Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.106.4.098

Скачать PDF ( ) Страницы: 170-173 Выпуск: № 4 (106) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Алгириева Л. Б. К ВОПРОСУ ОБ АДАПТАЦИИ ЧЕЧЕНЦЕВ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ ВЫНУЖДЕННОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ / Л. Б. Алгириева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 3. — С. 170—173. — URL: https://research-journal.org/hist/k-voprosu-ob-adaptacii-chechencev-v-pervye-gody-vynuzhdennogo-pereseleniya-v-kazaxstane/ (дата обращения: 28.07.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.098
Алгириева Л. Б. К ВОПРОСУ ОБ АДАПТАЦИИ ЧЕЧЕНЦЕВ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ ВЫНУЖДЕННОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ / Л. Б. Алгириева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 3. — С. 170—173. doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.098

Импортировать


К ВОПРОСУ ОБ АДАПТАЦИИ ЧЕЧЕНЦЕВ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ ВЫНУЖДЕННОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ

К ВОПРОСУ ОБ АДАПТАЦИИ ЧЕЧЕНЦЕВ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ ВЫНУЖДЕННОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ
В КАЗАХСТАНЕ

Научная статья

Алгириева Л.Б.*

Чеченский государственный педагогический университет, Грозный, Россия

* Корреспондирующий автор (zulai-787[at]mail.ru)

Аннотация

В представленной статье с использованием архивных источников рассматриваются некоторые аспекты пребывания высланных зимой 1944 года в Казахстан чеченцев. Особое внимание уделяется тяжелым последствиям сложившейся в местах спецпоселения (массовая гибель от голода, холода, болезни и тяжелые условия жизни), которые наблюдались первые годы депортации.

Делаются выводы, что процесс размещения и трудоустройства депортированных чеченцев был нелегким, однако вопреки всем тяготам и лишениям, они самоотверженно трудились в сельском хозяйстве, на промышленных предприятиях, за которыми были закреплены.

Ключевые слова: чеченцы, спецпоселение, хозяйственное обустройство, смертность, трудоустройство.

ON THE ISSUE OF ADAPTATION OF CHECHENS IN THE FIRST YEARS
OF THEIR FORCED DISPLACEMENT IN KAZAKHSTAN

Research article

Algirieva L.B.*

Chechen State Pedagogical Institute, Grozny, Russia

* Corresponding author (zulai-787[at]mail.ru)

Abstract

Using archival sources, the current article discusses some of the aspects of the stay of the Chechens who were exiled to Kazakhstan in the winter of 1944. The study pays particular attention to the severe consequences of the situation in the places of special settlement (mass death from hunger, cold, disease, and difficult living conditions), which were observed in the first years of deportation.

The article concludes that the process of placement and employment of the deported Chechens was difficult, but despite all the hardships, they selflessly worked in the agricultural and industrial enterprises to which they were assigned.

Keywords: Chechens, special settlement, economic arrangement, mortality, employment.

В нынешнем 2021 году исполнилось 77 лет со дня насильственного переселения чеченцев и ингушей в Казахстан и Среднюю Азию. Память о той трагической истории живет в сердцах и душах людей, и передается следующим поколениям. Тема политических репрессий и, в частности, массовых депортаций довольно часто обсуждается отечественными и зарубежными исследователями. Депортации чеченцев, ингушей, крымских татар исследовали историки Б. Уильямс, Н. Наймарк, Т. Мартини. Совместный труд «Черная книга коммунизма» С. Куртуа, Н. Верта, А. Пачковского, Ж.-Л. Панне, К. Боршека, Ж.-Л. Марголена посвящен масштабным депортациям и массовому истреблению людей в годы тоталитарного режима. Труды Х. М. Ибрагимбейли, Г. Гакаева, Д. Гакаева, Л. Паровой, М.Музаева, А. Гонова, Д. Эдиева, З. Шахбиева, Х-М. Сабанчиева, В.Г. Шнайдера, Мусы Ибрагимова, Мовсара Ибрагимова, Л. Арапхановой, С. Аккиевой, С. Цуцулаевой, З. Исакиевой на документальной основе освещают различные аспекты депортации и реабилитации северокавказских народов. Однако, некоторые ее проявления, такие как проблемы адаптации и социализации спецпереселенцев, включающие в себя повседневную жизнь во множественных контекстах до сих пор малоизучены, что и подвигло автора статьи к обращению к данной тематике.

