Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.119.5.063

Скачать PDF ( ) Страницы: 135-141 Выпуск: № 5 (119) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Низаметдинов И. Р. ОЦЕНКИ ВЛИЯНИЯ ВОДЫ НА СОСТАВ ОСТАТОЧНЫХ СТЕКОЛ РАСПЛАВНЫХ ВКЛЮЧЕНИЙ В ОЛИВИНЕ В БАЗАЛЬТАХ ВУЛКАНА МЕНЬШИЙ БРАТ, КАЛЬДЕРА МЕДВЕЖЬЯ (О. ИТУРУП) / И. Р. Низаметдинов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 5 (119) Часть 1. — С. 135—141. — URL: https://research-journal.org/geology/ocenki-vliyaniya-vody-na-sostav-ostatochnyx-stekol-rasplavnyx-vklyuchenij-v-olivine-v-bazaltax-vulkana-menshij-brat-kaldera-medvezhya-o-iturup/ (дата обращения: 03.07.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2022.119.5.063
Низаметдинов И. Р. ОЦЕНКИ ВЛИЯНИЯ ВОДЫ НА СОСТАВ ОСТАТОЧНЫХ СТЕКОЛ РАСПЛАВНЫХ ВКЛЮЧЕНИЙ В ОЛИВИНЕ В БАЗАЛЬТАХ ВУЛКАНА МЕНЬШИЙ БРАТ, КАЛЬДЕРА МЕДВЕЖЬЯ (О. ИТУРУП) / И. Р. Низаметдинов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 5 (119) Часть 1. — С. 135—141. doi: 10.23670/IRJ.2022.119.5.063

Импортировать


ОЦЕНКИ ВЛИЯНИЯ ВОДЫ НА СОСТАВ ОСТАТОЧНЫХ СТЕКОЛ РАСПЛАВНЫХ ВКЛЮЧЕНИЙ В ОЛИВИНЕ В БАЗАЛЬТАХ ВУЛКАНА МЕНЬШИЙ БРАТ, КАЛЬДЕРА МЕДВЕЖЬЯ (О. ИТУРУП)

ГЕОЛОГО-МИНЕРАЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ / GEOLOGY AND MINERALOGY

DOI:https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.119.5.063

ОЦЕНКИ ВЛИЯНИЯ ВОДЫ НА СОСТАВ ОСТАТОЧНЫХ СТЕКОЛ РАСПЛАВНЫХ ВКЛЮЧЕНИЙ
В ОЛИВИНЕ В БАЗАЛЬТАХ ВУЛКАНА МЕНЬШИЙ БРАТ, КАЛЬДЕРА МЕДВЕЖЬЯ (О. ИТУРУП)

Научная статья

Низаметдинов И.Р.*

ORCID: 0000-0002-9213-0958,

Новосибирский государственный университет, Новосибирск, Россия,

Институт Геологии и Минералогии имени В.С. Соболева СО РАН, Новосибирск, Россия

* Корреспондирующий автор (inizametdinov[at]igm.nsc.ru)

Аннотация

В данной работе представлены результаты определения состава остаточных стекол расплавных включений во вкрапленниках оливина из магнезиальных посткальдерных базальтов вулкана Меньший Брат, о. Итуруп. По данным энерго-дисперсионной спектрометрии остаточные стекла сильно отличаются от составов исходных расплавов и обогащены по сравнению с последними по Al2O3 и SiO2. Помимо этого, анализы составов этих стекол имеют значительный дефицит суммы оксидов. Наиболее вероятно, что это явление с высокими исходными концентрациями воды в захваченных расплавах. Наличие воды в стеклах подтверждено методом Рамановской спектроскопии. Накопление воды вследствие кристаллизации оливина-хозяина на стенках включений могло задерживать кристаллизацию плагиоклаза и способствовать накоплению глинозема в поздних, остаточных порциях захваченного расплава.

Ключевые слова: расплавные включения, летучие компоненты, магнезиальные базальты, Курильские острова.

