Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.86.8.029

Скачать PDF ( ) Страницы: 47-51 Выпуск: № 8 (86) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Дьяков А. И. «АНГЛИЦИЗМЫ» – НАИМЕНОВАНИЯ ЛИЦА / А. И. Дьяков // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 8 (86) Часть 2. — С. 47—51. — URL: https://research-journal.org/languages/anglicizmy-naimenovaniya-lica/ (дата обращения: 13.12.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2019.86.8.029
Дьяков А. И. «АНГЛИЦИЗМЫ» – НАИМЕНОВАНИЯ ЛИЦА / А. И. Дьяков // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 8 (86) Часть 2. — С. 47—51. doi: 10.23670/IRJ.2019.86.8.029

Импортировать


«АНГЛИЦИЗМЫ» – НАИМЕНОВАНИЯ ЛИЦА

«АНГЛИЦИЗМЫ» – НАИМЕНОВАНИЯ ЛИЦА

Научная статья

Дьяков А.И. *

АНООВО ЦРФ СибУПК, Новосибирск, Россия

* Корреспондирующий автор (anadyakov[at]yandex.ru)

Аннотация

Статья анализирует способы образования русских производных со значением лица на базе англицизмов, что является свидетельством высокой степени интеграции английских заимствований в русский язык. Выявлены наиболее продуктивные суффиксы со значением детскости, носителей мужского и женского пола, описаны функциональные особенности использования таких суффиксальных образований. Разграничены англицизмы, заимствованные с суффиксами, обозначающими субъект действия, и русские производные с аналогичным значением. Показано, как для восполнения нехватки английской родовой идентификации русский язык использует богатство своего морфемного состава. В статье отмечены случаи окказионального словообразования при помощи редко используемых суффиксальных и префиксальных морфем для передачи уважительного или пренебрежительного отношения к участнику речевого общения.

Ключевые слова: процесс заимствования, англицизм, словообразование, производное слово, суффиксация, прагматические функции, суффикс со значением лица.

ENGLISH LOAN WORDS DENOTING A PERSON

Research article

Dyakov A.I. *

Siberian University of Consumer Cooperation, Novosibirsk, Russia

* Corresponding author (anadyakov[at]yandex.ru)

Abstract

The article analyses methods of creating Russian derivatives denoting a person based on English loan words, which is evidence of a high degree of English borrowings integration into the Russian language. The article describes the most productive suffixes denoting childhood, males and females, as well as functional features of using such suffix formations. English loan words borrowed with suffixes denoting the subject of action and Russian derivatives with a similar meaning are distinguished. It is shown that in order to fill the lack of English generic identification, the Russian language uses the richness of its morphemic composition. In the article, cases of occasional word formation with the help of rarely used suffix and prefix morphemes to convey a respectful or dismissive attitude to a participant in verbal communication are indicated.

Keywords: process of borrowing, English loan words, word formation, derivative word, suffixation, pragmatic functions, suffix denoting the name of a person.

Заимствование иноязычных слов в русский язык – процесс закономерный и неизбежный. Л.П.Крысин рассматривает процесс языкового заимствования в неразрывной связи с культурными и иными контактами двух разных языковых обществ и как часть и результат таких контактов [1]. Особенностью современного процесса заимствования является большой импорт англицизмов в принимающий язык. Наш онлайновый “Словарь англицизмов русского языка” [2], являющийся результатом многолетнего труда по сбору и анализу английских заимствований, которые с разной степенью частотности функционируют в языке-рецепторе, отражает современную ситуацию в области англоязычного влияния на русский язык. В словарь включены не только узуальные англицизмы, но и редко употребляемые лексемы, обслуживающие узкопрофессиональные и жаргонные сферы языка. Введение заимствованного слова в словари – субъективный процесс. Основанный на предчувствии автора, на его интуиции [3].

 В энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона англицизм рассматривается как «особенность английского языка, перенесенная в другой язык» [4]. Ю.С. Сорокин подчеркивает, что заимствованное слово, помимо формального приспособления к нормам принимающего языка, должно подчиняться словообразовательным законам языка-реципиента [5]. М.А. Брейтер считает, что к полноценным заимствованием относятся только слова, имеющие четыре уровня освоенности: фонетико-графическую, морфологическую, семантическую и словообразовательную [6].

