Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 139-143 Выпуск: 12 (114) Часть 5 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Микаэлян А. С. ПРЕОДОЛЕНИЕ ПОСЛЕДСТВИЙ СМУТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ МИХАИЛА РОМАНОВА: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ / А. С. Микаэлян, 10.23670/IRJ.2021.114.12.182 // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №12 (114) Часть 5. — С. 139—143. — URL: https://research-journal.org/hist/preodolenie-posledstvij-smuty-v-period-pravleniya-mixaila-romanova-nekotorye-aspekty-otechestvennoj-dorevolyucionnoj-istoriografii/ (дата обращения: 21.01.2022. ).
Микаэлян А. С. ПРЕОДОЛЕНИЕ ПОСЛЕДСТВИЙ СМУТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ МИХАИЛА РОМАНОВА: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ / А. С. Микаэлян, 10.23670/IRJ.2021.114.12.182 // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №12 (114) Часть 5. — С. 139—143.

Импортировать


ПРЕОДОЛЕНИЕ ПОСЛЕДСТВИЙ СМУТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ МИХАИЛА РОМАНОВА: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

ПРЕОДОЛЕНИЕ ПОСЛЕДСТВИЙ СМУТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ МИХАИЛА РОМАНОВА: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Научная статья

Микаэлян А.С.*

Академия маркетинга и социально-информационных технологий-ИМСИТ, Краснодар, Россия

* Корреспондирующий автор (mikas2012[at]rambler.ru)

Аннотация

Переходные периоды всегда интересны как историкам, так и обществу в целом. Определенные исторические уроки, которые были бы полезны для нашего времени, мы можем извлечь и для себя. В этой статье мы обращаемся к теоретическому осмыслению сведений о периоде правления Михаила Романова, рассматриваем пути преодоления негативных последствий Смуты в государстве. Для своего анализа берем данные преимущественно из дореволюционной историографии. Рассмотрение периода правления Михаила Романова в трудах дореволюционных историков позволило сопоставить и систематизировать их сведения об этом периоде русской истории. По общему признанию историков, преодоление последствий Смуты сводилось к стабилизации во многих сферах жизни русского общества, однако были и изменения другого плана, например, произошло окончательное закрепощение крестьян.

Ключевые слова: правление, Смута, Михаил Романов, Боярская дума, самодержавие, самоуправление, историография.

OVERCOMING THE CONSEQUENCES OF THE TIME OF TROUBLES DURING THE REIGN
OF MIKHAIL ROMANOV: SOME ASPECTS OF RUSSIAN PRE-REVOLUTIONARY HISTORIOGRAPHY

Research article

Mikaelyan A.S.*

Academy of Marketing and Social and Information Technologies — IMSIT, Krasnodar, Russia

* Corresponding author (mikas2012[at]rambler.ru)

Abstract

Transitional periods always present interest both to historians and to society as a whole. We can also learn certain historical lessons that would be useful for our time. In this article, the authors turn to the theoretical understanding of information on the period of Mikhail Romanov’s reign and examine ways to overcome the negative consequences of the Time of Troubles in the state. For this analysis, the authors take data primarily from pre-revolutionary historiography. The assessment of the period of Mikhail Romanov’s reign in the works of pre-revolutionary historians allowed the authors to compare and systematize their information about this period in Russian history. Historians generally admit that overcoming the consequences of the Time of Troubles was reduced to stabilization in many spheres of life of Russian society, but there were also changes of another kind, for example, the final enslavement of serfs that took place at that period of time.

Keywords: government, Turmoil, Mikhail Romanov, Boyar Duma, autocracy, self-government, historiography.

Период правления Михаила Романова интересен, прежде всего, тем, как высшая власть справлялась с экономическими, политическими, духовными и другими последствиями Смуты.

Михаил Романов был «вторым» избранным царем, если первым считать Бориса Годунова. По мнению В.О. Ключевского, 16-летний Михаил имел мало прав на престол и его избрание является результатом компромисса дворянства и казачества. В.О. Ключевский называет следующие причины избрания Михаила на престол: успешная агитация, давление казачества, популярность фамилии, родственная связь с прежней династией, благосклонность народа [2], [3, С. 57-60].

