Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.106.4.026

Скачать PDF ( ) Страницы: 6-13 Выпуск: № 4 (106) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Кривошеев И. А. ПРЕДПОСЫЛКИ И ЭТАПЫ ДАЧНОЙ СУБУРБАНИЗАЦИИ ПРИТАМБОВЬЯ / И. А. Кривошеев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 2. — С. 6—13. — URL: https://research-journal.org/geo/predposylki-i-etapy-dachnoj-suburbanizacii-pritambovya/ (дата обращения: 18.05.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.026
Кривошеев И. А. ПРЕДПОСЫЛКИ И ЭТАПЫ ДАЧНОЙ СУБУРБАНИЗАЦИИ ПРИТАМБОВЬЯ / И. А. Кривошеев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 2. — С. 6—13. doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.026

Импортировать


ПРЕДПОСЫЛКИ И ЭТАПЫ ДАЧНОЙ СУБУРБАНИЗАЦИИ ПРИТАМБОВЬЯ

ПРЕДПОСЫЛКИ И ЭТАПЫ ДАЧНОЙ СУБУРБАНИЗАЦИИ ПРИТАМБОВЬЯ

Научная статья

Кривошеев И.А.*

ORCID: 0000-0002-4382-1699,

Тамбовский Государственный Университет имени Г.Р. Державина, Тамбов, Россия

* Корреспондирующий автор (Pangolin05[at]mail.ru)

Аннотация

В статье анализируется процесс формирования дачной субурбанизации пригородной зоны города Тамбова. Определены предпосылки и этапы дачной субурбанизации Притамбовья, описан процесс ее эволюции и функциональной трансформации. Дано определение понятию «дача» и обозначены методы географического исследования дачного феномена. Описаны сходства и отличия процесса развития дачной субурбанизации Притамбовья по сравнению с общероссийскими тенденциями. Определены виды организации дачного хозяйства. Проанализирована и описана пространственная организация Тамбовских дач в советском и постсоветском периодах развития феномена, дана характеристика экономико-географического положения дачных массивов. Определены проблемы дачной экспансии и направления дальнейшего развития данного процесса.

Ключевые слова: дача, садоводческое некоммерческое товарищество, огородническое некоммерческое товарищество, субурбанизация, Тамбов.

THE PREREQUISITES AND STAGES OF THE DACHA SUBURBANIZATION IN THE TAMBOV REGION

Research article

Krivosheev I.A.*

ORCID: 0000-0002-4382-1699,

Derzhavin Tambov State University, Tambov, Russia

* Corresponding author (Pangolin05[at]mail.ru)

Abstract

The article analyzes the process of formation of the dacha suburbanization in the suburban area of the city of Tambov (Pritambovie). The study defines the prerequisites and stages of the dacha suburbanization of the Pritambovye region and describes the process of its evolution and functional transformation. The article provides the definition of the concept of “dacha” as well as indicates the methods of geographical research of the dacha phenomenon. The article describes the similarities and differences in the development of the Pritambovie dacha suburbanization in comparison with the trends across the Russian Federation. The types of the dacha management are also defined. The study conducts an analysis of the spatial organization of dachas in Tambov in the Soviet and post-Soviet periods of the development of the phenomenon while also providing characteristics of the economic and geographical position of the dachas and identifying the problems of dacha expansion and the directions of further development of this process.

Keywords: dacha, horticultural non-profit partnership, suburbanization, Tambov.

Введение

Многие ученые называют «дачи» уникальным российским феноменом из-за их значительных отличий от западных «загородных домов» или «вторых жилищ». По различным данным в России насчитывается от 16 до 20 млн. дачных участков. Такая разница в цифрах вызвана сложностью подсчётов из-за многообразия этого явления. С 2019 года в нашей стране не существует даже юридического понятия «дача». Федеральный закон “О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” определяет два типа организации дачного хозяйства: садоводческие некоммерческие товарищества и огороднические некоммерческие товарищества. Присутствовавший в законе ранее тип «дачного некоммерческие товарищества» был упразднен [14].

Этот же закон относит садоводческие и огороднические некоммерческие товарищества к видам товариществ собственников недвижимости. Гражданский кодекс Российской Федерации признает товариществом собственников недвижимости добровольное объединение собственников недвижимого имущества (помещений в здании, в том числе в многоквартирном доме, или в нескольких зданиях, жилых домов, садовых домов, садовых или огородных земельных участков и т.п.), созданное ими для совместного владения, пользования и в установленных законом пределах распоряжения имуществом (вещами), в силу закона находящимся в их общей собственности или в общем пользовании, а также для достижения иных целей, предусмотренных законами [2].