EVALUATION OF INFLUENCE OF WATER ON  RESIDUAL MELT-CONTAINING OLIVINE GLASS COMPOSITION IN  BASALT IN CALDERA OF VOLCANOS OF MEDVEZHYA, SMALLER BROTHER (ITURUP ISLAND)

Research article

Nizametdinov I.R.*

ORCID: 0000-0002-9213-0958,

Novosibirsk State University, Novosibirsk, Russia,

V.S. Sobolev Institute of Geology and Mineralogy Siberian Branch Russian Academy of Sciences, Novosibirsk, Russia

*Corresponding author (inizametdinov[at]igm.nsc.ru)

Abstract

This paper presents the results of composition of residual melting glass in olivine from magnesial postcaldera basalt determination of the Smaller Brother volcano, Iturup Island. According to energy-dispersion spectrometry, the residual glass is very different from the original primitive liquids and is enriched with Al2O3 and SiO2 compared to the latter. Besides, these glass compositions have a significant amount of oxide deficiency. It is most likely to happen with high initial water concentrations in extracted melting. The presence of water in the glass is confirmed by the Raman spectroscopy method. The accumulation of water due to the crystallization of the olivine host on the walls can delay the crystallization of plagioclases and contribute to the accumulation of alumina in later, residual portions of the extracted melting.

Keywords: melted inclusions, light constituents, magnesial basalts, the Kuril Islands.

Введение

Кальдеры, массивные вулканические депрессии, как правило образуются при катастрофических (десятки и сотни км3 изверженного материала) эксплозивных извержениях крупных малоглубинных очагов кислых магм. Как правило, такая эксплозивность кальдерообразующих извержений обусловлена высокой степенью закристаллизованности кислых магм и высоким давлением летучих компонентов, главным образом воды. Существующие представления предполагают несколько ее источников. Во-первых, вода может высвобождаться при плавлении корового субстрата, а ее накопление в расплаве происходит за счет разрушения водосодержащих минералов, таких как слюды, амфибол, эпидот [13]. Во-вторых, очаги кислых магм могут быть результатом кристаллизационной дифференциации исходно мантийных базитовых расплавов, а вода будет накапливаться в более поздних, кислых порциях расплава [15], [16].

Роль базитовых расплавов в кальдерообразующих извержениях, с другой стороны, может быть обусловлена привносом летучих компонентов в области образования малоглубинных очагов кислых магм. В таком случае мантийные расплавы будут источником летучих компонентов в областях коровой магмогенерации при подготовке кальдерных извержений [12].

В любом из обозначенных случаев прямое определение концентраций воды в расплавах является необходимым для понимания ее роли в эндогенных процессах подготовки вулканических извержений. На данный момент существует несколько способов прямого измерения воды в силикатных стеклах расплавных включений – вторично-ионная масс-спектрометрия (SIMS), ИК-спектроскопия с Фурье преобразованием (Фурье ИКС) [14], [18], титрование по методу Карла Фишера (КФТ). SIMS и КФТ это разрушающие методы, а Фурье ИКС требует трудоемкой подготовки образцов.

Метод Рамановской спектроскопии тоже применяется для прямого определения содержания воды в силикатных стеклах и лишен вышеописанных недостатков. С применением методики из [5] успешно определены содержания воды в стеклах расплавных включений во вкрапленниках дацитовых пемз крупного кальдерного извержения перешейка Ветровой, о. Итуруп.

Однако методики для измерения содержания воды в стеклах основного состава Рамановской спектроскопией до настоящего времени не опубликовано. В данной работе использовано сопоставление данных Рамановской спектроскопии и энерго-дисперсионной спектрометрии при определении воды и оценке ее роли при фракционировании магнезиальных базальтовых расплавов, захваченных в виде включений во вкрапленниках оливина в лавовых потоках вулкана Меньший Брат, о. Итуруп.

Материалы и методы исследования

В основу работы легли образцы посткальдерных лавовых потоков вулкана Меньший Брат, который расположен в пределах кальдеры Медвежья в северо-восточной оконечности о. Итуруп. Кальдера Медвежья имеет размеры 10х12 км и является самой крупной среди всех кальдер Курильской гряды. Выделяется три этапа формирования данной вулканической структуры: докальдерная, кальдерообразующая и посткальдерная [3].

Докальдерная стадия связывается с образованием крупного щитового вулкана, лавовые потоки которого сложены глиноземистыми базальтами. Минимальный возраст этих платобазальтов по данным K-Ar датирования составляет 1,03±0,6 млн. лет [3].

