Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.107.5.101

Скачать PDF ( ) Страницы: 185-187 Выпуск: № 5 (107) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Савельева Е. Б. ДЕЙКТИЧЕСКИЕ И АНАФОРИЧЕСКИЕ РЕПРЕЗЕНТАНТЫ АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО ПОВЕСТВОВАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ) / Е. Б. Савельева, Е. Г. Котова, А. В. Леонтьева и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 5 (107) Часть 3. — С. 185—187. — URL: https://research-journal.org/languages/dejkticheskie-i-anaforicheskie-reprezentanty-avtobiograficheskogo-povestvovaniya-na-primere-francuzskoj-literatury/ (дата обращения: 22.06.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.107.5.101
Савельева Е. Б. ДЕЙКТИЧЕСКИЕ И АНАФОРИЧЕСКИЕ РЕПРЕЗЕНТАНТЫ АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО ПОВЕСТВОВАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ) / Е. Б. Савельева, Е. Г. Котова, А. В. Леонтьева и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 5 (107) Часть 3. — С. 185—187. doi: 10.23670/IRJ.2021.107.5.101

Импортировать


ДЕЙКТИЧЕСКИЕ И АНАФОРИЧЕСКИЕ РЕПРЕЗЕНТАНТЫ АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО ПОВЕСТВОВАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ)

ДЕЙКТИЧЕСКИЕ И АНАФОРИЧЕСКИЕ РЕПРЕЗЕНТАНТЫ АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО ПОВЕСТВОВАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ)

Научная статья

Савельева Е.Б.1, *, Котова Е.Г.2, Леонтьева А.В.3, Юсупова Т.Г.4

1 ORCID: 0000-0002-5278-9408;

2 ORCID: 0000-0002-5950-0320;

3.ORCID: 0000-0003-3378-1192;

4 ORCID: 0000-0001-8897-6582;

1, 2, 4 Государственный гуманитарно-технологический университет, Орехово-Зуево, Россия;

3.Московский городской педагогический университет, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (lenaandrei2007[at]rambler.ru)

Аннотация

В данной статье представлена точка зрения на функционирование дейктических и анафорических репрезентантов – главных участников автобиографического повествования. Является очевидным, что любой текст можно разложить на составляющие, поскольку он имеет свою структуру. На приведенных из французской художественной литературы примерах демонстрируется указательный потенциал дейктиков 1 и 2 лица единственного числа и анафорических местоимений 3 лица. Выступая в роли субститутов адресанта и адресата текстового пространства произведений автобиографической направленности, данные маркированные единицы, благодаря своим функциональным возможностям способны полноценно встраиваться в референтные отношения и отражать авторские интенции.

Ключевые слова: адресант, адресат, текст, автобиографическое повествование, дейктические и анафорические репрезентанты, субститут.

DEICTIC AND ANAPHORIC REPRESENTATIONS OF AUTOBIOGRAPHICAL NARRATIVE
(BASED ON FRENCH LITERATURE)

Research article

Savelyeva E.B.1, *, Kotova E.G.2, Leontyeva A.V.3, Yusupova T.G.4

1 ORCID: 0000-0002-5278-9408;

2 ORCID: 0000-0002-5950-0320;

3.ORCID:0000-0003-3378-1192;

4 ORCID: 0000-0001-8897-6582;

1, 2, 4 State University of Humanities and Technology, Orekhovo-Zuyevo, Russia;

3 Moscow City University, Moscow, Russia

* Corresponding author (lenaandrei2007[at]rambler.ru)

Abstract

The article presents a perspective on the functioning of deictic and anaphoric representatives, which are the main elements of the autobiographical narrative. It is obvious that any text can be broken down into its components since it has its own structure. The examples from French fiction demonstrate the designative potential of the deictics of the 1st and 2nd person singular and the anaphoric 3rd person pronouns. Acting as substitutes for the addresser and addressee of the textual environment of autobiographical works, these marked units are able to fully integrate into the reference relations and reflect the author’s intentions due to their functional capabilities.

Keywords: addresser, addressee, text, autobiographical narrative, deictic and anaphoric representations, substitute.