Форсированная индустриализация, дефицит технологий, квалифицированных кадров, примитивный способ производства способствовали утверждению и широкому использованию принудительного труда в 30-40 гг. ХХ века в СССР. Это послужило причиной формирования нетрадиционных трудовых ресурсов за счет спецпереселения, мобилизации, политических репрессий. В исследуемый период к ним относились депортированные народы, получившие статус спецпереселенцев, трудармейцы, заключенные лагерей военнопленные, репатриированные. Все они в официальных документах назывались спецконтингентом, т.е. особым контингентом людей, групп лиц, категорий, состоящих на строгом учете и контроле в органах Народного Комитета Внутренних Дел Министерства Внутренних Дел [1].

По решению ЦК партии 23 февраля 1944 года началось насильственное переселение населения Чечено-Ингушской АССР со своей исторической родины в Казахстан и республики Средней Азии. На следующий день (24 февраля) И. Сталину было доложено об отправке в 180 эшелонах 569 729 человек, из них 478 479 чеченцев и 91 250 ингушей [2 Л.161]. По официальным данным, умерло в пути 1 272 чеченца и ингуша, 50 человек были убиты [3].

Выселение народов сопровождалась нормативными документами, регулирующими положение спецпереселенцев. Права и обязанности спецпереселенцев и административное управление спецпоселениями регламентировались особыми правилами и инструкциями центральных органов власти и ведомства, возглавляемого Л. Берией. Вопросами спецпереселенцев ведал Отдел специальных поселений ГУЛАГа НКВД СССР. 17 марта 1944 г. приказом НКВД СССР № 00286 в связи с массовыми переселениями в Казахстан и Киргизию карачаевцев, чеченцев, ингушей и балкарцев Отдел спецпоселений (ОСП) был выделен из ГУЛАГа в самостоятельный отдел НКВД. Функции ОСП НКВД СССР заключались в содействии трудовому и хозяйственно-бытовому устройству спецпереселенцев, оперативном чекистском обслуживании, учете и административном надзоре за ними в местах их расселения [4. Л. 66-77]. Постановлением СНК СССР «О правовом положении спецпереселенцев» от 8 января 1945 г. были определены правовое положение спецпереселенцев, условия их проживания и трудоустройства в местах насильственного поселения. Главной обязанностью спецпереселенцев провозглашалось занятие общественно-полезным трудом, для чего местные советы по согласованию с органами НКВД организовывали их трудовое устройство. Предусматривалось использование труда спецпереселенцев на тяжелых и трудоемких работах. Особо оговаривалось, что «за нарушение трудовой дисциплины спецпереселенцы привлекаются к ответственности в соответствии с существующими законами». В постановлении было закреплено ограничение свободного передвижения спецпереселенцев. Запрещалось отлучаться из зоны компетенции своей спецкомендатуры без ее разрешения. Самовольная отлучка рассматривалась как побег и влекла за собой уголовную ответственность. Главам семей предписывалось в трехдневный срок информировать спецкомендатуру о любых переменах в составе семьи (рождение ребенка, смерть члена семьи, побег и т.д.). Спецпереселенцы обязаны были «строго соблюдать установленный для них режим и общественный порядок в местах расселения», беспрекословно подчиняться всем распоряжениям спецкомендатур. За любое нарушение, неподчинение коменданту спецпереселенцы подвергались административному взысканию в виде штрафа до 100 руб. или аресту до пяти суток. Ежемесячно каждый спецпереселенец старше 12 лет должен был отмечаться в спецкомендатуре. На каждого, достигшего 16-летнего возраста заводилось личное дело и персональная карточка, на местах велся посемейный учет. В местах расселения чеченцев местные власти выполняя указания вышестоящих органов, принимали циркуляры, фиксирующие повседневную жизнь спецпереселенцев. Будучи в прямом административном подчинении у районных и местных спецкомендатур они терпели, ограничения в передвижении, произвол комендантов.

