив, вызывающий доверие и желание говорить ему правду (you’re the sort of man to whom one wants to tell the truth):

(Wain): Everybody knows your great reputation [22, P. 9].

(Fiennes): Well, what would you do about it? You have a lot of experience, what would you advise now? [23, P. 55];

(Miss Darnaway): But who murdered him?

(Payne): I do not know, but Father Brown knows [24, P. 99];

(Wilton): Father Brown, you’re very smart, but there’s something more to you than smartness. Somehow you’re the sort of man to whom one wants to tell the truth [22, P. 16].

В романах А. Кристи о мисс Марпл идентичность данного персонажа как Детектива также устанавливается в дискурсе других персонажей. Так же, как и в случае с отцом Брауном, отсутствует прямая идентификация. Ролевой статус мисс Марпл как Детектива представлен через её коммуникативное взаимодействие с другими персонажами, именно к ней обращаются как к знающему и опытному человеку с просьбой осуществить деятельность Детектива (and I want you find out just exactly what’s the matter). Когнитивная компетенция и интеллектуальные способности мисс Марпл объясняются на бытовом уровне её интуицией и верой в худшее (you’ve got a nose for that sort of thing, you always believe the worst):

(Ruth): There is such a thing as evil – and I want you, Jane, to go down there right away and find out just exactly what’s the matter.

(Marple): Me? Why me?

(Ruth): Because you’ve got a nose for that sort of thing. You always had. You’ve always been a sweet innocent-looking creature, Jane, and all the time underneath nothing has ever surprised you, you always believe the worst [25, P. 13].

Идентичность мисс Марпл как Детектива устанавливается также на основе противопоставления её внешнего вида (a sweet innocent-looking creature) и манеры разговора (nobody would think you had any brains in your head to hear your usual line of talk) её интеллекту. Внешний вид мисс Марпл вызывает настолько ошибочное мнение, что Убийца, мистер Сероколд, воспринимает её лишь как милую пожилую леди (a very nice elderly lady) и просит её присмотреть за его женой (to act as Watch dog), которую якобы хотят отравить. На несоответствие внешности и возраста мисс Марпл её интеллектуальным способностям (She’s old, but she’s sharp, you’re a bit more than that) указывают другие персонажи, в дискурсе которых, в лингвистических терминах, она моделируется именно как когнитивно компетентный, опытный Детектив при помощи соответствующей дескрипции qualified, используемой с интенсификатором well, идиомы old bird в сочетании с дескрипцией shrewd, выражений, акцентуирующих когнитивную компетенцию Детектива (you’ve got a logical mind; you’re being so clever). Также подчёркивается доминирование роли Детектива над возрастным социальным статусом при помощи идиомы (Crime is right down your street):

(Sergeant Lake): She’s old, but she’s sharp… [25, P. 85];

(Inspector Curry): So Mr. Serrocold has been asking you to act as Watch dog. Does Mr. Serrocold know just how well qualified you are for the post?

(Marple): I don’t quite understand, Inspector.

(Inspector Curry): I see. He thinks you’re just a very nice elderly lady who was at school with his wife. We know you’re a bit more than that, Miss Marple, aren’t you? Crime is right down your street. Let’s have the amateur point of view [25, P. 105];

(Inspector Curry): She’s a shrewd old bird [25, P. 136];

(Rafiel): I must say, though, that nobody would think you had any brains in your head to hear your usual line of talk. Actually, you’ve got a logical mind. Very few women have [26, P. 93];

(Marple): Well, I really think I could explain all that with a little imagination, though it would be simpler if you told me.

(Rafiel): I’m not going to tell you. You tell me, since you’re being so clever [26, P. 150].

Непрямая идентификация роли Детектива производится также посредством дискурсивной актуализации определённого набора выполняемых данным персонажем действий, связанных с процессом расследования и раскрытия преступления, предикатами ментальной деятельности и предикатами действия, или их дериватами. Например, адвокат Пери Мейсон, в терминах принятой нами концепции, дискурсивно моделирует себя именно как Детектива, актуализируя свою идентичность предикатами ментальной деятельности (convince, reach conclusion, figure), при помощи которых излагается в логический последовательности цепь интеллектуальных действий, и предикатом действия (set out to find):

 (Mason): I never take a case unless I’m convinced my client was uncapable of committing the crime charged. Once I’ve reached that conclusion, I figure there must be some discrepancy between the evidence and the conclusions the police have drawn from the evidence. I set out to find them.