Под англицизмом мы понимаем слово или фразу, которые заимствованы из английского языка и адаптированы фонетически, графически, грамматически, морфологически, семантически и словообразовательно к нормам русского языка или сохранившие свой оригинальный облик (трансплантаты). Словообразовательная интеграция заимствованной единицы – свидетельство высокой степени ее ассимилированности в языке-реципиенте.

Большая часть собранных нами англицизмов – это лексемы, номинирующие предметы и явления разных сфер общественно-экономической жизни. Многочисленная их часть (около 15%) – слова, называющие субъект, инструмент действия, т.е. существительные-обозначения человека.

Следует различать англицизмы-номинации человека и русские дериваты на основе англицизмов, которые, по сути, являются русскими словами с английской корневой морфемой. Так, лексемы, номинирующие человека, абьюзер (abuser), агендер (agender), антисексист (antisexist), аппоголик (appoholic), апскертер (upskirter), апшифтер (upshifter), бандерлог (bunderlog), барефутер (barefooter) и другие представляют собой английские заимствования, так как фонемно-морфологический строй английского слова и его варианта в русской графемной оболочке совпадают. Принадлежность к англицизмам слова “бинджер” (binge eater – binge загул – eater тот, кто ест), обозначающего человека, страдающего запойным перееданием, расстройством пищевого поведения, остается дискуссионной. В английских словарях лексема “binger” имеет только сленговую дефиницию “наркоман. употребляющий крек”, поэтому, предположительно” это слово было образовано на русской почве, несмотря на морфемную схожесть “английского” суффикса -ер с “русским” аналогичным суффиксом.

В английском языке нет категории рода за исключением слов-маркеров, указывающих на биологический пол: би-бой, би-герл, бойфренд, герлфренд, бизнесвумен, бизнес-леди, бьюти-бой и др.

Для восполнения нехватки английской родовой идентификации русский язык использует богатство своего морфемного состава. Например, чтобы назвать женщину, занимающуюся беллидансом (танцем живота), русский язык добавляет к англицизму беллидансер (belly dancer) суффикс женского рода: “Беллидансерши знают, как трудно устоять на месте и не дрыгать животом“. Получившееся слово не является англицизмом, так как приняло русскую словообразовательную морфему и, следовательно, “превратилось” в русское слово.

Несклоняемые англицизмы имеют нулевой потенциал образования русских слов-номинантов лица в русском языке: бадди, бобо, минди и др. Можно предположить появление слов-композитов с русскими родовыми словами-маркерами типа бадди-девушка. Низким словообразовательным потенциалом существительных со значением лица на базе англицизмов обладают редко употребляемые, “экзотические” англицизмы, например, наименования людей, принадлежащих к какому-либо племени или народности (ассинибойн, баннок, бушмен), они не образуют русские производные со значением женского рода и невзрослости.

Изначально русские производные от англицизмов можно подразделить на две группы: мотивирующими являются собирательные существительные; модифицирующими – название лица.

Суффиксальные существительные, мотивированные англицизмами и называющие лицо, подразделяются на три группы согласно их семантической наполняемости: 1) существительные со значением детскости, невзрослости; 2) существительные, обозначающие лиц мужского пола и 3) существительные, обозначающие лиц женского пола. Внутри этих трех групп можно провести классификацию лексем по разным видам деятельности, и по наличию в их содержании субъективно-оценочного значения. Отметим, что наименования лиц женского пола обычно мотивированы существительными со значением «мужской пол».

