Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.88.10.038

Скачать PDF ( ) Страницы: 70-74 Выпуск: № 10 (88) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Сосницкий Д. А. ДОПЕТРОВСКАЯ РУСЬ В СОВЕТСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ КИНО / Д. А. Сосницкий // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 10 (88) Часть 2. — С. 70—74. — URL: https://research-journal.org/hist/dopetrovskaya-rus-v-sovetskom-xudozhestvennom-kino/ (дата обращения: 19.09.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2019.88.10.038
Сосницкий Д. А. ДОПЕТРОВСКАЯ РУСЬ В СОВЕТСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ КИНО / Д. А. Сосницкий // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 10 (88) Часть 2. — С. 70—74. doi: 10.23670/IRJ.2019.88.10.038

Импортировать


ДОПЕТРОВСКАЯ РУСЬ В СОВЕТСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ КИНО

ДОПЕТРОВСКАЯ РУСЬ В СОВЕТСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ КИНО

Научная статья

Сосницкий Д.А. *

ORCID: 0000-0002-2489-1560,

Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, Россия

* Корреспондирующий автор (d.sosnitskij[at]spbu.ru)

Аннотация

Целью настоящей статьи является выявление особенностей конструирования образа допетровского периода отечественной истории в советском художественном кино. В задачи статьи входит определение места средневековой тематики в советском историческом кинематографе, выявление наиболее востребованных в кино периодов русского средневековья. Автор рассматривает наиболее значимые советские исторические фильмы о средневековье и характеризует трактовки наиболее популярных объектов национальной памяти. В работе демонстрируются особенности проявления государственного заказа в советском кинематографе.

Ключевые слова: кино, историческое кино, Александр Невский, Иван Грозный, Борис Годунов, С. Эйзенштейн, А. Тарковский.

PRE-PETER RUSSIA IN SOVIET FEATURE FILMS

Research article

Sosnitsky D.A. *

ORCID: 0000-0002-2489-1560,

St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russia

* Corresponding author (d.sosnitskij[at]spbu.ru)

Abstract

The purpose of this article is to identify the main features of the image creation of the pre-Peer period of the Russian history in Soviet films. The objectives of the article include determining the place of medieval themes in Soviet historical cinema and identifying the periods of the Russian Middle Ages that were most popular. The author considers the most significant Soviet historical films about the Middle Ages and characterizes the interpretation of the most popular objects of the national memory. The paper demonstrates the features of the government order and their manifestation in Soviet cinema.

Keywords: cinema, historical cinema, Alexander Nevsky, Ivan the Terrible, Boris Godunov, S. Eisenstein, A. Tarkovsky.

Советский исторический кинематограф давно привлекает к себе внимание не только искусствоведов, но и специалистов, занимающихся изучением различных аспектов конструирования исторической памяти общества. Существует целый ряд исследований посвященных этой проблеме. Так, в 2003 г. по результатам конференции был выпущен сборник статей «Экранизация истории: политика и поэтика [14]. Позднее увидело свет исследование Ю.П. Тюрина, посвященное особенностям влияния исторической политики на советский кинематограф [13]. Заслуживает внимания также и диссертация О.А. Закирова о государственной идеологии в советских исторических фильмах 1936-1946 гг. [2]. Историография данной проблемы обширна и мы не будем останавливаться на ней в рамках данного краткого обзора, однако отметим, что тема отражения допетровской истории России как эпохи в советском историческом кинематографе, остается практически неразработанной. Исторический кинематограф, в свою очередь, является одним из наиболее важных источников конструирования массовых  представлений о прошлом. В советском историческом кино, выполнявшем задачи патриотического воспитания и отражавшем конкретные идеологические установки, наиболее ярко (по сравнению с другими видами массового искусства) проявлялся государственный заказ. Со второй половины 1930-х годов – времени нового обращения к национальной истории, историческое кино используется для реконструкции в коллективном сознании наиболее значимых эпизодов освободительного движения в России, а также для воссоздания в кино образов героев отечественной истории, являющихся безусловными местами консенсуса национальной памяти. В задачи данного исследования входит выявление в общей массе советского исторического кинематографа кинокартин, посвященных русскому средневековью, а также определение наиболее востребованных в кино периодов и объектов памяти из этой эпохи. Наиболее ценным источником для составления списка анализируемых фильмов стал аннотированный каталог «Советские художественные фильмы» [11] в 4 томах и его продолжение, выпускавшееся уже в 1990-е годы [12].

