Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 76-80 Выпуск: № 7 (26) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Михалева К. А. К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ ГОРОДОВ БУРЯТИИ / К. А. Михалева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 7 (26) Часть 1. — С. 76—80. — URL: https://research-journal.org/hist/k-voprosu-o-formirovanii-arxitekturnogo-naslediya-istoricheskix-gorodov-buryatii/ (дата обращения: 13.08.2020. ).
Михалева К. А. К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ ГОРОДОВ БУРЯТИИ / К. А. Михалева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 7 (26) Часть 1. — С. 76—80.

Импортировать


К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ ГОРОДОВ БУРЯТИИ

Михалева К.А.

Аспирант, ФГБОУ ВПО «Восточно-Сибирская государственная академия культуры и искусств»

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ ГОРОДОВ БУРЯТИИ

Аннотация

В данной статье рассматривается формирование архитектурного наследия пяти исторических городов и поселений Республики Бурятии – Баргузин (Баргузинск), Улан-Удэ (Верхнеудинск), Кяхта (Троицкосавск), Бабушкин (Мысовск) и Селенгинск с момента их основания как острогов. Кроме того, основной задачей является выявление причины отмены особого охранного статуса у четырех из представленных городов.

Ключевые слова: архитектурное наследие, исторический город, Баргузин, Бабушкин, Улан-Удэ, Кяхта, Селенгинск.

Mihaleva K.A.

Post-graduate student, FGBOU VPO «East-Siberian State Academy of Culture and Arts»

TO THE QUESTION OF FORMATION OF ARCHITECTURAL HERITAGE OF THE HISTORICAL CITIES OF BURYATIA

Abstract

In this article formation of architectural heritage of five historical cities and settlements of the Republic of Buryatia – Barguzin (Barguzinsk), Ulan-Ude (Verkhneudinsk), Kyakhta (Troitskosavsk), Grandmother’s (Mysovsk) and Selenginsk is considered from the moment of their basis as jails. Besides, the main objective is identification of the reason of cancellation of the special security status at four of the presented cities.

Keywords: architectural heritage, historical city, Barguzin, Babushkin, Ulan-Ude, Kyakhta, Selenginsk.

Ограничиваясь рамками статьи, поднимаемый вопрос является актуальным и своевременным, так как архитектурный облик городов в силу их постоянного развития меняется каждодневно. Историческая веками складывающаяся застройка по «высочайше» утвержденным правилам и определенным стилистическим канонам, которая как архитектурное наследие явилась одним из важнейших признаков для включения городов в Список исторических городов и поселений России (далее Список) в настоящее время утрачивается с быстротой технического прогресса. Тем не менее, согласно Федеральному Закону: «… Объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации представляют собой уникальную ценность для всего многонационального народа Российской Федерации и являются неотъемлемой частью всемирного культурного наследия [1].

Памятники архитектуры и градостроительства в городах и поселениях Республики Бурятия, а именно Баргузин, Бабушкин, Улан-Удэ, Кяхта и Селенгинск, внесенные в Список в 1990 г. формировались с момента их основания как острогов и пограничных поселений при расширении границ Российского государства на востоке и имели стратегическое и геополитическое значение.

Прежде чем рассмотреть историю архитектурного наследия перечисленных городов и поселений, необходимо заметить, что указанный Список, созданный в 1970 г. на основании Постановления коллегии Министерства  культуры РСФСР и Государственного комитета Совета Министров России [2], в своей количественной характеристике менялся несколько раз. Первоначально Список состоял из 115 наименований, но в 2002 г. он расширился до 478 городов [2]. Это было связано с тем, что в Список вошли даже те малые и большие города, ценность которых по определенным критериям, к которым относятся наличие памятников истории и культуры, а также градостроительства и архитектуры, не была полностью выявлена. В 2010 г. министром культуры Российской Федерации А. А. Авдеевым был подписан приказ, согласно которому Список уменьшился до 41 города. В нем остались: Азов, Арзамас, Астрахань, Белозерск, Великий Устюг, Верхотурье, Владимир, Вольск, Выборг, Галич, Гороховец, Дербент, Елабуга, Елец, Енисейск, Зарайск, Иркутск, Касимов, Каргополь, Кинешма, Коломна, Кострома, Крапивна, Кяхта, Осташков, Плес, Ростов, Санкт-Петербург, Смоленск, Сольвычегодск, Старочеркасская, Суздаль, Таганрог, Томск, Торжок, Торопец, Тотьма, Тутаев, Чистополь, Шуя, Ярославль[3]. Возникает вопрос, – по каким принципам отбирались города, оставшиеся в Списке, и почему он сократился более чем в 11 раз?

