Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 104-106 Выпуск: № 4 (23) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Бодрова Е. В. К ВОПРОСУ О ПРИЧИНАХ ТОРМОЖЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РФ / Е. В. Бодрова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 4 (23) Часть 1. — С. 104—106. — URL: https://research-journal.org/hist/k-voprosu-o-prichinax-tormozheniya-modernizacionnyx-processov-v-rf/ (дата обращения: 22.02.2020. ).
Бодрова Е. В. К ВОПРОСУ О ПРИЧИНАХ ТОРМОЖЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РФ / Е. В. Бодрова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 4 (23) Часть 1. — С. 104—106.

Импортировать


К ВОПРОСУ О ПРИЧИНАХ ТОРМОЖЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РФ

Бодрова Е.В.

Доктор исторических наук, профессор, Московский государственный университет приборостроения и информатики

К ВОПРОСУ О ПРИЧИНАХ ТОРМОЖЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РФ

Аннотация

В статье в качестве одного из определяющих торможение модернизационных процессов факторов названо явно недостаточное внимание российского правительства к развитию реального сектора экономики. Обосновывается вывод о том, что подмена активной государственной промышленной политики разработкой и реализацией курса на «приватизацию», нередко, носившую криминальный характер, обусловило резкое снижение инновационной активности, более того, деиндустриализацию страны.

Ключевые слова: модернизация, приватизация, государственная политика, деиндустриализация.

Bodrovа E.V.

doctor of historical Sciences, Professor, Moscow state University of instrument engineering and Informatics

TO THE QUESTION ABOUT THE CAUSES INHIBITION OF MODERNIZATION PROCESSES IN RUSSIA

Abstract

In the article as one of the defining braking modernization processes of factors called obviously insufficient attention of the Russian government to the development of the real sector of the economy. The conclusion is justified that the substitution of active state industrial policy development and implementation of a policy of “privatization”, often wearing a criminal character, has led to a sharp decline in innovation activity, moreover, the de-industrialization of the country.

Keywords: modernization, privatization, public policy, deindustrialization.

Характеризуя современный период в качестве начальной стадии формирования национальной инновационной системы, одновременно мы можем констатировать общее торможение модернизационных процессов, непоследовательность, несистемность, неэффективность реализуемой государственной инновационной политики, «утечку» умов и средств за рубеж, понижение интеллектуального потенциала общества.

Одной из главных причин низкой инновационной активности в РФ является недостаточно разработанная нормативно-законодательная база, отсутствие экономических стимулов. В числе главных блокирующих факторов, на наш взгляд, – состояние современного промышленного потенциала как важнейшего элемента современной инновационной системы, который формирует спрос на инновационные продукты и технологии и обеспечивает их продвижение на рынок. Поиск в настоящее время «эффективного» собственника и призывы правительства к бизнесу инвестировать в производство значимых результатов не дали. Причиной тому является отсутствие активной государственной промышленной политики и итоги российской приватизации, которая и в настоящее время не приносит значительных средств в бюджет, не обеспечивает привлечение инвестиций и повышение инновационной активности предприятий.

Сущность, методы и последствия российской приватизации остается одной из самых дискутируемых проблем. По мнению В.М. Кудрова, выбранная модель приватизации исходила из компромисса между денежной и безденежной приватизацией. Коренное изменение структуры производства по формам собственности не могло быть не связано с недостатками и преступлениями. «Так было всегда и везде», – пишет исследователь. К числу нерешенных задач им отнесены нерешенность проблемы реструктурирования предприятий, привлечения инвестиций. Значительные доходы получены не были, так как изначально определялась другая задача – перейти «от социализма в капитализм при минимуме социальных конфликтов в обществе» [8, с. 454, 457].

В.А. Волконский настаивает на прямо противоположном выводе: «обвальный» характер приватизации предопределил её практически бесплатный характер и массовые нарушения законодательства [6].

Попытаемся внести некоторую определенность в ведущиеся споры. Прежде всего, поражают темпы форсированной приватизации. Только за 1991-1992 гг. было приватизировано 46,8 тыс. государственных предприятий, в 1993 году количество приватизированных предприятий возросло до 88,6 тыс., в 1994 году – до 112,6 тыс. Несмотря на в целом негативные показатели и реакцию общества, власти лишь ускоряли этот процесс.  По данным Госкомстата России, за период с 1993 по 2003 гг. было приватизировано 96414 государственных предприятий, в том числе 16701 предприятий федеральной формы собственности, или 17,32% от общего числа приватизированных предприятий [7, с. 82]. За период с 1993 по 2003 годы количество государственных предприятий уменьшилось с 322 тыс. до 157 тыс. (в 2002 г.) и составило 3,78% общей численности зарегистрированных юридических лиц [7, с. 84].

Комиссия по итогам приватизации Государственной Думы ФС РФ озвучила в ходе специальных парламентских слушаний 1997 г. следующие данные: из 500 крупнейших предприятий России около 80%  было продано на аукционах по цене менее 8 млн долларов каждое. Из них цена 324 заводов (из 500) составила менее 4 млн долларов США в среднем за одно предприятие. Уралмаш (34 тыс рабочих) был продан за 3,72 млн долларов, Челябинский металлургический комбинат (35 тыс рабочих) – за 3,73 млн долларов, Ковровский механический завод, обеспечивающий стрелковым оружием всю армию, МВД и спецслужбы (10,6 тысяч рабочих), был продан за 2,7 млн долларов; Челябинский тракторный завод (54,3 тыс.рабочих) – за 2,2 млн долларов. Для сравнения – средняя хлебопекарня в Европе стоит около 2 млн долларов, средний колбасный завод швейцарского производства – 3,5 млн долларов; цех по разделке леса и выпуску вагонки швейцарского производства – 4,5 млн долларов [2, л.10].