В документе был пункт и о правах спецпереселенцев, где отмечалось, что они «пользуются всеми правами граждан СССР, за исключением ограничений, предусмотренных настоящим постановлением» [5. Л. 1]. Однако эти права скорее декларировались, чем гарантировались, поскольку сам документ противоречил гуманизму и человечности.

Казахская и ССР, и республики Средней Азии, принявшие за годы войны депортированные народы и эвакуированное население, столкнулись с большими проблемами по их хозяйственно-бытовому устройству. Вся тяжесть по обеспечению спецпереселенцев жильем и работой обрушилась на местные колхозы и предприятия. Подготовительные работы по приему и размещению депортированных чеченцев и ингушей начали проводиться с середины января 1944г., к 16 февралю необходимо было подготовить все пустующие жилые помещения к размещению их. За отсутствием пустующих зданий проблему решили за счет уплотнения в домах колхозников, рабочих, служащих. Проведенное в суровую зиму 1944 г. вынужденное переселение горцев крайне осложняло возможность для создания приемлемых условий на новых местах проживания. Как анализирует, российский историк-исследователь политических репрессий в Советском Союзе В.Н. Земсков в первые годы жизни на спецпоселении из-за высокой смертности численность выселенных с Северного Кавказа значительно уменьшилась. С момента вселения и до 1 октября 1948 г. умерло 146892, а родилось только 28120 человек, т.е. смертность была выше рождаемости в 5,2 раза [6 C.156].

В архивных материалах приводятся факты скрывания от официальных властей численности умерших, отмечается, что «умерших нигде не регистрируют, а крадучись от комендатур хоронят. Причина смертности в основном – дистрофия и желудочные заболевания». Так, по состоянию на 5 мая 1945г. на строительстве Иртыш ГЭС, из-за недоедания и отсутствия медицинского обслуживания из 1500 человек зарегистрированных спецпереселенцев-чеченцев, в числе умерших было 413 человек [7].

Согласно данным архивных документов, на территории Казахстана в годы войны в составе спецконтингента находилось от 900 до 1 209 тыс. человек Спецпереселенцы должны были обеспечиваться имуществом и продовольствием за счет союзного фонда в обмен за оставленные ими по прежнему месту жительства постройки, скот, зерно и т.д. Так, перед расселением спецпереселенцев проводилась проверка на готовность принятия прибывающих. В районах областей были созданы так называемые «тройки» для организации работы по размещению прибывающих в составе председателя райсовета, секретаря райкома партии и начальника районного отделения НКВД. «Тройки» обязывали руководство поселковых советов подготовить свободные жилплощади и обеспечить возможность вселения спецпереселенцев в порядке уплотнения к семьям колхозников, обеспечить наличие исправных бричек и живого тягла, бань, топлива в период приема и размещения спецпереселенцев. [8 С. 347].

Разбросанные по обширной территории и ограниченные в контактах с соотечественниками, спецпоселенцы подвергались опасности этнокультурной ассимиляции с местным населением. На новых местах поселения очень острой была жилищная проблема. Стоит отметить, что в рассматриваемый период не только спецпереселенцы, но и местное население испытывало острую нужду в продовольствии и товарах. Из-за слабого материального положения, крайней нехватки продовольственных запасов, теплой одежды, обуви процесс адаптации чеченцев к условиям жизни на спецпоселении и к работе проходил сложно [9].