Причины этого видятся в том, что предшествующие Списки «размывали» само понятие «исторический город». Города, которые действительно достойны особого внимания и попечительства со стороны государства, теряются на фоне тех, которые основаны сотни и даже тысячи лет назад, но сегодня они не сохранили в полной мере застройку, имеющую историко-культурную, художественную и эстетическую ценность. Также положение исторического города дает не только привилегии, но и накладывает определенные ограничения на современную деятельность. Помимо этого, исторический статус сохраняет культурное наследие города, но в тоже время способствует его угасанию, как живого и развивающегося организма, в современном динамично меняющемся мире.

Следует уточнить, что по ценности архитектурно-градостроительного наследия все исторические города делятся на четыре категории, а именно на те города, которые имеют уникальный характер и нуждаются в принятии мер по сохранению. Это исторические города международного значения. Ко второй категории относятся города общегосударственного значения, наследие которых имеет выдающийся характер и для того чтобы сохранить его нужна разработка специальных проектов по реконструкции и возрождению исторической среды. Градостроительное наследие, которое нуждается в сохранении входит в следующую категорию исторических городов регионального значения. Все остальные относятся к четвертой категории.

По генезису выделяются пять основополагающих начал исторических городов: 1. племенные центры, 2. крепости, 3. монастыри, 4. промышленные центры (заводы, фабрики, рудники и т.п.), 5. ремесленно-торговые селения.

Кроме того, исторические города обладают памятниками истории и культуры, которым в свою очередь присущи те качества, свойства и функции, позволяющие причислить их к таковым. Например, качество материальности памятника, обладающее свойством сенсорного воздействия, которое влияет на органы чувств человека, вызывая разнообразные ощущения, позволяет отнести его к материальным объектам, как части предметного мира, которая имеет физические константы. Антропогенность памятника подразумевает, что он является результатом деятельности человека, т.е. памятник антропогенен по своей природе. Под недвижимостью памятника понимается единство с окружающей средой. Свойство информативности заключено в способности хранить и передавать информацию. Эмоциональное воздействие, т.е. вызывание переживаний у человека под воздействием полученных ощущений и информации, также является свойством памятника.

Необходимо отметить тот факт, что в России по сравнению с зарубежными странами не в полной мере работает Программа сохранения и развития архитектуры исторических городов, о чем свидетельствует последнее изменение Списка. Архитектурное наследие городов, не вошедших в Список, продолжает подвергаться разрушению. Еще в 2002 г. Республика Бурятия была представлена в этом Списке, пятью историческими городами и поселениями: Баргузин (Баргузинск), Улан-Удэ (Верхнеудинск) – столица республики, Кяхта (Троицкосавск), Бабушкин (Мысовск) и Селенгинск. Но в 2010 г. в Списке осталась только одна Кяхта.

Баргузин (Баргузинск) стал первым острогом на территории современной Бурятии. Он гораздо старше Улан-Удэ, Селенгинска, которые были освоены при участии баргузинских казаков. Летом 1648 г. русские первопроходцы из Енисейского острога под руководством атамана И. А. Галкина на правом берегу речушки, названной позднее Банной, построили острожные укрепления. Рядом стали строиться дома, которые и дали начало Баргузину [4].

Острог имел неправильную форму, был обнесен деревянным частоколом, по бокам располагались две башни. Внутри острога возвышалась Спасская церковь, также сосредоточились приказная изба, амбары для хлеба, провианта, боеприпасов, дома священника и приказчика. Посередине острога текла небольшая р. Мельничная, на которой была построена первая мельница. В 1730 г. острог был перестроен. В западной стене появилась Проезжая башня, на восточной – глухая. Началось строительство Преображенской церкви, появился казенный двор, а дом приказчика был перенесен за острожные стены, также до 26 увеличилось число жилых разночинных домов и появилось первое питейное заведение. Но в 1734 г. в остроге случился пожар, сгорели все здания и укрепления. Острожные стены больше не восстанавливались [5].