Н.И. Костомаров указывает, что претендентов на престол было множество. Польша и Швеция предлагала своих представителей, своего претендента имела и казацкая вольница. Пожарский предлагал на трон брата цезаря Максимилиана. По мнению Н.И. Костомарова, избрание Михаила Романова на царство было связано с народной любовью к семье, в особенности к Никите Романовичу, заступнику за мучеников при Иване Грозном. Кроме того, страдания народа во время смуты перекликались со страданиями рода Романовых. А именно, судьбой троих братьев Романовых [4, С. 293-298], [10].

Период правления Михаила характеризуется тем, что самодержавная власть была слаба. Например, В.О. Ключевский, ссылаясь на воспоминания современников эпохи, указывает на то, что бояре после воцарения Михаила не считаются с царем. Царь был избран, но он вступил на престол с определенными ограничениями своей власти [3, С. 71]. Причем В.О. Ключевский считает, ссылаясь на воспоминания современников, Татищева, Страленберга, что, возможно, существовала тайная письменная или устная сделка между царем и боярством об ограничениях царской власти. Сделка была заключена, чтобы обезопасить боярство от самоволия царя. Но она не была обнародована – это было неловко представлять земскому собору [3, С. 73].

Ограничения в правлении Михаила подтверждает и Д.И. Иловайский «избирательный Земский собор 1613 года помогал в управлении Михаилу до 1615 включительно» [1, С. 335], [5].

Д.И. Иловайский отмечает важнейшую роль в управлении государством Боярской думы, которая пользовалась неопытностью и юностью царя [1, С. 335]. По мнению Н.И. Костомарова, в начале царствования царя окружали «лживые и корыстолюбивые люди», не было людей, отличавшихся государственным умом и энергией. Значительное влияние на царя в Боярской Думе имели братья Салтыковы, которые приходились племянниками матери Михаила. По возвращении из плена Филарета они были удалены от двора, но возвращены в 1641 г. с прежними чинами. Кроме того, до возвращения из польского плена своего отца Филарета Никитича, царь был подвержен сильному влиянию своей властной матери [1, С. 336], [4], [9, С. 658].

После возвращения из польского плена Филарета Никитича, Михаил оказывается под властью твердой руки своего отца. Д.И. Иловайский замечает, что даже на государственных грамотах стояло два имени – Михаила и Филарета [1, С. 341]. О совместном правлении Михаила и его отца Филарета упоминает и В.О. Ключевский, а также С.М. Соловьев. При этом двоевластие объяснялось семейными понятиями и политическими соображениями [3, С. 75-76], [9, С. 662].

По мнению Д.И. Иловайского первые шесть лет правления Михаила характеризуются тем, что Земская Дума была «господствующим и постоянным правительственным учреждением» [1, С. 335]. О том же пишет и В.О. Ключевский, отмечая, что при Михаиле возрастает роль земского собора. Например, за время правления Михаила было до 10 созывов этого органа народного представительства. То есть высшими правительственными органами являлись Боярская дума и земский собор. Теперь земский собор рассматривал те дела, за которые ранее отвечала Боярская дума, например, вопрос о налогах [3, С. 73-74], [4].

Однако, как отмечает С.Ф. Платонов, между царем и Земским собором возникали «недоразумения», и царь показывал свое неудовольствие делами Земского Собора [6, С. 334]. По мнению В.О. Ключевского закрепощение большинства крестьян при царе Михаиле привело к тому, что, земский собор не превратился в орган, который бы постоянно выражал народные интересы [3, С. 198-199].

Необходимо отметить, что С.Ф. Платонов не совсем согласен с тем, что в тот период были ограничения царской власти. По его мнению, Земский собор был совещательным органом, а влияние матери государя ограничивалось «только дворцом» и она «поддерживала не царство, а свой род» [6, С. 335].

