Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.110.8.112

Скачать PDF ( ) Страницы: 185-191 Выпуск: № 8 (110) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Ся Шуан. КОНЦЕПЦИЯ ШЁЛКОВОГО ПУТИ В XIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА / Шуан. Ся, С. Р. Халмакшинова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 3. — С. 185—191. — URL: https://research-journal.org/hist/koncepciya-shyolkovogo-puti-v-xix-pervoj-polovine-xx-veka/ (дата обращения: 17.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.112
Ся Шуан. КОНЦЕПЦИЯ ШЁЛКОВОГО ПУТИ В XIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА / Шуан. Ся, С. Р. Халмакшинова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 3. — С. 185—191. doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.112

Импортировать


КОНЦЕПЦИЯ ШЁЛКОВОГО ПУТИ В XIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА

КОНЦЕПЦИЯ ШЁЛКОВОГО ПУТИ В XIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА

Научная статья

Ся Шуан1, *, Халмакшинова С.Р.2

1 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Москва, Россия;

2 Иркутский национальный исследовательский технический университет, Иркутск, Россия

* Корреспондирующий автор (free.yiyi[at]163.com)

Аннотация

С выдвижением инициативы «Один пояс — один путь», степень внимания к понятию «Шёлковый путь» значительно повысилась, а самое понятие прочно закрепилось в современном обществе. В данной статье была рассмотрена история концепции Шёлкового пути на раннем этапе — в XIX – первой половине XX в. На базе новейших исследований показано, что история концепции начинается не в конце XIX в., как предполагалось ранее, но в начале столетия. Учитывая открывшиеся факты, переосмыслена роль Ф. фон Рихтгофена в процессе развития концепции. С помощью инструмента Google Ngram Viewer оценена степень распространения понятия в исследуемый период и поставлен вопрос о природе стремительного роста его популярности в 30‑е гг. XX в.

Ключевые слова: Шёлковый путь, Великий Шёлковый путь, история концепции, Китай, Центральная Азия.

THE CONCEPT OF THE SILK ROAD IN THE PERIOD
FROM THE 19TH TO THE FIRST HALF OF THE 20TH CENTURY

Research article

Xia Shuang1, *, Khalmakshinova S.R.2

1 Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Moscow, Russia;

2 Irkutsk National Research Technical University, Irkutsk, Russia

* Corresponding author (free.yiyi[at]163.com)

Abstract

With the promotion of the “One Belt, One Road” initiative, the degree of attention to the concept of “Silk Road” has significantly increased, and the concept itself is firmly entrenched in modern society. The article examines the history of the concept of the Silk Road at its early stage — in the period from the 19th century and to the first half of the 20th century. The latest research demonstrates that the history of the concept begins at the beginning of the century and not at the end of the 19th century as previously assumed. Taking into account the newly found facts, the study redefines the role of Ferdinand von Richthofen in the process of developing this concept. With the help of the Google Ngram Viewer tool, the authors estimate the degree of dissemination of the concept in the period under study and raise the question about the nature of the rapid growth of its popularity in‑the 30s of the 20th century.

Keywords: the Silk Road, the Great Silk Road, history of a concept, China, Central Asia.

Понятие «Шёлковый путь» (ШП) прочно вошло в обиход современного человека. Степень внимания к нему значительно возросла в последние годы с выдвижением в 2013 г. председателем КНР Си Цзиньпином инициативы «Один пояс — один путь», частью которой являются «Экономический пояс Шёлкового пути» и «Морской Шёлковый путь XXI в.». Тематика ШП регулярно освящается в научных и популярных статьях. В результате широкого использования понятия в массовом сознании распространено представление о том, что феномен Шёлкового пути был известен с древности. Авторы научных статей порой указывают на то, что само понятие появилось лишь в конце XIX в., не углубляясь, однако, в подробности его становления. Рассмотрение истории концепции ШП на всем её протяжении, что составляет около двухсот лет, — предмет более масштабного исследования. В рамках данной статьи наша цель — изучить процесс зарождения представления о ШП и начала его распространения в XIX – первой половине XX вв.