Историю советского кино можно условно разделить на несколько этапов. Первый этап – период немого кино с 1918 по 1935 гг. В это время исторического кинематографа в Советской России практически не существовало. Это обстоятельство имеет вполне очевидную причину – в период становления молодого советского государства требовалось не обращение кинематографистов к прошлому, а освещение современных событий. Можно выделить несколько основных сюжетов, которым посвящались фильмы, созданные в этот период. Очень популярным было обращение к событиям Октябрьской революции. Уже к первой годовщине революции был поставлен фильм «Восстание» (реж. А. Разумный, 1918). Подобных лент в первые годы советской власти было создано множество – например, «Единая мировая республика труда» (реж. Я Галицкий, 1919), «Конец Санкт-Петербурга» (реж. В. Пудовкин, 1927) и мн. др. Не реже кинематографисты обращались к событиям гражданской войны – «Все под ружье!» (реж. Б. Светлов, 1919), «Дезертиры» (реж. Е. Славинский, 1919), «За красное знамя» (реж. В. Касьянов, 1919) и мн. др. Многие советские фильмы сочетали в себе черты документального и художественного кинематографа. При этом все они преследовали главную цель – массовая агитация. Чаще всего это были фильмы-послания, либо призывающие к чему-то (например, «Всеобуч» (реж. А. Лундин, 1919) пропагандировал всеобщее военное обучение), либо высмеивающие различные общественные пороки (так в фильме «Запуганный буржуй» (реж. М. Вернер) очернялись барские привычки старой элиты). В этой огромной массе агитфильмов историческое кино занимает очень скромное место. В 1920–1930-е было снято несколько кинокартин об истории России XVIII–XIX вв.: «Булат-Батыр» (реж. Ю. Тарич, 1927) о пугачевском восстании; «Отец Серафим» (реж. А. Пантелеев, 1922) о революционном движении в России в 70-е годы XIX века; «Чудотворец» (реж. А. Пантелеев, 1922) о разоблачении церковных чудес в период правления Николая I; «Разбойник Арсен» (реж. В. Барский, 1923) о крепостных порядках в Грузии в первой половине XIX в.; «Декабристы» (реж. А. Ивановский, 1926). Небольшую группу исторических фильмов составляют экранизации классики – «Катерина Измайлова» («Леди Макбет Мценского уезда», реж. Ч. Сабинский, 1926), «Господа Скотинины» (реж. Г. Рошаль, 1926). Русскому средневековью (существует, однако, фильм «Минарет смерти» (реж. В. Висковский, 1925) о средневековых узбекских правителях) из снятых в период с 1918 по 1925 гг. посвящен лишь один фильм – «Крылья холопа» (реж. И. Пырьев, 1926). Эта кинолента повествует о холопе Никишке, который с детства мечтал научиться летать. После того как Никишка попадает на царский двор, он чинит льнотрепальное колесо на царском дворе. Царь показывает чужеземцам как летает Никишка, а после все-таки решает что это «не божье дело» и приказывает его казнить. В этой картине холоп Никишка – единственный однозначно положительный персонаж. Практически все остальные – Иван Грозный, жена царя Мария Темрюковна, бояре Лупатов и Курлятев, опричники – жестокие и невежественные люди. В фильме продемонстрирован вред религиозного фанатизма, которым проникнуты умы правящей средневековой элиты [11, С. 144-145].