(Della): You sound as though you were more of a detective than a lawyer [14, P. 10].

Идентичность Пери Мейсона как Детектива подтверждается далее в ответной реплике его Помощника, секретаря Деллы Стрит, которая знает, что входит в круг действий Детектива, поэтому она делает правильный вывод о реальном ролевом статусе Пери Мейсона (You sound as though you were more of a detective than a lawyer).

Ролевой статус Детектива, является типизированным, так как в дискурсе всех персонажей и, в том числе и самого Детектива, очерчивается круг действий, относящихся к процессу расследования и типичных именно для данной роли:

(Watson): I had no keener pleasure than in following Holmes in his professional investigations, and in admiring the rapid deductions, as swift as intuitions, and yet always founded on a logical basis with which he unravelled the problems which were submitted to him [27, P. 190];

(Sabin): I’ve followed your career with a great deal of interest, Mr. Mason. I think you have exceptional legal ability and an uncanny deductive skill.

(Mason): Thanks. If I’m going to be of any value to you, Mr. Sabin, I’ll want an absolutely free hand. I want to be free to do just as I please in the matter. In other words I want to clear up the crime in my own way [14, P. 19-20];

(Lathrop): I know what I’d do, if I were in your place. I’d put it up to Sir Henry Merrivale. I’ve never met him, but I hear he’s the real goods at untangling impossibilities [21, P. 68-69];

(Trent): I should prefer to put it that I have come down in the character of avenger of blood, to hunt down the guilty, and vindicate the honour of society. That is my line of business [10, P. 19].

В данных примерах наблюдается явная типизация ролевого статуса Детектива как деятеля, осуществляющего типичную для его роли деятельность – расследование преступления (professional investigations), которое другие, когнитивно некомпетентные, персонажи воспринимают как распутывание сложной, или в их понимании неразрешимой, проблемы (unravel the problem, untangle impossibility). Решение проблемы (раскрытие преступления) достигается, во-первых, за счёт интеллектуальной деятельности, которая оценивается как основанная на типичном для роли Детектива дедуктивном методе и в дискурсе обозначается соответствующими лексическими единицами (deductions, deductive skill). Ментальные действия, производимые Детективом, оцениваются как быстрые (rapid, as swift as intuitions) и даже сверхъестественные (uncanny), но всегда основанные на логике (always founded on a logical basis). Во-вторых, решение проблемы достигается путём осуществления Детективом действий, входящих в его личный когнитивный сценарий расследования и раскрытия преступления. Модельная коммуникативная личность Детектива заявляет другим персонажам о своём праве на полную свободу действий в процессе расследования (I want to be free to do just as I please in the matter), о наличии собственного сценария раскрытия преступления (I want to clear up the crime in my own way; That is my line of business) и даже сообщает об отдельных этапах этого сценария (to hunt down the guilty; vindicate the honour of society).

При установлении идентичности Детектива важная роль отводится также показу персонажей, обозначаемых данной номинацией, в свете их индивидуальности, то есть присущих только им личностных качеств, привычек. Так, к личностным качествам Шерлока Холмса относятся полное невежество в одних областях знания и настолько же полные познания в других, например, знание юриспруденции, к привычкам – умение играть на скрипке, систематические занятия спортом, пристрастие к кокаину и табаку, что подтверждается в дискурсе доктора Ватсона:

(Watson): Yes. It was a singular document. Philosophy, astronomy, and politics were marked at zero, I remember. Botany variable, geology profound as regards the mud-stains from any region within fifty miles of town, chemistry eccentric, anatomy unsystematic, sensational literature and crime records unique, violin-player, boxer, swordsman, lawyer, and self-poisoner by cocaine and tobacco. Those, I think, were the main points of my analysis [20, P. 125].