Первая группа дериватов малочисленная. Несмотря на экспансию экспрессивных деминутивов в русском языке [7], образование существительных со значением детскости, невзрослости на базе англицизмов наблюдается, в основном, в молодежном жаргоне. Следовательно, такие производные являются существительными стилистической модификации, то есть употребляются в разговорной речи и образуются на русской почве с помощью суффиксов с субъективно-оценочным значением [8]. Отмечены случаи употребления в русской речи таких слов, как герленыш, герлица (ср. русск.: горлица, где суф. –иц имеет диффузную семантику: и название птицы, и эмоц.-оц.), герлуха, герлушка (girl – девочка), а также бэбик, бэбенок, пипленок и чилдренок (baby – ребенок; people – люди; children – дети). Легко находятся русские соответствия с подобного рода словообразованиями (ср. герленок – ребенок; герлица – девица; герлуха – сеструха, герлушка – соседушка). Присоединенные к англицизмам русские суффиксальные морфы придают производным существительным либо уменьшительно-ласкательное значение, либо грубо-приниженную семантическую окраску. Существительные бэбенок, пипленок и чилдренок образованы по аналогии с супплетивной формой единственного числа существительного ребенок, а комбинация англицизма и русского суффикса придает слову юмористическую окраску, так как ассоциативный ряд у этих слов может быть продолжен в рамках словообразовательного типа: цыпленок, слоненок, котенок. В таких случаях можно говорить о взаимодействии двух языковых картин: деминутивные смыслы характерны для русской ЯКМ и гораздо реже используются англичанами (хотя и возможны: goody – милашка).

Самым продуктивным суффиксом со значением «носитель процессуального или предметного признака мужского пола» является суффикс -ист: хайлафист, серфингист, скутерист, пауэрлифтингист, боулингист, стритболист, фитнесист, сноубордист и другие. Как следует из примеров, лексико-семантическая группа названий лиц в русском языке пополняется в большей степени за счет появления новых видов спорта и возникновения необходимости номинирования лиц, занимающихся этими видами спорта. Однако следует отличать слова с суффиксом –ист исконно английские, то есть англицизмы, пришедшие в русский язык уже с этим интернациональным аффиксом, например, лоббист (lobbyist) от слов, принявших обрусевший суффикс -ист в процессе русского словообразования.

Англицизмов-наименований лиц мужского пола с суффиксом –ист, пришедших из языка-донора, достаточно много: аболиционист (abolitionist), адвентист (Adventist), анабаптист (Anabaptist), анархо-феминист (anarcho-feminist), бэк-вокалист (back vocalist), гиперреалист (hyperrealist), градуалист (gradualist), кальвинист (Calvinist), камбист (cambist), колумнист (columnist), металист (metalist), микроэкономист (microeconomist), энвайронменталист (environmentalist) и другие (около 100 лексем). Помимо семы «мужской пол», почти все они имеют значение «приверженец, сторонник чего-либо».

Производные, получившие этот интернациональный суффикс в русском языке, обычно имеют семантическое наполнение «лицо мужского пола, занимающееся каким-либо видом спорта или профессией»: аквалангист (aqualunger, free diver), теннисист (tennis player), бейсболист (baseball player), бобслеист (bobsledder), мотоболист (motoball player), серфингист (serf-rider, surfer), скутерист (scooter driver), стритболист (streetball player), тракторист (tractor driver; tractor operator) и др.

Все перечисленные существительные – это названия лиц мужского пола, при образовании номинаций лиц женского пола присоединяют, в основном, суффикс –к (например, фитнесистка, хайлафистка, серфингистка, шейпингистка, стритболистка, трактористка), и лишь некоторые – сниженно-разговорный суффикс –ш(а) к английской основе: скутерша, сноубордерша, блогерша. Присоединение данных суффиксов к основе является окказиональным, так как отмечено функционирование в русском языке слов скутеристка, сноубордистка. Из-за временного отсутствия в русском языке номинации мужчины, занимающегося аэробикой (можно предположить аэробист), лицо женского пола из этого вида спорта называется аэробиня или аэробичка (ср. биологиня, историчка, математичка). Словообразование с суффиксами -ш(а), -ичк(а), – ин(я) имеет стилистическую отмеченность[9].

Определенная активность наблюдается у суффикса -к(а) для номинирования лиц женского пола: ниггерка («негритянка»), панка («девушка, увлекающаяся панк-музыкой и панк-культурой»), сексопилка («сексуальная девушка»), суперстарка («девушка-звезда»; «старая женщина»), хулиганка («девушка, ведущая себя вызывающе»), тичка («учительница»), блешка (“афро-американка”) и др.

Замечены случаи присоединения суффикса -ш(а) и к другим английским корневым морфемам: лузерша (loser – неудачник), мэнша (man – мужчина), рейверша (rave – музыкальный стиль), стриптизерша (striptease – раздевание под музыку), факерша (fucker – распутник; поддонок; любовник), фермерша (farmer – фермер) и др.