На кальдерообразующей стадии произошло образование кальдерной депрессии в результате серии мощных извержений кислого пирокластического материала. Абсолютный возраст синкальдерных игнимбритов, залегающих непосредственно на докальдерных платобазальтах по данным K-Ar датирования составляет 0,41±0,1 млн. лет, что позволяет датировать возраст образования кальдеры средним плейстоценом [3]. На завершающей стадии синкальдерного этапа происходило внедрение многочисленных андезит-дацитовых экструзивных тел внутри кальдеры, самые крупные из которых образуют купола современных вулканов Медвежий, Средний, Кудрявый и Меньший Брат.

Посткальдерная стадия характеризуется возрождением основного вулканизма и связана с образованием базальтовых и андезибазальтовых лавовых потоков вулканов вышеназванных вулканов. На сегодняшний день вулканическая активность локализована в пределах вулкана Кудрявый и выражается в активно функционирующих фумаролах и фумарольных полях, приуроченных к вершинным кратерам этого вулкана.

Среди всех посткальдерных вулканов выделяется вулкан Меньший Брат. Он представляет собой экструзивный андезит-дацитовый купол, который перекрыт шлаковыми конусам и лавовыми потоками кратеров Восток и Коротышка. Эти потоки сложены магнезиальными оливин-пироксен-плагиоклазовыми базальтами и андезибазальтами [4], [6], [9], [10], возраст которых не превышает нескольких сотен лет. Высокие содержания Mg (MgO до 10 мас. %) и присутствие в этих породах оливина с Fo84-90 предполагает мантийную природу исходных расплавов, участвовавших в образовании этих базальтов [6], [9], [10], что и отличает Меньший Брат от других вулканов в кальдере Медвежья.

Повсеместно вкрапленники оливина содержат первичные включения минералообразующих сред. Как правило они представляют собой частично-раскристаллизованные расплавные включения и группы расплавных включений, не приуроченные к конкретным внутренним или внешним зонам роста оливина-хозяина. Среди них были встречены включения, содержащие хорошо ограненные кристаллические фазы и остаточное стекло (Рис. 1).

1

Рис. 1 – Первичные частично раскирсталлизованные расплавные включения во вкрапленниках оливина
из базальтов вулкана Меньший Брат:

а – изображение включения в обратно-рассеянных электронах;б – в проходящем свете;

Gl – остаточное стекло;Gb – газовый пузырёк;Sp – шпинель;CPx – клинопироксен

Для определения состава дочерних фаз расплавных включений в этой работе использовались методы Рамановской спектроскопии и энерго-дисперсионной спектрометрии, которые широко используются при исследовании включений минералообразующих сред во вкрапленниках изверженных пород.

Определение содержания главных элементов в оливине-хозяине и стеклах расплавных включений проводилось на сканирующем электронном микроскопе MIRA 3 LMU (TescanLtd) с системой микроанализа INCAEnergy 450 + XMax80 (OxfordInstrumentsLtd) методом энерго-дисперсионной спектрометрии в ЦКП Многоэлементных и изотопных исследований (ЦКП МИИ) ИГМ СО РАН. Состав фаз измерялся при ускоряющем напряжении 20 кВ, токе пучка 1 нA, времени набора сигнала – 60 секунд, а размер области анализа подбирался в зависимости от размера интересующей фазы и, обычно, не превышал 20 мкм.

Оценка присутствия воды в остаточных стеклах расплавных включений выполнялась методом Рамановской спектроскопии в ИГМ СО РАН на Рамановском спектрометре Horiba LabRAM HR 800. Позиционирование лазерного луча на анализируемой фазе производилось с помощью встроенного поляризационного микроскопа Olympus BX-41. В ходе работы использовался твердотельный Nd:YAG лазер с длиной волны 532 нм и выходной мощностью 75 мВт. Регистрация спектров проводилась с помощью CCD детектора с рабочей температурой -70 °C, охлаждаемого по методу Пельтье. Для сбора рассеянного света использовался объектив 100x с высокой числовой апертурой. Спектры получены в диапазоне 100-1200 см-1 и 2900-3900 см-1. Размер конфокальной диафрагмы и время накопления спектра устанавливались в зависимости от размера исследуемой фазы.

Основные результаты

Первичные частично раскристаллизованные расплавные включения в оливине из базальтов вулкана Меньший Брат имеют размер до 150 мкм. Среди дочерних фаз в таких включениях обнаружены высокоглиноземистый клинопироксен, глиноземистая шпинель, минерал подгруппы рёнита [7], силикатное стекло (Табл. 1) и газовый или усадочный пузырек (Рис. 1).

