Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.55.065

Скачать PDF ( ) Страницы: 79-82 Выпуск: № 01 (55) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Ермолаева Е. В. АНГЛИЙСКИЕ КАУЗАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ С ФРАЗОВЫМИ ГЛАГОЛАМИРАЗНЫХ ГРУПП / Е. В. Ермолаева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 3. — С. 79—82. — URL: https://research-journal.org/languages/anglijskie-kauzativnye-konstrukcii-s-frazovymi-glagolamiraznyx-grupp/ (дата обращения: 21.03.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.55.065
Ермолаева Е. В. АНГЛИЙСКИЕ КАУЗАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ С ФРАЗОВЫМИ ГЛАГОЛАМИРАЗНЫХ ГРУПП / Е. В. Ермолаева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 3. — С. 79—82. doi: 10.23670/IRJ.2017.55.065

Импортировать


АНГЛИЙСКИЕ КАУЗАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ С ФРАЗОВЫМИ ГЛАГОЛАМИРАЗНЫХ ГРУПП

Ермолаева Е.В.

ORCID: 0000-0003-4751-7448, преподаватель, аспирант,

Иркутский государственный университет

АНГЛИЙСКИЕ КАУЗАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ С ФРАЗОВЫМИ ГЛАГОЛАМИРАЗНЫХ ГРУПП

Аннотация

В статье анализируется употребление каузативных конструкций, включающих фразовые глаголы с пространственно-направительными послелогами (на примере глаголов gesture и whistle) и используемых для описания каузативных ситуаций, в которых наблюдается действие, направленное на изменение пространственного положения объекта данного действия, и уточняются пространственные отношения участников ситуации; также определяется место, занимаемое фразовыми глаголами с глагольными компонентами (в частности, gesture и whistle) в системе каузативных глаголов.

Ключевые слова: каузативность, каузативная конструкция, каузирующий субъект;  каузируемый субъект.

Ermolaeva E.V.

ORCID: 0000-0003-4751-7448, teacher, postgraduate student,

Irkutsk State University

ENGLISH CAUSATIVE CONSTRUCTIONS WITH PHRASAL VERBS OF DIFFERENT GROUPS

Abstract

The article focuses on the analysis of the use of causative constructions which include phrasal verbs with spatial adverbs of direction and mark causative situations indicating spatial relations of their participants and specifying actions aimed at changing spatial location of one of these participants (the object ofthe action). The place of such phrasal verbs in the system of causative verbs is also revealed.

Keywords: causativity, causative construction, causative subject, causative object.

Причинно-следственные отношения в системе языка в течение длительного времени являются объектом изучения лингвистов. Исследованиям в этой области посвящены работы таких учёных как Дж. Лакофф, Е. Е. Корди, Г. Г. Сильницкий, С. Д. Кацнельсон, А. А. Холодович, Н. Д. Арутюнова, Л. М. Ковалева, Л. Г. Дюндик, С. В. Шустова и др.

В рамках теории каузации, изучающей причинно-следственные отношения, рассматриваются такие понятия, как каузативность и каузальность, где под каузальностью понимается причинение через обусловленность, в то время как каузативность рассматривается как выражение в системе языка отношений причинения, то есть причинение через побуждение [8, С. 3]. Существуют также различные взгляды относительно участников каузативных ситуаций. Так, например, первоначально каузативность ассоциируется с личностным, активным субъектом, то есть лицом, которое совершает целенаправленное действие по отношению к объекту каузации, чем напрямую или опосредованно вызывает определённые изменения в признаках этого объекта. Такая точка зрения, в частности, встречается в работах Т. Б. Алисовой [1, С. 54-65]. В исследованиях С. Д. Кацнельсона говорится о взаимодействующих партнёрах, один из которых воздействует на другого с целью добиться выполнения определённого действия. Желаемое действие выполняется объектом каузации (далее каузируемый субъект), при этом субъект каузации (личностный актант) рассматривается как первопричина события [5, С. 85]. В дальнейшем, ряд исследователей под субъектом и объектом каузации стали понимать события, связанные причинно-следственными отношениями [6, с. 77].