Этот суффикс продуктивен в образовании слов со значение лица женского пола от английских композитов: арт-директорша, арт-продюсерша, бизнеслидерша, бизнес-партнерша, туроператорша и т.п.

Немало слов, номинирующих лиц мужского пола, пришло в русский язык без изменения, то есть они являются исконными англицизмами, а не производными от них, например, роллер, вебмастер, ди-джей, хэдлайнер, бизнесмен, сейлзмен и др. Как отмечалось выше, названия лиц женского пола – это всегда русские слова, мотивированные англицизмами. Более активная суффиксация в данном случае – явление закономерное, так как в английском языке отсутствует грамматическая категория рода, а русский язык активно «исправляет этот недостаток»: вебмастерица, роллерша, ди-джейка, хэдлайнерша, бизнесменша, бизнесменка, сейлзменша.

Слова: вебмастерица (от англ. webmaster – специалист в области Интернета), кингица (king – король; по аналогии с русск. царица – царь) – не следует смешивать с модификацией герлица, где суффикс -иц указывает на уменьшительно-ласкательный смысл (водица).

Известная аллюзия на сказку А.С. Пушкина “Три герлицы под окном пряли поздно ивнингом, – Кабы я была кингица,– спичит ферстая герлица…” – свидетельство использования русских дериватов со значением лица в юмористических целях. Такое словотворчество носит индивидуальный характер, а производные слова выполняют ряд прагматических функций.

“В их университете одни блэкадзе учатся”. Слово “блэкадзе” при помощи суффикса, указывающего на грузинскую принадлежность носителя действия, выполняет уничижительную и одновременно юмористическую функции, свидетельствуя о большом прагматическом потенциале таких производных.

Другим продуктивным для образования существительных «мужского пола» от англицизмов является суффикс –щик (-чик).  Суффикс присоединяется к основам, представляющим слияние английского словосочетания (фрилавщик – free love), сложное английское слово (таймшерщик – time-sharing), английское прилагательное (виртуальщик – virtual), английское нарицательное существительное (копирайтщик при наличии англицизма копирайтер), интернетчик, банерщик, английское собственное наименование (кокакольщик), английская аббревиатура (пиарщик – PR).  Наличие двух вариантов для номинирования человека, занимающегося составлением рекламных объявлений и проспектов, – копирайтер и копирайтщик, позволяет предположить наличие тенденции предпочтения русскоязычной формы исконно английской, это также делается в стилистических целях.

Не менее продуктивен суффикс –ник (-ушник): гринписник, крезовник, импичментник, холокостник, смарткарточник, памперсник; стилистически сниженные с асемантической прокладкой -уш– (ср. биндюжник) крезушник, хардюшник. Здесь также отмечена суффиксация к английской основе, образовавшейся в результате слияния компонентов фразеологизма (в том числе усеченного – хардюшник hard rock) (гринписник – Green Peace, смарткарточник – Smart Card), к английскому прилагательному (крезовник – crazy), к нарицательным   существительным (холокостник, памперсник). Среди названий лица с суффиксом -ник можно отметить крезовник от прилагательного crazy. Оно образовано с «асемантической прокладкой» -ов- по типу русских садовник, полковник, которые раньше мотивировались прилагательными, а теперь существительными.

Приведем несколько примеров русских дериватов, образованных этим способом: макрушник (программист-системщик – macro assembler), дринчужник (алкоголик – to drink пить), писишник (пользователь персонального компьютера – PC), рокешник (исполнитель или поклонник рока – rock), факушник (любитель секса – to fuck), фрикушник (странный, непохожий на других человек – freak), фрилавник (сторонник свободной любви – free love) и др.

Отметим существование в молодежном сленге русского производного беспрайсовник, образованного префиксально-суффиксальным способом от английской корневой морфемы price (цена), при этом производящая основа утратила свое оригинальное значение, а полученный русский дериват означает «безденежный человек».