Поворот к национальной истории обусловил возвращение к средневековым сюжетам в предвоенные годы. В рамках этого, второго этапа развития советского кинематографа, самым ярким примером обращения к национальной истории стал, конечно, фильм режиссера С. Эйзенштейна «Александр Невский», удостоенный в 1941 г. Сталинской премии I степени. Фильму посвящена объемная историографии [4] и останавливаться на характеристике его сюжетных линий мы не будем, выделим лишь главные объекты памяти, продемонстрированные в этой кинокартине, и рассмотрим их трактовку создателями фильма. В киноленте созданы образы целого ряда реальных исторических деятелей – Александра Невского, Гаврилы Олексича, Домаш Твердиславича, Твердилы Иванковича. Твердила Иванкович является местом отрицательного консенсуса. В фильме не заостряется внимание на соперничестве Пскова и Новгорода. Такая трактовка событий не укладывалась бы в рамки патриотической идеологии, а потому не могла найти свое место в фильме. В статье «Александр Невский» в газете «Правда» главный положительный герой охарактеризован следующим образом: «своим успехом фильм обязан в значительной степени и тому, что артист Н. Черкасов, играющий в картине заглавную роль, сумел дать правдивый и обаятельный образ патриота, не щадящего ни сил, ни жизни для блага родины и народа [5]. В этой же статье автор заостряет внимание на актуальности для советского человека показанного в фильме сюжета русской истории: «Фильм, посвященный борьбе новгородцев с объединенными силами тевтонского и ливонского рыцарских орденов, борьбе, происходившей в XIII веке, оказался близким по теме и по духу советскому зрителю. Жестокий разгром, понесенный в XIII веке германскими захватчиками, стремившимися огнем и мечом покорить Русскую землю, напоминает еще раз о печальной судьбе всех охотников до чужого добра, покушавшихся на честь и независимость нашей отчизны» [5]. В этом же 1938 г. на экраны страны выходит фильм режиссеров И. Никитченко и В. Невежина «Руслан и Людмила» по одноименной поэме А.С. Пушкина. В фильме показан реальный исторический персонаж – князь Владимир Святой. Образ его нельзя однозначно охарактеризовать. Актер Н. Бубнов представляет Владимира в виде седобородого старца, исполняющего представительские функции на пиру и, в общем-то, беспомощного. Некий комический эффект создает сцена похищения Людмилы нечистой силой, когда Владимир в страхе сгибается на своем троне. В следующем 1939 г. состоялась премьера фильма «Степан Разин» (реж. О. Преображенская, И. Правов, 1939). В кинокартине помимо самого Степана Разина показаны еще несколько реальных исторических персонажей – царь Алексей Михайлович, атаман Корнилий Яковлевич Яковлев, князь Юрий Никитич Барятинский. Однако, несмотря на рост интереса к исторической тематике, большая часть фильмов была посвящена актуальным событиям и явлениям советской жизни этого периода: Советско-финской войне («Галя», реж. С. Глаголин, 1940); труду колхозников («Богатая невеста», реж. И. Пырьев, 1937; «Дружба», реж. С. Долидзе, 1940); мужеству красноармейцев («Обыкновенное дело», реж. З. Сабитов, 1940; «Переход», реж. А. Иванов, 1940, «На границе», реж. А. Иванов, 1938); пионерам («Тимур и его команда», реж. А. Разумный, 1940), выдающимся большевикам («Яков Свердлов», реж. С. Юткевич, 1940; «Великий гражданин», реж. Ф. Эрмлер, 1937). Особый интерес в этот период вызывала тема авиации. Так, например, об увлечении колхозной молодежи летным делом повествует картина «Люди нашего колхоза» (реж. А. Ай-Артьян, 1940). Сходный сюжет и у кинофильма «Небеса» (реж. Ю. Тарич, 1940). Во второй половине 1930-х – начале 1940-х годов также значительно возрастает число экранизаций классических произведений художественной литературы – «Путешествие в Арзрум» (реж. М. Левин, 1936), «Сорочинская ярмарка» (реж. Н. Экк, 1939), «Человек в футляре» (реж. И. Анненский, 1939) и мн. др.