При всём разнообразии подходов, традиционно именно структура агентивного предложения считается прототипической и выражается в виде конструкции N1VN2, где N1и N2 – агенс (субъект) и пациенс (объект) действия, выраженного переходным глаголом V и направленного на изменение состояния объекта воздействия. Дж. Лакофф и М. Джонсон, поддерживая идею о том, что каузация является базовой категорией человеческого мышления, выделили 12 основных черт прототипического случая прямой каузации, среди которых: есть единственный специфический агенс и единственный специфический пациенс; агенс имеет цель изменить физическое состояние пациенса, имеет некий план; для достижения задуманного касается пациенса сам или при помощи инструмента; агенс успешно выполняет план; изменение в пациенсе различимо [13, С. 69-72].

Вышеуказанные черты, однако, характеризуют идеальную ситуацию, которой в действительности, как отмечает, например, Л. М. Ковалева, «не соответствует никакая языковая структура» [6, С. 82]. В реальности встречаются менее прототипические каузативные конструкции. Так, описывая каузацию действия, Г. А. Золотова говорит о возможности построения трёх- и четырёхступенчатой каузативной конструкции (встречается в предложениях, в которых употребляются выделительные слова, обособления) и, кроме того, описывает такие виды каузативных конструкций как произвольная (каузатор действия в этом случае представляет собой лицо, действие которого произвольно и целенаправленно) и непроизвольная (место каузатора занимает имя отвлечённого понятия, как, например, недоброжелательство хозяйки, которое заставляет гостей покинуть дом, или ухудшение погоды, заставляющее людей вернуться обратно), положительная / прямая (каузатор делает так, чтобы определённые отношения были) и отрицательная / обратная (каузатор делает так, чтобы отношений не было) [6, С. 278-291].

В конце ХХ – начале ХХI вв. изучение каузатива и каузативных конструкций продолжает привлекать внимание лингвистов. При этом авторы работ придерживаются как классических принципов определения каузатива (например, М. Штокер относит к каузативным ситуации, где нет сомнения в выполнении объектом каузациитребеуемого от него действия [16, С. 7]), так и менее строгих: например, каузирующее и каузируемое события могут быть не агентивными, а также не обязательно связанными с волей/намерением того или иного лица. В частности, в работе С. К. Вороновой рассматриваются глаголы каузации мнения (convince, assure, persuade и др.); значения этих глаголов обладают такими признаками, как признак каузации (в словарных дефинициях это выражается компонентами cause, make, give и др.) и признак каузируемого состояния мнения (передаётся при помощи глаголов think, believe и др.). В соответствии с типом оценки, глаголы каузации мнения делятся на 3 подгруппы: 1) выражающие алетическую оценку; 2) выражающие деонтическую оценку; 3) выражающие аксиологическую оценку[3, С. 6-8].

Каузативные ситуации с глаголами движения, ставшие объектами современных исследований (в частности, работа С. В. Тищенко), также могут отличаться от прототипической каузативной ситуации. Например, в случаях, когда каузация движения реализуетсяся при помощи конструкций с глаголами речи (ask, order, summon и др.), психологического воздействия (frighten, scare и др.), которые не предполагают непосредственного физического контакта каузатора с каузируемым субъектом, а также при помощи «конструкций с предикатами движения (walk, run, jump и др.), в семантике которых отсутствует каузативная составляющая; актуализация директивной каузативности осуществляется в них путём включения каузативного компонента в смысл высказывания через контекст конструкции» [7, С. 3].

А. Стефанович и С. Грайс, анализируя отношения между словами и грамматическими структурами, выделяют каузативную конструкцию с into (intocausative): Schröder attempted to bounce Blair into supporting his nominee [12, С. 234].

Структуры с инфинитивом также привлекают внимание современных исследователей. Так, А. М. Аматов описывает структуры, передающие каузативное и побудительно-волитивное значение в предложениях типа: John caused Bill to leave; Tom told Susan to stay; I want you to go [2, С. 4]. При этом позиция инфинитива может заниматься существительными, прилагательными или причастиями, но такие каузативные конструкции находятся на периферии исследования. Автор также уделяет внимание влиянию контекста на семантику сложных каузативных предикатов [2, С 121].

