Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.59.089

Скачать PDF ( ) Страницы: 78-80 Выпуск: № 05 (59) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Дуров О. Г. ПОЛОЖЕНИЕ ОБЩЕСТВА ЗАУРАЛЬЯ НАКАНУНЕ ТОБОЛЬСКО-ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ ВОЕННОЙ ОПЕРАЦИИ 1919 ГОДА / О. Г. Дуров // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 78—80. — URL: https://research-journal.org/hist/polozhenie-obshhestva-zauralya-nakanune-tobolsko-petropavlovskoj-voennoj-operacii-1919-goda/ (дата обращения: 16.09.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.59.089
Дуров О. Г. ПОЛОЖЕНИЕ ОБЩЕСТВА ЗАУРАЛЬЯ НАКАНУНЕ ТОБОЛЬСКО-ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ ВОЕННОЙ ОПЕРАЦИИ 1919 ГОДА / О. Г. Дуров // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 78—80. doi: 10.23670/IRJ.2017.59.089

Импортировать


ПОЛОЖЕНИЕ ОБЩЕСТВА ЗАУРАЛЬЯ НАКАНУНЕ ТОБОЛЬСКО-ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ ВОЕННОЙ ОПЕРАЦИИ 1919 ГОДА

Дуров О.Г.

Аспирант, Курганский государственный университет

ПОЛОЖЕНИЕ ОБЩЕСТВА ЗАУРАЛЬЯ НАКАНУНЕ ТОБОЛЬСКО-ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ ВОЕННОЙ ОПЕРАЦИИ 1919 ГОДА

Аннотация

В статье освящается сложившееся положение населения Зауралья к августу 1919 года. Определены причины перехода местного населения от белого движения к большевистскому. Рассматривается движение партизан-«кустарников» под руководством курганского подполья. Отслеживается преступная деятельность белых карательных отрядов. Приводятся статистические данные по «белому террору». Статья представляет интерес для историков-краеведов Курганской области, изучающих период гражданской войны в России (1918-1922 гг.).

Ключевые слова: Тобольско-Петропавловская военная операция, гражданская война, г. Курган, партизаны-«кустарники», карательные отряды, население Зауралья.

Durov O.G.

Postgraduate Student, Kurgan State University

POSITION OF TRANS-URAL SOCIETY BEFORE TOBOLSK-PETROPAVLOVSK MILITARY OPERATION IN 1919

Abstract

The article discusses the situation related to the population of the Trans-Urals in August 1919. It determines the reasons for the transition of the local population from the white movement to the Bolsheviks. The movement of guerrillas, so-called underwood partisans, under the leadership of the Kurgan underground is considered. Criminal activity of the white punitive forces is traced. Statistical data on “white terror” are given. The article is of interest for historians of Kurgan region of the local lore, who study the period of the Civil war in Russia (1918-1922).

Keywords: Tobolsk-Petropavlovsk military operation, Civil War, Kurgan, underwood partisans, punitive forces, Trans-Ural population.

Актуальность настоящего исследования обусловлена, приближающейся 100-летней годовщиной со дня начала Гражданской войны в России. Кроме того, роль  Тобольско-Петропавловской военной операции 1919 года отводится большинством историков Советского периода в качестве переломного момента в борьбе большевиков с белой армией. Следует отметить, что  среди немногочисленных источников не проводится акцентирование внимания на исследовании  положения общества Зауралья накануне вышеназванной операции, как одного из ключевых факторов или предпосылок победы большевистского движения на Восточном фронте.

Под гражданской войной следует понимать крупномасштабное вооруженное противостояние между отдельными организованными группами в пределах одного государства или, реже, между нациями, которые ранее входили в состав  единого государства.

Таким образом, следует предположить, что  положение местного общества Зауралья было осложнено противостоянием двух воюющих сторон. Необходимо отметить, что большую часть населения на территории будущей операции составляли крестьяне. К осени 1919 года большая часть населения оказалась на стороне большевистского движения. Данное событие явилось поводом для исследования в советской историографии, в которой выделялись несколько причин перехода местного населения от белого движения  к большевистскому, а именно:

1)мероприятия социально-экономической направленности, выразившиеся  в обмене советских денег(однако, некоторые исследователи считают обмен денег не главной причиной, указывая, что в 1919 году цены на основные виды товаров первой необходимости  были соизмеримы с тысячами, вследствие  чего  купюры небольших номиналов заменялись Советским правительством на более крупные), введении налогообложения, которое ранее было отменено Советским правительством, активная борьба с самогоноварением, изъятие у местного населения хлеба, лошадей и иного имущества для нужд армии; изъятие ранее поделенных участков земли (являлось по большинству источников ключевым фактором, так как Россия на тот момент была аграрным государством), мобилизация молодежииз числа местного населения в белую армию, зверства карательных отрядов (именуемый в научной литературе, как «белый террор»);

2)отсутствие среди населения, в том числе фронтовиков,  идейных и материальных стимулов к оставлению домов и хозяйств;

3)отсутствие наглядной агитации в форме брошюр и газет с целью пропаганды белого движения;

4) отсутствие должного управления со стороны белого движения, что создавало в районах, отдаленных от основных путей, полное безначалие и порождалоотсутствие у населения веры в законность  порядков белых.