Изучение истории понятий и концепций зачастую концентрируется на поиске личности автора термина. Эта тенденция, вероятно, пришла в данную область исследований из истории естественных наук, в которой особое значение традиционно придавалось определению первооткрывателя, будь то создание технологии, описание ранее не освященной в науке географической локации или редкого вида. Однако, если для естественных наук такой подход оправдан тем, что первооткрыватель получал реальные или моральные права на свои открытия — патент на технологию, право на вновь открытые земли и т.д., то в гуманитарных исследованиях он часто не просто бесполезен, но и становится причиной искаженного отображения истории. Стремление определить «личность создателя» концепции приводит к тому, что авторство многих идей фиксируется за определенным человеком, в то время как их появление на самом деле стало результатом мыслительного труда многих людей в одном направлении. Подобная ситуация сложилась и в современных исследованиях истории концепции Шёлкового пути.

«Имя Фердинанда фон Рихтгофена (1833 – 1905) — известного немецкого философа — занимает особое место в пантеоне «первопроходцев Шёлкового пути». Практически каждая работа на тему Шёлковых путей содержит упоминание о нём как об авторе термина (die Seidenstrasse), хотя немногие из тех, кто его цитирует, утруждали себя определением смысла его слов» [11]. Американский исследователь в данном случае говорит в первую очередь о литературе на английском языке, однако то же самое можно отметить и в отношении русскоязычных работ. Мнение о том, что именно Рихтгофен впервые употребил понятие «Шёлковый путь» в 1877 г., глубоко укоренилось как в популярной литературе, так и в статьях историков, которые, вероятно, были успокоены тем, что «первооткрыватель» найден, и заостряли внимание на других аспектах истории концепции ШП. Дополнительным фактором, сдерживавшим исследования более ранней истории понятия, выступил, вероятно, языковой барьер: термин «Шёлковый путь» появился в среде германских учёных, поэтому изучение связанных с ним вопросов требовало знания немецкого языка. Несмотря на это, повышенное внимание к теме ШП в последние годы привело в конце концов к более точному прояснению и данного вопроса.

Ещё в статье 2013 г. исследователь Т. Чин привела карту 1805 г. за авторством австрийского учёного итальянского происхождения Джозефа Хэйгера «Маршрут греческих караванов в Китай». Как и впоследствии Рихтгофен, он черпал вдохновение в античном источнике — «Географии» Птолемея Александрийского (II в. н.э.), в которой автор со ссылкой на географа Марина Тирского описывает путь в Серес (лат. Seres, Страна шёлка), как латиняне называли Китай: «Этот путь используется западными купцами для торговли шёлком. Он начинается от переправы через Евфрат и ведет на восток в Серес, проходя мимо так называемой каменной крепости, и заканчивается в столице страны — Сере [Сиань или Лоян]» [цит. по 14, C. 144]. Изображая данный торговый маршрут на карте, австрийский учёный поместил в углу карты изображение тутового шелкопряда, связав, таким образом, этот путь с шёлком [1, C. 201]. Учёный не использовал термин «Шёлковый путь», однако очевидно установил идейную взаимосвязь данного торгового маршрута и основного товара, который по нему перевозили. Более 80 лет разделяет публикацию данной карты и первое зафиксированное употребление термина Рихтгофеном. Такой значительный период истории концепции ШП оставался непроясненным вплоть до последнего времени: в 2019 г. вышла статья независимого исследователя из Бельгии Маттиуса Мертенса «Действительно ли Рихтгофен создал термин «Шёлковый путь»?» (Mertens, 2019), которая во многом восполнила данный пробел.