С. В. Шустова рассматривает функциональные свойства каузативных глаголов, высказывает мнение, что формально функционально-семантическое поле каузативности неограниченно, так как соотносится и пересекается с другими функционально-семантическими полями (таксиса, персональности, темпоральности и т. д.), что подразумевает многообразие средств выражения функциональных вариантов категории каузативности. В своих исследованиях С. В. Шустова придерживается позиции С. Д. Кацнельсона касательно межличностного характера взаимодействия в каузативной ситуации, которая имеет динамический характер. Кроме того, С. В. Шустовой предлагается классификация типов каузации и разрядов глаголов, актуализирующих данные типы каузации (к ним относится, например, каузация передвижения, положения в пространстве, изменения признака и др.) [9, С. 207-209]

Фразовые глаголы английского языка, в частности, фразовые глаголы, обозначающие действие, направленное на изменение пространственного положения объекта данного действия, не являясь классическими прототипическими глаголами, также могут демонстрировать каузативное значение.

Субъект и объект каузации в ситуациях с указанными глаголами в основном являются личностными актантами, хотя в качестве субъекта каузации может оказаться и улыбка: her smile welcomed me in. Каузатор при этом имеет цель заставить объект совершить желаемое действие: т. е. изменить положение в пространстве, однако воздействие происходит не при помощи физического контакта, а на расстоянии (welcome in/ charm in/ motion away/ wave down), результативность желаемого действия зачастую остаётся неясной. Например, в ситуациях she waved me down; <…> then firmly ordered him back toward the house; he motioned her away with his hand [11] субъекты каузации (she, he) посредством жеста, приказа заставляют объекты каузации (me, him, her) изменить своё пространственное положение, агенс и пациенс являются личностными актантами, наблюдается целенаправленное воздействие каузатора на объект каузации, однако воздействие происходит не при помощи физического контакта, а на расстоянии, и результативность каузируемого действия не очевидна.

Каузативная конструкция таких ситуаций также отличается от прототипической формулы и может быть представлена в виде N1VN2Adv, где N1 – субъект каузации, или каузирующий субъект, V – воздействие, осуществляемое субъектом каузации на объект с целью добиться от него исполнения определенного действия, N2 – объект каузации, или каузируемый субъект, Adv – пространственно-направительный послелог, характеризующий направление изменения положения объекта каузации.

Найденные и проанализированные примеры употребления исследуемых конструкций (примеры взяты из Корпуса современного американского английского (COCA) [11], а также Корпуса исторического американского английского (COHA) [10]) позволяют разделить встречающиеся в них глаголы на следующие группы: 1) глаголы, каузирующие перемещение посредством устного воздействия: речь/звуки (order, call, shout, hiss и др.); 2) глаголы физического действия (motion, beckon, bustle, gesture и др.); 3) глаголы, семантика которых подразумевает как физическое действие, так и речевой акт (например, welcome in может означать выражение радушия в устной форме или же приглашение войти посредством жеста, также возможен вариант одновременного осуществления этих действий); 4) глаголы, обозначающие другие способы воздействия (например, charm in).

Среди указанных глаголов преобладают глаголы речи (order back, call in, whistle и др.) и глаголы, обозначающие движения рук/ головы (welcome, point, wave, beckon и др.). Рассмотрим подробнее каузативные конструкции с глаголами gesture и whistle, представляющими данные группы.

Глагол gesture имеет значение: «to move your hand, arm, or head to tell someone something, or show them what you mean» [14]; «to call or direct with a movement of the body» [15, С. 549]. Данный глагол встречается как во фразово-предложных конструкциях (When Danjee gestured her inside the <…> doorway, she shrugged and went in), так и в исследуемых каузативных конструкциях с фразовыми глаголами. Из 85 примеров с данным глаголом, найденных в корпусе американского английского [11], 38 представляют интерес для исследования. К ним относятся такие каузативные конструкции как: He gestured her inside, then turned away; Gayle beckoned Greg silently <…> then gestured her along as well; <…>with a guard, who gestured her forward; He paused at the entrance <…> then finally gestured her in; Girnsolver opened another door, gestured him through; Penitewa gestured him back onto the sagging sofa <…>; <…> he said, gesturing her around and back down the stairs [11]. Разнообразие пространственно-направительных послелогов в представленных примерах говорит о продуктивном характере конструкций с данным глаголом.