Следующий значимый этап развития советского кинематографа – Великая отечественная война и первое послевоенное десятилетие. Накануне и в период Великой Отечественной войны выходит сразу несколько картин, посвященных допетровской эпохе. В последние довоенные месяцы в прокате появляется историческая кинокартина «Первопечатник Иван Федоров» (реж. Г. Левкоев, 1941). В статье Г. Дмитриевой «Первый русский печатник», сопровождавшей выход киноленты на экраны, главные антигерои фильма – духовенство и бояре, характеризовались следующим образом: «Монахи возненавидели Федорова и его помощников за лишение их источника дохода. Бояре, не желавшие укрепления самодержавной власти Ивана Грозного, также с озлоблением относились к изобретению Федорова» [1]. Еще за три года до выхода культового фильма «Иван Грозный» на экранах создается позитивный образ самодержца. В отличие от «Крыльев холопа» 1926 г., в картине «Первопечатник Иван Федоров» Иван Грозный уже не самодур, а прогрессивный правитель, поддерживающий самые передовые идеи. Безусловно положительный образ и у главного героя – Ивана Федорова, выдающегося деятеля отечественной культуры, ставшего жертвой политических интриг. Однако, самой известной кинокартиной этого времени становится еще один историко-биографический фильм режиссера С. Эйзенштейна – «Иван Грозный» (1944, 1-я серия). В первой серии этого фильма, получившего признание не только в СССР (Сталинская премия I степени), но и за рубежом (приз за лучшую операторскую работу на I Локарнском международном кинофестивале) продемонстрированы основные события раннего периода правления Ивана Грозного. Главные положительные герои это сам царь Иван Грозный, уже в ранние годы поражающий всех своим умом и смелостью; царица Анастасия Романова; опричники Малюта Скуратов, Алексей и Федор Басманов. Главными антигероями в фильме становятся Евфросинья и Андрей Старицкие, организующие заговор против смертельно больного царя, а также архиепископ Пимен. Наиболее неоднозначна трактовка образа Андрея Курбского. Несмотря на показанную в фильме измену в годы Ливонской войны, в ранний период правления Ивана IV Курбский оказывается одним из немногих, кто поддержал царя в дни тяжелой болезни. Вторая серия фильма, носящая название «Боярский заговор», была снята в 1945 г., но вышла на экраны только  в 1958 г. Эта картина, как известно, вызвала негативную реакцию И.В. Сталина. В его выступлении на заседании оргбюро ЦК ВКП(б) 9 августа 1946 г. работа С. Эйзенштейна охарактеризована следующим образом: «Не знаю, видел ли кто его, я смотрел, – омерзительная штука! Человек совершенно отвлекся от истории. Изобразил опричников как последних паршивцев, дегенератов, что-то вроде американского Ку-Клукс-Клана. Эйзенштейн не понял того, что войска  опричнины были прогрессивными войсками, на которые опирался Иван Грозный, чтобы собрать Россию в одно централизованное государство, против феодальных князей, которые хотели раздробить и ослабить его <…> Иван Грозный был человеком с волей, с характером, а у Эйзенштейна он какой-то безвольный Гамлет» [8]. Основной претензией И.В. Сталина к фильму стало то, что режиссер показал Ивана Грозного живым человеком, а не идеальным правителем, каковым он был по мнению «отца народов». Основные приоритеты в фильме расставлены также как и в первой серии: главные злодеи – митрополит Филипп и Ефросинья Старицкая, положительные персонажи – Иван Грозный и его опричное окружение.

Практически одновременно с «Иваном Грозным» выходит в прокат созданная на «Союздетфильме» киносказка «Кащей бессмертный» (реж. А. Роу, 1944). Несмотря на то, что реальных исторических персонажей в этом фильме мы не встречаем, можно утверждать, что демонстрируется ранний период истории Киевской Руси. В 1960-е – 1980-е годы выйдет целый ряд подобных картин со сказочными сюжетами. С определенными оговорками можно отнести к категории фильмов, показывающих эпизоды допетровской истории России, фильм «Украинские мелодии» (реж. И. Земгано, И. Игнатович, 1945). В этот фильм-концерт входят сцены из спектакля «Богдан Хмельницкий» в исполнении артистов Киевского драматического театра им. Ивана Франко.

В 1952 г. была создана еще одна кинокартина, сюжет которой основан на русских былинах – «Садко» (реж. А. Птушко, 1952). В отличие от фильма А. Роу, в «Садко» появляется реальный исторический герой – Вышата. Это обстоятельство позволяет нам датировать действие картины серединой XI века. Картина была неоднозначно встречена критикой. Так, например, в «Комсомольской правде» появилась критическая статья Н. Рожкова о фильме. Автор статьи характеризует фильм как набор красивых картинок и укоряет создателей в том, что в кинокартине отсутствует яркая, четкая и стройная основная мысль. При этом фильм стилизован под старину, и, по мнению Н. Рожкова, не совсем удачно: «Реплики в сценарии перегружены архаизмами, лишено подлинно былинного строя. Временами разговор действующих лиц сбивается на белый стих, порой оказывается просто громоздким и трудно произносимым. Слово лишено в фильме той внутренней музыкальности, которая является неотъемлемым свойством речи в русском устном народном творчестве, хотя сохраняет многие чисто внешние признаки стародавних времен» [10]. Другая былина нашла отражение в картине «Илья Муромец», поставленной  режиссером А. Птушко через четыре года после премьеры «Садко», в 1956 г. Помимо легендарных богатырей Святогора, Ильи Муромца, Алеши Поповича и Добрыни Никитича, в фильме присутствует Владимир Красно Солнышко. В отличие от постановки «Руслана и Людмилы» 1938 г., Владимир Святославич в «Илье Муромце» предстает мудрым политиком, а не просто фигурой в красочных одеждах. Князь Владимир, согласно сюжету, чинит справедливый суд и встает на сторону народа, зачастую не слушая и даже высмеивая бояр.