Таблица 1 – Измеренные составы остаточных стекол расплавных включений во вкрапленниках оливина
из базальтов вулкана Меньший Брат по данным ЭДС

Образец SiO2, мас. % TiO2, мас. % Al2O3, мас. % FeO, мас. % MgO, мас. % CaO, мас. % Na2O, мас. % K2O, мас. % Сумма, мас. %
MD-6 55,60 0,23 23,43 2,61 1,39 5,16 4,99 1,08 94,49
56,69 0,35 20,12 2,33 1,13 5,32 4,03 0,66 90,63
53,66 0,48 18,91 2,56 1,67 5,15 4,02 0,67 87,12
59,09 0,43 20,73 2,52 1,08 4,21 4,48 0,83 93,37
58,83 0,47 20,67 1,84 0,51 4,32 3,80 0,96 91,40
58,64 0,52 20,58 1,97 0,60 5,41 3,48 0,86 92,06
56,09 0,58 18,59 1,90 0,93 4,93 4,04 0,88 87,94
58,36 0,47 20,10 2,32 0,90 4,42 3,84 0,72 91,13
59,50 0,40 20,33 2,43 0,99 4,66 4,07 0,69 93,07
54,51 0,60 19,86 1,69 1,69 4,20 4,73 1,19 88,47
MD-18 52,46 0,75 20,26 4,16 2,57 6,24 4,95 0,82 92,21
50,66 0,73 20,28 6,60 2,80 14,47 2,77 0,34 98,64
48,84 0,73 19,76 5,79 2,22 13,53 2,99 0,39 94,25
47,14 0,84 19,03 7,00 4,59 13,63 2,59 0,28 95,10
46,21 0,97 19,69 6,18 3,47 15,34 2,53 0,33 94,72

Обращает на себя внимание достаточно большой разброс в дефиците суммы анализов остаточных стекол расплавных включений от 1 до 12 % (Табл. 1). В большинстве случаев подобный дефицит образуется за счет неизмеряемых элементов. С учетом того, что определение состава проводилось методом ЭДС рентгено-спектрального микроанализа, то дефицит суммы может быть вызван наличием в стеклах легких элементов: С, N, B, и в первую очередь воды, которые не определяются этим методом. Как нами уже было показано [6] содержание воды в исходных расплавах базальтов вулкана Меньший Брат могло достигать 5 мас. %. Если учесть кристаллизацию оливина-хозяина на стенках включения и кристаллизацию дочерних высокоглиноземистых минералов, для которых вода является несовместимым компонентом, то можно предположить, что по мере уменьшения объема остаточного стекла количество воды в нем будет возрастать. При этом если потеря воды при постзахватной эволюции включения была минимальной, то количество воды в остаточном стекле может увеличиться в несколько раз, что и должно привести к наблюдаемому недостатку суммы анализов.

1

Рис. 2 – Зависимость суммы окислов в составе стекол расплавных включений в оливине
от степени накопления калия в этих стеклах:

пунктирные линии – расчетное накопление Н2О по мере кристаллизации оливина на стенках и дочерних фаз с различными начальными концентрациями от 1 до 5 мас. %;на врезке – высокочастотная часть спектра комбинационного рассеяния остаточного стекла включений с характерными пиками в области 3172-3579 см-1, характеризующими наличие воды в стекле

Для проверки достоверности вышеизложенных рассуждений можно использовать другой несовместимый для кристаллизующейся ассоциации дочерних минералов элемент – К. Если во включении будет происходить значительное отложение оливин на стенках и кристаллизация дочерних фаз, то в расплаве будут возрастать не только содержания воды, но и калия. Как показано на (Рис. 2), между содержанием К2О в остаточных стеклах расплавных включений и суммой оксидов при электронно-зондовом анализе этих стекол имеется обратная корреляция. Анализы с наибольшими содержаниями калия характеризуются наибольшими дефицитами сумм оксидов, что и подтверждает, что недостаток суммы определяется влиянием воды и не является артефактом.

Наличие воды в остаточных стеклах расплавных включений подтверждается методом Рамановской спектроскопии (Рис. 2) по наличию широкой ассиметричной линии высокочастотной области спектра (3100-3600 см-1).

