Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.96.6.114 - Доступен после 17.06.2020

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Хасбулатова З. И. ОБЫЧАИ ВЗАИМОПОМОЩИ, СВЯЗАННЫЕ С ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ЧЕЧЕНЦЕВ В XIX – НАЧ. ХХ В. / З. И. Хасбулатова, З. С. Исакиева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/hist/obychai-vzaimopomoshhi-svyazannye-s-xozyajstvennoj-deyatelnostyu-chechencev-v-xix-nach-xx-v/ (дата обращения: 05.07.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.96.6.114

Импортировать


ОБЫЧАИ ВЗАИМОПОМОЩИ, СВЯЗАННЫЕ С ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ЧЕЧЕНЦЕВ В XIX – НАЧ. ХХ В.

ОБЫЧАИ ВЗАИМОПОМОЩИ, СВЯЗАННЫЕ С ХОЗЯЙСТВЕННОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ЧЕЧЕНЦЕВ В XIX – НАЧ. ХХ В.

Научная статья

Хасбулатова З. И. 1, Исакиева З.С. 2,*

1 Чеченский государственный университет, Грозный, Россия;

2 Чеченский государственный педагогический университет, Грозный, Россия

* Корреспондирующий автор (zulai-787[at]mail.ru)

Аннотация

В статье рассматриваются традиционные формы общественного формы быта и общения чеченцев. В статье мы предполагаем изучить группы-формы общественного быта, особенности культуры поведения, этикета и общения чеченцев в практиках оказания взаимопомощи с хозяйственной деятельностью.

Для раскрытия темы необходимо решить некоторые задачи, т. е. исследовать разновидности и формы функционирования обычая взаимопомощи; исследовать и объяснить причины сохранения и распространения одних форм взаимопомощи в более широких масштабах, других – в меньшей степени; определить место и роль обычая взаимопомощи в традиционной хозяйственной жизни чеченцев в ХIХ- ХХ вв. При решении данных вопросов статья опирается на полевые материалы, собранные в разных районах Чечни, Ингушетии, и республиках Северного Кавказа. Для проведения историко-культурных сравнений в статье мы воспользовались также исследованиями, которые рассматривали обычаи взаимопомощи у других народов Северного Кавказа.

На конкретном полевом материале мы стремились показать степень выраженности и связи того или иного вида взаимопомощи от хозяйственного направления семьи.

Ключевые слова: взаимопомощь, семья, хозяйство, земледелие, обычаи, уборка урожая, вспашка, сев, обработка шерсти, община, чеченцы.

MUTUAL HELP CUSTOMS RELATED TO THE ECONOMIC ACTIVITIES
OF THE CHECHENS IN THE XIX – THE BEGINNING OF XX CENTURY

Research article

Khasbulatova Z. I.1, Isakieva Z. S.2,*

1 Chechen State University, Grozny, Russia;

2 Chechen State Pedagogical University, Grozny, Russia

* Corresponding author (zulai-787[at]mail.ru)

Abstract

The article discusses the traditional forms of social life and communication of Chechens. In the article, we intend to study group forms of social life, especially the culture of behavior, etiquette, and communication of Chechens when providing mutual help with economic activity.

In order to uncover the topic, it is necessary to solve some problems, that is, to explore the varieties and forms of the functioning of the custom of mutual help; to consider and explain the reasons for the preservation and spread of some forms of mutual help on a wider scale, others to a lesser extent; to determine the place and role of the custom of mutual help in the traditional economic life of Chechens in the 19th and 20th centuries. In addressing these issues, the article relies on field materials collected in different regions of Chechnya, Ingushetia, and the republics of the North Caucasus. To conduct historical and cultural comparisons in the article, we also used studies that examined the customs of mutual help among other peoples of the North Caucasus.

Specific field material helps us to show the degree of expression and connection between a particular type of mutual help and the economic direction of the family.

Keywords: mutual help, family, household, agriculture, customs, harvesting, plowing, sowing, wool processing, community, Chechens.