В кинокартине «Хождение за три моря» (реж. В. Пронин, 1957) также создается позитивный образ правителя. В этом совместном советско-индийском фильме Иван III произносит перед купцами и боярами речь о необходимости расширения русских торговых связей; о том, что купцам нельзя замыкаться на одних и тех же рынках. В киноленте создан образ молодого, энергичного князя. Сам фильм снимался в двух странах и вышел в Индии под названием «Пардеси» («Чужестранец») [3].

В 1950-е годы были сняты еще две кинокартины, посвященные событиям допетровского периода русской истории. В обоих фильмах действие разворачивается в XVII-м столетии. В 1954 г. был выпущен фильм-опера «Борис Годунов» (реж. В. Строева) по мотивам трагедии А.С. Пушкина и оперы М.П. Мусоргского. Это классическая трактовка трагедии А.С. Пушкина. Куда более интересным, с точки зрения государственного и социального заказа, представляется выпущенный Киевской киностудией фильм «300 лет тому…» (реж. В. Петров, 1956). Это уже второе, после кинокартины «Богдан Хмельницкий» 1941 г. обращение к теме присоединения Украины к России в советской кинематографии. В кинокартине, помимо самого Богдана Хмельницкого, воплощены образы целого ряда исторических персонажей – Тимофея Хмельницкого, полковника Богуна, полковника Кривоноса и др. Действие фильма завершается Переяславской Радой, на которой Хмельницкий прикладывает к губам грамоту, провозглашающую вечный союз России и Украины. Кинокартина получила самые лестные оценки в украинской прессе: «Фильм «300 лет тому…» – это замечательное произведение украинской кинематографии. Он повествует о незабываемых исторических событиях в жизни нашего и братского русского народов, будит лучшие патриотические чувства, снова и снова призывает к тому, чтобы, как зеницу ока, хранить вечную нерушимую дружбу украинского и русского народов – залог нашей силы, процветания и силы» [7].

Следующий период в развитии советского художественного исторического кинематографа наиболее продолжительный – с конца 1950-х и вплоть до распада СССР. В эти годы интерес к русскому средневековью в художественном кино нельзя назвать большим. Напротив, с конца 1950-х сюжеты допетровской истории России все реже экранизируются. Если в период 1930–1950-х годов по нашим подсчетам было снято 15 кинофильмов о русском средневековье, то за 1960–1980-е годы только 9. Остановимся на характеристике нескольких кинолент этого периода. В 1966 г. на экраны выходит фильм «Андрей Рублев» (реж. А. Тарковский), получивший признание не только в СССР, но и за его пределами. Кинокартина завоевывает сразу несколько призов: премию Международной Федерации кинопрессы, «Приз Леона Мусинака», премию Французской киноакадемии «Хрустальная звезда», почетный диплом Международного кинофестиваля в Белград [12, С. 9]. Фильм посвящен жизни и творчеству русского художника-иконописца XV века Андрея Рублева. В кинокартине созданы образы целого ряда реальных исторических деятелей. Среди них, помимо Андрея Рублева, иконописцы Даниил Черный и Феофан Грек. Главные отрицательные герои фильма – это татары, под гнетом которых находилась Русь в годы жизни Рублева и князь, из-за предательства которого враги захватывают и разрушают город Владимир. Фильм имел широкую зрительскую аудиторию – в СССР его посмотрели порядка 3 000 000 зрителей. Помимо этого фильма, в 1960-е годы средневековый сюжет нашел свое отражение еще в одной картине – «Князь Игорь» – экранизации оперы А. Бородина (реж. Р. Тихомиров, 1969).