Интересным будет, во-первых, отметить метод исследования, использованный историком. Для определения степени распространения термина в различное время он использовал систему Google Ngram Viewer, которая позволяет определить частоту употребления заданных слов или фраз в определенный период на основании поиска фразы по содержанию массива отсканированных книг. Запрос по термину «Шёлковый путь» («Seidenstraße») в немецкой базе показал, что он использовался в научной литературе и до 1877 г. Проверка данных поисковой системы выявила целый ряд более ранних работ, в которых упоминается «Шёлковый путь», и, возможно, позволила установить действительно первый факт использования термина. Однако, как призывает сам автор, не стоит чрезмерно заострять внимание на роли отдельной личности в сложном процессе формирования концепции [7, C. 7].

Итак, восстановим вслед за Мертенсом в обратном хронологическом порядке цепочку фактов использования термина немецкими учёными XIX в. В 1874 г. — за три года до публикации первого тома книги Рихтгофена — немецкий учитель истории старшей школы Роберт Мак (Robert Mack) защитил диссертацию под заглавием «Значение Чёрного моря для мировой торговли». Шёлковый путь в ней упоминается однажды, как торговый путь из Китая до Центральной Азии, откуда он продолжался через Черное море в Европу. «… кажется, можно с уверенностью сказать, что Мак позаимствовал термин в другом месте, и его корни стоит искать в более отдаленном прошлом» [7, C. 2]. Возможным источником вдохновения для него стал «Учебник по географии для средних и старших курсов высших учебных заведений» Германа Гуте (Hermann Guthe), вышедший в 1868 г. Шёлковый путь в нём упоминается однажды, причем в контексте применения термина ощущается прямое влияние вышеуказанного античного источника: упоминаются и римские купцы, и «каменная башня» [7, C. 2]. В 1858 г. Иоганн Кауффер (Johann Kaeuffer) в своей трёхтомной «Истории Восточной Азии» упоминает шёлковый путь пять раз. При этом в его работе также содержится явная отсылка к пути Марина/Птолемея: «… Кауфер заключил, что Шёлковый путь начинался на берегах Евфрата в Месопотамии и отправлялся оттуда в Китай» [7, C. 2]. Кроме того, учёный использует термин как общеизвестный, применяя к нему такие определения как «старый», и в одном месте даже «знаменитый». Это обстоятельство стало для Мертенса указанием на наличие более раннего источника. Последующий поиск привел его к трудам выдающегося немецкого учёного Карла Риттера (Carl Ritter).

Основным трудом одного из основоположников современной географической науки Карла Риттера стало фундаментальное описание Азии и Африки «Землеведение по отношению к природе и человеческой истории» (Die Erdkunde im Verhaltniss zur Natur und zur Geschichte des Menschen). В данной работе он неоднократно использовал словосочетания, близкие по смыслу к понятию «Шёлковый путь». Так, во втором томе первого издания «Землеведения» 1817 – 1818 гг., он пишет о «Великом пути в Фергану» (die große Straße von Ferghana) и «Великом пути в Серес» (große Handelsstraße zu den Seren]), ссылаясь при этом на Птолемея Александрийского [7, C. 3]. В его понимании «путь в Серес» был системой торговых путей, соединявших Центральную Азии с Китаем, не касаясь Рима и Ближнего Востока. Через десять страниц от упоминания данных терминов, Риттер вплотную подходит к употреблению исследуемого термина: «Используя в этом месте словосочетание Straße der Seren или «путь в Серес» Риттер еще раз устанавливает прямую связь между шёлком и торговым путём из Китая через Центральную Азии с более западными регионами. Таким образом фраза Straße der Seren является верным предшественником понятия «Шёлковый путь»» [7, C. 3].

