Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.67.025

Скачать PDF ( ) Страницы: 50-53 Выпуск: № 1 (67) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Анисимов С. В. ТЕКСТЫ КОНСТИТУЦИЙ КАК ИСТОЧНИК ИССЛЕДОВАНИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ (НА ПРИМЕРЕ КОНСТИТУЦИЙ НЕПРИЗНАННЫХ И ЧАСТИЧНО ПРИЗНАННЫХ РЕСПУБЛИК) / С. В. Анисимов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 3. — С. 50—53. — URL: https://research-journal.org/hist/teksty-konstitucij-kak-istochnik-issledovaniya-stanovleniya-gosudarstvennosti-na-primere-konstitucij-nepriznannyx-i-chastichno-priznannyx-respublik/ (дата обращения: 21.05.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.67.025
Анисимов С. В. ТЕКСТЫ КОНСТИТУЦИЙ КАК ИСТОЧНИК ИССЛЕДОВАНИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ (НА ПРИМЕРЕ КОНСТИТУЦИЙ НЕПРИЗНАННЫХ И ЧАСТИЧНО ПРИЗНАННЫХ РЕСПУБЛИК) / С. В. Анисимов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 3. — С. 50—53. doi: 10.23670/IRJ.2018.67.025

Импортировать


ТЕКСТЫ КОНСТИТУЦИЙ КАК ИСТОЧНИК ИССЛЕДОВАНИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ (НА ПРИМЕРЕ КОНСТИТУЦИЙ НЕПРИЗНАННЫХ И ЧАСТИЧНО ПРИЗНАННЫХ РЕСПУБЛИК)

Анисимов С.В.

ORCID: 0000-0003-1145-9581, аспирант,

ФГБОУ ВО Пензенский государственный университет

ТЕКСТЫ КОНСТИТУЦИЙ КАК ИСТОЧНИК ИССЛЕДОВАНИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ (НА ПРИМЕРЕ КОНСТИТУЦИЙ НЕПРИЗНАННЫХ И ЧАСТИЧНО ПРИЗНАННЫХ РЕСПУБЛИК)

Аннотация

В статье рассматриваются вопросы становления новообразованных государств в контексте развития их конституционных моделей. Процесс создания, принятия и реализации положений конституций рассматривается как неотъемлемая часть развития новой государственности данных регионов. Непризнанные и частично признанные республики на постсоветском пространстве имеют развитый конституционализм и богатую историю конституционного права, которая является отражением исторических процессов обретения независимости и борьбы за нее.

Ключевые слова: конституция, государственность, независимость, непризнанные государства, частично признанные государства.

Anisimov S.V.

ORCID: 0000-0003-1145-9581, Postgraduate student,

FSBEI of HE, Penza State University

TEXTS OF CONSTITUTIONS AS SOURCE OF STUDY OF STATEHOOD ESTABLISHMENT (ON EXAMPLES OF CONSTITUTIONS OF UNPRECOGNIZED STATES AND REPUBLICS WITH LIMITED RECOGNITION)

Abstract

The paper describes the formation process of newly formed states in the context of the development of their constitutional models. The process of establishing, adopting and implementing the provisions of the constitutions is considered as the integral part of the development of the new statehood of these regions. unrecognized republics and republics with limited recognition in the post-Soviet space have developed constitutionalism and have a rich history of constitutional law, which is a reflection of the historical processes of gaining independence and fighting for it.

Keywords: constitution, statehood, independence, unrecognized states, partially recognized states.

На сегодняшний день  вопрос о праве этносов на самоопределение не перестает быть актуальным, несмотря на провозглашение «конца истории» в начале ХХ века. Особенно остро стоит вопрос о праве этносов на самоопределение в контексте территориальной целостности государств. События в Косово и республиках на постсоветском пространстве, включая грузино-югоосетинский конфликт, а также на Юго-Востоке Украины, Каталония сделали крайне актуальным вопрос о современной трактовке прав наций на самоопределение. [5]

Активные дезинтеграционные процессы на территории ранее существовавшего СССР часто называют «парадом суверенитетов». После «крупнейшей геополитической катастрофы» [8], на постсоветском пространстве помимо стран – бывших союзных республик, которые почти в полном составе впоследствии вошли в Содружество Независимых Государств, возникло еще несколько государств, которые не признаются мировым сообществом либо частично признаются его некоторыми членами. Речь идет о бывших автономных образованиях в составе Союза ССР: двух бывших грузинских территориях Республике Абхазия и Республике Южная Осетия, являющихся частично признанными, и непризнанных ни одним независимым государством Приднестровской Молдавской Республике и Республике Нагорный Карабах (Арцах). Все эти самопровозглашенные республики в начале 90-х гг. откололись от своих «малых метрополий», их появлению в равной мере способствовали кровавые этнические конфликты. [10] Споры о том, являются ли Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье и Нагорный Карабах государствами, могут вестись юристами-международниками до бесконечности, но устойчивое существование де-факто государств – это реалия, которая не может быть оспорена. [1]