 В 1970-е было снято еще несколько кинолент на темы средневековья. К числу относительно малоизвестных фильмов можно отнести кинокартину «Захар Беркут» (реж. Л. Осыка, 1971), снятую на Киевской киностудии им. А.П. Довженко. Фильм является экранизацией исторической повести И. Франко, рассказывающей о борьбе с монголо-татарами на Карпатах в 1241 г. В 1972 г. повторно экранизируется поэма А.С. Пушкина «Руслан и Людмила» (реж. А. Птушко), в которой вновь появляется персонаж Владимира Красно Солнышко. Трактовка образа князя в этой картине близка к фильму «Илья Муромец» (даже костюм для исполнения роли князя Владимира, по всей  видимости, использовался один и тот же). В «Руслане и Людмиле» 1972 г., в отличие от экранизации 1938 г., образ Владимира серьезен, без тени комичности. Наиболее известна  широкому зрителю, однако, другая кинолента этого времени – легендарная комедия «Иван Васильевич меняет профессию» (реж. Л. Гайдай, 1973). Этому фильму посвящена объемная историография и подробно останавливаться на характеристике созданных в фильме образов мы не будем [подробнее см., напр.: 6], отметим лишь, что Л.И. Гайдай при создании кинокартины получил предписание о том, что «экскурс в прошлое не должен иметь конкретно-исторического характера. Сюжет не следует соотносить с определенными историческими лицами» [9, С. 314]. Может быть, в силу этого обстоятельства, в этом, отчасти историческом фильме, собственно исторические персонажи (кроме самого Ивана Грозного) отсутствуют. Кинокартина стала хитом советского проката – в кинотеатрах ее посмотрели более 60 миллионов человек. Эпохе раннего русского средневековья посвящен фильм «Ярославна, королева Франции» (реж. И. Масленников, 1979), повествующая о жизни дочери Ярослава Мудрого Анны, отправленной отцом во Францию. В совместном советско-польском фильме созданы портреты целого ряда реальных исторических персонажей – князя Ярослава Мудрого, Анны Ярославны, киевского митрополита Феофемпта, польского князя Казимира I Восстановителя, польской княжны Марии Добронеги (Доброгневы).

В 1980-е годы историческое кино сохранило свои прежние, арьергардные позиции в советском кинематографе и можно назвать лишь несколько киноработ, в той или иной мере отражающих русские средневековые реалии. С некоторой натяжкой к этой группе можно отнести фильм-сказку «Василий Буслаев» (реж. Г. Васильев, 1982). Реальные исторические герои в ней как таковые отсутствуют, однако, можно предположить, что полоцкий князь Глеб – это Глеб Всеславич Полоцкий. В остальном события фильма носят фантазийный характер, и оценивать их с точки зрения трактовки образов прошлого не приходится. С этой точки зрения куда больший интерес представляет вышедший на экраны в следующем 1983 г. фильм «Легенда о княгине Ольге» (реж. Ю. Ильенко, 1983). В этой масштабной исторической кинокартине представлены события X–XI вв. и созданы исторические портреты целого ряда героев – княгини Ольги, Святослава, Владимира Святого, Олега, Игоря, воеводы Свенельда и многих других. Наконец, в 1986 г. на экраны вышел последний фильм С. Бондарчука «Борис Годунов», являющий второй советской экранизацией этой трагедии А.С. Пушкина.

В данном обзоре, мы охарактеризовали лишь те фильмы, в которых так или иначе затрагиваются сюжеты русской истории допетровского периода, а потому не выделяли в самостоятельную группу кинокартины, связанные с различными сюжетами из истории Белоруссии и Украины. Однако, необходимо отметить, что в советские годы снимались и были довольно востребованы фильмы с сюжетами из средневековой истории и других союзных республик – Азербайджана – «Насими» (реж. Г. Сеилбейли, 1973); Грузии – «Он убивать не хотел» (реж. Г. Шенгелая, 1966), «Десница великого мастера» (реж. В. Таблиашвили, 1969-1970); Латвии – «Слуги дьявола на чертовой мельнице» (реж. А. Лейманис, 1972), «Слуги дьявола» (реж. А. Лейманис, 1970); Узбекистана – «Дилором» (реж. А. Хамраев, 1968); Эстонии – «Последняя реликвия» (реж. Г. Кроманов, 1969), «Кровавый камень» (реж. М. Оямаа, 1972), «В клешнях черного рака» (реж. А. Лемайнис, 1975).