На основании баланса масс рассчитывалось изменение концентраций K2O и H2O по мере уменьшения количества остаточного расплава, получаемого путем вычитания из исходной массы расплава суммарной массы закристаллизовавшихся безводных минералов (оливин-хозяин и дочерние кристаллы). Стартовое содержание К2О было принято 0,25 мас. % (состав исходных расплавов базальтовых потоков вулкана Меньший Брат [4, 6]), а содержание Н2О бралось от 1 до 5 мас. %. Результаты расчетов суммы электронно-зондового анализа-K2O показаны на Рис. 2 пунктирными линиями для различных исходных содержаний H2O. На рисунке видно, что содержания воды в остаточных стеклах включений в оливинах вулкана Меньший Брат могут достигать 10 мас. %, что укладывается в диапазон исходных, захваченных включениями содержаний воды от 2,5 до 4,9 мас. %. Ранее было показано, что исходные расплавы содержали до 5 мас. % H2O [6], что хорошо согласуется с приведенными расчетными оценками.

Все вариации содержаний воды во включениях, оцененное по дефициту сумм анализа вероятно связаны с параллельным протеканием двух процессов: накопление воды в остаточном расплаве по мере кристаллизации дочерних фаз и оливина-хозяина на стенках включений и диффузией воды из включения в процессе извержения до закалки.

Составы остаточных стекол природно-закаленных расплавных включений (Табл. 1) значительно отличаются от составов исходных расплавов, из которых кристаллизовался оливин. В частично раскристаллизованных расплавных включениях в оливине из базальтов вулкана Меньший Брат природно-закаленные стекла обогащены Al2O3, SiO2, Na2O, K2O и обеднены по MgO, FeO, CaO, TiO2 в сравнении с исходным расплавом, находящимся в равновесии с наиболее ранним оливином Fo90 [6].

Обсуждение результатов

Сильное обогащение остаточных стекол расплавных включений алюминием до ~24 мас. % Al2O3 (Табл. 1) по сравнению с исходными расплавами от 15 мас. % Al2O3 включений в оливине вулкана Меньший Брат [6] – не является типичным для базальтовых расплавов известково-щелочной серии. Проблема образования высокоглиноземистых рёнит-содержащих ассоциаций в расплавных включениях в оливине была поднята в предыдущих исследованиях [1], [11] и до сих пор остается дискуссионной. С одной стороны, это связывается с постзахватной кристаллизацией оливина на стенках включения, а с другой – возможностью образования рёнита за счет дегидратации и распада чермакитовго амфибола [17].

Образование рёнита при разложении амфибола в присутствии ортопироксена, предложенное в [17], может объяснить накопление кремнезема и воды в остаточных расплавах включений, но не предполагает увеличения в них содержания Al2O3. Кроме этого, дегидратация амфибола в расплаве должна требовать существенного сброса давления практически без изменения температуры, что выглядит нереалистично для постзахватных преобразований расплавных включений. Нам не удалось обнаружить амфибола и признаков замещения его рёнитом в исследованных включениях. В рассматриваемых нами условиях при подъеме магм с вкрапленниками оливина, содержащими расплавные включения, адиабата островодужной мантии проходит выше по температуре поля стабильности амфибола [6].

Очевидно, что глинозем может накапливаться в расплаве в том случае, если происходит кристаллизация безплагиоклазовых ассоциаций Fe-Mg фаз, которые, при этом, ненасыщены кремнеземом. В нашем случае – при кристаллизации оливина-хозяина на стенки расплавных включений. Считается, эволюция состава расплавов в расплавных включениях не в полной мере отражает эволюцию состава расплава в остывающей магматической камере. Но, в данном случае, мы можем оценить роль воды в образовании высокоглиноземистых расплавов при фракционировании магнезиальных расплавов. Кристаллизация плагиоклаза в некоторых случаях может быть подавлена ростом концентрации воды в базальтовых расплавах [2]. Для того, чтобы концентрации воды росли, необходимо чтобы фракционирование расплавов происходило в закрытых условиях. Если из расплава будут кристаллизоваться железо-магнезиальные минералы, то это будет приводить к накоплению воды в остаточных порциях расплава и подавлению кристаллизации плагиоклаза, что, в свою очередь, будет вызывать накопление Al2O3 в расплаве.

Заключение

Образование высокоглиноземистых расплавов и производных от них ассоциаций высокоглиноземистых дочерних минералов может быть связано с накоплением воды в закрытых системах расплавных включений по мере кристаллизации безводных дочерних минералов при температурах, превышающих температуру стабильности амфибола. Высокие содержания воды в расплавах включений могут подавлять кристаллизацию плагиоклаза, что способствует обогащению остаточного расплава Al2O3.