Данные и выводы, содержащиеся в письме Генерального Прокурора РФ Ю.И. Скуратована на имя Председателя Государственной Думы Федерального Собрания России Селезнева Г.Н., отправленном им в декабре 1996 г., впечатляют и в настоящее время. Оценивая осуществленную приватизацию, автор обозначил следующие характерные нарушения законности в процессе приватизации государственного имущества являлись: передача государственной собственности на баланс коммерческим структурам либо в их уставные фонды; ущемление прав коллективов в ходе акционирования предприятий; приватизация объектов соцкультбыта, исключенных из этого процесса законодательством; обход процесса приватизации путем выкупа госимущества по остаточной балансовой стоимости без проведения аукционов; допуск иностранных фирм непосредственно либо через подставные предприятия к чековым аукционам при реализации акций предприятий оборонного комплекса; преобразование государственных предприятий в акционерные общества либо другие организационные формы без соблюдения приватизационного законодательства; передача предприятий в долгосрочную аренду с правом выкупа; образование на базе структурных подразделений предприятий самостоятельных юридических лиц со смешанным капиталом; занижение стоимости продаваемых объектов и т.п. [1, л. 2].

По более поздним  сведениям МВД России, за период с 1993 по 2003 г. было выявлено 52938 преступлений, связанных с приватизацией» [4].

Руководство Минпрома России вынуждено был констатировать, что в результате «сложилась ситуация, при которой 80% предприятий промышленности, имеющих в уставном капитале долю государственной собственности 25 и более %, могут быть признаны неплатежеспособными с последующим распространением на них реорганизационных и ликвидационных процедур судебного и внесудебного порядка, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве)…[5, с. 447]. Министерство сообщало о сигналах, поступающих из регионов, об активизации деятельности органов налоговых инспекции и полиции России в области конфискации имущества и всех видов средств промышленных предприятий, имеющих задолженность перед федеральным бюджетом на основании решений Российской чрезвычайной комиссии (РЧК). Причем, эти действия предпринимались без согласия и участия Минпрома, в «отдельных случаях промышленные предприятия искусственно подводились к полной остановке и банкротству. Оценка имущества производится по крайне низким ценам, а к его выбору привлекаются сторонние кредиторы, которые выбирают наиболее ликвидные части имущества»[5, с. 447].

В результате подобных методов приватизации в отечественном машиностроении наблюдалось тяжелейшее положение. В числе наиболее пострадавших отраслей –  ОПК РФ [3, л. 160].

Таким образом, стремление во что бы то ни стало обеспечить макроэкономическую стабильность средствами финансово-денежной политики предопределило явно недостаточное внимание российского правительства к развитию индустрии, значение которой для создания рыночной экономики явно преуменьшалось. Политика в этой сфере была подменена разработкой и реализацией курса на «приватизацию», нередко, носившую криминальный характер. На деле, приватизация, сменив собственника, не только ограбила народ, но и опрокинула экономику страны.

Анализ точек зрения исследователей и политиков относительно причин торможения российской модернизации стратегий развития продемонстрировал их многообразие, резкое обострение в настоящее время давно ведущихся споров. Это позволяет говорить не только об общем состоянии турбулентности, но и о несформированности государственной промышленной политики и на сегодняшний день. К числу важнейших просчетов мы относим также недооценку социокультурного фактора, невовлеченность общества в модернизационные процессы, продолжающуюся монетаристскую политику, отрицание необходимости проведения активной промышленной политики, неточность управленческих решений, недостаточный учет региональной составляющей, необеспеченность интеграции науки, производства и образования, недостаточную разработанность и нормативно-правовой базы инновационной политики.

Литература

  1. Архив Государственной Думы Федерального Собрания РФ (Архив ГД ФС РФ). Ф. 10100. Оп. 14. Д. 3432. Л.2.
  2. Архив ГД ФС РФ. Ф. 10100. Оп. 14. Д. 5595. Л. 10.
  3. Архив ГД ФС РФ. Ф. 10100. Оп.14. Д. 5598. Л. 160.
  4. Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993-2003 гг. М., 2004. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:http://rusref.nm.ru/priv00.htm (дата обращения 16.10.2013).
  5. Бодрова Е.В., Гусарова М.Н., Калинов В.В.Эволюция государственной промышленной политики в СССР и Российской Федерации. / Под общей редакцией Е.В. Бодровой. Монография. – М.,2013. – 940 с.
  6. Волконский В.А. Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса. Экономические основания многополярного мира // М., 2002. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.ecfor.ru/pdf.php?id=books/vol01/4 (дата обращения 26.03.2014).
  7. Государственный научно-исследовательский институт системного анализа Счетной палаты Российской Федерации. Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993-2003 годы. – М.: Изд-во «Олита», 2004. – 186 с.
  8. Кудров В.М. Россия и мир. Экономика России в мировом контексте. – изд.2-е. испр. и доп. – М.: Алетейя, ГУ ВШЭ, 2010. – 575 с.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.