В 1772 г. Баргузинский острог получил статус города и центра уезда Удинской провинции. В 1783 г. Баргузинск был определен уездным городом Нерчинской области, которая подчинялась Иркутскому наместничеству, таким образом, он стал ядром обширного региона, включая территории у Верхней Ангары и Витима.

В 1790 г. в числе 600 городов России Баргузинск получил свой отличительный знак – герб. Этому предшествовало опубликование Высочайше утвержденного доклада Сената о гербах городов Иркутского наместничества (от 26 октября 1790 г.): «В исполнении именного Вашего Императорского Величества указа Иркутская губерния учреждена по образу Высочайших учреждений наместничеством, и города оное составляющие, «…» должны иметь гербы, которые утверждены Императорским Величеством «…», а города Верхнеудинск, Нижнеудинск, «…», Баргузин, «…» гербов еще не имеют, так и о тех городах, которых оных не имеют, истребовав оттуда сведение нужное к пособствию изображения по пристойности гербов, сочинила оные, и крупно старые, и вновь сочиненные представила Сенату, который их рассмотрев, осмеливается всеподданнейше представить оные с описанием на Высочайшую Вашего Императорского Величества конфирмацию и просить Высочайшего указа».

Причем к этому времени в российской геральдике оставалось в силе правило, по которому в гербах уездных городов, щиты которых делились на две части, в верхней части помещались часть или весь наместнический (губернский герб), а в нижней части собственный городской герб. Исходя из «Топографического описания Иркутского наместничества» (Древняя российская вивлиофика 1788 г.), герб Баргузинска представлял собой: « «…» под изображением губернского герба в одном щите в серебряном поле сидящая белка, изъявляющая в великом множестве ея, лучшей доброты плодящуюся, что тунгусы, называющиеся орочоны, промышляя, за ясак вносят и продают много». Отметим, что сидящая белка была изображена с кедровой шишкой, символизирующая богатство здешней тайги, а зооморфный символ дан городу не просто в знак ловли в его окрестностях белок, а еще раз подчеркивал значение для местного населения и казны государства пушного промысла[5].

Анализ фиксационного плана, проведенный исследователем М. В. Гурьяновым, 1798 г. показал, что в конце XVIII в. г. Баргузин имел расчлененный тип планировочной структуры с прибрежно-рядовой формой застройки посада. В планировке была намечена сеть дорог, из которых определилась главная, которая проходя через всю территорию посада, повторяла очертание реки Баргузин [9].

Главными архитектурными акцентами посада был сам острог (как территориальный центр) и две деревянные церкви (как главные высотные доминанты). Располагаясь в прибрежной части на одной оси, эти архитектурные акценты формировали силуэт речного фасада города, а также хорошо просматривались с разных видовых точек.

 В 1803 г. Баргузинское комиссарство входило в Верхнеудинский округ Иркутской губернии. В 1822 г. он становится заштатным городом Верхнеудинского уезда, в этом же году утверждаются Баргузинская степная дума и инородная управа, в 1851 г. причислен к Забайкальской области, а в 1856 г. назначен окружным городом этой области. Отсутствие путей сообщения, удаленность от московского тракта, появление новых населенных мест, привели к тому, что Баргузин теряет свое первоначальное значение.

В 1861 г., был составлен фиксационный план г. Баргузина, который, как показал анализ, явился результатом реализации плана 1822 г. К этому времени планировочная структура г. Баргузина была несколько упорядочена и приобрела вид урегулированного городского поселения. Жилые кварталы уже имели прямоугольные очертания, в застройке выявились функциональные зоны, появились улицы, параллельные берегу реки и определилась основная планировочная ось с архитектурными акцентами [9].

Тенденция развития Баргузинского посада, намеченная на плане 1798 г. в северо-западном направлении, продолжилась и позже, что отразил  план 1861 г. Более того, здесь уже определилось перспективное развитие застройки в юго-западном направлении, соответствуя течению р. Баргузин и главной улице города.