Первые годы правления (1613-1622 гг.) Михаил, по мнению С.Ф. Платонова, правит вместе с Земским собором. Царь «…опирался на Земский собор как на средство лучшего управления» [6, С. 344-345], [7]. Объяснялось это тем, что последствия Смуты не были еще окончательно преодолены. Московское правительство находилось в трудном положении, поскольку казна была пуста. Поэтому первая забота государства – взыскание недоимок, поиск денег с помощью займов (например, у Строгановых) [6, С. 345]. Кроме того, важнейшей заботой государства являлось устройство войска для защиты от врагов внутренних и внешних [6, С. 346], [8]. С.Ф. Платонов характеризует правление Михаила до 1619 г. как политику, не имевшую определенного направления [6, С. 349]. С приездом отца – патриарха Филарета в 1619 г. В Московском царстве начинается двоевластие [6, С. 349]. Как отмечает С.Ф. Платонов, если до приезда Филарета Земские соборы и занимались устройством государства, но без опытного руководителя оно шло без системы и с массой злоупотреблений со стороны администрации и населения. Например, это касалось собирания подати [6, С. 351-352]. Как указывает Д.И. Иловайский, после возвращения из польского плена особое внимание Филарет обращает на тяжелое экономическое положение государства. С государем обсуждаются вопросы беспорядков, злоупотреблений, наведения порядка во взыскании податей. Обращалось внимание на неравномерность уплаты податей, на льготы от уплаты последних, а также на возвращение, на старое местожительство крестьян и посадских, которые уклонялись от уплаты податей [1, С. 345-348], [9, С. 670].

Поскольку после Смуты многое в Российском государстве было в расстроенном состоянии, то необходимо было восстановить порядок. При этом как указывает В.О. Ключевский, предполагалось «произвести в государственном строе пересмотр без переворота, частичную починку без перестройки целого». Поэтому и действия правительства отличались осторожностью и неполнотой. Наведение порядка требовало в том числе законодательство и, как указывает В.О. Ключевский, царствование Михаила характеризуется бурным законотворчеством по многим вопросам государственного устройства [3, С. 122].

Основным направлением политики становится:

1) улучшить администрацию;

2) поднять платежеспособность страны;

3) восстановить служивое сословие [6, С. 353].

Следует остановиться на борьбе московского правительства со злоупотреблениями власти на местах. Для этого в 1619 г. учреждается сыскной приказ, а в 1621 г. появляется запрещение давать воеводам взятки, а также исполнять их незаконные требования [6, С. 354].

Как указывает С.М. Соловьев, главной причиной изменения обустройства городов, было насилие воевод и приказных людей. Для противоборства со злоупотреблениями воевод издавались грамоты, где указывалось, что могут и чего не могут себе позволять воеводы. Другим методом борьбы со злоупотреблениями чиновников являлось восстановление грамот Ивана Грозного, которые давали возможность гражданам (миру) судиться с выборными чиновниками, а кроме того, самим выбирать чиновников. [9, С. 670].

В 1627 г. правительство восстанавливает институт губных старост и делает попытку заменить воевод на губных старост [9, С. 671]. Однако иногда города были недовольны губными старостами и просили назначить им воевод. Таким образом, воеводы переходили в разряд выборных чиновников [9, С. 672].

С.Ф. Платонов отмечает, что эти мероприятия центральной власти в целом не смогли справиться со злоупотреблениями на местах. Это подтверждали земские люди на соборе 1642 г. На севере Руси сохранилось полное самоуправление. А центральное управление при Михаиле Федоровиче строилось по старым образцам XVI века в форме приказов [6, С. 355], [6, С. 672]. Своей целью правительство считало централизацию управления, под которым понималось «… соединение в одном лице или учреждении разнородных предметов» [3, С. 139].

При царе Михаиле институт воеводства внедряется повсеместно, что ведет к бюрократизации местного управления. Однако это не было возвращением к наместничеству. Для центральной власти воевода более подходил, так как удобно иметь дело с одним правителем уезда, а не с многочисленными выборными властями. В реальности с точки зрения местного населения воеводство являлось ухудшенным вариантом наместничества [3, С. 139-140].

