Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия
() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Залесская О. В. КИТАЙСКИЕ ТОРГОВЦЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ. / О. В. Залесская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/hist/kitajskie-torgovcy-na-dalnem-vostoke-rossii-v-konce-xix-nachale-xx-vv/ (дата обращения: 20.10.2020. ).

Импортировать


КИТАЙСКИЕ ТОРГОВЦЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

Залесская О. В.

Доктор исторических наук, Благовещенский государственный педагогический университет

КИТАЙСКИЕ ТОРГОВЦЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

Аннотация

В статье автор рассматривает деятельность китайских торговцев на российском Дальнем Востоке в конце XIX – начале XX вв., анализирует численность китайских торговых фирм, характеризует значение китайской торговли для освоения и заселения российского Дальнего Востока.

Ключевые слова: Дальний Восток России, китайские мигранты, китайские торговцы.

Zalesskaya O. V.

Doctor of  History, Blagoveshchensk State Pedagogical University

CHINESE TRADERS ON THE RUSSIAN FAR EAST IN THE LATE XIX – EARLY XX CENTURIES

Abstract

 The author considers the activity of the Chinese traders in the Russian Far East in the late XIX – early XX centuries, analyzes the amount of the Chinese trading firms, characterizes the value of the Chinese trade for development and settlement of the Russian Far East.

Keywords: Russian Far East, Chinese migrants, Chinese traders.

В середине XIX века, с подписанием Айгуньского и Пекинского договоров, было осуществлено юридическое разделение территорий России и Китая на Дальнем Востоке, а в последней четверти XIX в. назрели экономические и политические причины для китайской миграции на российский Дальний Восток.

Потребность в китайских мигрантах была обусловлена рядом устойчивых факторов. В этот период Россия активно осваивает дальневосточные территории. Начинается строительство Владивостокского порта, Уссурийской и Забайкальской железных дорог, развивается речное и морское пароходство. Происходит становление и развитие дальневосточной промышленности. Регион нуждался в рабочей силе, которая активно стала прибывать из географически близкого Китая.

В целом, исторический период середины XIX – начала XX вв. считается периодом активных международных миграций, потоки которых двигались из Европы в Австралию, Канаду, Аргентину, Новую Зеландию и Америку. В 1846-1924 гг. Европу покинули 48 млн. чел., что составило 12% от количества ее населения в 1900 г. Период середины XIX – начала XX вв. стал периодом масштабных внешних миграций и для Китая, где вторжение империалистических держав обусловило возникновение прослойки китайских кули, отправлявшихся на заработки за пределы родины. Всего в 1851-1925 гг. за пределы Китая по контрактам выехало 1 млн. 930 тыс. китайских чернорабочих, и китайская миграция на российский Дальний Восток стала частью общего потока китайских мигрантов, искавших лучшей доли за рубежом.

Китайские рабочие нуждались в продуктах и одежде китайского производства, что, в свою очередь, привлекало на Дальний Восток России китайских торговцев. Рынком сбыта их товаров стало и русское население, так как дальневосточная окраина России вследствие отдаленности от основных центров производства слабо снабжалась продовольственной и промышленной продукцией. Успешности их бизнеса способствовала большая протяженность русско-китайской сухопутной границы, что позволяло осуществлять и контрабандный провоз товаров.

Правилами для сухопутной торговли  России с Китаем 1861 и 1881 гг. предусматривалась свободная и беспошлинная торговля между русскими и китайцами в 50-верстной пограничной полосе. А экономическое развитие региона обусловило переход от примитивного товарообмена между порубежными жителями до развитой приграничной торговли с солидными товарооборотами и формированию класса купцов-посредников как с русской, так и с китайской стороны. Деятельность китайских торговцев широко разворачивается в конце XIX в., когда начинается более активное освоение и заселение дальневосточных территорий. Вследствие широкомасштабного переселенческого движения из европейской части России и высоких цен на товары в Приамурье и Приморье китайские купцы стали получать значительные прибыли, открывая повсеместно в российских городах и селениях свои лавки и магазины.