Подводя краткие итоги, отметим, что даже в нише исторических фильмов кинокартины об отечественном средневековье оставались на вторых ролях. Наиболее востребованными у кинематографистов были сюжеты, отражающие реалии советской жизни. Крайне востребованной на протяжении все истории советской кинематографии оставалась тема Великой Отечественной войны. Если же говорить об историческом кино, то наиболее популярной была тематика Октябрьской революции и Гражданской войны. Востребованными были также исторические фильмы, повествующие о биографиях выдающихся деятелей отечественной истории XVIII–XIX вв. Из огромного массива советских художественных фильмов, истории России допетровского периода, по нашим подсчетам, посвящено лишь 26 (менее 1 %). Результаты анализа содержания фильмов из этой немногочисленной группы, позволяют говорить о том, что наибольший интерес вызывали сюжеты из истории России XVI (23 % от общего количества фильмов) и XVII столетий (26, 9 %). Наименее востребована эпоха раннего средневековья (IX в. – 3,8 %; X в. – 7,6 %). События XIV отдельного освещения в рамках советского кинематографа не получили вовсе. Можно предположить, что обращения к теме позднего средневековья в советском историческом кинематографе объясняются его насыщенностью знаковыми для отечественной истории событиями, которые, в свою очередь, связаны с яркими, но весьма неоднозначными историческими героями (Иван Грозный, Борис Годунов, Степан Разин и др.). Обилие различных трактовок жизни и деятельности этих героев и способствовали появлению новых кинокартин, посвященных истории России позднего средневековья. 

Финансирование

Статья приготовлена при поддержке гранта РФФИ «Образ русского средневековья в СССР: особенности государственного и социального заказа» (№ 18-39-0045\19). Руководитель – Д.А. Сосницкий.