Во втором издании «Землеведения», которое включало девятнадцать томов и выходило с 1822 по 1859 гг., Риттер пошёл дальше и употребил, насколько нам известно, впервые, термин «Шёлковый путь». Во втором томе второго издания, вышедшем в 1832 г., он вновь возвращается к теме «древнего пути в Серес» (die alte Straße der Seren). В томе восьмом, посвященном Ирану и вышедшем в 1838 г., Риттер рассуждает о причинах успешного развития шелководства в древности в иранской провинции Гилян. Отвергая теорию о независимом происхождении шёлка в данной местности, Риттер склоняется к его привнесению из Китая. Указывая на наличие морского торгового пути через Аравийское море, Индию и Шри-Ланку, Риттер также предположил вероятное функционирование «северного сухопутного «Шёлкового пути»» (nördliche continentale Weg der Seidenstraße) [7, C. 4]. Бельгийский историк делает «осторожное предположение» о трактовке терминов Риттером: «Straße der Seren относилось к системе путей из Китая в Центральную Азию. Эти пути, однако, являли собой лишь составную часть более протяженного Seidenstraße, который покрывал всё расстояние от Китая до Запада, в данном случае, Каспийского моря» [7, C. 5]. Для нас в данном случае удивителен не только факт столь раннего употребления термина «Шёлковый путь», который увеличивает продолжительность истории термина на сорок лет, но и прямое сопоставление морского и сухопутного шёлковых путей, что станет свойственным для концепции ШП впоследствии.

Обнаружение более ранних фактов использования словосочетания «Шёлковый путь», безусловно, открывает новую страницу в истории данной концепции. Однако стоит ли теперь передать лавровый венок «первооткрывателя» понятия от Рихтгофена к Риттеру? Мертенс призывает не идти вновь по тому ложному логическому пути, который привел нас к закреплению за Рихтгофеном безусловных «прав» на термин «Шёлковый путь». Историк отмечает, что в своей работе Риттер пользовался наработками многих учёных и поэтому возможны новые открытия в истории концепции Шёлкового пути. Например, близкую терминологию также использовал Фердинанд Генрих Мюллер в книге «Угрское племя» (Der Ugrische Volksstamm) 1837 г., где он говорит о «Великом пути в Серес» (auf der großen Serenstraße) [7, C. 5].

Открытие новых фактов раннего использования термина «Шёлковый путь» не должно также умалять вклада Ф. фон Рихтгофена в развитие концепции. Немецкий учёный впервые дал чёткое определение исследуемого понятия. Основываясь не только на античных, но также и на китайских источниках, он заключил, что Шёлковый путь функционировал между 114 г. до н.э. и 120 г. н.э. Хотя сегодня такое определение считается слишком узким не только с популярной, но и с научной точки зрения [6], [11], важным является факт ограничения смысла термина во времени и пространстве. Кроме того, именно благодаря Рихтгофену термин «Шёлковый путь» впервые покинул пределы германоязычной научной среды. Его специальная статья по данной теме 1877 г., составленная на основе соответствующей лекции, была переведена годом позднее на английский язык и стала доступна для читателей как в Великобритании, так и в США [8].

Важное значение для распространения понятия Шёлковый путь имели также труды Элизе Реклю и Альберта Германна. Первый из них — французский географ, который учился под руководством Риттера в Берлинском университете — стал автором семитомной «Всеобщей географии» (Nouvelle géographie universelle: la terre et les hommes. 19 vols. Paris: Librairie Hachette et Cie, 1882.), в которой в том числе говорил о Шёлковом пути (la Route de la Solie). Его книга была переведена на английский язык и издана в 1895 г. Последний стал автором первого специального труда, посвященного Шёлковому пути — «Древний Шёлковый путь между Китаем и Сирией: вклад в географию древней Азии» (Die alte Seidenstrassen zwischen China und Syrien: Beiträge zur alten Geographie Asiens. Berlin: Weidmannsche Buchhandlung, 1910). Данная работа вызвала определенную волну интереса к понятию Шёлкового пути в германоязычной среде, как показывают графики Google Ngram Viewer.