Предполагается, что подобный механизм с преимущественной массовой кристаллизацией оливина может быть причиной образования высокоглиноземистых расплавов в малоглубинных камерах в областях островодужного вулканизма при условии быстрого подъема водосодержащих базитовых расплавов с мантийных глубин и их дальнейшей эволюции в закрытых условиях.

Финансирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научных проектов № 19-35-90038 и № 20-55-12013, а также Министерства науки и высшего образования Российской Федерации по государственному заданию ИГМ СО РАН.

Funding

The reported study was funded by RFBR, projects number 19-35-90038 20-55-12013 and Complex Fundamental Research Program of SB RAS.

   
Конфликт интересов Conflict of Interest
Не указан. None declared.

 

Список литературы / References

  1. Ананьев В.В. Ренит в расплавных включениях из оливина алливалитовых нодулей вулкана Малый Семячик и базальтов вулкана Ключевской (Камчатка) / В.В. Ананьев, О.Б. Селянгин // Вулканология и Сейсмология. – 2011. – № 5. – С. 1-7.
  2. Генезис высокоглиноземистых базальтов Ключевского вулкана / А.А. Арискин, Г.С. Бармина, А.Ю. Озерови др. // Петрология. – 1995. – № 5 (3). – С. 42-67.
  3. Ермаков В.А. Вулкан Кудрявый и эволюция кальдеры Медвежья (о-в Итуруп, Курильские о-ва) / В.А. Ермаков, Г.С. Штейнберг // Вулканология и Сейсмология. – 2009. – № 3. – С. 19-40.
  4. Состав и источники магм кальдеры Медвежья (о. Итуруп, Южные Курилы) по данным изучения расплавных включений / В.И. Коваленко, В.Б. Наумов, М.Л. Толстых и др.// Геохимия. – 2004. – № 5. – С. 467-487.
  5. Методика определения содержания воды в природных расплавах риолитового состава методами спектроскопии комбинационного рассеяния и электронно-зондового микроанализа / А.А. Котов, С.З. Смирнов, П.Ю. Плечов и др. // Петрология. – 2021. – Т. 29. – № 14. – С. 429-448.
  6. Вода в родоначальных базальтовых магмах вулкана Меньший Брат (о. Итуруп, Курильские острова) / И.Р. Низаметдинов, Д.В. Кузьмин, С.З. Смирнов и др. // Доклады Академии наук. – 2019. – № 486 (1). – С. 93-97.
  7. Рёнит-содержащая ассоциация из расплавных включений как индикатор эволюции магнезиальных базальтов вулкана Меньший Брат (о. Итуруп) / И.Р. Низаметдинов, Д.В. Кузьмин, С.З. Смирнов и др. // Физико-химические факторы петро- и рудогенеза: новые рубежи. Всероссийская конференция, посвященная 120-летию со дня рождения выдающегося российского ученого академика Д.С. Коржинского. Москва, 7-9 октября 2019 г. Материалы конференции. – М.: ИГЕМ РАН, 2019. – С. 130-132.
  8. Петрохимические особенности вулканических комплексов кальдеры Медвежья (о. Итуруп, Курильские острова) / А.В. Рыбин, М.В. Чибисова, С.З. Смирнов и др. // Геосистемы переходных зон. – 2018. – № 4 (2). – С. 377-385.
  9. Толстых М.Л. Три типа расплавов, учавствовавших в формировании андезитобазальтов кальдеры Медвежья (о. Итуруп, Южные Курилы) / М.Л. Толстых, В.Б. Наумов, Н.Н. Кононкова // Геохимия. – 1997. – № 4. – С. 391-397.
  10. Химический состав и минералогия базальтов вулкана Меньший Брат (о. Итуруп, Курильские острова) / М.В. Чибисова, А.В. Рыбин, Ю.А. Мартынов и др. // Вестник Краунц. Науки о земле. – 2009. – № 1. – № 13. – С.179-186.
  11. Рёнит в щелочных базальтах: включения расплава в фенокристах оливина / В.В. Шарыгин, К. Котай, Ч. Сабо и др. // Геология и геофизика. – 2011. – № 52 (11). – С. 1695-1717.
  12. Bachmann O. Gas percolation in upper-crustal silicic crystal mushes as a mechanism for upward heat advection and rejuvenation of near-solidus magma bodies / O. Bachmann, G.W. Bergantz // Journal of Volcanology and Geothermal Research. – 2006. – No. 149(1-2). – pp. 85-102.