При этом В.О. Ключевский, характеризуя воеводство, говорит о том, что оно сочетало в себе, с одной стороны, многочисленные злоупотребления, а с другой стороны, подчас бездействие [3, С. 141]. В правление Михаила отражено колебание власти между институтом воеводства и губными старостами. Институт губных старост то вводился, то отменялся. В одних местах воеводы заменяли губных старост, в других губные старосты ведали делами воевод [3, С. 141-142]. Централизация местного управления привела к уменьшению самостоятельности земских учреждений при сохранении старых обязанностей и ответственности [3, С. 142-143]. При Михаиле запрещалось воеводам злоупотребления, с угрозой взыскать за проступок вдвое. Земские учреждения фактически были под наблюдением и управлением воевод [3, С. 143].

Централизация коснулась также центрального управления. Центральное управление было раздроблено по многочисленным приказам, поэтому власть пыталась бороться с этим, путем сосредоточения приказов в одно учреждение или подчинение одному начальнику нескольких приказов [3, С. 144-145]. Однако предпринятые меры не привели к желаемым результатам. Работа администрации не стала эффективнее, удешевление нужд администрации также не получилось. Земское представительство в дальнейшем утратило смысл, и причинами этого были централизация управления, упрочение династии Романовых, сословное разделение, рост чиновничества [3, С. 198-199, С. 223].

Важной целью своей деятельностью московское правительство считало поднятие общего благосостояния, связанное с благоустройством государственных повинностей. В общем, характеризуя действия правительства,
С.Ф. Платонов говорит о том, что оно пыталось использовать старые образцы и средства управления. Однако своих целей по консервации режима правительство не достигло, более того многое в государстве стало меняться. Например, воеводская власть из временной становится постоянной и гражданской. Вместо дворянских ополчений вводится иноземный ратный строй, солдатские и рейтарские полки. Царствование Михаила Федоровича характеризовалось увеличением срока поиска беглых крестьян до 10 лет и постепенным окончательным закрепощением крестьян за помещиками [6, С. 355-363]. Как указывает С.Ф. Платонов, «правительству Михаила Федоровича не удалось быть верным старине, не удалось добиться своей цели, т.е. исправить администрацию и устроить благосостояние» [6, С. 361].

Тяжелое положение страны требовало очень жестких мер. Например, с разоренного народа собирались тяжелые налоги: запросные деньги, хлебные поборы, посошная служба в войсках. Народ терпел притеснения, как от правительственных лиц, так и от разбойников и внешних врагов [4].

При Михаиле начинается социальная перестройка общества. На место дробных чинов создаются замкнутые классы, которые получили название сословий. По мнению В.О. Ключевского при Михаиле окончательно утверждается сословный принцип общественного устройства в соответствии с имущественным положением или по тому, чем занимался человек [3, С. 148-149]. То есть служебное и тягловое состояние закреплялось в сословное положение. Это позволяло государству регулировать труд народа в интересах казны [3, С. 146-152]. Смутное время привело к нарушению землевладельческого хозяйства. Особенно это касалось податного населения, например, тяглых обывателей, закладчиков. Необходимо было произвести перепись населения, что было связано с большой работой писцов и дозорщиков, которые вносили все в писцовые книги. В.О. Ключевский указывает на двойственность решения по крепостному праву. Здесь сталкивается государственный и частный интересы. С одной стороны, государству нужно было иметь «усидчивого тяглеца», который платит подати и которого можно найти по писцовой книге на определенном участке. С другой стороны, помещику нужно было иметь пахотного холопа, которого можно продать, заложить, лишить земли [1, С. 349], [3, С. 162-167, С. 207]. И перепись населения, и закрепощение крестьянства имело полицейско-финансовое назначение. Крепостная зависимость была только юридическим оформлением давно сложившегося положения или была вызвана потребностью казны перенести податное поземельное обложение с пашни на самого хлебопашца [3, С. 162-165]. Окончательному закрепощению крестьянина способствовала отмена урочных лет [1, С. 467-469]. Данная мера была уступкой государства дворянству. Отмена срока давности поиска беглых крестьян превращала личную крестьянскую крепость в потомственную [3, С. 166-167]. Дворянство, поглощая боярство, стало самым привилегированным классом [3, С. 199]. Разделение общества на сословия привело к усилению классовой розни. Финансовые мероприятия привели к недоимкам, банкротству и недовольству народа [3, С. 223]. С.М. Соловьев отмечает снижение числа посадских людей, занимающихся торговлей и промышленностью. Причинами этого являлись злоупотребления воевод, состояние правосудия, монополия казны, отсутствие образованности, плохие дороги и разбой на дорогах [9, С. 677].