У Эркюля Пуаро индивидуальным личностным качеством является почти патологическое стремление к аккуратности в одежде:

(Hastings): The neatness of his attire was almost incredible. A speck of dust would have caused him more pain than a bullet wound [17, P. 15];

(Poirot): Vous prouvez trop d’émotion, Hastings. It affects your hands and your wits. Is that a way to fold a coat? And regard what you have done to my pyjamas. If the hairwash breaks what will befall them? [9, p. 35];

Индивидуальным качеством мисс Марпл, её пристрастием является вязание, которое выступает её отличительной характеристикой:

(Rafiel): Don’t start knitting again, I can’t stand it. I hate women knitting [26, P. 85];

(Marple): I shan’t talk. You just lie quiet and rest. I’ll get on with my knitting [26, P. 132].

У лорда Питера Уимзи в качестве индивидуального отличительного признака выступает коллекционирование редких книг:

(Wimsey): I want you to attend the sale for me. Don’t lose time – I don’t want to miss the Folio Dante nor the de Voragine – here you are – see? «Golden Legend» – Wynkyn de Worde, 1493 – got that? – and, I say, make a special effort for the Caxton folio of the «Four Sons of Aymon» – it’s the 1489 folio and unique [11, P. 11].

У Филипа Трента индивидуальным качеством является увлечение живописью:

(Narrator): A painter and the son of a painter, Philip Trent had while yet in his twenties achieved some reputation within the world of English art. Moreover, his pictures sold [10, P. 33-34].

Однако дискурсивная атрибуция Детективу индивидуальных личностных качеств не входит в общую когнитивную модель детективного дискурса и остаётся индивидуальной особенностью каждого конкретного произведения, компонентом его поверхностной структуры.