  13. Beard J.S. Dehydration melting and water-saturated melting of basaltic and andesitic greenstones and amphibolites / J.S. Beard, G.E. Lofgren // Journal of Petrology. – 1991. – V. 32(2). – pp. 365-401.
  14. Comparison of microanalytical methods for estimating H2O contens of silicic volcanic glasses / J.D. Devine, H.P. Brack, G.D. Layneet al. // American Mineralogist. – 1995. – No. 80. – pp. 319-328.
  15. Gertisser R. From basalt to dacite: origin and evolution of the calc-alkaline series of Salina, Aeolian Arc, Italy / R. Gertisser, J. Keller // Contributions to Mineralogy and Petrology. – 2000. – No. 139(5). – pp. 607-626.
  16. Fractional crystallization and mantle-melting controls on calc-alkaline differentiation trends / L.T. Elkins-Tanton, W.S. Parman, N. Chatterjee et al. // Contributions to Mineralogy and Petrology. – 2003. – No. 145(5). – pp. 515-533.
  1. Treiman A.H. Rhönite in Luna 24 pyroxenes: First find from the Moon, and implications for volatiles in planetary magmas / A.H. Treiman // American Mineralogist. – 2008. – № 93 (2-3). – pp. 488–491
  2. A composition-independent quantitive determination of the water content in silicate glasses and silicate melt inclusions by confocal Raman spectroscopy / Z. Zajacz, W. Halter, W.J. Malfait et al. // Contribution to Mineralogy and Petrology. – 2005. – No. 150. – pp. 631-642.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Anan`ev V.V.Renit v rasplavnykh vklyucheniyakh iz olivina allivalitovykh noduley vulkana Malyy Semyachik i bazaltov vulkana Klyuchevskoy (Kamchatka) [Rhonite in Molten Inclusions from the Olivine of Allivalite Nodules from Malyi Semyachik Volcano and Basalts of Klyuchevskoi Volcano, Kamchatka] / V.V. Anan`ev, O.B. Selyangin // Journal of Volcanology and Seismology. – 2011. – No. 5. – pp. 335-340. [in Russian]
  2. Genezis vysokoglinozemistykh bazaltov Klyuchevskogo vulkana [Genesis of High-Alumina Basalts from Klyuchevskoi Volcano] / A.A. Ariskin, G.S. Barmina, A.Yu. Ozerov et al. // Translated from Petrologiya. – 1995. – No. 3. – pp. 496-521. [in Russian]
  3. Ermakov V.A. Vulkan Kudryavyy i evolyutsiya kaldery Medvezhia (o-v Iturup. Kurilskiye o-va) [Volcano Kudryavy and the evolution of the Medvezhya caldera (Iturup Island, Kuril Islands)] / V.A. Ermakov, G.S. Steinberg // Volcanology and Seismology. – 2009. – No. 3. – pp. 19-40. [In Russian]
  4. Sostav i istochniki magm kaldery Medvezhia (o. Iturup. Yuzhnyye Kurily) po dannym izucheniya rasplavnykh vklyucheniy [Composition and sources of magmas in Medvezh’ya Caldera (Iturup Island, Southern Kuriles) from a study of melt inclusions] / V.I. Kovalenko, V.B. Naumov, M.L. Tolstykhet al. // Geochemistry International. – 2004. – No. 42(5). – pp. 393-413.[in Russian]
  5. Metodika opredeleniya soderzhaniya vody v prirodnykh rasplavakh riolitovogo sostava metodami spektroskopii kombinatsionnogo rasseyaniya i elektronno-zondovogo mikroanaliza [Method for determining water content in natural rhyolitic melts by Raman spectroscopy and electron microprobe analysis] / A.A. Kotov, S.Z. Smirnov, P.Yu. Plechov et al. // Petrology. – 2021. – No. 29(24). – pp. 386-403.[in Russian]
  6. Voda v rodonachalnykh bazaltovykh magmakh vulkana Menshiy Brat (o. Iturup. Kurilskiye ostrova) [Water in Parental Basaltic Magmas of Menshyi Brat Volcano (Iturup Island, Kurile Islands)] / I.R. Nizametdinov, D.V. Kuzmin, S.Z. Smirnov et al. // Doklady Earth Sciences. – 2019. – No. 486(1). – pp. 525-528.[in Russian]