Приведенные выше факты говорят о том, что история концепции Шёлкового пути началась не в конце, но в начале в XIX в. На протяжении первого полувека своего существования термин был известен узкому кругу немецких учёных, и начал получать распространение в мире лишь в конце XIX в. В то же время графики Google Ngram для запросов «the Silk Road» по английской базе и «Seidenstraße» по базе немецкой определённо показывают, что термин стал встречаться в литературе намного чаще в 30-е гг. XX в. Таким образом действительно широкое распространение понятия «Шёлковый путь» связано прежде всего с деятельностью не кабинетных учёных, а исследователей-практиков, которые стали посещать северо-западный Китай в первой четверти XX в. и составлять красочные и снискавшие широкую популярность отчеты о своих путешествиях.

Во время пребывания в Китае в 1868 – 1872 гг. Рихтгофену не удалось посетить северо-запад страны из-за политической нестабильности в регионе. Впоследствии при составлении книги «Китай» он опирался исключительно на письменные источники и свой опыт пребывания в южных, центральных и северных провинциях. То, что не удалось учителю, смог осуществить ученик — шведский исследователь Свен Гедин (1865 – 1952). Гедин совершил три исследовательские поездки в Синьцзян: в 1893 – 1897, 1899 – 1902 и 1905 – 1908 гг., а в 1927 – 1935 гг. также возглавлял крупную международную экспедицию по отдаленным районам Китая — Синьцзяну, Тибету, Монголии (Wahlquist). Результаты каждой поездки он отражал не только в научных отчётах, но и в приключенческой беллетристике, которая снискала ему широкую популярность. «… спрос на его книги в Германии, по-видимому, был ненасытным. Брокгауз регулярно выпускал полные, короткие и еще более короткие версии одного и того же произведения, все под одним названием, часто в популярных сериях для юных читателей» [10]. Широкая известность принесла и оценку со стороны властей родной страны — в 1902 г. Гедин стал последним подданным шведского короля, которому было пожаловано дворянство, а с 1913 по 1952 гг. он занимал одно из 18 мест в Шведской Академии, ответственной за распределение Нобелевской премии. Учитывая все вышесказанное, многие историки считают, что в 20‑30‑х гг. XX в. он был «самым известным шведом в мире» [9]. Закономерно поэтому, что выход в 1936 г. книги Гедина под названием «Шёлковый путь», которая явилась результатом наиболее крупной экспедиции по отдалённым районам Китая, стал важнейшим моментом в истории развития концепции ШП.

Книга «Шёлковый путь» по выражению одного из исследователей — «… типичное для Гедина сочинение, в основном посвященное рассказу о путешествиях с вкраплением ярких описаний приключений» [11, C. 17]. Объем книги в её английском переводе составляет чуть более трёхсот страниц. Глава «Шёлковый путь» занимает страницы с 223 по 234, до этого словосочетание употребляется в книге редко. В специальной главе даётся описание северного и южного маршрутов ШП, рассказывается о путешествии Чжан Цяня, приводятся примеры популярности шёлка среди наиболее богатых жителей древнего Рима. Противопоставляя этим картинам современное запущенное состояния Шёлкового пути, Гедин призывает восстановить былое величие торгового маршрута через Центральную Азию в Европу [3]. Таким образом, с точки зрения содержания Шёлковому пути уделено в книге небольшое внимание, однако её появление, безусловно, способствовало стремительному распространению понятия в мире.

Как и многие другие сочинения С. Гедина, книга «Шёлковый путь» была переведена на английский, японский и другие языки. Стоит, однако, отметить, что её распространение в мире имело неоднородный характер. Дело в том, что, начиная примерно со времени Первой мировой войны Гедин стал склоняться к идеологии немецких националистов. Несмотря на замалчивание фактов его тесных связей с национал-социалистическим движением в официальной шведской историографии, современные исследования показывают всю неприглядную очевидность его политических предпочтений [4], [2]. Например, являясь личным другом Гитлера, на церемонии открытия олимпиады 1936 г. в Берлине (в год выхода книги «Шёлковый путь» в Германии) С. Гедин выступал в поддержку национал-социалистического движения. Стойкость его убеждений подтверждается тем фактом, что шведский учёный не отказался от них и после Второй мировой войны: в 1945 г. он отправил в Германское посольство письмо с соболезнованиями о смерти Гитлера, а в послевоенное время поддерживал бывших нацистов [4].