Большое значение у народов Северного Кавказа имел институт взаимопомощи в быту. Одним из традиционных обычаев, который занимал существенное место в системе хозяйственной и семейной жизни чеченцев и появление которого связано с трудовой деятельностью людей – это обычай взаимопомощи – «белхи». Взаимопомощь – «белхи» – от слова «болх» – что значит труд, трудиться – один из наиболее типичных обычаев народов Кавказа своими корнями уходящий в глубокую древность. Известный этнограф-кавказовед Г.Ф. Чурсин уделил большое внимание институту взаимопомощи у кавказских народов, в том числе и чеченцев. Он отмечал, что на первом месте должна быть трудовая помощь среди родственников, соседей, односельчан [1, С. 26].

Исследователь общинного быта Ф. Щербина о взаимопомощи писал: «В тех случаях, когда взаимопомощь была соединена с производственными процессами, она носила характер общинной формы труда. Горец тут действовал артелью или скопом, и, строго говоря, не существовало ни одного вида хозяйственной деятельности, к которой не прилагал бы горец этой излюбленной формы взаимопомощи» [2, C. 142.].

Об этом же свидетельствуют и наши материалы, которые рассказывают о взаимопомощи среди чеченского населения во всех видах хозяйственной деятельности.

Известно, что традиционно чеченцы занимались земледелием, скотоводством и народными промыслами. Конечно, эти отрасли в разных районах Чечни были развиты не одинаково, что было связано с многообразием природных условий

Обычаи взаимопомощи, возникшие в глубокой древности, были одной из характерных черт хозяйственного и семейного быта чеченцев. Они играли значительную роль в хозяйственной жизни, ускоряя и облегчая труд отдельной семьи при строительстве дома или иных сельскохозяйственных работах и других каких- либо трудоемких занятиях. В некоторой степени институт взаимопомощи отражал уровень социально – экономического развития чеченского народа, специфику хозяйственного уклада, характеризуя этику и мораль общества на определенном этапе (ХIХ – нач. ХХ в.) исторического развития. Но в кавказоведческой литературе исследование некоторых вопросов, связанных с проблемами взаимопомощи у народов Кавказа, не получило должного развития несмотря на то, что эта проблема рассматривалась в некоторых работах дореволюционных авторов [3]. Определенный интерес в этой связи представляет работа Г.Ф. Чурсина [1]. Автор дает некоторые сведения о разных формах взаимопомощи у народов Кавказа: проведении различных сельскохозяйственных работ, сооружении жилых и хозяйственных построек, организация и устройстве свадеб и похорон и др. Сведения о разных формах взаимопомощи имеются в работах исследователей-кавказоведов у других народов Кавказа [4, С.272 – 277; С. 254 – 274; С.96 – 103 и др.].

Взаимопомощь – «белхи» – от слова «болх» – что значит труд. Трудиться – один из наиболее типичных обычаев народов Кавказа, своими корнями, как было отмечено, уходящий в глубокую древность.

Исследователь общинного быта Ф. Щербина о взаимопомощи также писал: «В тех случаях, когда взаимопомощь была соединена с производственными процессами, она носила характер общинной формы труда. Горец тут действовал артелью или скопом, и, строго говоря, не существовало ни одного вида хозяйственной деятельности, к которой не прилагал бы горец этой излюбленной формы взаимопомощи» [2, C. 142].

Об этом же свидетельствуют и наши полевые материалы, которые рассказывают о взаимопомощи среди чеченского населения во всех видах хозяйственной деятельности.

Известно, что традиционно чеченцы занимались земледелием, скотоводством и народными промыслами. Конечно, эти отрасли в разных районах Чечни были развиты не одинаково, что было связано с многообразием природных условий.

Рассмотрим вид взаимопомощи, связанный с земледелием. Чаще всего она организовывалась родственниками или соседями для различного рода сельскохозяйственных работ: при посеве, прополке, уборке урожая. Осенью или в зимний период организовывалась помощь в лущении кукурузы, фасоли. В таких мероприятиях принимала участие женская половина общества, куда приходили и парни, но не столько для работы, сколько для развлечения [5, С.336]. Согласно собранным нами полевым материалам, такие формы взаимопомощи организовывались специально для девушек, гостьи-девушки или парней для общения. На таких мероприятиях молодые люди танцевали, пели песни, т.е. это становилось местом встречи, общения, выбора спутника жизни. С другой стороны – это могло быть и местом смотрин для девушек, поскольку женщины смотрели, насколько девушки умеют вести себя, как одеты и т. д. [6, ПМА]

 Наиболее активной помощь была осенью во время сенокоса и уборки сена, садовых плодов, винограда и др. Все виды работ заканчивались совместной трапезой, танцами, весельем [7, ПМА].