Китайские купцы сразу заняли лидирующие позиции в мелкой и розничной торговле. По сравнению с русской торговлей, китайская торговля имела следующие преимущества: крупные фирмы предоставляли кредиты более мелким фирмам; даже небольшие прибыли пускались в оборот; на жалованье служащим и найм помещения тратились минимальные средства; служащие фирм вовлекались в качестве пайщиков в сферу торговли; китайские фирмы систематически уклонялись от налогов; широко велась торговля контрабандными товарами из Китая; зачастую сбывались некачественные товары. Это позволило создать китайским торговцам разветвленную сеть своих фирм по всему краю [5, с. 91-12]. В 1893 г. общая сумма торговых оборотов китайских фирм Владивостока составляла 6 млн. руб. Местное русское купечество пыталось несколько раз ввести ограничения на торговую деятельность китайцев, но безуспешно. Так, в августе 1903 г. на 4-м Хабаровском съезде, несмотря на довольно резкие выступления в отношении китайской торговли, съезд высказался против принятия каких-либо репрессивных мер, отметив необходимость «полной свободы торговли на почве естественной конкуренции» [5, с. 93].

В Благовещенске до 1900 г. насчитывалось свыше 500 китайских средних и мелких торговых предприятий. Самыми крупными из них были «Хуачантай», «Тунъюнли» и «Юнъхэчжань», имевшие в штате более 100 чел.  Фирма «Хуачантай» была создана выходцем из Гуандуна, «Тунъюнли» и «Юнъхэчжань» – уроженцами уезда Есянь провинции Шаньдун [3, с. 181-182]. После событий в Благовещенске в июле 1900 г., связанных с восстанием ихэтуаней и насильственным выдворением из Благовещенска значительной части китайского населения, данные фирмы более чем на год приостановили либо совершенно прекратили свою деятельность, однако впоследствии успешно ее продолжили, в начале XX в. их филиалы действовали во всех крупных городах Дальнего Востока.

Какие-либо насильственные меры лишь ненадолго приостанавливали деятельность китайских предпринимателей. Так, во время восстания в ноябре 1905 г. матросов и солдат Владивостокского гарнизона, возникла угроза жизни и имуществу китайских торговцев. Многие из них временно обосновались на лодках в бухте Золотой Рог. Китайское торговое общество, чтобы решить вопрос обеспечения китайских подданных продовольствием, договорилось с крупными китайскими фирмами «Итай», «Тунъюнли», «Туншунь», «Юнъхэчжань» о беспрерывном подвозе лепешек и хлеба на лодки. В общем же, число китайских фирм, понесших убытки во время восстания, достигло 634, а сумма ущерба – более 2 млн. 600 тыс. руб. Впоследствии, русские власти предложили китайским предпринимателям компенсацию в сумме 250 тыс. руб., размер которой путем долгих переговоров с вмешательством китайского МИД увеличили вдвое и в 1908 г. выплатили китайским фирмам [4, с. 213-216]. Однако они и без компенсации налаживали прибыльную торговлю в кратчайшие сроки. В 1908 г. только во Владивостоке было 16 китайских фирм с капиталом свыше 200 тыс. юаней, более 100 фирм с капиталом свыше 20 тыс. юаней, и 400-500 небольших торговых предприятий с капиталом от 100 до 1 тыс. юаней. По данным китайских источников, в 1908 г. во Владивостоке постоянно находилось 40 тыс. китайских торговцев [4, с. 209]. В общем же, в Приморской и Амурской областях в 1910 г. насчитывалось 4267 крупных и мелких китайских торговых предприятий с совокупным оборотом более 25 млн. руб. [1, с. 362].

Ненадолго замедлило китайскую торговлю и изданное 25 февраля    1911 г. Приамурским генерал-губернатором Н.Л. Гондатти «Обязательное постановление Приамурского генерал-губернатора для городов Благовещенска, Владивостока, Николаевска, Никольска-Уссурийского и Хабаровска», вводившее систему личных наемных книжек для китайских мигрантов. В соответствии с этим постановлением, китайским подданным до 1 мая 1911 г. предписывалось переоформить свои документы, либо покинуть пределы России. Отметим, что период конца 1910 – начала 1911 гг. был временем широкого распространения чумы на приграничных территориях российского Дальнего Востока и в Северо-Восточного Китая (эпидемия охватила также внутренние китайские территории вплоть до провинций Шаньдун и Хэбэй). Русскими властями это обстоятельство послужило дополнительным поводом для выдворения китайских подданных с российской территории. Через несколько дней в дальневосточных городах начались крупномасштабные рейды. За 10 дней после опубликования постановления только в пров. Хэйлунцзян возвратилось из России более 6 тыс. китайцев. Их арестовывали и в короткие сроки выдворяли с российской территории, не разрешая собрать вещи и забрать свою одежду. Китайских торговцев, обслугу и рабочих задерживали на улицах и рынках, а также в снимаемых ими жилых помещениях. всего было задержано более 4 тыс. чел., из них более 2 тыс. – во Владивостоке. Их поместили в трюм корабля, где из-за скученности и плохих условий произошла вспышка чумы. Китайское торговое общество и китайское генконсульство во Владивостоке до разрешения инцидента вынуждены были обеспечивать подвоз продуктов арестованным.