Гедин не скрывал своих убеждений, и они были хорошо известны его современникам. С этим, вероятно, связаны фактическое отсутствие переводов его работ на русский язык после 1930 г. и, наоборот, широкая их популярность в Японии, где даже в самые напряженные военные годы находились ресурсы для перевода его работ. Так, в 1944 г. вышла книга «Шёлковый путь» на японском, одновременно с переводом работы А. Германа, речь о которой шла выше [13, C. 185]. Значение творчества Гедина в истории концепции Шёлкового пути подтверждается степенью внимания к теме ШП в СССР и Японии. Если в России данная проблематика остаётся неактуальной вплоть до 80-х гг., когда она начинает исследоваться международными организациями, то Япония, наоборот, стала одним из основных действующих лиц в деле развития и продвижения исследуемой концепции на раннем этапе.

Пример С. Гедина стимулировал других путешественников к изучению северо-западного Китая. Среди них особое место занимает британский исследователь венгерского происхождения Аурель Стейн. Привезённые им из Дуньхуана рукописи потрясли научный мир Европы и сделали Шёлковый путь объектом пристального внимания. Его открытие наделало так много шума, что привлекло внимание китайского правительства, которое не замедлило выступить с обвинениями в его адрес [5]. Подобной участи удалось избежать французскому учёному Полю Пеллио, который вслед за Стейном посетил Дуньхуан и вывез во Францию большое количество свитков. В 1914 – 1915 гг. буддийскую культуру этого древнего города исследовал российский учёный С.Ф. Ольденбург. В то же время популярностью стали пользоваться воспоминания путешественников, посетивших северо-западный Китай, таких как Питер Флеминг, Элла Мэйларт, Росита Форбс и другие [7, C. 7].

При использовании традиционного подхода к изучению истории концепции ШП подчеркивалось особое значение книги С. Гедина для распространения понятия «Шёлковый путь». Однако система Google Ngram Viewer заставляет по-новому взглянуть и на этот момент развития концепции. Запросы «the Silk Road» и «Seidenstraße» по английской и немецкой базе соответственно показывают, что стремительный рост популярности понятия начинается с 1933 – 1934 гг. Особенно показателен случай с «the Silk road»: график частоты употребления понятия уже достигает своего максимума к 1938 г., когда книга «Шёлковый путь» вышла на английском языке. Возможно, данное явление связано с техническими особенностями поиска, выполняемого системой. Более вероятным, однако, представляется следующее объяснение. Рост частоты употребления термина связан с общим ростом интереса к региону, связанным со сделанными там открытиями и выходом книг воспоминаний путешественников. Так как понятие «Шёлковый путь» был известен ранее, то сам рост количества текстов о Центральной Азии предполагает увеличение вероятности употребления термина.

Подводя итог данной статье, сделаем ряд обобщающих выводов.

Во-первых, на базе иностранной литературы нами было продемонстрировано, что история концепции Шёлкового пути начинается не в конце XIX в., как это предполагалось ранее, но ещё в начале столетия. Последние исследования установили факты непосредственного использования понятия в 1830‑х гг. («Землеведение» Карла Риттера), а также признаки существования концепции на уровне идеи ещё в 1805 г. (карта Джозефа Хэйгера). При этом сохраняется возможность новых открытий на данном направлении.

Обнаружение вышеуказанных фактов заставляет переосмыслить роль Ф. фон Рихтгофена в истории концепции ШП. Вместо «лавров первооткрывателя» ему следует отдать должное как значимому популяризатору понятия. Рихтгофен первым дал определение термину «Шёлковый путь», а также посвятил ему не только часть в крупной монографии, но и специальную статью, которая была переведена на английский язык и вышла в Великобритании и США.