Образование женских параллелей от описанных существительных должно происходить присоединением суффикса -иц(а), так как мотивирующие существительные заканчиваются на :  что имеет место быть в некоторых случаях: аглица, факушница, фрилавница, фрикушница. Такие образования в русскоязычных текстах встречаются редко, но потенциально они могут существовать, если будет социальная мотивация, например, появление активной женщины-сторонницы импичмента русского президента приведет к жизни дериватив импичментница.

«Приехала какая-то кантрушница (country сельская местность) и качает свои права!»

Редкий случай юмористического префиксального образования номинации лица от английского глагола – безандэстэнд (напоминает русскую нулевую суффиксацию), где префикс со значением «отсутствие какого-либо признака» присоединяется к переданному русскими буквами английскому глаголу to understand – понимать. Поэтому утверждение некоторых лингвистов о том, что особенностью словообразовательной ассимиляции англицизмов в русском языке является исключительная мотивированность русских производных именами существительными, на наш взгляд, представляется неверным.

Особенно частотны образования на базе англицизмов в компьютерном жаргоне, где обозначения людей можно разделить на две категории: профессионалы и пользователи. Среди номинаций профессионалов, созданных на базе англицизмов, встречаются образования, омонимичные русским словам-оценкам. Например, фокусник («программист, пишущий на FoxPro»), алкоголик («программист на Алголе»), астматик («программист на Ассемблере»).

В группе «пользователи» продуктивны суффиксы –ер(ь), редко –ар(ь). Например, фрекарь («назойливый юзер, запрашивающий много и часто»), погамер («человек, способный играть в компьютерные игры с утра до ночи»), думер («человек, который не может жить без игры Doom»), квакер («человек, играющий в Quake») и т.д. Любопытно отметить, что практически все эти номинации имеют дескриптивно-квалификативный характер, то есть, с одной стороны, дают уточняющее видовое обозначение типа профессионала или пользователя, а с другой – содержат шутливо-ироническую отрицательную оценку. Даже в тех случаях, когда оценка не содержится в самом значении, она провоцируется ассоциациями, связанными со звуковой формой слова (погамер, квакер) или его смысловой структурой (алкоголик, фокусник). [10].

Частотно употребляемая в английском языке суффиксальная морфема –er, указывающая на живой или неживой объект, совершающий какое-либо действие (worker – рабочий; blender – устройство для смешивания), став интернациональным суффиксом, участвует в построении некоторых слов и в русском языке: стриптизер (англ. striptease dancer), хип-хопер (англ. hip-hop player).

В окказиональном словообразовании потенциально возможны любые русские дериваты: аглушка («некрасивая девушка»), дринчуган, дринчуга («пьяница»), мэныч («мужик»), панкушка, панкуха («девушка-панк»), попсовичка, попсарь («увлекающийся поп-музыкой»), рэпитос («уважительное название рэпера»), свитик, свитусик («ироническое название красивого человека» – sweet сладкий), хиппоза («хиппи»), хиппарь («мужчина-хиппи»), эмарь, эморь («пренебрежительное название парня-эмо»), фрикарь («странный тип»), фрэндуха («подруга»), факушница, факуха, («девушка, имеющая беспорядочные половые связи»), флудераст («человек, повторяющий одно и то же в интернете») и др.

Итак, самая большая группа существительных, мотивированных англицизмами, со значением «лицо» использует почти весь богатый словообразовательный арсенал русского языка, значительно дополняя огромный класс уже давно образованных дериватов с этим значением. Англицизмы обретают словообразовательные формы, не характерные или малохарактерные для английского языка (женские параллели, деминутивы). Активное использование в речи русскоговорящих людей производных от англицизмов показатель высокой степени интеграции английских заимствований в русский язык.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Cписок литературы / References