Особенно трудными для сосланных народов стали первые годы пребывания на спецпоселении. Неустроенность, суровый непривычный климат, болезни и голод были основными причинами высокой смертности. Мероприятия, принимаемые областными и местными хозяйственными организациями, не могли обеспечить потребности спецпереселенцев в полном объеме. Так, в ходе заслушивания вопроса выполнения постановления ЦК КП (б) К и СНК Казахстана от 17 ноября 1944г. «О трудоустройстве спецпереселенцев Северного Кавказа» на Бюро Кустанайского областного комитета партии и исполкома областного совета отмечено, что некоторые районные руководители самоустранились от повседневного руководства по трудовому и хозяйственному устройству. В Карабалыкском, Кустанайском, Карасукском, Урицком, Орджоникидзевском районах спецпереселенцы находились в исключительно тяжелых материально – бытовых и жилищных условиях. Приводились примеры истощения и опухания от недоедания во многих колхозах области, где отпущенные продовольственные фонды использовались не по назначению. Отметили наличие больных дистрофией, неправильное начисление выработанных – спецпереселенцами – колхозниками трудодней, несвоевременное изготовление и раздачу теплой одежды, незаконные действия и произвол по отношению к сосланным, со стороны некоторых руководителей колхозов [10 Л.297-299].

Советское государство предпринимало небезуспешные попытки социализации спецпоселенцев в местах их нового проживания. Одной из задач этой деятельности было предотвращение их физического вымирания, главным образом от болезней, неустроенности и голода. Власти содействовали тому, чтобы спецпоселенцы самостоятельно могли зарабатывать себе на пропитание и кров. Постепенно уровень жизни депортированных народов стал возрастать.

В целом чеченцы по структуре занятий и в социальном плане были сельскими жителями. Оказавшись по ложному обвинению советских вождей, в ссылке среди людей разных национальностей – казахов, поляков, немцев, крымских татар, кавказских народов, калмыков, греков, украинцев, русских и др. чеченцы работали в угольном бассейне, участвовали в строительстве жилья и промышленных предприятий, благоустройстве городов и поселков. Спецпоселенцы через общественно полезный труд в колхозах и на производственных предприятиях обрели социальный статус. Трудились практически все спецпоселенцы, а порой дети и старики, особенно в первые годы поселения. Например, в 1944 г. по Джамбульской области из 16 927 трудоспособных работали 16 396 человека, на полевых сезонных работах трудились 583 старика и подростка. Так, по Акмолинской области из 17 667 человека учтенных трудоспособных фактически работало 19 345 человек, из них 2 746 стариков и детей подросткового возраста [11].

На Зыряновском рудоуправлении (Восточно-Казахстанская область) в 1944 году из 85 работающих чеченцев горного цеха, 23 были стахановцами и ударниками труда, буровик Межидов, выработавший норму на 172%, подкладчик Хадисов с нормой выработки 146%. В 1946 г. из общего числа работавших в промышленности чеченцев, 826 систематически перевыполняли нормы выработки от 200 до 300% – 354 человек, от 150 до 200% – 472 человека. На предприятиях цветной металлургии Лениногорска было отмечено 332 чеченца ежедневно выполнявшие задание более 200%, за что дирекцией рудника были премированы [12 C. 140,141].

После победы Великой Отечественной войны руководством страны принимались различные решения, направленные как на улучшение снабжения, так на создание условий, способствующих закреплению спецпереселенцев, в том числе и чеченцев на предприятиях принятых республик.

К 1946 г. напряженность в решении проблем размещения и трудоустройства чеченцев в местах спецпоселения ослабла, хотя многие из проблем оставались. Крайне неудовлетворительно выполнялись планы жилищного строительства и постройки домов для спецпереселенцев. Совершенно не организованно проводилась вербовка и прием рабочих и их семей. В течение декабря 1946-го и января 1947 года они неделями не получали хлебопродуктовые карточки. На заседании бюро обкома КП (б) Казахстана 15 октября 1947 года указывалось на грубые ошибки при приеме на работу новых рабочих, в числе которых были чеченцы. Спецпереселенцы не могли трудоустроиться по специальности и желанию, а только по приказу органов власти. Образование детей и подростков осуществлялось не на родном языке. Для устранения этих недостатков принимались соответствующие меры. Послевоенный период принес некоторое облегчение в положении спецпереселенцев. Улучшилось снабжение переселенцев продуктами и товарами первой необходимости. Многие семьи построили дома, приобрели в личное пользование скот. Постановлениями СНК предусматривалось охватить детей переселенцев школьным обучением и яслями. Однако в решении этого вопроса также было много трудностей. При отдаленности школ создавались общежития и интернаты для детей [13 C. 81].