В то же время ключевым моментом данного исследования следует признать обнаружение и использование новой методологии изучения истории концепции. Если раньше историкам концепции приходилось целиком полагаться лишь на письменные источники, что не позволяло достоверно определить степень распространения понятия, то теперь пример М. Мертенса показал, как эффективны могут быть такие инструменты, как Google Ngram Viewer, для проведения подобных изысканий. Вместо ручного поиска фактов употребления понятия в письменных источниках, у учёных в руках теперь есть инструмент моментального машинного поиска по содержанию большого корпуса книг, который в автоматическом режиме рассчитывает коэффициент частоты употребления термина в общем блоке литературы за определенный период. Несмотря на все несовершенства данного метода, которые носят в первую очередь технический характер и могут быть преодолены при понимании исследователем механизмов работы системы, принципиален тот момент, что машинный поиск решает задачу, недоступную для человека. Действительно, невозможно представить себе объем исследовательской работы, который потребовался бы для изучения аналогичного массива текстов в поисках определенного понятия. Трудно также представить себе понятие, изучение которого стоило бы подобных усилий.

В рамках данной статьи с использованием указанной методологии нами был установлена область в истории концепции ШП, требующая уточнения. А именно, неясными остаются причины стремительного роста популярности термина в 1930‑х гг. Если раньше этот феномен можно было прямо связать с выходом книги С. Гедина «Шёлковый путь», значение которой подтверждается и другими фактами истории концепции ШП, то на основании полученных графиков можно сделать вывод о том, что данная книга не имела исключительного значения, но стала лишь одним из важных факторов, подтолкнувших процесс популяризации понятия. Определение этих факторов — предмет специального исследования, которое потенциально может стать новой страницей в исследовании истории концепции ШП.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Chin T. The Invention of the Silk Road, 1877 / T. Chin // Critical Inquiry, 2013, Vol. 40, No. 1, pp. 194-219.
  2. Danielson, S.K. The Explorer’s Roadmap to National-Socialism. Sven Hedin, Geography and the Path to Genocide / S.K. Danielson. — Farnham: Ashgate Publishing, 2012.
  3. Hedin S. The Silk Road / S. Hedin. — London: Routledge, 1938.
  4. Hübinette, T. Asia as a Topos of Fear and Desire for Nazis and Extreme Rightists: The Case of Asian Studies in Sweden / T. Hübinette // Durham: Positions east asia cultures critique, 2007, 15(2):403-428.
  5. Jacobs, J.M. Confronting Indiana Jones. Chinese Nationalism, Historical Imperialism, and the Criminalization of Aurel Stein and the Raiders of Dunhuang, 1899–1944 / J.M. Jacobs // NY: Cornell University Press, China on the Margins, 2010, 65-90.
  6. Jacobs J.M. The Concept of the Silk Road in the 19th and 20th Centuries / J.M. Jacobs // Oxford Research Encyclopedia of Asian History, ed. David Ludden —New York: Oxford University Press, 2020.
  7. Mertens M. Did Richthofen Really Coin “the Silk Road”? / M. Mertens // The Silk Road — The Journal of The Silk Road House. 2019. № 17. P. 1–9.
  8. Markham R. The Ancient Silk-Traders Route Across Central Asia / R. Markham //  London: Geographical Magazine, № 5, Jan. 1878, pp. 10 – 14.