Необходимо отметить, что большинство современных исследователей сходятся во мнении, что именно социально-экономические преобразования белого движения в период с 1918 г. по 1919 г. явились решающими в выборе.

С лета 1918 г. в г. Кургане действовало большевистское подполье, ядро которого составляли рабочие-железнодорожники. Весной 1919 г. большой размах приобрело партизанское движение. В Шадринском и Курганском уездах создавались батальоны партизан-«кустарников». Они формировались из крестьян и солдат, бежавших в леса (в «кусты») от мобилизации и службы в колчаковской армии. Партизаны громили обозы колчаковской армии, отбирали оружие, лошадей, повозки, хлеб, собирали ценные сведения о состоянии вражеских сил и передавали их частям Красной Армии. Под руководством курганского подполья осуществляют диверсии на ветке железной дороги Курган-Петропавловск. Тем не менее, как отмечается рядом исследователей, партизанские отряды не могли противостоять в полной мере, и их деятельность сводилась к подрывной деятельности и саботажу.

Для организации административного руководстваеще  в июне 1918 г. в г. Кургане была восстановлена деятельность городского самоуправления в лице временной Городской Думы.Депутаты возобновили работу всех существовавших до октябрьского переворота правительственных, судебных и административных учреждений[2, Д.50. Л. 110-114].

Рабочий день был увеличен до 10-12 часов. Все профсоюзные организации рабочих были  распущены и объявлены вне закона. Земля крестьянских общин была возвращена ее прежним владельцам. Городская касса после бегства представителей большевистской власти была пуста. Местное купечество не торопилось  вносить добровольные взносы, в результате Городская Дума обложила население добровольным налогом[9, С. 42].

С приходом белого движения по уездам прокатилась волна арестов, и убийств, в том числе и местных партизан, а также их пособников. Производили их присланные белым движением карательные вооруженные отряды, но при самой активной поддержке и по указанию местных зажиточных крестьян, что доказывается архивными материалами и свидетельствами[1, Д. 4. Л.Л. 1-4, Д. 5. Л. 1].

После поражения колчаковских войск под Челябинском 4 августа 1919 г. фронт приблизился к Зауралью, где было сконцентрировано большое количество белых воинских частей и соединений. Военные резко активизировали борьбу с группами партизан-«кустарников».

В августе 1919 г., пегановские партизаны были уничтожены в полутора километрах от д. Пеган [4, Д.32.Л.Л. 27-30].16 августа 1919 г., у д. Медвежье, белыми отрядами были обнаружены партизаны –«кустарники». В ходе облавы были пойманы 13 партизан во главе с их командиром. Кроме того, в д. Копай-2, были арестованы несколько крестьян, на которых пало подозрение в помощи «кустарникам». У с. Долгое, отрядом Курганского военного округа в ходе облавы, были арестованы 25 крестьян и несколько дезертиров, скрывавшихся на «Борисовом болоте». Всех приговорили к смертной казни через повешение. 15 августа 1919 г., в Утчанском судили крестьян с. Долговское. По приговору, все 16 обвиняемых, были повешены в тот же день, в полночь. С 18 по 23 августа 1919 г., на ст. Лебяжье, военный суд рассмотрел дело в отношении командира партизанской группы А.Ф. Буракова, и с ним 16 человек. Все они обвинялись в том, что в июле – августе 1919 г., объединившись в отряд, скрывались в лесу и нападали на отставших солдат, обозы, вели агитацию, а при аресте оказали вооруженное сопротивление. По приговору суда А.Ф. Бураков и еще трое, были приговорены к расстрелу, а семь человек приговорены к каторге за дезертирство. Однако генерал К.В. Сахаров, приказал также расстрелять и всех приговоренных к каторге. Партизаны, были расстреляны в первом же лесу за железнодорожной линией у ст.Лебяжье [7, Д.16, Л.Л.357, 359, 363].

Здесь следует отметить, что командующий 3-й белой армии генерал-майор К.В. Сахаров и во время Тобольского контрнаступления сентября 1919 г. жестоко относился к населению Зауралья. Приказом № 687 от 12 сентября 1919 г. он «развязывал руки» своей армии в расправе с населением: «…При массовом предательстве местного населения или укрывательства большевиков-предателей селение немедленно окружать и виновных, выданных жителями, немедленно расстреливать на месте, а их имущество конфисковывать в пользу казны или уничтожать, в случае отказа от выдачи виновных расстреливать заложников или жителей через десятого. В случаях массового выступления жителей с оружием в руках против армии такие населенные пункты немедленно окружать, всех жителей расстреливать, а самое селение уничтожать дотла» [6, С. 333].

Так было уничтожено село Большое Курейное после оказания помощи местным населением красным полкам, выходившим из окружения.