Тем не менее, китайские подданные продолжали свою торговую деятельность на российском Дальнем Востоке. В руках китайцев фактически находилась средняя и мелкая торговля, а развитая система взаимного кредитования и минимальные накладные расходы позволяли китайским предприятиям уверенно чувствовать себя на рынке. Разрабатывавшиеся с 90-х гг. XIX в. и до Первой мировой войны различные проекты по ограничению китайской торговли законодательного подтверждения так и не получили, так как для принятия ограничительных мер, с одной стороны, требовалось пересмотреть договора с Китаем, с другой стороны, китайские товары вследствие своей дешевизны охотно раскупались населением Приамурья и Приморья. Благодаря активной торговой деятельности китайских подданных на приграничных российских территориях стало возможным выживание русского дальневосточного населения в сложные годы революционных преобразований и гражданской войны, дальнейшее развитие торговых связей между Северо-Восточным Китаем и российским Дальним Востоком.

Литература

  1. Граве В. В. Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье // Труды Амурской экспедиции. Вып.XI. – СПб., 1912. – 479 с.
  2. Гуань Шухэ, Ян Цуйхун. С.52. Противоэпидемические меры или синофобия? Дело о широкомасштабном выселении китайцев с территории российского Дальнего Востока в 1911 году (на кит.яз). // Overseas Chinese History Studies. – 2011. – №3. – С.50-57.
  3. Лю Банхоу. Некоторые вопросы исторической фактологии, касающиеся «массовых истреблений в Благовещенске» (на кит.яз). // Айхуэй лиши луньвэнь цзи. – Хэйхэ, 1984. – 392 с.
  4. Лю Цзялэй. Изучение истории формирования границы между Россией и Китаем на востоке Дунбэя (на кит.яз). – Харбин, 2014. – 260 с.
  5. Романова Г. Н. Экономическая деятельность китайцев на российском Дальнем Востоке: торговля, предпринимательство, занятость (конец XIX – нач. XX в.) // Адаптация этнических мигрантов в Приморье в XX в.: сб. науч. ст. – Владивосток: ДВО РАН, 2000. – С. 83-101.
  6. Цю Либэнь. История и современное состояние международной миграции и политика Китая в этом вопросе (на кит.яз). // Overseas Chinese History Studies. – 2005. – №1. – С.1-15.

References

  1. Grave V. V. Kitajcy, korejcy i japoncy v Priamur’e // Trudy Amurskoj jekspedicii. Vyp.XI. – SPb., 1912. – 479 s.
  2. Guan’ Shuhje, Jan Cujhun. S.52. Protivojepidemicheskie mery ili sinofobija? Delo o shirokomasshtabnom vyselenii kitajcev s territorii rossijskogo Dal’nego Vostoka v 1911 godu (na kit.jaz). // Overseas Chinese History Studies. – 2011. – №3. – S.50-57.
  3. Lju Banhou. Nekotorye voprosy istoricheskoj faktologii, kasajushhiesja «massovyh istreblenij v Blagoveshhenske» (na kit.jaz). // Ajhujej lishi lun’vjen’ czi. – Hjejhje, 1984. – 392 s.
  4. Lju Czjaljej. Izuchenie istorii formirovanija granicy mezhdu Rossiej i Kitaem na vostoke Dunbjeja (na kit.jaz). – Harbin, 2014. – 260 s.
  5. Romanova G. N. Jekonomicheskaja dejatel’nost’ kitajcev na rossijskom Dal’nem Vostoke: torgovlja, predprinimatel’stvo, zanjatost’ (konec XIX – nach. XX v.) // Adaptacija jetnicheskih migrantov v Primor’e v XX v.: sb. nauch. st. – Vladivostok: DVO RAN, 2000. – S. 83-101.
  6. Cju Libjen’. Istorija i sovremennoe sostojanie mezhdunarodnoj migracii i politika Kitaja v jetom voprose (na kit.jaz). // Overseas Chinese History Studies. – 2005. – №1. – S.1-15.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.