Во внешней политике задачей новой династии было возвратить земли, потерянные во время Смуты, а это требовало напряжения народных сил. При этом войны вначале оборонительные с течением времени становятся наступательными [3, С. 86-87]. Как отмечает Д.И.Иловайский, внешняя политика в правление Михаила Романова играет более важную роль, чем раньше, однако это касается в основном промышленно-торгового направления. Переговоры ведутся с представителями таких европейских государств, как Англия, Франция, Голландия по поводу свободного проезда в Персию и даже возможности колонизации российских земель [1, С. 353-355]. В 1621 г. происходит политическое сближение Швеции, Крымского ханства и Москвы против Польско-литовского государства. Однако союз держав не привел в этот раз к войне с Польшей [1, С. 356-360]. В конце царствования Михаила дружественные отношения сложились со Швецией, Данией, Австрией, Турцией, Персией, Голштинией, даже с Крымом и Польшей [1, С. 482].

Во время царствования Михаила ход военных компаний показывал «несостоятельность русского войска». Поэтому русское войско реорганизовывалось, определялись новые методы отбора в войска – стрельцов, казаков, иноземцев. Например, в стрельцы нельзя было брать «худых недорослей, крепостных, посадских и пашенных крестьян». Набор казаков определялся распоряжением 1632 г., при этом запрещалось записывать в казаки крестьян, служивых и тягловых людей. Во главе казаков становились дворяне и сотники, а также запрещалось казакам чинить в полках различные злоупотребления [9, С. 665-668]. Одной из главных проблем новой династии был поиск финансов, в том числе для ведения военных действий. Однако наличных денежных средств у правительства не хватало.
В.О. Ключевский указывает на причину этого – к 1631 г. вооруженные силы возросли в 2,5 раза, а расходы на них в 3 раза. В ходе военных преобразований армия изменилась количественно и качественно. Например, появились рейтарские, пешие, солдатские и драгунские полки, в основном под начальством иноземных офицеров. Изменился способ пополнения армии – рекрутский набор двойного комплектования. Однако новая армия не была регулярной, большинство полков по окончании войны распускались, оставались только офицерские кадры [3, С. 200-203],
[9, С. 669].

При Михаиле широко использовалось привлечение иностранцев в качестве солдат, офицеров. Иностранцам не нравилось в Москве, но они охотно нанимались на службу московскому царю. Московское правительство охотнее привлекало протестантов и подозрительно относилось к католикам. Но если вначале их просто нанимали, в дальнейшем решили, что дешевле научить русских ратных людей, а иностранцев использовать в качестве обучающих и офицеров. Таким образом, происходила реорганизация войска по иноземному принципу [3, С. 248-249], [9, С. 668].

Иноземцы привлекались в Россию также для того, чтобы обустраивать различного рода заводы: металлургические, поташные, стеклянные и т.д. Особенно это было необходимо для создания оружия, которое закупалось по высокой цене за границей. Привлекались иностранные капиталы и знания. Например, обязанностью заводчиков было непременно обучить русских своему мастерству. В это время в Москву выписывались рудознатцы, каменщики, литейщики, живописцы, пушечные и часовые мастера и т.д. [3, С. 249-250].

По мере того, как Московское государство крепло, увеличивалась его военная мощь и стремление вернуть земли, захваченные в Смутное время Речью Посполитой. Для этого укреплялись пограничные крепости, набиралось войско, вербовались иностранцы в качестве офицеров и солдат, закупалось оружие за границей [1, С. 359-360]. Кроме того, с целью защиты от набегов крымцев и ногайцев правительство предпринимает оборонительные меры на своих южных и юго-восточных пределах. Поэтому восстанавливаются старые и строятся новые крепости, засечные листья
[1, С. 441-443]. Московское правительство использовало гонения на православных в Западной России и казацкое движение против поляков [1, С. 447].