Во второй половине XIX в. начинается период постепенного упадка Баргузина как города, сократились масштабы строительства. С 1822 по 1927 гг. Баргузин являлся заштатным городом Иркутской губернии, удаленным от тракта и малонаселенным [9].

Как город он просуществовал до 1927 г. После установления Советской власти в крае, когда почти половина населения выехала за пределы Забайкалья, Баргузин по постановлению Президиума ВЦИК РСФСР был переименован в село, в настоящее время он является поселком городского типа [5].

Верхнеудинск (Улан-Удэ), считается одним из старейших городов Восточной Сибири, с 1775 г. – административный и торговый центр Удинского, а затем Верхнеудинского округа. С конца XVIII в. по численности населения город  уступал только Иркутску (Иркутск – 4347 жителей, Верхнеудинск – 3191). История основания Удинского острога своеобразна и характерна для освоения русскими Сибири. Как полагает Л. К. Минерт, время основания Удинского острога следует определить периодом между 1677 и 1680 гг. [6].

В 1666 г. казаки Селенгинского острога спустились вниз по Чикою и Селенге, дойдя до устья Уды, нашли это место очень удачным и удобным. На высоком скалистом берегу, на месте слияния pр. Селенги и Уды, поставили Удинское казачье зимовье. Оно было построено как «филиал» Селенгинского острога для несения сторожевой службы и дополнительного места сбора ясака с местного населения. Расположение нового зимовья было выбрано не случайно: во-первых, оно лежало на перекрестке главных торговых путей России с Китаем и Монголией; во-вторых, было защищено со всех сторон – рр. Удой и Селенгой и лесистыми горами; в-третьих, здесь была удобная переправа через р. Селенгу. Еще до основания зимовья первым человеком, который добрался до устья Уды, был сын боярский Иван Похабов. Он в 1645 г. обследовал Забайкалье для сооружения здесь острогов и зимовий и доложил енисейскому воеводе о возможности острожных строений. А в 1647 г. в этом месте побывал казачий десятник Костка Москвитин, который дал описание здешних мест и указал на существование переправы [7].

Удинское зимовье соорудили на скалистом утесе в устье р. Уды. Представляло оно собой курную избу с плоской крышей из дранья, низкой дверью в срубе и волоковыми окнами. Строение напоминало собою бурятскую четырехугольную деревянную юрту [7].

Следующим и весьма значительным этапом в истории Верхнеудинска явилось преобразование его в город, в центр, одну из провинций Иркутского наместничества. До становления административного и экономического центра провинции название «город» понималось, скорее всего, как место огороженное. В 1689 г. Ф. Головин после заключения Нерчинского договора о мире с Китаем, возвращаясь в Москву, приказал местным властям обнести острог новыми стенами с бойницами. Укрепив стены, усилив гарнизон стрельцами и казаками из свиты, сопровождавшей его, Ф. Головин уехал. Острог после этого обрел значение города и получил новое название – Верхнеудинский. Острожный город представлял собою четырехугольник и занимал площадь около 300 кв. м. Со стороны р. Уды стояла сторожевая стена, с остальных трех сторон – городни. Высота стен – городней 4 м, а со стороны р. Уды – 3 м. По углам стояли четырехугольные башни, со стороны Уды – восьмиугольная проезжая башня [7].