Как отмечает этнолог Ю. И. Семенов, люди объединялись не только для оказания помощи нуждающимся, но также и для объединения средств труда для обработки земли, сева, сбора урожая, обмолота и т.д. Так например, если у одного из группы, состоящей в основном из родственников, имелись орудия труда и сельскохозяйственный инвентарь, а у другого – рабочий скот, они объединялись [8, С.36]. Такой вид, как и другие формы взаимопомощи, были известны и другим народам Кавказа, например, у кабардинцев, осетин, ингушей [9.С 282- 283; С. 445 – 447; 90 – 105 и др.]

Полевые материалы говорят о том, что в некоторых сельских обществах участки земли, полученные у чеченцев (ХIХ – начало ХХ века) для квартала с согласия их владельцев не делились на мелкие паи – «дакъош», а обрабатывались все вместе, как правило, родственниками. Такой вид взаимопомощи, для которой была обязательной помощь родственников на всех этапах производства и общность средств производства в процессе труда, возможно следует считать наиболее архаичной и восходящей к патриархально-родовому строю. Об архаичности этого вида взаимопомощи говорит и тот факт, что в подобных родственных коллективах, независимо от вклада в коллективный труд, урожай делился поровну. Некоторые семьи не могли принимать участие в подобных объединениях ни тягловой силой, ни инвентарем, ни рабочей силой, т. к. в чеченских селениях встречалось значительное количество малоимущих семей – это вдовы с малолетними детьми, одинокие старики, не имеющие сыновей. В таких случаях помощь оказывалась безвозмездно.  Это была своего рода поддержка слабых чеченских семей, хозяйств, что в итоге способствовало сохранению экономической стабильности. Нам представляется, что институт взаимопомощи, охватывая разные стороны жизни чеченцев, играл важную роль в том, что в Чечне, как и на всем Северном Кавказе, нищих практически не было.

 Жизнеспособность и жизнестойкость родственных семей – патронимии – «гара», в некоторой степени обеспечивалась благосостоянием составляющих ее семей и отсюда то большое значение, которое община в целом придавала институту взаимопомощи.

Все виды взаимопомощи имели свои определенные варианты, т.е. включали разные элементы: хозяйственно-трудовые, бытовые, праздничные, ритуальные и другие.

Так, например, информатор из с. Старая Сунжа рассказала о родственнике, который вынужден был произвести забой травмированного быка. Мясо было быстро раскуплено родственниками, чтобы хозяин мог восстановить потерю [10, ПМА]. Подобные случаи встречались и у других северокавказских народов, например, у сюргинских даргинцев [11, C. 186].

Значительное место в хозяйственной деятельности чеченцев занимали ремесла и промыслы. Традиции взаимопомощи проникли в сферу кустарно-ремесленного производства чеченцев и укоренились в рассматриваемое время. Чеченские женщины занимались обработкой шерсти, выделывали из шерсти ковры – «къорза истанг», паласы, сукна, войлок, а также разные изделия: обувь, бешметы и многое другое [12. C. 86].

Существенное место в хозяйственной жизни занимали сборы женщин для помощи родственнице или односельчанке в первичной и последующей обработке шерсти-сырья, лежащего в основе суконно-ткацкого, войлочно-бурочного производства. Значительное место в народных промыслах занимала выделка овчины и кожи. Признанным центром бурочного производства были такие селения как Толстой-Юрт, Старые Атаги, Шали.

Важную роль в хозяйстве чеченцев играла помощь, связанная со строительно-ремонтными работами. Примечательно, что члены семейно-родственной группы оказывали помощь при строительстве дома для молодой семьи. При этой форме взаимопомощи соблюдалось половое разделение труда. Тяжелую работу выполняли мужчины (подготовка леса, покрытие крыши и др.), а обмазкой дома занимались женщины. Саман изготавливали совместно и мужчины, и женщины. «Белхи» обязательно сопровождался общей трапезой, (мужчины и женщины принимали пищу отдельно) песнями и танцами. Родственники молодой пары оказывали посильную помощь.