Употребление глагола gesture в речи не даёт точного указания на то, чем именно был совершён жест: рукой или головой. В процессе получения информации реципиент сам вынужден «дорисовывать» картину события, основываясь на собственном опыте, представлении о мире и процессах, в нём происходящих. При этом в некоторых ситуациях с данным глаголом наблюдается уточнение, каким именно способом (при помощи каких инструментов) было совершено действие, что позволяет более детально представить процесс указания. Среди найденных и проанализированных примеров встречалось указание только на движение рукой. Так, в предложении She gestured me in with her drink [11] упоминается предмет, который в момент жестикуляции, очевидно, находился в руке, а в примере <…> one hand opened the door and the other gestured him in [11] речь идёт непосредственно о способе реализации каузирующего действия.

В примере The pilot gestured her away [11], то, чем именно был осуществлен жест, не указывается. При этом контекст позволяет нам предположить, что это было сделано рукой: в тексте вначале упоминается, что пилот вертолета спасательной службы пальцами показывает пострадавшим количество людей, которые могут разместиться в средстве, используемом для спасения, а затем он жестом сигнализирует остальным отойти от этого средства. Кроме того, в данном контексте также содержится информация о результативности каузируемого действия: не вошедшие в спасательное средство люди смотрели, как взлетает вертолёт, и затем сели в одну из подошедших лодок.

Ожидаемое действие, однако, не всегда или не сразу реализуется каузируемым субъектом, что также может быть понятно только из контекста. Последнее имеет отношение и к пространственному положению участников каузативной ситуации. В примере One of them gestured her inside with his gun [11] нет непосредственного указания на результат, только информация о наличии двух участников и двух действий (каузирующего: с уточнением, при помощи какого предмета оно было осуществлено, и каузируемого). Контекст объясняет остальные детали. Участники ситуации – это солдат (каузирующий субъект), находящийся на улице и наблюдающий за порядком, и девушка (каузируемый субъект), которая вначале находится внутри дома, а затем выходит на балкон, что запрещено в описываемой ситуации, при этом солдат пытается заставить её вернуться обратно внутрь дома жестом: указанием при помощи ружья. Однако ожидаемое действие не было выполнено: She pretended she hadnt seen him. Только дальнейшие действия солдата (окрик и уже не жест, а направленное ружьё) приводят к желаемому результату.

Глаголы, обозначающие жесты, достаточно легко можно представить в роли каузативных глаголов, так как жестикуляция используется, так или иначе, с целью воздействия на партнёра. Глаголы, обозначающие произнесение звуковили звукоподражательных слов, не так очевидно подходят для этой роли, однако также употребляются для выражения каузации изменения пространственного положения. Примером может послужить глагол whistle.

Глагол whistle имеет значение «to make a high clear sound by forcing air through a narrow hole formed by the lips to make music or as a signal to draw attention» [15, C. 1521] и в качестве глагольного компонента фразового глагола является достаточно актуальным и продуктивным, о чем свидетельствует широкий ряд послелогов, употребляемых в каузативных конструкциях с ним (in, out, off, up, down, back). В роли каузируемого субъекта в анализируемых примерах выступают одушевлённые объекты. Это могут быть как животные/птицы (The dog had sprung down from his perch and was sniffing around the bundles. Cleo whistled him back [10]; We flew the kestrel and the hunchback and the redwing in the same wise, with me summoning them off Corwyn’s fist, and Corwyn whistling them back for food [11]), так и люди: (A while before dusk my father would walk out on our dock and whistle me in for dinner [11]). Каузирующим субъектом при этом чаще всего является человек (she whistled him down to hand it to him in person [11]; Someone whistled them out when we came to the narrowest place [11]; Better get back to the car as quickly as you can, before Mr. Colbrith whistles us down to find out what has become of you [10]), хотя это также может быть и представитель животного мира, для которого свист является естественным способом общения (Mother bird mounts higher, and whistles him up where he can see better [10]).

Использование данного глагола для описания каузации перемещения позволяет сделать вывод о местоположении участников ситуации: они могут находиться как на небольшом, так и на довольно значительном расстоянии друг от друга, но при этом в пределах звуковой досягаемости: каузируемый субъект должен услышать свист (каузирующее действие), возможно, увидеть каузирующего субъекта с тем, чтобы лучше понять, какое действие требуется совершить, и адекватно ситуации отреагировать на воздействие. Осуществится ли каузируемое действие или будет иметь место сопротивление, понять, основываясь только на семантике глагола, невозможно. Прояснить ситуацию может только контекст: дополнительная информация внутри самого предложения, которое содержит каузативную конструкцию, или за его пределами.