В XVII в. город по внешнему виду представлял собою крепость. Застройка Верхнеудинска происходила в границах палисада и берега р. Уды вниз по течению. Основным градоформирующим ядром по-прежнему являлся острог. В начале XVIII в. жилая часть города протянулась вдоль р. Уды до берега р. Селенги. Вплоть до 2-й половины XVIII в. застройка ничем не регламентировалась, велась бессистемно и беспорядочно, дома, в основном, располагались по берегу реки. Город постепенно разрастался в северном и западном направлениях. Как считал исследователь архитектуры В. К. Гурьянов, первый план города был составлен в 1765 г. Он не был официально принят, однако нашел отражение в следующем регулярном плане 1780 г. В качестве перспективного направления развития города была выбрана местность в нагорной части. Храмы со своими площадями были приняты в качестве центральных зданий и архитектурных доминант, которые завершали перспективу улиц. В XVIII – первой половине XIX вв. в городе строились в основном одноэтажные деревянные дома, которые отделялись высокими заборами. Селились горожане, как правило, по сословиям, что нашло отражение в названиях улиц – Мещанская (ныне ул. Банзарова), Солдатская (ныне ул. Свердлова), Казачья, Разночинская и т.д. Следующий план города был разработан и принят в 1798 г. Он выделил в «нижнем городе» обширную торговую площадь, от которой ровными линиями отходили улицы, формирующие четкие прямоугольники кварталов. Таким образом, в конце XVIII в. центр города «спустился вниз» от бывшего острога ближе к берегу р. Селенги, на торговую площадь (ныне площадь Революции, которую называли еще Базарной, Гостинодворской). К этому моменту город фактически утратил военно-оборонительное значение и стал превращаться в крупный торговый центр.

Кяхта – современный административный центр Кяхтинского района Бурятии, до 1934 г. называлась Троицкосавск. Город расположен на границе с Монголией, основан в 1727 г. выдающимся российским дипломатом С. Л. Владиславичем-Рагузинским. По его указанию, в соответствии с Буринским трактатом, на месте Барсуковского зимовья была построена деревянная крепость. Внутри этой крепости была возведена Троицкая церковь с приделом Святого Саввы Сербского, она дала название как самой крепости – Троицкая, так и городу – Троицкосавск. Постройка Кяхты была поручена капитану Княжнину с солдатами и рабочими из Илимского и Кабанского острогов. Постройка Кяхтинской слободы завершилась в 1728 г. [8].

М. В. Гурьянов в своем исследовании упоминает, что Ново-Троицкая крепость представляла собой укрепление, окруженное бастионами и рвом, в пределах которого располагалось компактное поселение с хозяйственными, жилыми и культовыми постройками. Структура Торговой слободы повторяла Ново-Троицкую крепость, однако превосходила ее в размерах. В ее границах кроме купеческого жилья располагался Гостиный двор [9].

Во второй половине XVIII в. оба укрепленных пункта имели свои посадские территории. Они имели общую структуру и в характере своих поселений. На совместном плане 1770 г., как утверждает М. В. Гурьянов, видно как усадебные постройки постепенно выстраиваются вдоль речки и дороги – транспортного тракта, связывающей крепости. Дорога, таким образом, в конце XVIII в. являлась главной планировочной осью для застройки двух поселений. На нее выходили основные архитектурные акценты, она так или иначе влияла на направление других улиц [9].

Если Троицкосавск в конце XVIII в. еще сохранял крепостной вид и был окружен острогом с четырьмя бастионами, то во второй четверти XIX в. город приобрел облик типичного торгового города. Его росту способствовало развитие приграничной торговли через Кяхту и превращение этой слободы  в основной пункт русско-китайской торговли.

Время первой половины XIX в. отмечено строительством монументальных культовых сооружений в классицистической стилистике. Троицкий собор (1817 г.) явился самым крупным по габаритам церковным зданием Забайкалья. В архитектуре собора переплетаются черты классицизма с элементами традиционного русского культового зодчества.

План Троицкосавска 1829 г. зафиксировал увеличение площади застройки. Появились жилые кварталы за рекой в южной части города. Главные композиционные элементы – торговый тракт, как планировочная ось и площадь в месте преломления тракта сохранились до настоящего времени.

Структура Троицкосавска, таким образом, сложилась в виде трех массивов застройки, разделенных речками. Каждый из них получил свою прямоугольную сетку улиц, объединяющей их планировочной осью стала торговая дорога. Формирование площади Троицкосавска задерживалось, так как в городе существовал второй центр – слобода Кяхта. В ней в первой половине XIX в. взамен старых деревянных строений были возведены монументальная Воскресенская церковь и огромный Гостиный двор, образовавшие внушительный комплекс в классицистических формах. Архитектура жилых домов в городе и торговой слободе имела существенные отличия. В слободе дома богатых купцов приближались к типу помещичьих усадеб.

