Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.48.072

Скачать PDF ( ) Страницы: 35-37 Выпуск: № 6 (48) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Иванова Г. П. ВРЕМЕННЫЕ ПОЛИПРЕДИКАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ СО ЗНАЧЕНИЕМ СЛЕДОВАНИЯ В ВЕПССКОМ ЯЗЫКЕ / Г. П. Иванова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 6 (48) Часть 4. — С. 35—37. — URL: https://research-journal.org/languages/46607/ (дата обращения: 08.12.2021. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.48.072
Иванова Г. П. ВРЕМЕННЫЕ ПОЛИПРЕДИКАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ СО ЗНАЧЕНИЕМ СЛЕДОВАНИЯ В ВЕПССКОМ ЯЗЫКЕ / Г. П. Иванова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 6 (48) Часть 4. — С. 35—37. doi: 10.18454/IRJ.2016.48.072

Импортировать


ВРЕМЕННЫЕ ПОЛИПРЕДИКАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ СО ЗНАЧЕНИЕМ СЛЕДОВАНИЯ В ВЕПССКОМ ЯЗЫКЕ

Иванова Г.П.

Кандидат филологических наук, Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет (Сибстрин)

ВРЕМЕННЫЕ ПОЛИПРЕДИКАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ СО ЗНАЧЕНИЕМ СЛЕДОВАНИЯ В ВЕПССКОМ ЯЗЫКЕ[1]

Аннотация

В статье рассматривается семантика и структура полипредикативных конструкций, выражающих отношения следования в вепсском языке. Семантически отношение следования представлено несколькими разновидностями: общее, близкое и ограничительное следование. В своей работе мы показываем, что данная семантика выражается в бифинитных союзных и бессоюзных предложениях, а также в помощью монофинитной конструкции с синтетическим показателем связи (для передачи значения общего следования) при определённом соотношении видо-временных форм глаголов-сказуемых.

Ключевые слова: вепсский язык, полипредикативная конструкция, следование.

Ivanova G.P.

 PhD in Philology, Novosibirsk State University of Architecture and Civil Engineering (Sibstrin)

TENSE POLYPREDICATIVE CONSTRUCTIONS EXPRESSING CONSECUTION OF ACTIONS IN VEPS LANGUAGE

Abstract

In the article we demonstrate that this kind of semantics finds itself in bifiniteconjunctive and asyndetic sentences, and is also expressed by monofinite construction with a synthetic marker of relation (to express the meaning of general sequential relation) in some forms of the verbal predicates’ tenses and aspects. To express the sequential relation aspectual characteristics are used. These are such characteristics as: telicity and non-telicity, limited-unlimited, continuity-momentariness.

Keywords: veps language, polypredicative construction, consecution, sequential, sequence.

Во временных ППК «выражаются различные виды внешней связанности двух явлений, осуществляющихся в одном и том же временном плане или планах» [1, 727]. При описании временных отношений мы используем термин «следование» в традиционном значении, отражённым, в частности, в «Грамматике» 1970 г. Отношения следования передают такую последовательность событий, при которой «действие главной части изображается как следующее за действием придаточной части» [1, 730]. Семантика следования предполагает, что ситуации обозначаются предельными глаголами, выражающими целостные, законченные действия, когда возможно возникновение ситуации №2 только после завершения ситуации №1.

Отношения следования в вепсском языке могут передаваться конструкциями разной структуры: бифинитными союзными и бессоюзными предложениями и монофинитной конструкцией с синтетическим показателем связи.

Семантически отношение следования представлено несколькими разновидностями: общее, близкое и ограничительное следование.

Семантику общего следования передают союзные скрепы  [4, 136] gälghe seda kut ‘после того как’, päliči seda kut ‘через то [время] как’. Например:

(1) Gälghe seda kut sina ajid, mö vüuki hätken pagižim. [Сердцова А. С., с. Иваническ, 2010 г.]

gälghe         se=da                  kut    sina   aj=i=d                           mö

после                   то=PART            как    ты     уехать=IMPF=2Sg       мы

vüuki          hätken        pagiž=i=m

ещё             долго         разговаривать=IMPF=1Pl

‘После того как ты уехал, мы ещё долго разговаривали. ’

(2) Рäliči seda kut proidüi gä, mö äim alahaks kalatamha. [Ульянов А. С., д. Мардай, 2011 г.]

päliči se=da         kut    proidü=i=Ø                            gä=Ø                    mö

через то=PART   как    пройти=IMPF=3Sg      лёд=NOM/Sg      мы

ä=i=m                                     alahaks                kalata=m=ha

поехать= IMPF=1Pl               вниз                     рыбачить=INF3=ILLAT

‘После того как прошёл лёд, мы поехали вниз на рыбалку. ’

Союзы широких значений konz ‘когда’ и kut ‘как’ тоже передают семантику общего следования. Ситуации в предложениях с предельными глаголами воспринимаются как следующие друг за другом. Отношение следования возникает на основе соотношения видо-временных характеристик сказуемых ГПЕ и ЗПЕ: глаголы имеют семантику недлительности и употребляются в прошедшем времени:

(3) Konz mina tulin, susedad tuudihe. [Ульянов А. С., д. Мардай, 2011 г.]

konz          mina  tul=i=n                         suseda=d

когда                   я        приехать=IMPF=1Sg   сосед=NOM/Pl

tuu=dihe

прийти=IMPF/3Pl

‘Когда я приехал, пришли соседи. ’

(4) Kut veneh tartui randolo, mö läksim keradamha kuived haugod. [Ульянов А. С., д. Мардай, 2011 г.]

kut    veneh=Ø             tartu=i=Ø                      rando=lo              mö

как    лодка=NOM/Sg  приставать=IMPF=3Sg         берег=ALLAT     мы

läks=i=m             kerada=m=ha                         kuive=d

пойти=IMPF=1Pl         собирать=INF3=ILLAT                  сухой=NOM/Pl

haugo=d

полено=NOM/Pl

‘Как лодка пристала к берегу, мы пошли собирать сушняк. ’

Значение общего следования может быть передано и бессоюзными предложениями. При этом события, происходящие в ГПЕ и в ЗПЕ, носят также конкретный, недлительный характер и локализуются, как правило, в плане абсолютного прошлого:

(5) Kiitin kislin, aparod andoin živatalo. [Зайцева М. И., Муллонен М. И. 1972: 32]

kiit=i=n                         kis=lin                 aparo=d

сварить=IMPF=1Sg     кисель=GEN       выжимки=PART

ando=i=n                      živata=lo

дать=IMPF=1Sg           скот=ALLAT

‘Сварила кисель, выжимки дала скоту.’

Общее следование выражается в конструкции со сказуемым ЗПЕ в форме пассивного причастия в партитиве:

(6) Lüpstud lehmid oigenzin hiid paimnelo. [Ульянова М. С., г. Ангарск, 2013 г.]

lüps=tu=d                              lehm=i=d

подоить=PPpass=PART          корова=Pl=PART

oigenz=i=n                             hii=d                                       paimne=lo

отправить=IMPF=1Sg          они=PART                   пастух=ALLAT

‘Подоив коров, отправила их пастуху.’

Таким образом, дифференциальным признаком семантики общего следования является аспектуальное значение недлительности и выражение следования конкретных событий в абсолютном прошедшем времени.

Близкое следование событий выражается двухместными скрепами vaiševaiš kut ‘только-только … как’, en ehtnü  kut ‘не успел … как’, а также одноместной двухкомпонентной скрепой kut vaiše ‘как только’. Например:

(7) Vaiševaiše mina nukuškanzin, kut veraihe kolotiškatihe. [Ульянова М. С., г. Ангарск, 2011 г.]

vaiše-vaiše           mina nuku=škanz=i=n                             kut    verai=he

только-только     я        дремать=INCH=IMPF=1Sg   как

дверь=ILLAT

koloti=ška=tihe

стучать=INCH=IMPF/3Pl

‘Только-только я задремала, как в дверь постучали.’

(8) Mina еп ehtnü tabata oružg, kut vell gö ambui. [Ульянов А. С., д. Мардай, 2010 г.]

mina еп      eht=nü        taba=ta                oružg=Ø             kut    vell

я        не/1   успеть=PP  схватить=INF1    ружьё=NOM       как    брат

gö      ambu=i=Ø

уже   выстрелить=IMPF=3Sg

‘He успел я схватить ружьё, как брат уже выстрелил. ’

(9) Kut vaiše mina lendin oružgän ken-so kričiškanz. [Ульянова М. С., г. Ангарск, 2014 г.]

kut    vaiše           mina lend=i=n                       oružgä=n             ken-so

как    только        я        поднять=IMPF=1Sg     ружьё=GEN        кто-то

kriči=škanz=Ø

закричать= INCH= IMPF/3Sg

‘Как только я поднял ружьё, кто-то закричал. ’

Семантика ППК близкого следования осложнена дополнительным значением быстроты, краткости временного разрыва между действиями в ПЕ. Главное событие непосредственно и быстро следует за зависимым событием.

В вепсском языке есть  конструкция ограничительного следования, которая обозначает, что началом события главной части является событие зависимой. Её образует трёхкомпонентный союз ses aigaspäi kut ‘с тех пор как’. Сказуемое зависимой части, которое служит ограничителем, называет более длительное событие, чем сказуемое главной части; главное действие может быть и длительным, и кратким, может занимать всю длительность зависимого события или только какую-то его часть. Например:

(10) Ses aigaspäi kut тö naidimas elam, mindai ižand ni kerdad ii lönu. [Ульянов А. С., д. Мардай, 2010 г.]

se=s            aiga=späi             kut    mö    naidi=ma=s

то=INESS  время=ELAT      как    мы    жениться=INF3=INESS

ela=m                   min=dai      ižand          ni      kerda=d               ii       lö=nu

жить=Pr/1Pl        я=PART     муж  ни     раз= PART                  не3

бить=PP

‘С тех пор как мы женаты, муж меня ни разу не бил. ’