Полученные нами результаты показывают, что как прямая, так и непрямая идентификация персонажей, обозначаемых нами номинацией Детектив, осуществляется через их коммуникативное представление, во-первых, как личностей, обладающих соответствующими их деятельности знаниями и опытом, интеллектуальными способностями и особенностями, во-вторых, как деятелей, выполняющих определённые действия, направленные на раскрытие преступления, и использующих конкретные методы в процессе расследования, в-третьих, как индивидуальностей, обладающих присущими только им личностными качествами и характеристиками. Выявленная идентичность персонажей как деятелей, осуществляющих одинаковый набор действий в ходе расследования преступления в различных детективных произведениях, позволяет сделать вывод о наличии общего для этих персонажей ролевого статуса, обозначенного номинацией Детектив. Кроме того, интерперсональные коммуникативные отношения Детектива с другими персонажами устанавливаются исходя из имеющихся у них знаний о его идентичности и ролевом статусе. Таким образом, можно сделать вывод о том, что Детектив является модельной коммуникативной личностью, так как в коммуникативных практиках персонажей детективного дискурса и, в том числе, персонажей, обозначенных номинацией Детектив, выражается абстрактное представление о Детективе как о деятеле, в виде абстрагированного сочетания его личностных характеристик и выполняемых им действий при расследовании и раскрытии преступления.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Ватолина Т.Г. Когнитивная модель детективного дискурса (на материале англоязычных детективных произведений XIX–XX вв.) : дис. … канд. филол. наук : 10.02.04 : защищена 24.11.2011 : утв. 18.10.2012 / Ватолина Татьяна Геннадьевна. – Иркутск: ИГЛУ, 2011. – 209 с.
  2. Греймас А.-Ж. Семиотика. Объяснительный словарь теории языка / А.-Ж. Греймас, Ж. Курте // Семиотика. – М. : Радуга, 1983. – С. 483-557.
  3. Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки / В. Я. Пропп. – Л. : ЛГУ, 1986. – 386 с.
  4. Пропп В. Я. Морфология сказки / В. Я. Пропп. – М. : Изд-во Лабиринт, 2003. – 144 с.
  5. Кристева Ю. Избранные труды : Разрушение поэтики / Ю. Кристева. – М. : «РОССПЭН», 2004. – 656 с.
  6. Doyle A. C. A Study in Scarlet / A. C. Doyle. – Oxford : Oxford University Press, 1999. – 200 p.
  7. Doyle A. C. The Yellow Face / A. C. Doyle // The Adventures and Memoirs of Sherlock Holmes. – New York : Random House, 1978a. – P. 365-386.
  8. Doyle A. C. The Boscombe Valley Mystery / A. C. Doyle // The Adventures and Memoirs of Sherlock Holmes. – New York : Random House, 1978b. – P. 81-109.
  9. Christie A. The A.B.C. Murders / A. Christie. – New York : HarperCollins, 2003. – 100 p.
  10. Bentley E. C. Trent’s Last Case / E. C. Bentley. – San Diego : House of Stratus, 2008. – 240 p.
  11. Sayers D. Whose Body? / D. Sayers. – New York : Wildside Press, 2009. – 156 p.
  12. Doyle A. C. The «Gloria Scott» / A. C. Doyle // The Adventures and Memoirs of Sherlock Holmes. – New York : Random House, 1978c. – P. 387-418.
  13. Abby Lingvo 3. – Abby Software Ltd. – 2008. – Вып. 14.0.0.715.
  14. Gardner E. S. The Case of the Perjured Parrot / E. S. Gardner. – М. : Iris-press, 2002. – 384 p.
  15. Wallace E. The Poetical Policeman / E. Wallace // The Mind of Mr. J. G. Reeder. – San Diego : House of Stratus, 2008. – P. 1-16.
  16. Christie A. The Murder of Roger Ackroyd / A. Christie. – New York : Pocket Books, 1971. – 198 p.
  17. Christie A. The Mysteriuos Affair at Styles / A. Christie. – New York : Bantam Books, 1965. – 154 p.
  18. Allingham M. Cargo of Eagles / M. Allingham. – London : Penguin Books Ltd., 1969. – 207 p.
  19. Christie A. Why Didn’t They Ask Evans? / A. Christie. – М. : LLC “Astrel Publishing House”: LLC “AST Publishing House”, 2004. – 182 p.
  20. Doyle A. C. Five Orange Pips / A. C. Doyle // The Adventures and Memoirs of Sherlock Holmes. – New York : Random House, 1978d. – P. 111-133.
  21. Dickson C. Nine and Death Makes Ten / C. Dickson. – New York : Pocket Books, 1946. – 186 p.
  22. Chesterton, G. K. The Arrow of Heaven / G. K. Chesterton // The Adventures of Father Brown / Comp. N. A. Samuelyan. – М. : Manager Publishing House, 2001a. – P. 4-39.
  23. Chesterton G. K. The Oracle of the Dog / G. K. Chesterton // The Adventures of Father Brown / Comp. N. A. Samuelyan. – М. : Manager Publishing House, 2001b. – P. 40-70.