  1. Крысин Л.П. К определению терминов «заимствование» и «заимствованное слово» [Текст] / Л.П. Крысин // Развитие лексики современного русского языка. – М., 1968. – С. 65–71.
  2. Дьяков А.И. Словарь англицизмов русского языка. [Электронный ресурс] / Дьяков А.И. – URL: http://anglicismdictionary.dishman.ru свободный. (Дата обращения 04.06.19).
  3. Лотте Д.С. Вопросы заимствования и упорядочения иноязычных терминов и терминоэлементов / Лотте Д.С.– М., 1982. С. 34.
  4. Брокгауз Ф. Иллюстрированный энциклопедический словарь [Текст] / Ф. Брокгауз, И. Эфрон. – М.: Эксмо, 2006. – 986 с.
  5. Сорокин Ю.С. Развитие словарного состава русского литературного языка / Сорокин Ю.С. – М., 1976. С. 45.
  6. Брейтер М.А. Англицизмы в русском языке: история и перспективы: Пособие для иностранных студентов-русистов / Брейтер М.А. – Владивосток: Диалог – МГУ, 1997. – 155 с.
  7. Фуфаева И.В. Экспансия экспрессивных деминутивов в русском языке / Фуфаева И.В. Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2016, № 3, С. 257–266.
  8. Потиха З.А. Справочник служебных морфем: Пособие для учителей / Потиха З.А.. – Л.: Просвещение, 1974. – 125 с.
  9. Тихонов А.Н. Основные понятия русского словообразования / Тихонов А.Н. // Словообразовательный словарь русского языка.- М., 1985.- С 25.
  10. Шейгал Е.И. Компьютерный жаргон как лингвокультурный феномен / Шейгал Е.И. //Языковая личность. – Волгоград; Архангельск, 1996.– С. 204–211.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Krysin L.P. K opredeleniyu terminov «zaimstvovanie» i «zaimstvovannoe slovo» [On the Definition of the Terms “Borrowing” and “Borrowed Word”] [Text] / L.P. Krysin // Razvitiye slovaria sorvemennogo russkigo yazika [Development of Vocabulary of the Modern Russian Language]. – M., 1968. – P. 65–71. [in Russian]
  2. Dyakov A.I. Slovar anglitsizmov russkogo yazyka [Dictionary of Russian English]. [Electronic resource] / Dyakov A.I. – URL: http://anglicismdictionary.dishman.ru free. (Accessed: 04.06.19). [in Russian]
  3. Lotte D.S. Voprosy zaimstvovaniya i uporyadocheniya inoyazychnykh terminov i terminoelementov [Issues of Borrowing and Arranging Foreign Terms and Elements of Terms] / Lotte D.S.– M., 1982. P. 34. [in Russian]
  4. Brockhaus F. Illyustrirovannyi entsiklopedicheskiy slovar [Illustrated Encyclopedic Dictionary] [Text] / F. Brockhaus, I. Efron. – M.: Eksmo, 2006. – 986 p. [in Russian]
  5. Sorokin Yu.S. Razvitie slovarnogo sostava russkogo literaturnogo yazyka [Development of the Vocabulary of the Russian Literary Language] / Sorokin Yu.S. – M., 1976. P. 45. [in Russian]
  6. Breiter M.A. Anglitsizmy v russkom yazyke: istoriya i perspektivy: Posobie dlya inostrannykh studentov-rusistov [English Loan Words: History and Perspectives: A Handbook for Foreign Students Majoring in Russian] / Breiter M.A. – Vladivostok: Dialog – Moscow State University, 1997. – 155 p. [in Russian]
  7. Fufaeva I.V. Ekspansiya ekspressivnykh deminutivov v russkom yazyke: Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo [Expansion of Expressive Deminitives in the Russian Language: Bulletin of the Lobachevsky Nizhny Novgorod University] / Fufaeva I.V. 2016, No. 3, P. 257–266. [in Russian]
  8. Potikha Z.A. Spravochnik sluzhebnykh morfem: Posobie dlya uchiteley [Service Morpheme Handbook: Teacher Manual] / Potikha Z.A. – L.: Prosveshchenie, 1974. – 125 p. [in Russian]
  9. Tikhonov A.N. Osnovnye ponyatiya russkogo slovoobrazovaniya [Basic Concepts of Russian Word Formation] // Slovar slovoobrazovaniya russkogo yazika [Word-Formation Dictionary of the Russian Language] / Tikhonov A.N. – M., 1985. – P. 25. [in Russian]
  10. Sheigal E.I. Kompyuternyi zhargon kak lingvokulturnyi fenomen [Computer Jargon as a Linguocultural Phenomenon] // Lingvistiheskaya lichnost [Linguistic Personality] / Sheigal E.I. – Volgograd; Arkhangelsk, 1996. – P. 204–211. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.