Funding

This article was prepared with the support of the RFBR grant “Image of the Russian Middle Ages in the USSR: Features of the State and Social Order” (No. 18-39-0045\19). Head – D.A. Sosnitsky.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Дмитриева Г. Первый русский печатник / Дмитриева Г. // Боевая подготовка. – 1941. – № 37 (1480). – С. 4.
  2. Закиров О.А. Исторические фильмы СССР 1936-1946 гг.: патриотическое освещение дореволюционного прошлого средствами игрового кино: автореф. дисс. …канд. ист. наук: 07.00.02. / Закиров О.А. –М., 2011. – 20 с.
  3. Климашин В. Новая встреча с Индией / Климашин В. // Правда. – 1958. – № 40 (14434). – С. 6.
  4. Кривошеев Ю.В. Периодическая печать о фильме «Александр Невский» (1938-1939) (часть II) / Кривошеев Ю.В., Соколов Р.А. // Новейшая история России. – 2012. – № 2. – С. 114-135.
  5. Кружков Н. «Александр Невский» / Кружков Н. // Правда. – 1938. –№ 334 (7659). – С. 4.
  6. Михайлова И.Б. С юбилеем, «Иван Васильевич»! Кинокомедия Л.И. Гайдая: «смешно, но не только» / Михайлова И.Б. // Новейшая история России. – 2014. – № 2 (10). – С. 143-156.
  7. Полторацкий А. Братство в борьбе / Полторацкий А. // Правда Украины. – 1956. – № 250 (4451). – С. 3.
  8. Правленая стенограмма выступления И.В. Сталина на заседании оргбюро ЦК ВКП (б) по вопросу о кинофильме «Большая жизнь (2-я серия») // Сталин и космополитизм. Документы Агитпропа ЦК КПСС. 1945-1953 / Сост. Д.Г. Наджафов, З.С. Белоусова. – М.: Международный фонд «Демократия», 2005. С. 57.
  9. Пупшева М. Гайдай Советского Союза / Пупшева М., Иванов В., Цукерман В. – М.: Эксмо, 2002. – 444 с.
  10. Рожков Н. Непойманная птица. О новом цветном художественном фильме «Садко» / Рожков Н. // Комсомольская правда. – 1953. – № 7 (8487). – С. 3.
  11. Советские художественных фильмы: Аннотированный каталог: Т. 1-3. – М.: Искусство, 1961.
  12. Советские художественные фильмы. Аннотированный каталог (1966-1967). – М.: Нива России, 1995. – 286 с.
  13. Тюрин Ю.П. История и киномистификации: кино, правда истории, духовные традиции / Тюрин Ю.П. – М.: НИИ киноискусства, 2008. – 294 с.
  14. Экранизация истории: политика и поэтика / Ред. Будяк Л. – М.: Материк, 2003. – 159 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Dmitrieva G. Pervyj russkij pechatnik [The first Russian printer] / Dmitrieva G. // Boevaja podgotovka [Combat training]. – 1941. – № 37 (1480). – P. 4. [in Russian]
  2. Zakirov O.A. Istoricheskie fil’my SSSR 1936-1946 gg.: patrioticheskoe osveshhenie dorevoljucionnogo proshlogo sredstvami igrovogo kino [Historical films of the USSR 1936-1946: Patriotic coverage of the pre-revolutionary past by means of feature films]: dis. … of PhD in History: 07.00.02 / Zakirov O.A. – M., 2011. – 20 s. [in Russian]
  3. Klimashin V. Novaja vstrecha s Indiej [New meeting with India] / Klimashin V. // Pravda [Truth]. – 1958. – № 40 (14434). – P. 6. [in Russian]
  4. Krivosheev Ju.V. Periodicheskaja pechat’ o fil’me «Aleksandr Nevskij» (1938-1939) (chast’ II) [Periodical press about the film “Alexander Nevsky” (1938-1939) (part II)] / Krivosheev Ju.V., Sokolov R.A.// Novejshaja istorija Rossii [Modern history of Russia]. – 2012. – № 2. – P. 114-135. [in Russian]
  5. Kruzhkov N. Aleksandr Nevskij [Aleksandr Nevskij] / Kruzhkov N.// Pravda [Truth]. – 1938. – № 334 (7659). – 4. [in Russian]
  6. Mihajlova I.B. S jubileem, «Ivan Vasil’evich»! Kinokomedija L.I. Gajdaja: «smeshno, no ne tol’ko» [Happy anniversary, “Ivan Vasilyevich”! Comedy Li Gaidai: “funny, but not only»] / Mihajlova I.B. // Novejshaja istorija Rossii [Modern history of Russia]. – 2014. – № 2 (10). – P. 143-156. [in Russian]
  7. Poltorackij A. Bratstvo v bor’be [The brotherhood in the fight] / Poltorackij A. // Pravda Ukrainy [The Truth Of Ukraine]. – 1956. – № 250 (4451). – P. 3. [in Russian]
  8. Pravlenaja stenogramma vystuplenija I.V. Stalina na zasedanii orgbjuro CK VKP (b) po voprosu o kinofil’me «Bol’shaja zhizn’ (2-ja serija») [Edited transcript of Stalin’s speech at a meeting of the organizational Bureau of the CPSU (b) on the movie ” Big life (2nd series»)] // Stalin i kosmopolitizm. Dokumenty Agitpropa CK KPSS. 1945-1953 [Stalin and cosmopolitanism. Documents of the Agitprop of the Central Committee of the CPSU. 1945-1953] / Compiler D.G. Nadzhafov, Z.S. Belousova. – M.: Mezhdunarodnyj fond «Demokratija», 2005. – P. 57 . [in Russian]
  9. Pupsheva M. Gajdaj Sovetskogo Sojuza [Gaidai of the Soviet Union] / Pupsheva M., Ivanov V., Cukerman V. – M.: EKSMO, 2002. – 444 p. [in Russian]
  10. Rozhkov N. Nepojmannaja ptica. O novom cvetnom hudozhestvennom fil’me «Sadko» [Uncaught bird. About the new color feature film “Sadko»] / Rozhkov N.// Komsomol’skaja Pravda [Komsomolskaya Pravda]. – 1953. – № 7 (8487). – S. 3. [in Russian]
  11. Sovetskie hudozhestvennyh fil’my: Annotirovannyj katalog: T. 1-3 [Soviet feature films: Annotated catalogue: Vol. 1-3]. – M.: Iskusstvo, 1961. [in Russian]
  12. Sovetskie hudozhestvennye fil’my. Annotirovannyj katalog (1966-1967) [Soviet feature films. Annotated catalogue (1966-1967).]. – M.: Niva Rossii, 1995. – 286 p. [in Russian]
  13. Tjurin Ju.P. Istorija i kinomistifikacii: kino, pravda istorii, duhovnye tradicii [History and film mystifications: cinema, true history, spiritual traditions] / Tjurin Ju.P. – M.: NII kinoiskusstva, 2008. – 294 p. [in Russian]
  14. Jekranizacija istorii: politika i pojetika [Film adaptation of history: politics and poetics] / Ed. Budjak L. – M.: Materik, 2003. – 159 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.