Взаимопомощь оказывалась в устройстве свадеб, похорон и т.д.  Это выражалось в преподнесении подарков (отрезы материи, предметы домашней утвари, готовая одежда, небольшая сумма денег и т.д.).

Одной из форм взаимопомощи в традиционном чеченском обществе считалось одалживание, как продуктами питания, так и рабочим скотом. Морально-этические нормы не позволяли отказывать нуждающимся в чем-либо. Тем не менее, после захода солнца давать кому-либо соль, режущие предметы, металлическую утварь и особенно огонь из очага не рекомендовалось. Считалось, что вместе с этим уходит достаток, удача, благополучие из этого дома. Также не одобрялось дарить, одалживать и выносить из дома обувь и одежду ребенка, кормящей матери, беременной женщины, невесты и т.д.

У всех народов Кавказа, в том числе и чеченцев, обычай родственной или соседской взаимопомощи выступал как сложный и многогранный институт, который исходил из особенностей хозяйства и специфики социальных отношений.

В чеченском традиционном обществе, собравшиеся на помощь люди (родственники, соседи или односельчане), придерживались целого комплекса этических норм. По нормам этикета каждый из присутствующих старался сделать больше, лучше, завершив работу на своем участке, помогал другим. Начинали и завершали работу все вместе. Хозяин также принимал участие, работая наравне со всеми, но никогда не указывал на недостатки, не упрекал участников «белхи» в недобросовестности.

Этика предъявляла и определенные требования к пришедшим на «белхи». Считалось неэтичным работать плохо, «спустя рукава». Среди пришедших на «белхи» могли быть острословы, шутники, которые высмеивали ленивых работников. Нормы и правила этикета требовали от участников «белхи» работать с полной отдачей, здесь присутствовал дух состязательности – «яхь» [13, ПМА].

Главную работу выполняли женщины. Несмотря на то, что работа была связана с глиной, девушки приходили красиво одетыми. Девушки на «белхи» демонстрировали свою ловкость, умение, сноровку, что вызывало похвалу и восхищение присутствующих. Многие восклицали в адрес таких девушек: «Ирс ду и йо1 керта кхочу чера» – «Счастлив двор, куда войдет эта девушка»; «Оьзда ю, хаза ю, г1илакх долуш ю, белха кади ю, лелар хаза ду, бедар оьзда ю» – «Красива, умеет соблюдать нормы, ловка при работе, одета со вкусом» [14, ПМА]. На «белхи» молодежь могла проявить свои способности и завоевать репутацию завидного жениха или невесты. Для чеченцев участие в «белхи» было обязательным, необходимым делом. Во время этого мероприятия проявлялись чувства коллективизма, ответственности.

Традиционно этот обычай не был ни обязанностью, ни разновидностью трудовой повинности населения. Помощь односельчанину или родственнику оказывалась добровольно, без принуждения. Участие во взаимопомощи, в какой бы форме она не проявлялась, член коллектива считал своим моральным долгом.

Обычай родственной взаимопомощи достаточно широко был распространен и у народов Северного Кавказа, Средней Азии и России [15, C.323 -324; С. 244]. Это является подтверждением мысли о том, что одинаковые или схожие условия хозяйственно-экономической и социальной жизни общества порождают схожие или идентичные обычаи, обслуживающие общественный быт этих обществ.

Так, например, в тяжелейшие годы, связанные с депортацией в Казахстан и Среднюю Азию, чеченцы благодарны казахскому, киргизскому и другим народам, которые жили в этих республиках, за материальную и моральную помощь и поддержку, безвозмездно оказанную им.

Оказавшись в Казахстане, чеченцы не нарушали своего морального кодекса и во взаимоотношениях с другими народами придерживались своих обычаев и этических норм поведения.

Жизнеобеспечение чеченцев выработало дух коллективизма и трудовой взаимопомощи. Освоение труднодоступных участков для выращивания зерновых культур, необходимость дачи отпора непрошеным гостям, горе, несчастья, потери кормильцев в семье всегда сближали людей. Это особенно ярко проявилось в годы депортации [16, С.148].