Колонизация Сибири в царствование Михаила Федоровича заключалась в построении новых городов и острогов, обустройстве русских сел и деревень. Происходила также крестьянская колонизация из переселенцев, в том числе из дворцовых сел [1, С. 447-448]. Таким образом, Сибирь заселяется служилым народом и крестьянством, кроме того, прирост русского населения происходит за счет ссыльных, т.е. разного рода преступников [1, С. 448-449]. Труднее всего шло заселение Сибири духовенством, т.к. оно неохотно соглашалось жить в данном регионе [1, С. 449]. Заселение Западной Сибири русскими встретило сильное сопротивление со стороны коренных народов, а покорение Восточной Сибири сопровождалось меньшими препятствиями [1, С. 453].

Д.И. Иловайский с сожалением указывает, что одним из последствий Смуты было увеличение пьянства, а «царев кабак» становится одним из главных доходов казны. При этом даже патриарх Филарет, очень строгий в отношении нравственности, не препятствовал этому злу [1, С. 465-467].

Борьба с еще одним из последствий Смутного времени – увеличение шаек разбойников и борьба с ними – являлась задачей московского правительства [1, С. 468-469]. Опустошительные пожары деревянной России приводили к жестким мерам правительства, например, запретом летом топить печи. Кроме того, вызывала становление новых организационных мероприятий антипожарного характера [1, С. 470-471].

С.М. Соловьев значительное место уделяет борьбе московского государства с разорением, которое причиняли шайки казаков-воров и, в частности, с атаманом Заруцким [9, С. 532-541]. Вопрос даже стоял следующим образом: Михаил не хотел воцариться в Москве, пока собор не выполнит обещания и не прекратит разбой в стране [9, С. 655].

В 1631 г. умирает мать Михаила, через два года умирает его отец Филарет и Михаил Федорович становится полновластным государем. По мнению Д.И. Иловайского, последние 12 лет своего царствования Михаил Федорович правил государством «без особых ошибок». В этом ему помогло восстановленное самодержавие, личный характер и опытность. Все это позволило устранить последствия Смутного времени и второй польской войны [1, С. 439-440]. Подводя итоги царствования Михаила, Д.И. Иловайский делает вывод, что фигура царя не была выдающейся, тем не менее, ему удалось водворить мир и спокойствие в стране после разорительных лет Смуты. Также отмечается увеличение влияния в России европейцев, особенно немцев. Это касалось и военного искусства и материальной европейской культуры [1, С. 502].

Таким образом, анализ историографии о периоде правления Михаила Романова позволил прийти к следующим выводам:

  1. Произошла стабилизация в области экономики, политики и других сферах государственной жизни после разорительных лет Смуты;
  2. Утвердился сословный принцип социального устройства общества, были отменены урочные лета, произошло окончательные закрепощение крестьян;
  3. Уменьшилось значение земского представительства, произошла централизация управления, закрепилась на престоле династия Романовых, отметился рост чиновничества;
  4. Увеличилось влияние иностранцев, произошла реорганизация русского войска.
Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Иловайский Д.И. Новая династия / Д.И. Иловайский. – М.: ООО «Издательство Астрель», ООО «Издательство АСТ», 2003. – 749 с.
  2. Васенко П.Г. Бояре Романовы и воцарение Михаила Федоровича / П.Г. Васенко. – СПб., издание Комитета для устройства празднования трехсотлетия царствования Дома Романовых, 1913. – 224 с.
  3. Ключевский В.О. Сочинения в 9-ти т. Т. 3 Курс русской истории. Ч. 3 / В.О. Ключевский; Под ред. В.Л. Янина, Послесл. и коммент. Составили В.А. Александров, В.Т. Зимица. – М.: Мысль, 1988. – 414 с.
  4. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Второй отдел. / Н. И. Костомаров. – 6-е изд. – С.-Петербург. – Кн. 2: Господство Дома Романовых до вступления на престол Екатерины II, XVII-ое столетие. – 1912. – 441 c.
  5. Маркевич А.И. Избрание на царство Михаила Федоровича Романова / А.И. Маркевич // Журнал Министерства народного просвещения. 1891. – № 277. – С. 176-203.
  6. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории / С.Ф. Платонов. – М.: Высшая школа, 1993. – 736 с.
  7. Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI – XVII вв / С.Ф. Платонов. – СПб.: Тип. М.А. Александрова, 1910. – 642 с.
  8. Платонов С.Ф. К вопросу об избрании М.Ф. Романова в русской литературе / С.Ф. Платонов // Журнал Министерства народного просвещения. – 1913. № 2. – С. 177-191
  9. Соловьев С.М. История России с древнейших времен / С.М. Соловьев. Книга вторая. Т. VI-X. Второе издание. – С.-Петербург, 1896. – 1726 с.
  10. Цветаев Д.В. Избрание Михаила Федоровича Романова на царство / Д.В. Цветаев. – М.: Т-во Скоропечатни А. А. Левенсон, 1913. – 79 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Ilovaisky D.I. Novaja dinastija [New Dynasty] / D.I. Ilovaisky. – M.: Astrel’, OOO AST, 2003 – 749 p. [in Russian]
  2. Vasenko P.G. Bojare Romanovy i vocarenie Mikhaila Fedorovicha [The Romanov Boyars and the accession of Mikhail Fedorovich] / P. G. Vasenko. – St. Petersburg, publication of the Committee for the celebration of the tercentenary of the reign of the House of Romanov, 1913. – 224 p. [in Russian]
  3. Klyuchevsky V.O. Sochinenija. Kurs russkojj istorii. Ch. 3/ [Essays in 9 vols. Vol. 3 Course of Russian history. Vol. 3] / Edited by V.L. Yanina, afterword. and commentary compiled by V.A. Aleksandrov, V.T. Zimitsa. – M.: Mysl, 1988– 414 p. [in Russian]
  4. Kostomarov N.I. Russkaja istorija v zhizneopisanijakh ee glavnejjshikh dejatelejj. Vtorojj otdel [Russian history in the biographies of its most important figures. The second department] / N. I. Kostomarov. – 6th ed. – St. Petersburg. – Gospodstvo Doma Romanovykh do vstuplenija na prestol Ekateriny II, XVII-oe stoletie [Book 2: The rule of the House of Romanov before the accession to the throne of Catherine II, 17th century]. – 1912. – 441 p. [in Russian]
  5. Markevich A.I. Izbranie na carstvo Mikhaila Fedorovicha Romanova [Election to the kingdom of Mikhail Fedorovich Romanov] / A. I. Markevich // Zhurnal Ministerstva narodnogo prosveshhenija [Journal of the Ministry of Public Education]. 1891. – No. 277. – pp. 176-203 [in Russian]
  6. Platonov S.F. Lekcii po russkojj istorii [Lectures on Russian history] / S. F. Platonov. – Moscow:Vysshaja shkola, 1993– 736 p. [in Russian]
  7. Platonov S.F. Ocherki po istorii Smuty v Moskovskom gosudarstve XVI – XVII vv. [Essays on the history of the Troubles in the Moscow state of the 16-17th centuries] / S. F. Platonov. – St. Petersburg: M.A. Aleksandrov’s typography, 1910– 642 p. [in Russian]
  8. Platonov S.F. K voprosu ob izbranii M.F. Romanova v russkojj literature [On the question of the election of M.F. Romanov in Russian literature] / S. F. Platonov // Zhurnal Ministerstva narodnogo prosveshhenija [Journal of the Ministry of Public Education]. – 1913. No. 2. – pp. 177-191 [in Russian]
  9. Solovyov S.M. Istorija Rossii s drevnejjshikh vremen. Kniga vtoraja [The history of Russia since ancient times. Book two] / S. M. Solovyov. Vol. 6-10. Second edition. – St. Petersburg, 1896– 1726 p. [in Russian]
  10. Tsvetaev D.V. Izbranie Mikhaila Fedorovicha Romanova na carstvo [The election of Mikhail Fedorovich Romanov to the kingdom] / D. V. Tsvetaev. – M.: A. A. Levenson typography, 1913. – 79 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.