В лингвистической науке последних десятилетий достаточно регулярно появляются теоретические работы, посвященные дейксису и анафоре, ее грамматическому виду. Явления референции, в которых обнаруживаются дейктические и анафорические отношения в целом, и роль наиболее распространенных репрезентантов адресанта и адресата в частности стали предметом исследования французских ученых О. Дюкро, К. Кербра-Орекьони, Ж. Клебера, Ж.-К. Мильнера, продолживших популяризацию идей К. Бюлера, О. Есперсена, Ц. Тодорова, Б. Фрадена. Отечественное языкознание в лице известных представителей Е.М. Вольф, В.Г. Гака, Е.В. Падучевой, Е.А. Реферовской, Р.О. Якобсона и других также уделило большое внимание изучению их функциональных возможностей и механизма употребления.

Анализ повествовательной структуры субъективированного текста, то есть дискурсивного пространства с учётом субъекта речи – адресанта и ее объекта – адресата, на сегодняшний день – одна из наиболее дискуссионных и изучаемых лингвистических проблем, особенно, если речь идет об описании языковых средств, используемых для создания, понимания и интерпретации образа автора (или адресанта). К числу наиболее употребляемым указательным маркерам, способам обозначения авторского присутствия в тексте относят дейксис, транслируемый через личное местоимение я / je, то есть Я-дейксис.

Так, например, в своей монографии «Язык и знак в прагматизме» В.В. Кирющенко пишет: «…указательность имеет всеобъемлющий, тотальный характер. Присутствие автора текста, главного субъекта указывания, собственно грамматически обозначено в самом тексте; т.е. автор текста является не смысловым, а непременным «грамматическим персонажем» текста, тем самым наглухо замыкая индексальную структуру произведения»
[9, C.137].

Например:

J’élude. Je passe au large. À la rigueur je dis « mon père », « ma mère », c’est moins intime , moins douloureux, ça passe mieux. <…> (личное местоимение первого лица единственного числа). Anny Duperey «Le Voile noir» [10, C. 46].

Случаи включения дейктических маркеров я, ты / jemoi, tu в структуру распространенного предложения традиционны: они исходят, как от самого адресанта, так и адресата, указывающего на автора.

Например:

<…> C’est pas la même chose. Avec moi surtout!… Si tu n’es pas plus affectueux, plus raisonnable, plus travailleur et surtout plus reconnaissant… Si tu ne te rends pas mieux compte… Si tu ne tentes pas de nous soulager davantage… Dans l’existence… Dans la vie si difficile… Y a une raison, Ferdinand, et moi je vais te la dire tout de suite, moi, ta mère… Je me la comprends moi comme une femme… (Личное местоимение первого лица единственного числа, личное местоимение второго лица единственного числа, прямое и косвенное дополнения первого и второго лица, ударная форма местоимения первого лица единственного числа). Céline «Mort à crédit» [10, C. 73].

Перейдем к репрезентативным возможностям употребления местоимений 3-го лица в качестве анафорических отсылок в текстах автобиографической направленности.

Прежде всего, обратимся к интерпретации термина анафора / анафорический известного словаря О.С. Ахмановой. В нем говорится, что данная фигура речи стоит из повтора чего-либо в зависимости от ее вида: лексического (слово), синтаксического (грамматическая структура), фонетического (звук). Под термином анафорический понимается указание «на предшествующее слово или слова, отсылающие к ранее сказанному» [1, С. 47].

Даже, несмотря на утверждение выдающегося лингвиста Карла Бюлера о том, что «удельный вес анафоры в обычных прозаических текстах» порой различен [2, C. 362], можно определенно принять факт использования местоименной анафоры как явления языковой действительности, достаточно регулярно появляющейся в текстах произведений автобиографического жанра.

Руководствуясь методами анализа, наблюдения и обобщения, авторы провели выборку примеров их французской художественной литературы, в которой доминирует субъективированное повествование с целью подтвердить или опровергнуть данное положение, опираясь на теоретические позиции научных изысканий, в том числе наших дней [3], [4], [7], [8].