И в наше время среди лучших традиций, унаследованных от прошлых поколений, обычай взаимопомощи функционирует, продолжает жить, когда нуждающиеся в рабочей силе или испытывающие временные материальные затруднения, получают безоговорочно и безвозвратно помощь от своих родственников, соседей и т.д. Традиции взаимопомощи характеризуют важнейшие стороны культурно-бытовой жизни чеченцев.

Таким образом, «белхи» являлся, с одной стороны, местом общения людей разного возраста, с другой, школой трудового и нравственного воспитания, где происходил обмен знаниями, закреплялись и передавались производственные навыки и нормы поведения.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Чурсин Г.Ф. Очерки по этнологии Кавказа. Тифлис, 1913. С. 22-41.
  2. Щербина Ф. Общинный быт и землевладение у кавказских горцев // Северный Вестник. Отд. 2. №2. М., 1886. С. 142
  3. Дубровин Н. Ф. История войны и владычества русских на Кавказе, Т.1., СПб.,1876. ; Леонтович Ф.И.Адаты кавказских горцев. Одесса, 1882; Ковалевский М.М. Современный обычай и древний закон М.,1886; его же: Закон и обычай на Кавказе. М.,1883 – 1889 др.
  4. Егорова В.П. Пережиточные формы в общественном быту народов Дагестана в Х1Х –начале ХХ вв.// Развитие феодальных отношений у народов Северного Кавказа. Махачала,1986, С.272 – 277; Гимбатова М.Б. Культура поведения и этикет в обычаях взаимопомощи // Культура поведения и этикет в семейном и общественном быту  ногайцев / Х1Х – начало ХХ века/.Махачкала, 2007, С. 254 – 274; Бабич И. Взаимопомощь // Народные  традиции в общественном быту кабардинцев. М.,1995, С.96 – 103.
  5. Хасбулатова З.И. Традиции коллективной взаимопомощи // Чеченцы. Сер. Народы и культуры. М., 2012. С. 336.
  6. ПМА. Инф. Юсупова Хьава, 1917 г.р., с. Урус-Мартан, 1991.
  7. ПМА. Инф. Тарамова Яхита, 1920- г.р., с. Герменчук, 1984; Сакаев Висхан, 90 лет, с. Эшилхотой, Веденский р-он, 1982 и др.
  8. Семенов Ю.И. Взаимопомощь // Социально-экономические отношения и соцнормативная культура: Свод этнографических понятий и терминов. М., 1986. С. 36.
  9. Мамбетов Г.Х. Формы крестьянской взаимопомощи//История Кабардино-Балкарской АССР,.Т.1,М.,1967; Магаметов А.Х. Взаимопомощь// культура и быт осетинского народа.Орджоникидзе,1968; Христианович В.П. Горная Ингушия. К материалам по экономике альпийского ландшафта. Ростов на Дону,1928.
  10. ПМА. Инф. Мусаева Кокха, 1910 г.р., с. Старая Сунжа, 1980.
  11. Лугуев С.А. Традиционные нормы межличностного и группового общения народов Дагестана в XIX – начале ХХ в. Махачкала, 2007. С. 186.
  12. Маркграф О.В. Очерки кустарных промыслов Северного Кавказа с описанием техники производства. М., 1882. С. 86; Пиралов А.С. Краткий очерк кустарных промыслов Кавказа // Весь Кавказ. Баку, 1914. Т. 1.
  13. ПМА. Инф. Мазоалиева Ази, 1934 г.р., ст. Мекенская, Надтеречного р-на, 1982; Тагиров Усман, 1920 г.р., с. Борзой, Шатоевского р-на, 1984.
  14. ПМА. Инф. Яндарова Табарик, с. Ведено, 100 лет. 1990.
  15. Маан О. Общественный быт // Абхазы. Серия: Народы и культуры. М., 2007. С. 323-324; Заседателева Л. Б. Терский сборник. Вып. 3. М., 2018. С. 244.
  16. Ермекбаев Ж. А., Исакиева З. С. Этнография жизни чеченцев в Центральном Казахстане. Теория и практика общественного развития (2014, № 20) Издательский дом «ХОРС» (Краснодар) 147-150.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Chursin G.F. Ocherki po etnologii Kavkaza [Essays on Ethnology of the Caucasus]. Tiflis, 1913. P. 22-41. [In Russian]