  24. Chesterton G. K. The Doom of the Darnaways / G. K. Chesterton // The Adventures of Father Brown / Comp. N. A. Samuelyan. – М. : Manager Publishing House, 2001c. – P. 71-105.
  25. Christie A. They Do it with Mirrors / A. Christie. – London : Pan Books Ltd., 1971b. – 187 p.
  26. Christie A. A Caribbean Mystery / A. Christie. – London : Fontana Books, 1966. – 158 p.
  27. Doyle A. C. The Adventure of the Speckled Band / A. C. Doyle // The Adventures and Memoirs of Sherlock Holmes. – New York : Random House, 1978e. – P. 189-219.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Vatolina T.G. Kognitivnaja model detektivnogo diskursa (na materiale angloyazychnykh detektivnykh proizvedenij XIX–XX vv.) [The cognitive model of detective discourse (based on the material of English detective fiction of XIX–XX centuries)] : dis. … of PhD in Phylology : 10.02.04 : defense of the thesis 24.11.2011 : approved : 18.10.2012 / Vatolina Tatiana Gennad’evna. – Irkutsk : ISLU, 2011. – 209 p. [in Russian]
  2. Greimas A.-J. Semiotika. Objasnitelny slovar teorii yazyka (Semiotics. A language theory explanatory dictionary) / A.-J. Greimas, J. Kurte // Semiotics. – M. : Raduga, 1983. – P. 483-557. [in Russian]
  3. Propp V. J. Istoricheskije korni volshebnoj skazki [The historical origin of a fairy tale] / V.J Propp. – L. : LSU, 1986. – 386 p. [in Russian]
  4. Propp V. J. Morfologija skazki [The morphology of a fairy tale] / V.J. Propp. – М. : Labirint, 2003. – 144 p. [in Russian]
  5. Kristeva J. Izbrannyje trudy : Razrushenije poetiki [Selected works : The destruction of Poetics] / J. Kristeva. – M. : «ROSSPEN», 2004. – 656 p. [in Russian]
  6. Doyle A. C. A Study in Scarlet / A. C. Doyle. – Oxford : Oxford University Press, 1999. – 200 p.
  7. Doyle A. C. The Yellow Face / A. C. Doyle // The Adventures and Memoirs of Sherlock Holmes. – New York : Random House, 1978a. – P. 365-386.
  8. Doyle A. C. The Boscombe Valley Mystery / A. C. Doyle // The Adventures and Memoirs of Sherlock Holmes. – New York : Random House, 1978b. – P. 81-109.
  9. Christie A. The A.B.C. Murders / A. Christie. – New York : HarperCollins, 2003. – 100 p.
  10. Bentley E. C. Trent’s Last Case / E. C. Bentley. – San Diego : House of Stratus, 2008. – 240 p.
  11. Sayers D. Whose Body? / D. Sayers. – New York : Wildside Press, 2009. – 156 p.
  12. Doyle A. C. The «Gloria Scott» / A. C. Doyle // The Adventures and Memoirs of Sherlock Holmes. – New York : Random House, 1978c. – P. 387-418.
  13. Abby Lingvo 3. – Abby Software Ltd. – 2008. – Вып. 14.0.0.715.
  14. Gardner E. S. The Case of the Perjured Parrot / E. S. Gardner. – М. : Iris-press, 2002. – 384 p.
  15. Wallace E. The Poetical Policeman / E. Wallace // The Mind of Mr. J. G. Reeder. – San Diego : House of Stratus, 2008. – P. 1-16.
  16. Christie A. The Murder of Roger Ackroyd / A. Christie. – New York : Pocket Books, 1971. – 198 p.
  17. Christie A. The Mysteriuos Affair at Styles / A. Christie. – New York : Bantam Books, 1965. – 154 p.
  18. Allingham M. Cargo of Eagles / M. Allingham. – London : Penguin Books Ltd., 1969. – 207 p.
  19. Christie A. Why Didn’t They Ask Evans? / A. Christie. – М. : LLC “Astrel Publishing House”: LLC “AST Publishing House”, 2004. – 182 p.
  20. Doyle A. C. Five Orange Pips / A. C. Doyle // The Adventures and Memoirs of Sherlock Holmes. – New York : Random House, 1978d. – P. 111-133.
  21. Dickson C. Nine and Death Makes Ten / C. Dickson. – New York : Pocket Books, 1946. – 186 p.
  22. Chesterton, G. K. The Arrow of Heaven / G. K. Chesterton // The Adventures of Father Brown / Comp. N. A. Samuelyan. – М. : Manager Publishing House, 2001a. – P. 4-39.
  23. Chesterton G. K. The Oracle of the Dog / G. K. Chesterton // The Ad-ventures of Father Brown / Comp. N. A. Samuelyan. – М. : Manager Publishing House, 2001b. – P. 40-70.
  24. Chesterton G. K. The Doom of the Darnaways / G. K. Chesterton // The Adventures of Father Brown / Comp. N. A. Samuelyan. – М. : Manager Publishing House, 2001c. – P. 71-105.
  25. Christie A. They Do it with Mirrors / A. Christie. – London : Pan Books Ltd., 1971b. – 187 p.
  26. Christie A. A Caribbean Mystery / A. Christie. – London : Fontana Books, 1966. – 158 p.
  27. Doyle A. C. The Adventure of the Speckled Band / A. C. Doyle // The Adventures and Memoirs of Sherlock Holmes. – New York : Random House, 1978e. – P. 189-219.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.