Как правило, при отношении следования в обеих частях ППК употребляется имперфект. Однако на основе значения следования может развиваться значение причинной обусловленности одного события другим. Причинное значение в этом случае тесно связано с семантикой сказуемого главной части: если это каузативный глагол, то любое соположенное с ним событие интерпретируется как явление, вызвавшее причину. Грамматически это выражается разными временными формами сказуемых: имперфектом в ЗПЕ, презенсом в ГПЕ:

(11) Ses aigaspäi kut mö ajim elomaha lidnaha, dedoi halg ei voi. [Ульянов А. С., д. Мардай, 2010 г.]

se=s            aiga=späi             kut    mö   aj=i=m

то=INESS  время=ELAT      как    мы    поехать=IMPF=1Pl

elo=ma=ha                             lidna=ha                        dedoi                    halg

жить=INF3=ILLAT       город=ILLAT               дедушка     часто

ei       voi=Ø

не3    мочь=Pr/Sg

‘С тех пор как мы переехали в другой город, дедушка часто болеет. ’

Таким образом, для выражения отношений следования в вепсском языке служат специализированные конструкции с союзами узких значений. В общем виде их можно представить следующим образом:

[CONJ  NSNom Tv=IMPF=PERS]ЗПЕ [NSNom Tv=IMPF/Pr=PERS]ГПЕ

Эта модель передает:

1) отношение общего следования, если сказуемые обеих частей обозначают недлительное действие и имеют временной план абсолютного прошедшего времени;

2) отношение близкого следования, если сказуемые обеих частей стоят в форме имперфекта и обозначают краткие действия.

Специализированная модель

[CONJ Tv=CONT=IMPF=PERS] [Tv=(CONT/MOM)=IMPF/Pr=PERS] передает отношение ограничительного следования, если сказуемое зависимой части, которое служит ограничителем, т. е. задаёт предел длительности главного действия, характеризуется большей длительностью, чем сказуемое главной части; главное действие может быть и длительным, и кратким, может занимать всю длительность зависимого события или только какую-то его часть. Сказуемые в обеих частях ППК, как правило, стоят в форме имперфекта, но возможен и презенс в ГПЕ, если используется каузативный глагол, тогда отношение следования осложняется причинной семантикой.

Специализированная модель

[Tv=PPpass=PART]  [NSNom Tv=IMPF=PERS] служит для обозначения отношений общего следования при сказуемом ГПЕ в форме имперфекта и аспектуального значения недлительности, краткости.

Неспециализированная модель

[NSNom Tv=IMPF=PERS]ПЕ1  [NSNom Tv=IMPF=PERS]ПЕ2 используется для выражения общего следования. События, названные в ПЕ1 и в ПЕ2, носят конкретный, недлительный характер, локализуются, как правило, в плане абсолютного прошлого, порядок представления предикаций соответствует естественному протеканию времени: предшествующее → следующее.

Условные сокращения и обозначения

ГПЕ – главная предикативная единица; ЗПЕ – зависимая предикативная единица; ПЕ – предикативная единица; ППК – полипредикативная конструкция; ALLAT – внешне-местный направительный падеж; CONJ – союз; CONT – суффикс со значением длительности; GEN – родительный падеж; ILLAT – внутренне-местный направительный падеж; IMPF – имперфект; INESS – внутренне-местный падеж нахождения; INF3 – III-й инфинитив; INCH – суффикс начинательной формы; MOM – суффикс cо значением мгновенности; NOM – именительный падеж; PART – партитив; PERS – лицо; Pl – множественное число; PP – суффикс активного причастия прошедшего времени; PPPASS – суффикс пассивного причастия; Pr – настоящее время; Sg – единственное число; Tv – основа глагола.

[1] Вепсский язык – один из бесписьменных языков прибалтийско-финской группы финно-угорской семьи языков. Территория исконного расселения вепсов – Вологодская, Ленинградская области, Прионежский район Республики Карелия. В Восточной Сибири в деревнях Мардай, Иваническое Аларского района, Бабагай, Мягчинский, Маниловский Заларинского района по приблизительным данным живёт около 70 вепсов.  Материалы, анализируемые в статье, были собраны автором в экспедициях 2010-2014 гг. в деревнях  Мардай, Иваническое  Аларского района, в гг. Ангарске и Иркутске.

Литература

  1. Грамматика современного русского литературного языка. М., 1970. – С. 767.
  2. Зайцева М.И. Грамматика вепсского языка / М. И. Зайцева. Л., 1981. – С. 360
  3. ЗайцеваМ. И., МуллоненМ.И. Словарь вепсского языка. Л., 1972. – С. 746
  4. Zaitseva M. Vepsän kielen lauseoppia / M. Zaitseva. Helsinki, 2001. –150 S.

References

  1. Grammatika sovremennogo russkogo literaturnogo jazika. M., 1970. – 767s.
  2. Zaitseva M. Grammatika vepsskogo jazika. L., 1981. – 767s.
  3. Zaitseva M., Mullonen M. Slovar vepsskogo jazika. L., 1972. – 746 s.
  4. Zaitseva M. Vepsän kielen lauseoppia / M. Zaitseva. Helsinki, 2001. –150 S.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.