  2. Shcherbina F. Obshchinnyi byt i zemlevladenie u kavkazskikh gortsev [Community Life and Land Tenure among Caucasian Highlanders] // North Herald. 2. No.2. M., 1886. P. 142 [In Russian]
  3. Dubrovin N. F. Istoriya voiny i vladychestva russkikh na Kavkaze [History of War and Russian Dominion in the Caucasus] 1, St. Petersburg, 1876; Leontovich F.I.Adaty kavkazskikh gortsev [Adats of the Caucasian Highlanders]. Odessa, 1882; Kovalevskii M.M. Sovremennyi obychai i drevnii zakon [Modern Custom and Ancient Law] M., 1886; ego zhe: Zakon i obychai na Kavkaze [the very same: Law and Custom in the Caucasus]. M.,1883 – 1889. [In Russian]
  4. Egorova V.P. Perezhitochnye formy v obshchestvennom bytu narodov Dagestana v XIX –nachale XX vv. [Remnant Forms in the Public Life of the Peoples of Dagestan in the ХIХ – Beginning of the XX Centuries] // Development of Feudal Relations among the Peoples of the North Caucasus. Mahachala, 1986, P.272 – 277 [In Russian]
  5. Khasbulatova Z.I. Traditsii kollektivnoi vzaimopomoshchi [Traditions of Collective Mutual Help] // Chechens. Peoples and Cultures Ser. M., 2012. P. 336. [In Russian]
  6. Inf. Yusupova Hyava [Field data of the author. Inf. Yusupova Hyava], born in 1917, Urus-Martan, 1991. [In Russian]
  7. Inf. Taramova Yakhita, 1920, s. Germenchuk, 1984; Sakaev Vishan, 90 let [Field data of the author. Inf. Taramova Yakhita, born in 1920, p. Germenchuk, born in 1984; Sakaev Viskhan, 90 years old], Eshilkhatoy, Vedeno district, 1982. [In Russian]
  8. Semenov Yu.I. Vzaimopomoshch [Mutual Help] // Socio-Economic Relations and Social Normative Culture: Code of Ethnographic Concepts and Terms. M., 1986. P. 36. [In Russian]
  9. Mambetov G.Kh. Formy krestyanskoi vzaimopomoshchi [Forms of Mutual Help among Peasants] // History of the Kabardino-Balkarian Autonomous Soviet Socialist Republic, V.1, M., 1967 [In Russian]
  10. Inf. Musaeva Kokha [Field data of the author. Inf. Musaev Kokha], born in 1910, Staraya Sunzha, 1980. [In Russian]
  11. Luguev S.A. Traditsionnye normy mezhlichnostnogo i gruppovogo obshcheniya narodov Dagestana v XIX – nachale XX v. [Traditional Norms of Interpersonal and Group Communication of the Peoples of Dagestan in the 19th – early 20th Centuries] Makhachkala, 2007. P. 186. [In Russian]
  12. Markgraf O.V. Ocherki kustarnykh promyslov Severnogo Kavkaza s opisaniem tekhniki proizvodstva [Essays on Handicrafts of the North Caucasus with a Description of Production Techniques]. M., 1882. P. 86 [In Russian]
  13. Inf. Mazoalieva Azi, 1934 g.r. [Field data of the author. Inf. Masoalieva Azi, born in 1934], Mekenskaya St., Nadterechny district, 1982; Tagirov Usman, born in 1920, Borzoy village, Shatoevsky district, 1984. [In Russian]
  14. Inf. Yandarova Tabarik [Field data of the author. Inf. Yandarova Tabarik] Vedeno Village, 100 years old. 1990. [In Russian]
  15. Maan O. Obshchestvennyi byt [Public Life] // Abkhazians. Series: Peoples and Cultures. M., 2007. P. 323-324; Zasedateleva L. B. Tersky Collection. Vol. 3. M., 2018. P. 244. [In Russian]
  16. Ermekbaev Zh. A., Isakieva Z. S. Etnografiya zhizni chechentsev v Tsentralnom Kazakhstane [Ethnography of the Life of Chechens in Central Kazakhstan]. Theory and Practice of Social Development (2014, No. 20) Publishing House “HORS” (Krasnodar) 147-150. [In Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.