Исторический опыт не подсказывает какой-то универсальный способ разрешения противоречия между стремлением государства сохранять территориальную целостность и стремлением народов к самоопределению и независимости. Важно, чтобы то и другое проходило мирным путем и не допускать вооруженных конфликтов, что является условием для их дальнейшего мирного сосуществования. [4]

Последние несколько лет не только не принесли окончательного решения вопроса с подобными государствами, а наоборот, увеличило их количество: Донецкая и Луганская народные республики пополнили число непризнанных государств на постсоветском пространстве. При этом процесс образования этих республик в самостоятельные государственные субъекты практически сразу вышел из внутриполитической плоскости Украины, став достоянием международных разбирательств и прений между Западом (США, НАТО) и Россией. К тому же, вопросы признания или непризнания того или иного нового государственного образования часто связывают с политикой двойных стандартов. [6]

На наш взгляд, целесообразно провести анализ их основных законов, которые играют роль источников не только для правовой системы, государственно-территориального устройства, системы общественных отношений и т.д., но и самой государственности данных республик.

Вопрос исторических причин и импульсов к обретению независимости той или иной новоявленной республики является отдельным важным глубоким вопросом для изучения. Пока ограничимся рассмотрением следующего важного аспекта: с момента, когда большая часть населения в своих коллективных поисках и стремлениях приходит к мысли, что отныне данная группа людей видит себя как народ отдельного независимого суверенного государства, либо с момента, когда часть общественно-политической или даже бизнес-элиты ведет за собой народные массы по вектору обретения независимости, тогда и возникает в общем сознании идея о реализации самой непосредственной демократической формы выражения народного мнения – проведение референдума. По сути, выше описанное есть причинно-следственная связь в рамках процесса обретения независимости и государственного строительства новых государственных образований.

Однако важно отметить следующее. Безусловно, референдум является одной из наиболее традиционных и распространенных форм непосредственной демократии и состоит в прямом выражении воли граждан по определенному вопросу. При этом стоит заметить, что конституционное право не выделяет референдум о независимости как отдельное понятие. Наиболее близкой по значению является такая разновидность референдума, как плебисцит – опрос населения о политической судьбе территории, на которой оно проживает. [7]

Тем не менее, после проведения всех необходимых процедур, самого референдума о независимости, в случае если он подтверждает желание территории стать независимой, появляется новое государство, на первых этапах никем не признанное. В данном аспекте интересна сама природа непризнанных государств.

Теоретико-методологической рамкой из учения непризнанных государств может стать институциональный подход в своих современных разновидностях. С середины ХХ века и до 80-х гг старый институционализм по факту не существовал, так как не подлежал применению, до появления нового институционализма. В этот период исследователи уделяли основное внимание реалистическим теориям международных отношений с присущим этим построениям акцентом на анализе государства как главного деятельного субъекта. Главной же основой для реалистической традиции служил учет национальных интересов государства, а также вся та активная деятельность, или даже борьба за осуществление этих государственных интересов. Важно отметить, что роль государства сегодня находится в стадии относительного уменьшения. И это является одним из важнейших последствий глобализации. При всем при этом это создает неслабый резонанс и дестабилизацию. И события последнего времени (Brexit и т.д.) говорят о том, что на полную глобализацию население развитых стран несогласно, и процессы обратные глобализации, легко могут быть запущены. Сам процесс глобализации противоречив, не абсолютен и не универсален. В ряде стран европейской периферии государственный суверенитет выступает безусловной ценностью. Не видно уменьшения роли суверенитета США и большинства крупных и средних государств Азии. В связи с этом гораздо уместнее на современном этапе развития говорить не о снижении важности государства как такового, уж тем более не об отмирании государства как важнейшего политического института, а об уменьшении автономности государств в целом, создании единого суверенитета в рамках политических союзов (что опять же спорно и не является единой позиций народов в рамках того или иного политического конгломерата).