Понятие анафоры представляет собой отношение между языковыми формами слов, то есть когда в смысл одного выражения входит отсылка к другому, при этом её основное правило заключается в том, что и местоимение, как главный заменитель существительного, и само существительное исключают друг друга в одной и той же позиции. Адресация к предшествующему контексту, или к последующему – суть анафорических отношений. Свое грамматическое назначение и воспроизведение анафора получает лишь при наличии референтности с полнозначным словом: вступая в анафорическую связь, субститут приобретает значение заменяемого слова. Описываемый анафорический механизм характерен как для русского языка, так и французского.

При анализе ряда произведений франкоязычных авторов наиболее частотным вариантом является ретроспективный (предшествующий) план. Что касается проспективного (последующего) плана, а также случаев двунаправленной анафоры, которая раскрывается в обоих случаях, то выявить их удается только в больших описательных фрагментах, например:

Les classes m’ennuyèrent ; j’apprenais mes leçons, je faisais mes devoirs sans joie et je poussais avec indifférence la porte du cours Désir. C’était bien mon passé qui ressuscitait et pourtant je ne le reconnaissais pas : il avait perdu toutes ses couleurs ; mes journées n’avaient plus de goût. Tout m’était donné, et mais mains restaient vides. Je marchais sur le boulevard Raspail à côté de maman et je me demandai soudain avec angoisse : « Qu’arrive-t-il ? Est-ce que cela ma vie ? N’était-ce que cela ? Est-ce que cela continuera ainsi, toujours ? » (личные местоимения, притяжательные детерминативы, косвенные местоимения дополнения первого лица, указательные местоимения, относительные местоимения) Simone de Beauvoir «Mémoires d’une jeune fille rangée» [10, C. 58].

Известно, что анафорические репрезентанты адресанта / автора, следуя распространённой классификации анафорических отношений, делятся на два основных типа: эксплицитную (прямую) анафору и имплицитную (косвенную). Остановимся на первом типе. Он включает в себя три группы анафорических выражений: местоимённую, именную и наречную группы.

Местоименная анафора это самый распространенный случай референтных отношений в системе указания.

Рассмотрим это положение на следующих примерах:

(1) L’homme élégant est descendu de la limousine, il fume une cigarette anglaise. Il regarde la jeune au feutre d’homme et aux chaussures d’or. Il vient vers elle C’est visible, il est intimidé. Il ne sourit pas tout d’abord. <…> (личные местоимения третьего лица единственного числа мужского и женского рода) Margueritte Duras «Lamant» [10, C. 103].

Или:

(2) «Oh! lui, il aimera toujours le travail.» (личное местоимение третьего лица и ударная форма местоимения). André Gide «La Porte étroite» [11, C. 57].

Приведенные примеры анафорических местоименных репрезентантов свидетельствуют, что они являются важными элементами текстового пространства и подчеркивают его целостность.

Связь местоименных элементов анафорической природы со всей структурой текста обнаруживается при использовании ударной формы местоимения третьего лица единственного числа мужского рода, притяжательных детерминативов единственного числа первого лица и относительных местоимений, например:

C’est « pour mon bien », comme tout ce qu’on fait ici, qu’on s’efforce d’introduire dans mon esprit ce qui est exactement à sa mesure, prévu exprès pour lui… . Nathalie Sarraute «Enfance» [10, C. 53].