Информация о реализации ожидаемого действия может и вовсе отсутствовать. Так, в ситуации I stayed in the taxi. They whistled me in. I said, «No, Im gonna wait here. Just come on» [11] мы имеем дело с сопротивлением каузируемого субъекта, ожидаемое перемещение не выполняется, о чем свидетельствует прямая речь, в которой приводятся слова отказа выполнить действие. Нежелание осуществлять каузируемое действие выражено также и в примере <…> you cant whistle me back and throw me over tomorrow [10], однако информация о том, будет ли преодолено сопротивление объекта каузации или нет, в контексте отсутствует. И, наоборот, в предложении I whistled him down from the corner and told him to wait on pain of death [11] вторая часть предложения содержит информацию, которая позволяет понять, что действие было осуществлено: выполнение действия «told him to wait» последовало за выполнением каузируемого события (каузируемый субъект переместился в требуемом направлении).

Помимо вышеперечисленных примеров, также возможны ситуации, в которых сам каузирующий субъект не уверен в успешности выполнения желаемого действия: «If it was a canarysaid Peewee, «I might possibly have whistled him down, but not near enough to catch him, I guess» [10].

Приведённые конструкции с исследуемыми каузативными глаголами соответствуют структуре N1VN2Adv: в них наблюдается наличие двух личностных актантов, целенаправленное действие, имеющее целью изменить пространственное положение каузируемых субъектов. Выполнение ожидаемого каузируемого действия при этом, правда, остаётся под вопросом или может быть понятным из контекста.

Таким образом, изучение ситуаций, выражающих причинно-следственные отношения, не теряет своей актуальности, а наблюдаемое разнообразие подходов в изучении каузативных конструкций и связей может быть объяснено тем фактом, что обозначаемая такими конструкциями ситуация во многом зависит от говорящего, интерпретирующего данную ситуацию с учётом особенностей своего опыта и сознания.

Список литературы / References

  1. Алисова Т. Б. Дополнительные отношения модуса и диктума / Т. Б. Алисова // Вопросы языкознания. – 1971. – № 1. – С. 54-65.
  2. Аматов А. М. Семантика и синтаксис сложных предикатов с каузативным и побудительно-волитивным значением: дис. … канд. филол. Наук: 10.02.04. – М., 2000. – 179 с.
  3. Воронова С. К. Семантика и синтаксис конструкций с глаголами каузации мнения в современном английском языке: автреф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.04. – СПб., 1991. – 16 с.
  4. Золотова Г. А. Очерк функционального синтаксиса русского языка – М.: Наука, 1973. – 353 с.
  5. Кацнельсон С. Д. Типология и речевое мышление – Л.: Наука, 1972. – 216 с.
  6. Ковалева Л. М. Английская грамматика: предложение и слово: монография. – Иркутск : ИГЛУ, 2008. – 397 с.
  7. Тищенко С. В. Контексты функционирования и когнитивно-семантические свойства конструкции каузации движения и результативной конструкции: на материале английского языка : автореферат дис. … кандидата филологических наук : 10.02.04 / Пятигор. гос. лингвист. ун-т. – Пятигорск, 2004. – 19 с.
  8. Шустова С. В. Функциональные свойства каузативных глаголов: динамический подход: монография. –2-е изд., испр. и доп. – Пермь: Пермский государственный университет, Прикамский социальный институт, 2010. – 248 с.
  9. Шустова С. В. Прототипические смысловые константы каузативной ситуации / С. В. Шустова // Историческая и социально-образовательная мысль. 2013. (6). – С. 207-210.
  10. Corpus of Historical American English [Электронный ресурс]. – URL : http://corpus.byu.edu/coha (Accessed: 23.09.2016).
  11. Corpus of Contemporary American [Электронный ресурс]. – URL :http://corpus.byu.edu/coca (Accessed: 25.09.2016).
  12. Gries St. Th., Stefanowitsch A. Covarying collexemes in the into-causative / St. Th. Gries, A. Stefanowitsch// Language, Culture, and Mind. – 2004. Stanford, CA: CSLI. – Pp. 225-236.
  13. Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live By. – Chicago: The University of Chicago Press, 1980. – 242 p.
  14. Longman Dictionary of Contemporary English Online [Электронный ресурс]. – URL: http://www.ldoceonline.com/dictionary/gesture (Accessed: 30.10.2016)
  15. Longman Dictionary of English Language and Culture. – LONGMAN, 1999. – 1568 p.
  16. The Causative in Middle and Modern English: dis. … Docktors der Philosophie. – Muttenz, 1990. – 352 S.