  7. Renit-soderzhashchaya assotsiatsiya iz rasplavnykh vklyucheniy kak indikator evolyutsii magnezialnykh bazaltov vulkana Menshiy Brat (o. Iturup) [Rhonite-bearing association from melt inclusions as an indicator of the evolution of magnesian basalts of the Menshii Brat volcano (Iturup Island)] / I.R. Nizametdinov, D.V. Kuzmin, S.Z. Smirnov et al. // Physicochemical factors of petro- and ore genesis: new frontiers. All-Russian conference dedicated to the 120th anniversary of the birth of the outstanding Russian scientist Academician D.S. Korzhinsky. Moscow, October 7-9. Conference materials. – 2019. – pp. 130-132. [In Russian]
  8. Petrokhimicheskiye osobennosti vulkanicheskikh kompleksov kaldery Medvezhia (o. Iturup. Kurilskiye ostrova) [Petrochemical features of volcanic complexes of Medvezh`ya caldera (Iturup Island, Kuril Islands)] / A.V. Rybin, M.V. Chibisova et al. // Geosistemy Perekhodnykh Zon. – 2018. – No. 4(2). – pp. 377-385. [In Russian]
  9. Tri tipa rasplavov. uchavstvovavshikh v formirovanii andezitobazaltov kaldery Medvezhia (o. Iturup. Yuzhnyye Kurily) [Three types of melt in the basaltic andesite from the Medvezh’ya Caldera, Iturup, Southern Kuril Islands] / M.L. Tolstykh, V.B. Naumov, N.N. Kononkova // Geochemistry International. – 1997. – No. 35(4). –pp. 339-34.[in Russian]
  10. Khimicheskiy sostav i mineralogiya bazaltov vulkana Menshiy Brat (o. Iturup. Kurilskiye ostrova) [Chemical composition and mineralogy of basalts of the Menshiy Brat volcano (Iturup Island, Kuril Islands)] / M.V. Chibisova, A.V. Rybin, Yu.A. Martynov et al. // Bulletin of KRAUNC. Earth Sciences. – 2009. – No. 13(1). – pp. 178-186. [In Russian]
  11. Renit v shchelochnykh bazaltakh: vklyucheniya rasplava v fenokristakh olivina [Rhönite in alkali basalts: silicate melt inclusions in olivine phenocrysts] / V.V. Sharygin, T.J. Timina, D.V. Kuzmin et al. // Russian Geology and Geophysics. – 2011. – No. 52. – pp. 1334-1352.[in Russian]
  12. Bachmann O. Gas percolation in upper-crustal silicic crystal mushes as a mechanism for upward heat advection and rejuvenation of near-solidus magma bodies / O. Bachmann, G.W. Bergantz // Journal of Volcanology and Geothermal Research. – 2006. – No. 149(1-2). – pp. 85-102.
  13. Beard J.S. Dehydration melting and water-saturated melting of basaltic and andesitic greenstones and amphibolites / J.S. Beard, G.E. Lofgren // Journal of Petrology. – 1991. – Vol. 32(2). – pp. 365-401.
  14. Comparison of microanalytical methods for estimating H2O contens of silicic volcanic glasses / J.D. Devine, H.P. Brack, G.D. Layneet al. // American Mineralogist. – 1995. – No. 80. – pp. 319-328.
  15. Gertisser R. From basalt to dacite: origin and evolution of the calc-alkaline series of Salina, Aeolian Arc, Italy / R. Gertisser, J. Keller // Contributions to Mineralogy and Petrology. – 2000. – No. 139(5). – pp. 607-626.
  16. Fractional crystallization and mantle-melting controls on calc-alkaline differentiation trends / L.T. Elkins-Tanton, W.S. Parman, N. Chatterjee et al. // Contributions to Mineralogy and Petrology. – 2003. – No. 145(5). – pp. 515-533.
  1. Treiman A.H. Rhönite in Luna 24 pyroxenes: First find from the Moon, and implications for volatiles in planetary magmas / A.H. Treiman // American Mineralogist. – 2008. – № 93 (2-3). – pp. 488–491
  2. A composition-independent quantitive determination of the water content in silicate glasses and silicate melt inclusions by confocal Raman spectroscopy / Z. Zajacz, W. Halter, W.J. Malfait et al. // Contribution to Mineralogy and Petrology. – 2005. – No. 150. – pp. 631-642.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.