Как правило, после проведения референдума, пребывания в статусе непризнанного (или уже даже частично признанного) государства, несмотря на внутренние и, особенно, внешние факторы первоначального существования данных государственных образований, новоявленные государственные и правовые институты стремятся учредить, установить, «законституировать» сам факт существования данного государства, его государственно-территориальное устройство, учредить органы государственной власти и развести между ними полномочия, обозначить права и обязанности населения – граждан данного государства и т.д. Вполне можно обозначить следующую тенденцию – чем быстрее новое государство пытается разработать и принять новую конституцию, не учитывая всевозможные факторы настоящего или будущего собственного существования, тем менее стабильным будет конституционализм данного государства (как это было, к примеру, в Приднестровье). И проблема вовсе не в том, что необходимо выждать какое-то время, а только потом приступить к разработке и принятию Основного закона, будто бы это специальная правовая примета. Как правило, на первых этапах становления новые государства сталкиваются с целым рядом внутренних, а зачастую внешних проблем. Однако для создания и построения эффективного механизма управления все новообразованные государства прибегают к разработке и принятия собственных основных законов. В современном мире конституция является стержнем правовой системы той или иной страны. Соответствуя существующему положению дел в государстве и обществе, Основной закон определяет вектор развития экономической, социальной, политической, духовной сфер общественной жизни. Конституция является выражением воли народа, который в подавляющем большинстве стран является источником власти. Естественно, в связи с вышесказанным, представляется абсолютно верным суждение, конституция – это важнейший документ, охраняющий само существование того или иного государства. Именно поэтому особую значимость приобретает конституция как Основной закон для государств, население которых решило воспользоваться своим правом на самоопределение. И именно на этом этап тексты конституций выступают помимо «зареферендированной» воли народа дополнительным источником государственности для новообразованных государств. Помимо закрепления и учреждения формы государственного устройства, формы правления, системы и разделения ветвей власти, учета системы сдержек и противовесов, векторов экономического и социального развития, основ всех сфер общественной жизни, закрепляя основы прав и свобод человека и гражданина и прочее, текст конституции новообразованного государственного образования выступает фундаментом дальнейшего развития и построения всех государственных институтов, закладывает механизмы их работы в настоящем и предпосылки изменения в будущем, без оглядки на международное право и юридический факт интернационального признания.

Международное сообщество до сих пор не пришло к единому мнению относительно механизмов международно-правового признания вновь образованных государств. Как уже отмечалось, в подходах ученых и исследователей к проблемам правосубъектности и легитимности государственных образований с давних пор существуют две основные теории – конститутивная и декларативная.

Конститутивная теория, разъясняя, когда государство становится субъектом международного права и отношений, указывает на своего рода «цель» признания – обозначить правосубъектность отделившейся территории как государственного образования, легитимного не только для признавших его, но и для других участников международных отношений. При этом конститутивная теория не объясняет, каким условиям должно отвечать догосударственное образование, чтобы быть признанным, почему одни государства должны быть признаны и признаются, а другие нет. Сторонники декларативной теории исходят из того, что существование государства в качестве субъекта международного права не зависит от его признания или непризнания другими государствами, что раз государство (со всеми его признаками) уже существует, то оно уже является субъектом международного права, при этом же данная теория вообще не дает ответа на вопрос, зачем тогда нужно международно-правовое признание тех или иных государств. [9]

Так или иначе, непризнанные республики постсоветского пространства по многим параметрам являются полноценными государствами. Можно говорить о давно сформированных и функционирующих институтах публичной власти, механизмах ее формирования (прежде всего, выборы), целом ряде политических и правовых институтов, которые наличествуют в любом независимом государстве: армия, силы правопорядка, собственная система права, гражданство и т. п. На перечисленных выше территориях существуют свои экономики, собственные финансовые и налоговые системы и т. п. [3]

Безусловно, анализ, как истории обсуждения и принятия конституции, так и самого текста Основного закона дает материал исследователю материал по истории становления государственности и основных характеристик данного конкретного государства с его этническими, конфессиональными, демографическими и культурно-историческими особенностями.