Список литературы на английском языке / References inEnglish

  1. Alisova T. B. Dopolnitel’nye otnoshenija modusa i diktuma [Complementory relation of modus and dictum] / T. B. Alisova// Voprosy jazykoznanija. [Problems of science of language] – 1971. – № 1. – S. 54-65. [in Russian]
  2. Amatov A. M. Semantika i sintaksis slozhnyh predikatov s kauzativnym i pobuditel’no-volitivnym znacheniem [Semantics and Syntax of Complex Predicates with Imperative-Voluntative Meaning]: dis. … kand. filol. Nauk: 10.02.04. – M., 2000. – 179 p. [in Russian]
  3. Voronova S. K. Semantika i sintaksis konstrukcij s glagolami kauzacii mnenija v sovremennom anglijskom jazyke [Semantics and Syntax of Constructions with the Verbs of Causation of Opinion in Modern English]: avtoref. dis. … kand. filol. nauk: 10.02.04. – SPb., 1991. – 16 p. [in Russian]
  4. Zolotova G. A. Ocherk funkcional’nogo sintaksisa russkogo jazyka [Study of Functional Syntax of the Russian Language] – M.: Nauka, 1973. – 353 p. [in Russian]
  5. Kacnel’son S. D. Tipologija i rechevoe myshlenie [Typology and Verbal Thinking] – L.: Nauka, 1972. – 216 p. [in Russian]
  6. Kovaleva L. M. Anglijskaja grammatika: predlozhenie i slovo: monografija [English Grammar: sentence and word: monograph]. – Irkutsk : IGLU, 2008. – 397 p. [in Russian]
  7. Tishhenko S. V Konteksty funkcionirovanija i kognitivno-semanticheskie svojstva konstrukcii kauzacii dvizhenija i rezul’tativnoj konstrukcii : Na material anglijskogo jazyka [Contexts of Functioning and Cognitive-Semantic Features of the Construction of Movement Causation and the Construction of Result] : avtoreferat dis. … kandidata filologicheskih nauk : 10.02.04 / Pjatigor. gos. lingvist. un-t. – Pjatigorsk, 2004. – 19 p. [in Russian]
  8. Shustova S. V. Funkcional’nye svojstva kauzativnyh glagolov: dinamicheskij podhod: monografija [Functional Character of Causative Verbs: Dinamic Approach: Monography]. –2-e izd.,ispr. idop. – Perm’: Permskij gosudarstvennyj universitet, Prikamskij social’nyj institut, 2010. – 248 p. [in Russian]
  9. Shustova S. V. Prototipicheskie smyslovye konstanty kauzativnoj situacii [Prototype Semantic Constants of Causative Situations] // Istoricheskaja i social’no-obrazovatel’naja mysl’ [Historic and Social-Educational Conception]. 2013; (6) : 207-210. [in Russian]
  10. Corpus of Historical American English [Electronic resource]. – URL :http://corpus.byu.edu/coha (Accessed: 23.09.2016).
  11. Corpus of Contemporary American [Electronic resource]. – URL :http://corpus.byu.edu/ (Accessed: 25.09.2016).
  12. Gries St. Th., Stefanowitsch A. Covarying collexemes in the into-causative / St. Th. Gries, A. Stefanowitsch // Language, Culture, and Mind. – 2004. Stanford, CA: CSLI. – pp. 225-236.
  13. Lakoff G, Johnson M. Metaphors We Live By. – Chicago: The University of Chicago Press, 1980. – 242 p.
  14. Longman Dictionary of Contemporary English Online [Electronic resource]. – URL: http://www.ldoceonline.com/dictionary/gesture (Accessed: 30.10.2016).
  15. Longman Dictionary of English Language and Culture. – LONGMAN, 1999. – 1568 p.
  16. Stocker M. The Causative in Middle and Modern English: dis. … Docktors der Philosophie. – Muttenz, 1990. – 352 S.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.