Конец XIX до начала XX вв. отмечен строительством двух каменных церквей, появлением большого количества общественных садов и большим количество домов с декоративной обработкой фасадов. Но позже, в связи с открытием Суэцкого канала и прокладкой через Забайкалье Транссибирской магистрали стало падать значение Кяхты как торговых ворот России. Город сошел на положение обычного провинциального города [9].

Бабушкин (до 1941 г. Мысовск) – город в Кабанском районе Бурятии, назван в честь революционера Ивана Бабушкина, расстрелянного на станции Мысовая в 1906 г. В начале XIX в. Мысовая была довольно крупным населенным пунктом на южном берегу Байкала, на историческом чайном пути из Китая в Россию. В 1870-х гг. был построен купеческий тракт Мысовая – Кяхта. В 1888 г. в Мысовой была построена пристань [10].

В 1892 г. в Мысовой была организована почтовая станция. Начиная с 1892 года, местное купечество начало подавать заявки о получении выселком Мысовским Забайкальской области Селенгинского округа статуса города.
После строительства Забайкальского участка Транссибирской железной дороги и открытии в Мысовой железнодорожной станции поселок стал развиваться более быстрыми темпами. 31 мая 1902 г. Мысовая была преобразована в город Мысовск Иркутской губернии. В это время в Мысовске проживало 5,5 тыс. человек, было 638 жилых зданий, две православные церкви и один еврейский молитвенный дом, женский монастырь, церковно-приходская и двухклассная школы, железнодорожное  училище [10].

Во время первой русской революции 1905-1907 гг. Мысовск был одним из центров революционного движения в Западном Забайкалье. Царское правительство предпринимало жесткие меры по пресечению революционных выступлений. 18 января 1906 г. в Мысовске были расстреляны шестеро революционеров, в числе которых был соратник В. И. Ленина И. В. Бабушкин. В 1913 г. в Мысовске проживало 6,5 тыс. человек. В начале XX в. в Мысовске получили развитие торговля, рыбий и нерпичий промыслы, скотопромышленность, в городе работали гончарные и кирпичные дворы, существовали церковноприходская школа, высшее начальное училище, железнодорожная четырехклассная школа, почтово-телеграфная контора со сберегательной кассой, таможенная застава. В августе 1918 г. Мысовск был захвачен белочехами. За время Гражданской войны в Мысовске кроме чехов побывали американцы, японцы, каппелевцы, унгерновцы и семеновцы. Советская власть окончательно установилась в Мысовске только в 1922 г. В 1926 г. Мысовск вошел в состав Бурят-Монгольской АССР. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 января 1941 г., в честь революционера И. В. Бабушкина, Мысовск был переименован в Бабушкин, став городом республиканского подчинения. В 1959 г. Бабушкин утратил статус города республиканского подчинения и вошел в состав Кабанского района [10].

Особая ценность Бабушкина – это исторически сложившийся в XVIII в. и начале XX в. центр города, старая застройка, памятники техники. Бабушкин – конечный пункт Кругобайкальского пути, «золотой пряжки Байкала». Из изложенного выше видно, что история города дает ему право на особое место среди не только городов Бурятии, но и малых городов России [8].

Селенгинский острог возведен в 1665 г. на правом берегу р. Селенги, в 7 км от устья впадающей в нее р. Чикой. Это место являлось важным перевалочным пунктом, и острог впоследствии стал военно-административным и торговым центром [9].

К концу 1720-х гг. острог уже сформировался как центр поселения. На самом раннем фиксационном плане, выполненном в 1735 г, зафиксирована планировочная структура города. Селенгинский посад относился к прибрежно-рядовому типу и представлял собой вытянутую вдоль реки на 2 км территорию, с сочетанием кривых и узких улиц по периметру кварталов и площадей произвольной конфигурации. Повторяя очертание берега, улицы сходились в центре, что придавало планировочной структуре характер трехлучевой. Система доминант состояла из острожного сооружения и церквей на двух «боковых» площадях. Находясь на одной планировочной оси (север-юг) эти три объекта являлись архитектурными акцентами [9].

Ко второй половине XVIII в. в Селенгинском посаде были построены основные типы деревянных церквей – шатровый, кубоватый, ярусный и отдельно стоящие колокольни. Отличительной особенностью Селенгинского поселения являлось наличие у большинства домов вышек и чердаков. Дворы располагались в «беспорядке и не в одном месте», что свидетельствовало о свободной планировке города [9].