  9. Wahlquist H. Sven Hedin biography / H. Wahlquist // The Sven Hedin Foundation. [Electronic resource]. URL: https://svenhedinfoundation.org/biography/sven-hedin-biography/. (accessed 12.07.2021)
  10. Waugh D.C. A Sven Hedin Bibliography / D.C. Waugh // Sven Hedin Foundation, 2001. [Electronic resource]. URL: http://www.silkroadfoundation.org/bibliography/hedinb3.html. (accessed 12.07.2021)
  11. Waugh D.C. Richthofen’s ‘Silk Roads’: Toward the Archaeology of a Concept / D.C. Waugh // The Silk Road Foundation: The Silk Road, 2007, Vol. 5, № 1, pp. 1-10.
  12. 刘进宝。东方学视野下的《丝绸之路》 // P.: Tsinghua daxue xuebao, 2015, No. 4(30), pp. 64-71.
  13. 刘进宝。《丝绸之路》概念的形成与其在中国的传播// N: Zhongguo of sahwa of casua, 2018, №11, p. 181 202, 207.
  14. 田澍,孙文婷。概念史视野下的《丝绸之路》// Jilin: Shehui of casua Jansen, 2018, No. 2, pp. 143 151.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Chin T. The Invention of the Silk Road, 1877 / T. Chin // Critical Inquiry, 2013, Vol. 40, No. 1, pp. 194-219.
  2. Danielson, S.K. The Explorer’s Roadmap to National-Socialism. Sven Hedin, Geography and the Path to Genocide / S.K. Danielson. — Farnham: Ashgate Publishing, 2012.
  3. Hedin S. The Silk Road / S. Hedin. — London: Routledge, 1938.
  4. Hübinette, T. Asia as a Topos of Fear and Desire for Nazis and Extreme Rightists: The Case of Asian Studies in Sweden / T. Hübinette // Durham: Positions east asia cultures critique, 2007, 15(2):403-428.
  5. Jacobs, J.M. Confronting Indiana Jones. Chinese Nationalism, Historical Imperialism, and the Criminalization of Aurel Stein and the Raiders of Dunhuang, 1899–1944 / J.M. Jacobs // NY: Cornell University Press, China on the Margins, 2010, 65-90.
  6. Jacobs J.M. The Concept of the Silk Road in the 19th and 20th Centuries / J.M. Jacobs // Oxford Research Encyclopedia of Asian History, ed. David Ludden —New York: Oxford University Press, 2020.
  7. Mertens M. Did Richthofen Really Coin “the Silk Road”? / M. Mertens // The Silk Road — The Journal of The Silk Road House. 2019. № 17. P. 1–9.
  8. Markham R. The Ancient Silk-Traders Route Across Central Asia / R. Markham //  London: Geographical Magazine, № 5, Jan. 1878, pp. 10 – 14.
  9. Wahlquist H. Sven Hedin biography / H. Wahlquist // The Sven Hedin Foundation. [Electronic resource]. URL: https://svenhedinfoundation.org/biography/sven-hedin-biography/. (accessed 12.07.2021)
  10. Waugh D.C. A Sven Hedin Bibliography / D.C. Waugh // Sven Hedin Foundation, 2001. [Electronic resource]. URL: http://www.silkroadfoundation.org/bibliography/hedinb3.html. (accessed 12.07.2021)
  11. Waugh D.C. Richthofen’s ‘Silk Roads’: Toward the Archaeology of a Concept / D.C. Waugh // The Silk Road Foundation: The Silk Road, 2007, Vol. 5, № 1, pp. 1-10.
  12. Liu Jinbao. Dunfansjuje shie sjadje «sychou chzhilu» [“The Great Silk Road” from the point of view of Orientalism] [e. Saida] // P.: Tsinghua daxue xuebao, 2015, No. 4(30), pp. 64-71. [in Chinese]
  13. Liu Jinbao. Sychou chzhilu» gajnjan’ dje sinchjen czi ci czaj chzhungo dje chuan’bo [The formation of the concept of “silk road” and its distribution in China] // N: Zhongguo of sahwa of casua, 2018, №11, p. 181 202, 207. [in Chinese]
  14. Tian Shu, sun Vantin. Gajnjan’shi shie sjadje «sychou chzhilu» [“the Great silk road” from the perspective of the history of the concept”] // Jilin: Shehui of casua Jansen, 2018, No. 2, pp. 143 151. [in Chinese]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.