Следует отметить, что большевики на указанной территории также чинили террор, который в научной литературе получил название, как «красный террор». Так наиболее громкой акцией казаркинских большевиков, стала расправа над зажиточными крестьянами из деревни Сладкое. Позднее оставшаяся зажиточная часть крестьян, опасаясь расправы, прекратила доносы [3, Д. 29. Л. 1].Российский исследователем В.П. Даниловым и итальянским А. Грациози были  также проанализированы  противоречия между режимом власти Советов и крестьянством. В частности итальянским историком А. Грациози высказывалось мнение о том, что в России после окончания Первой мировой войны были обострены  все социальные отношения [5, С. 96].

Однако, доклады сотрудников военной разведки Красной Армии, которые возвращались в конце лета 1919 г. из тыла противника свидетельствуют о том,  что местное население на всем протяжении от Кургана до Омска, относилось враждебно к белому движению и сочувствовало Советской власти.

Таким образом, указанные выше события доказывают сложное и неоднозначное положение местного населения, которое в отдельные периоды могло выступать как на стороне белых, так и на стороне большевиков. Тем не менее от последних, как свидетельствуют некоторые архивные материалы, местная общественность страдала меньше.

Во многом бедственное положение местного населения, вызванное действиями белого движения, доказывает статистика, сохранившаяся до наших дней в государственных архивах. Так, жителями только одного Курганского уезда было подано до 9396 заявлений, о причиненном им белыми ущербе, на общую сумму 4893423 рубля. Белыми властями было расстреляно, по разным данным, от 309 до 780 человек. Число пропавших без вести за период «стояния» белой армии достигает 239 человек.Количество человек подвергнутых  арестам, поркам и насилию от 602 до 894 человек [4, Д. 271. Л. 1-6, 11].

Данные по статистике действий красного движения отсутствуют по понятным причинам.  Помнению Г.А. Трукана, гражданская война представляла собой войну «двух диктатур»  с похожими режимами, сменяющими друг друга и обусловленными утопичностью.Ученым отмечается, что идеи насилия у коммунистов и белогвардейцев всегда превалировали над программами по установлению правопорядкаизаконности. Именно насилие, по мысли ученого, «усиливало и закрепляло тенденцию тоталитарного развития нашей общественности  в качестве наиболее превалирующей альтернативы» [8, С. 23].

Автор настоящей статьи полагает, что все вышесказанное не безосновательно,  а значит, положение общества Зауралья накануне Тобольско-Петропавловской военной операции 1919 года  было похоже на существование в условиях беззакония и террора. Борьба против своего народа неизбежно вела белое движение к поражению. А жестокость, с которой проходила эта борьба, вызывала у населения всеобщую ненависть.

В заключение можно сказать, что красная армия, пришедшая в Зауралье, была корректна в обращении с местными жителями. Но, несмотря на это для зауральцев наступали тяжелые времена военного коммунизма. На крестьян ложилась вся тяжесть продовольственного снабжения городов, что в свою очередь привело к Западно-Сибирскому восстанию 1921-22 гг.

Список литературы / References

  1. Государственный архив Курганской области Ф. Оп. 2.
  2. ГАКО Ф. 852. Оп.1.
  3. ГАКО Ф. 2321. Оп.1.
  4. ГАКОФ. Оп.1.
  5. Великая крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне. 1917–1933. / Грациози А. // М.: Российская политическая энциклопедия– 2008. –C. 96
  6. Красный и белый террор в России1918-1922 гг. / Литвин А.// М.: «Эксмо» – – C–756.
  7. РГВА Ф. 39624, Оп.1
  8. Антибольшевистские правительства России. М.: / Трукан Г.А. // Институт истории РАН, –2000.–C–335.
  9. На путях к Уралу. Поход степных полков. / Филимонов Б.Б. // Лето 1918 года. Шанхай, – – C –136.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gosudarstvenniy arkhiv Kurganskoy oblasti F. Op. 2.[State Back File Storage of the Kurgan Region F. 7, 2.] [In Russian]
  2. GAKO F. 852. Op.1. [SBFSKR F. 852, 1.] [In Russian]
  3. GAKO F. 2321. Op.1. [SBFSKR F. 2321, 1.] [In Russian]
  4. GAKO F. Op.1. [SDFSKR. 2416, 1]. [In Russian]
  5. Velikaya krestiyanskaya voyna v SSSR. Bol’sheviki i krestiyane. 1917–1933 [Great Peasant War in the USSR. Bolsheviks and Peasants. 1917-1933.] / Graziosi A. // M.: Russian Political Encyclopedia – 2008.- P. 96 [In Russian]
  6. Krasniy i beliy terror v Rossii 1918-1922 gg. [Red and White Terror in Russia 1918-1922.] / Litvin A. // M.:“Eksmo” – 2004. – P – 756. [In Russian]
  7. RGVA F. 39624, Op.1 [Russian Government Owned Back File Storage F. 39624,1] [In Russian]
  8. Antibolshevstskiye pravitelstva Rossii [Anti-Bolshevik Governments in Russia.] / Trukan G.A. // М.:Institute of History of the Russian Academy of Sciences, – 2000. – P-335. [In Russian]
  9. Na putiyakh k Uralu. Pokhod stepnykh polkov [On the Roads to the Urals. March of Steppe Regiments.] / Filimonov B.B. // Summer of 1918. Shanghai, – 1934. – P-136. [In Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.