Таким образом, адаптация чеченцев в первое время расселения проходила трудно. Несомненно, одним из сложных в разрешении оказался вопрос жилищно-бытового обустройства. При подготовке к депортации предусматривался целый комплекс мероприятий, направленных на хозяйственное обустройство переселяемых семей. Однако реализовать эти меры на местах оказалось сложно в силу как объективных, так и субъективных причин.

Депортированные чеченцы на спецпоселении испытывали проблемы с обеспечением жильем, работой, медицинским обслуживанием, оформлением детей в школы и т. д. В основной массе они самоотверженно трудились в сельском хозяйстве, в угледобыче, на лесоповале, нефтепромыслах, стройках и добивались определенных успехов во всесоюзном движении за досрочное выполнение заданий первых пятилеток. Послевоенный период принес некоторое облегчение в положении спецпереселенцев. Улучшилось снабжение переселенцев продуктами и товарами первой необходимости.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Исакиева З. С. Трудовой вклад депортированных чеченцев и ингушей в добывающую промышленность Центрального Казахстана в 40-50-е гг. XX в. / З. С. Исакиева: автореферат дис. … кандидата исторических наук: 07.00.02 Владикавказ, 2016. – 31 с.
  2. ГАРФ Ф.Р-91401.Оп.2.Д.64.Л.161
  3. Арапханова Л.Я. Спецпереселенцы: история массовых репрессий и депортация ингушей в ХХ веке / Л.Я. Арапханова. М. Андалус. 2004. – 319 с.
  4. ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 86. Л. 66-77.
  5. ГАРФ. Ф. Р-9401.Оп. 1. Д. 213. Л. 1.
  6. Земсков В. Н. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные (Статистико-географический аспект) / В. Н. Земсков // История СССР. 1991, ь5. С.151-165.
  7. Казбекова А.Т. Из истории депортации чеченцев (по материалам Восточно-Казахстанской области) / А.Т. Казбекова // Вестник КазНПУ имени Абая, серия «Исторические и социально-политические науки», №3 (50), 2016 г.
  8. Шаймуханова С.Д. Вклад спецпереселенцев и депортированных народов в развитие экономики Центрального Казахстана / С.Д. Шаймуханова, Т.Ж. Макалаков // Современные проблемы науки и образования. 2012. № 3.
  9. Исакиева З. С. К вопросу социализации чеченцев и ингушей в местах спецпоселения в 1940–1950 гг. / З. С. Исакиева. [Электронный ресурс]. – URL: http://dom-hors.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/fik/2017/10/history/isakieva.pdf (дата обращения: 13.03.2021)
  10. ГАКос.О.Ф.72.Оп.10. Д.15.Л.297-299
  11. Шнайдер В. Г. Проблемы социальной адаптации депортированных народов Северного Кавказа в местах спецпоселения (середина 1940-х середина 1950-х гг.) / В. Г. Шнайдер. [Электронный ресурс]. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-sotsialnoy-adaptatsii-deportirovannyh-narodov-severnogo-kavkaza-v-mestah-spetsposeleniya-seredina-1940-h-seredina-1950-h-gg (дата обращения 21.02.2021)
  12. Ермекбаев Ж.А. Чеченцы и ингуши в Казахстане. История и судьбы / Ж.А. Ермекбаев. Алматы Дайк-Пресс 2009. – 508 с.
  13. Исакиева З.С. Вклад чеченцев и ингушей в развитие горнодобывающей промышленности Казахстана 1944-1957 гг. / З. С. Исакиева. – Москва: Знание-М, 2020. – 198 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Isakieva Z. S. Trudovojj vklad deportirovannykh chechencev i ingushejj v dobyvajushhuju promyshlennost’ Central’nogo Kazakhstana v 40-50-e gg. XX v. [Labor Contribution of Deported Chechens and Ingush to the Mining Industry of Central Kazakhstan in the 40s and 50s of the 20th Century]: Extended Abstract of Candidate’s thesis. Historical Sciences: 07.00.02 / Z. S. Isakieva Vladikavkaz, 2016. – 31 p. [in Russian]