В 1786 г. был составлен регулярный план города, который представлял собой совмещенное изображение существующей застройки и проектную разбивку кварталов. Установлено, что застройка, начатая в соответствии с этим планом была приостановлена уже в начале XIX в. целым рядом причин. Систематические наводнения, песчаная почва при длительных дождях, приводили к затоплению и смыванию городской застройки.

Общую картину развития города дополняет процесс его переноса на новое место согласно проектному плану 1842 г. Планировочная структура плана в «перенесенном» Селенгинске была в основном осуществлена. Архитектурный облик нового города формировали наиболее значимые двухэтажные деревянные дома купцов в центре города, выполненные по образцовым фасадам. Построенное в 1880-х гг. здание Вознесенского собора в русско-византийском стиле отразило общие черты, присущие русской культовой архитектуре второй половины XIX в. и свидетельствовало о начале формирования облика центра в новых архитектурных формах.

Указ о переносе города послужил причиной появления двух поселений Староселенгинска и Новоселенгинска [9].

Итак, исходя из заявленной темы, мы проследили, как формировалось архитектурное наследие пяти городов Бурятии с момента их основания, и какой отпечаток на градостроительство накладывали определенные события в их развитии, что и послужило поводом для присвоения им особого статуса «исторического города».

Таким образом, наследие, выраженное памятниками архитектуры, играет важную роль в современном обществе. Неоспоримо значение данного наследия как хранителя многовекового исторического и культурного опыта народа. Сохранение исторических городов и поселений является глобальной проблемой во всем мире, т.к. с каждым днем памятники архитектуры подвергаются разрушению, тем самым города теряют свой облик и ценность. В сложившихся в стране социально-экономических условиях каждому отдельному историческому городу не под силу решить проблемы сохранения и использования культурного наследия на уровне требований, установленных международными нормами. С другой стороны, реализация комплексных программ возрождения и развития исторических городов России  может быть эффективной при взаимодействии органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Литература

  1. Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации: Закон от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ: принят Гос. Думой 24 мая 2002 г. : одобрен Советом Федерации 14 июня 2002 г. // ГАРАНТ [Электронный ресурс]: информ.-правовое обеспечение URL: www.garant.ru (дата обращения 24.03.2012 г.).
  2. Сайт «Юридический портал» [Электронный ресурс] URL: lawmix.ru / (дата обращения 14.12.2011).
  3. Сайт «Российская газета» [Электронный ресурс] URL: http://www.rg.ru/2010/09/29/istor-posel-dok.html / (дата обращения 29.07.2014).
  4. Баргузин: страницы истории: (материалы научно-практической конференции, посвященной 350-летию со дня основания Баргузина). – Улан-Удэ, 1998. – 236 с.
  5. Мишакова О.Э. Баргузин – основные вехи истории старейшего русского поселения в Забайкалье (ХVII – первая половина ХIХ вв.) // V Международная заочная научно-практическая конференция «Социально-гуманитарные и юридические науки: современные тренды в изменяющемся мире»: сборник материалов конференции (1 февраля 2012 г.). – Краснодар : АНО ЦСПИ Премьер, 2012. – С. 24-27.
  6. Т.В. Паликова, Л.В. Кальмина, О.Э. Мишакова. Купечество – Верхнеудинск – Улан-Удэ. – Улан-Удэ : Экос, 2007. – 190 с.
  7. История Улан-Удэ – Кемерово : 2012. – 255 с.
  8. Сайт «Академик» [Электронный ресурс] URL: academic.ru / (дата обращения 15.12.2011).
  9. Гурьянов М.В. Архитектурно-градостроительное развитие городов Западного Забайкалья (Баргузин, Селенгинск, Улан-Удэ, Кяхта) до начала XX в.: автореф. дис. … канд. арх-ры. – Санкт-Петербург, 2008. 17 с.
  10. Сайт «BankGorodov.ru» [Электронный ресурс] URL: http://www.bankgorodov.ru/place/inform.php?id=164172 (дата обращения 25.07.2014).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.