Итак, дейктические маркеры, je, tu и анафорические местоимения il, elle, ils, elles используются для замещения подлежащего, выраженного именем существительным или именем собственным. Их функционирование в качестве репрезентантов адресанта или адресата автобиографического повествования в произведениях французских авторов подтверждает положение о том, что они выполняют свое прямое назначение субституции на лексико-синтаксическом уровне. Что касается анафорических местоименных репрезентантов, то их употребление, по выражению К. Бюлера, зависит от автора, у которого «… в одном и том же произведении наблюдаются необыкновенно сильные колебания в употреблении анафор» [2, C. 362]. При этом они остаются достаточно сложным семантико-прагматическим явлением, изучение которых является актуальной задачей романистики наших дней.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов / О.С. Ахманова. Изд. 5-е. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. – 576 с.
  2. Бюлер К. Теория языка. Репрезентативная функция языка: / К. Бюлер ; Пер. с нем. – М.: Издательская группа «Прогресс», 2000. – 528 с.
  3. Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. Морфология / В.Г. Гак. М.: Высшая школа, 1986. – 311 с.
  4. Костюшкина Г.М. Современные направления во французской лингвистике / Г.М. Костюшкина. Изд. 3-е, испр. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 304 с.
  5. Кубрякова Е.С. Части речи в ономасиологическом освещении / Е.С. Кубрякова. Изд. 2-е. – М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 120 с.
  6. Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью / Е.В. Падучева. М.: Наука, 1985. – 271 с.
  7. Référovskaïa E. Essai de grammaire française. Cours théorique / E. Référovskaïa, A. Vassiliéva. –Léningrade : Prosvéchénïé, 1973. – 430 p.
  8. Рыжова Л.П. Французская прагматика / Л.П. Рыжова. – М.: КомКнига, 2007. – 240 с.
  9. Кирющенко В.В. Язык и знак в прагматизме / В.В. Кирющенко. – СПб: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге. 2008. – 199 с.
  10. Priscille M. L’autobiographie / M. Priscille. – Paris: Hatier, 2003. – 160 p.
  11. Gide A. La Porte étroite, extraits sélectionnés par J. Mallion et H. Baudin / A. Gide. – Paris: Bordas, 1972. – 159 p.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Akhmanova O. S. Slovar’ lingvisticheskikh terminov. [Dictionary of Linguistic Terms]. 5th Edition / O. S. Akhmanova.-M.: Book House “LIBROKOM”, 2010. – 576 p. [in Russian]
  2. Buhler K. Teorija jazyka. Reprezentativnaja funkcija jazyka [Theory of Language. The Representative Function of Language] / K. Buhler; Translation from German-M.: Publishing house “Progress”, 2000. – 528 p. [in Russian]
  3. Gak V. G. Teoreticheskaja grammatika francuzskogo jazyka. Morfologija [Theoretical Grammar of the French Language. Morphology] / V. G. Gak. Moscow: Vysshaya shkola, 1986 – 311 p. [in Russian]
  4. Kostyushkina G. M. Sovremennye napravlenija vo francuzskojj lingvistike [Modern Trends in French Linguistics. 3rd Edition] / G. M. Kostyushkina, Revised. – M.: Book House “LIBROKOM”, 2009. – 304 p. [in Russian]
  5. Kubryakova E. S. Chasti rechi v onomasiologicheskom osveshhenii. [Parts of Speech in Onomasiological Illumination. Second Edition] / E. S. Kubryakova.-M.: Publishing house LKI, 2008. – 120 p. [in Russian]
  6. Paducheva E. V. Vyskazyvanie i ego sootnesennost’ s dejjstvitel’nost’ju [The Utterance and Its Relation to Reality] / E. V. Paducheva. Moscow: Nauka, 1985. – 271 p. [in Russian]
  7. Référovskaïa E. Essai de grammaire française. Cours théorique [French grammar essay. Theoretical course] / E. Référovskaïa, A. Vassiliéva. –Léningrade : Prosvéchénïé, 1973. – 430 p. [in French]
  8. Ryzhova L. P. Francuzskaja pragmatika [French pragmatics] / L. P. Ryzhova. – M.: KomKniga, 2007. – 240 p.
  9. Kiryushchenko V. V. Jazyk i znak v pragmatizme [Language and sign in pragmatism] / V. V. Kiryushchenko. – St. Petersburg: Publishing House of the European University in St. Petersburg. 2008. – 199 p.
  10. Priscille M. L’autobiographie [The autobiography] / M. Priscille. – Paris: Hatier, 2003. – 160 p. [in French]
  11. Gide A. La Porte étroite, extraits sélectionnés par J. Mallion et H. Baudin [The Narrow Door, selected excerpts by J. Mallion and H. Baudin]. – Paris: Bordas, 1972. – 159 p. [in French]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.