  2. State Archive of the Russian Federation Fund R-91401. Inventory 2. File 64. Sheet 161 [in Russian]
  3. Arapkhanova L. Ya. Specpereselency: istorija massovykh repressijj i deportacija ingushejj v KhKh veke [Special Settlers: The History of Mass Repression and Deportation of the Ingush in the Twentieth Century] / L. Ya. Arapkhanova. Andalus. 2004. – 319 p. [in Russian]
  4. State Archive of the Russian Federation. Fund 9401. Inventory 2. File 86. Sheet 66-77 [in Russian]
  5. State Archive of the Russian Federation. Fund R-9401. Inventory 1. File 213. Sheet 1 [in Russian]
  6. Zemskov V. N. Zakljuchennye, specposelency, ssyl’noposelency, ssyl’nye i vyslannye (Statistiko-geograficheskijj aspekt) [Prisoners, Special Settlers, Exiled Settlers, Exiles and Exiles (Statistical and Geographical Aspect)] / V. N. Zemskov // Istorija SSSR [History of the USSR]. 1991, Vol. 5, pp. 151-165 [in Russian]
  7. Kazbekova A. T. Iz istorii deportacii chechencev (po materialam Vostochno-Kazakhstanskojj oblasti) [From the History of the Deportation of Chechens (Based on the Materials of the East Kazakhstan Region)] / A. T. Kazbekova // Vestnik KazNPU imeni Abaja, serija «Istoricheskie i social’no-politicheskie nauki» [Bulletin of Abai KazNPU, series “Historical and Sociopolitical Sciences”], No. 3 (50), 2016 [in Russian]
  8. Shaimukhanova S. D. Vklad specpereselencev i deportirovannykh narodov v razvitie ehkonomiki Central’nogo Kazakhstana [Contribution of Special Settlers and Deported Peoples to the Development of the Economy of Central Kazakhstan] / S. D. Shaymukhanova, T. Zh. Makalakov // Sovremennye problemy nauki i obrazovanija [Modern Problems of Science and Education]. 2012. № 3. [in Russian]
  9. Isakieva Z. S. K voprosu socializacii chechencev i ingushejj v mestakh specposelenija v 1940–1950 [On the Issue of Socialization of Chechens and Ingush in Special Settlement Areas in 1940-1950]. [Electronic resource]. – URL: http://dom-hors.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/fik/2017/10/history/isakieva.pdf (accessed: 21.02.2021) [in Russian]
  10. Fund 72. Inventory 10. File 15. Sheet 297-299 [in Russian]
  11. Shnayder V. G. Problemy social’nojj adaptacii deportirovannykh narodov Severnogo Kavkaza v mestakh specposelenija (seredina 1940-kh seredina 1950-kh gg.) [Problems of Social Adaptation of the Deported Peoples of the North Caucasus in Places of Special Settlement (Mid-1940s-Mid-1950s)] / V. G. Shnayder. [Electronic resource]. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-sotsialnoy-adaptatsii-deportirovannyh-narodov-severnogo-kavkaza-v-mestah-spetsposeleniya-seredina-1940-h-seredina-1950-h-gg (accessed: 21.02.2021) [in Russian]
  12. Yermekbayev Zh. A. Chechency i ingushi v Kazakhstane. Istorija i sud’by [Chechens and Ingush in Kazakhstan. History and Life Stories] / Zh. A. Yermekbayev Almaty, Dayk-Press 2009 – 508 p. [in Russian]
  13. Isakieva Z.S. Vklad chechentsev i ingushei v razvitie gornodobyvaiushchei promyshlennosti Kazakhstana [Contribution of Chechens and Ingush to the Development of the Mining Industry in Kazakhstan 1944-1957] / Z. S. Isakieva. Moscow: Znanie-M, 2020 – 198 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.