Список литературы / References

  1. Арешев А.Г. Неприменение силы как принцип решения проблемы непризнанных государств. [Электронный ресурс]/ А.Г. Арешев. – URL: http://www.community-dpr.org/news/world/news_full.php?nid=693&
  2. Большаков А.Г. Непризнанные государства европейской периферии и пограничья[Электронный ресурс]/ А.Г. Большаков // Международные процессы. – 2007. – Т. 5, № 3 (15). – С.83
  3. Большаков А.Г. Непризнанные государства постсоветского пространства/ А.Г. Большаков // ПОЛИТЭКС. – 2008. Том 4. – №1. – С.195.
  4. Задохин А.Г. Самоопределение народов Абхазии и Южной Осетии: история и современность [Электронный ресурс]/А.Г. Задохин//Мир и политика. – 2011 – 12 (63). – URL: http://www.intelros.ru/readroom/mir-i-politika/-12-63-dekabr-2011/13433-samoopredelenie-narodov-abhazii-i-yuzhnoy-osetii-istoriya-i-sovremennost.html
  5. Кумысбеков А.К. Проблема «непризнанных» государств в современном мире [Электронный ресурс]/А.К. Кумысбеков. – URL: http://www.rusnauka.com/6_NiTSB_2009/Politologia/41530.doc.htm
  6. Львофф Б. О двойных стандартах [Электронный ресурс]/Б.Львофф. – URL: http://proza.ru/2006/07/03-14.
  7. Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник для вузов/ А.А. Мишин. – М.: Статаут., 2013. – С.186.
  8. Послание Федеральному Собранию Президента РФ В.В. Путина 25 апреля 2005 года. [Электронный ресурс]. – URL: http://iv.garant.ru/SESSION/PILOT/main.htm.
  9. Сквозников А.Н. Феномен непризнанных и частично признанных государств и особенности их правосубъектности/ А.Н, Сквоздников // Вестник Самарской гуманитарной академии. – Самара: Изд-во Самар. гуманит. акад., 2011. – № 2 (10). – С. 8.
  10. Язькова А.А. «Болевые точки» постсоветского пространства. Самопровозглашенные территории между Россией и Европой/А.А. Язькова//Политический журнал. – 2004. – № 4. – С.27.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Areshev A.G. Neprimenenie sily kak princip reshenija problemy nepriznannyh gosudarstv [Non-use of force as a principle of solving the problem of unrecognized states] [Electronic resource]/ A.G. Areshev. – URL: http://www.community-dpr.org/news/world/news_full.php?nid=693& [In Russian]
  2. Bol’shakov A.G. Nepriznannye gosudarstva evropejskoj periferii i pogranich’ja [Unrecognized states of the European periphery and borderlands]/A.G. Bol’shakov// Mezhdunarodnye process [International processes]. – 2007. – T. 5, № 3 (15). – P.83 [In Russian]
  3. Bol’shakov A.G. Nepriznannye gosudarstva postsovetskogo prostranstva[Unrecognized states of the post-Soviet space]/ A.G. Bol’shakov // POLITEKS. – 2008. Tom 4. – №1. – P.195. [In Russian]
  4. Zadohin A.G. Samoopredelenie narodov Abhazii i Juzhnoj Osetii: istorija i sovremennost’ [Self-determination of the peoples of Abkhazia and South Ossetia: history and modernity] [Electronic resource]/A.G. Zadohin//Mir i politika [World and politics]. – 2011. – № 12 (63). – URL: http://www.intelros.ru/readroom/mir-i-politika/-12-63-dekabr-2011/13433-samoopredelenie-narodov-abhazii-i-yuzhnoy-osetii-istoriya-i-sovremennost.html [In Russian]
  5. Kumysbekov A.K. Problema «nepriznannyh» gosudarstv v sovremennom mire. [The problem of “unrecognized” states in the modern world] [Electronic resource]/ A.K. Kumysbekov. – URL: http://www.rusnauka.com/6_NiTSB_2009/Politologia/41530.doc.htm [In Russian]
  6. L’voff B. O dvojnyh standartah.[ About double standards] [Electronic resource]/B. L’voff. – URL: http://proza.ru/2006/07/03-14. [In Russian]
  7. Mishin A.A. Konstitucionnoe (gosudarstvennoe) pravo zarubezhnyh stran: Uchebnik dlja vuzov[Constitutional (state) law of foreign countries: Textbook for high schools ]/ A.A. Mishin. – M.: Stataut., 2013. – P.186. [In Russian]
  8. Poslanie Federal’nomu Sobraniju Prezidenta RF V.V. Putina 25 aprelja 2005 goda [Message to the Federal Assembly of the President of the Russian Federation V.V. Putin on April 25, 2005] [Electronic resource]. – URL: http://iv.garant.ru/SESSION/PILOT/main.htm. [In Russian]
  9. Skvoznikov A.N. Fenomen nepriznannyh i chastichno priznannyh gosudarstv i osobennosti ih pravosubektnosti [The phenomenon of unrecognized and partially recognized states and peculiarities of their legal personality]/ A.N, Skvozdnikov // Vestnik Samarskoj gumanitarnoj akademii [ Bulletin of the Samara Humanitarian Academy] – Samara: Izd-vo Samar. gumanit. akad., 2011. – № 2 (10). – P. 8. [In Russian]
  10. Jaz’kova A.A. «Bolevye tochki» postsovetskogo prostranstva. Samoprovozglashennye territorii mezhdu Rossiej i Evropoj [“Painful points” of the post-Soviet space. Self-proclaimed territories between Russia and Europe]/A.A. Jaz’kova//Politicheskij zhurnal [Political magazine]– 2004. – № 4. – P.27. [In Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.