Под термином «дача» обычно понимают загородный дом городской семьи, используемый его владельцами для временного проживания. Т.Г. Нефедова в своей статье «Горожане и дачи» дает следующее определение этому понятию: дача – это дом и участок земли в сельской местности, владельцами которых являются горожане, прописанные (зарегистрированные) в городе, но проводящие в сельской местности какое-то время (от недели до целого года) [8]. При этом, под эти определения попадают как простейшие деревянные постройки при садовых или огородных участках, непригодные для круглогодичного проживания, так и капитальные коттеджи или особняки с подсобными строениями, обустроенной территорией и рекреационными объектами, зачастую используемые владельцами для постоянного проживания.

Дачную экспансию в пригородных зонах часто связывают с процессом субурбанизации, который выражается в опережающем росте пригородов, по сравнению с главным центром. Субурбанизация – это «качественное совершенствование» урбанизации, приводящее к переселению городских жителей в меньшие поселения рядом с метрополисом с лучшими условиями жизни (чище окружающая среда, более низкая плотность населения, частный дом и пр.). Жители субурбии остаются тесно связанными с метрополисом, продолжают работать и получать большинство услуг в нем [7].

В Российской науке дачный феномен слабо исследован, а большинство существующих работ по теме посвящены московским и петербургским дачам, по причине того, что в обеих «столицах» это явление появилось раньше, чем в регионах и распространено сильнее всего по стране. Исследованиям этого направления в сфере социально-экономической и рекреационной географии посвящены работы Т.Г. Нефедовой, А.И. Трейвиша, А.Г. Махровой и других. Но ситуация меняется и в последние годы появляется все больше региональных исследований по дачной тематике в разных направлениях науки: истории, юриспруденции, культурологии, социологии и, конечно, географии. Работа ученых по исследованию дачной тематики напрямую не связана с распространением явления в регионе, а, скорее, с интересом конкретных исследователей к этой теме. Среди таких можно отметить географические исследования Щепетковой И.О. с работами о пермских дачах, Казакова С.Г. по курским дачам и К.В. Аверкиевой, посвященные дачам Костромской области.

Казаков С.Г. в своей статье «Экономико-географические особенности Курских дач» отмечает, что на сегодняшний момент не проводилось детального экономико-географического изучения дач в Центрально-Черноземном регионе, в том числе и в Тамбовской области, где из-за особенностей исторического освоения и благоприятных агроклиматических ресурсов, садово-огородные товарищества в значительной степени отличаются по критериям территориального размещения и даже функциональному использованию от столичных, петербургских и уральских дач [5].

Научные публикации с исследованиями дачного феномена в Притамбовье и Тамбовской области практически отсутствуют, а в имеющихся они не выступают основным объектом исследования.

Большинство ученых-географов, изучающих дачи, называют главной сложностью в разработке данной темы отсутствие достоверной официальной статистики, из-за чего приходится прибегать к использованию разнородных данных [5], [4]. В таких условиях одним из важнейших средств изучения этого феномена становится комплекс геоинформационных методов, включающий в себя анализ космических снимков и данных геоинформационных систем (например, «Публичной кадастровой карты»), в том числе краудсорсинговых (таких как «OpenStreetMap», «Wikimapia» и др.). Но получить объективную картину изучаемого явления представляется невозможным без использования метода полевых исследований и наблюдений, экспедиционных выездов на изучаемые территории, опросов и интервью владельцев дач и загородных домов. Помимо этого, часть требуемых сведений можно почерпнуть из обработки так называемых «нечетких данных», например, используя метод синтаксического анализа (парсинга) на интернет-ресурсах с предложениями о продаже или покупке дачных участков. Такой методологический аппарат, в совокупности с основными общегеографическими методами, позволяет добиться достоверных данных об изучаемом явлении.

Ученые, изучающие эволюцию данного феномена в России, выделяют три периода формирования дач в их ныне существующих формах [10]:

  • Досоветский период – (от зарождения до 1920-х годов) владельцами загородных усадеб и поместий являются дворяне, а также зажиточные купцы и разночинцы. До наших дней эти дачи сохранились в виде памятников культуры, архитектуры и истории (зачастую в них располагаются музеи), либо были радикально перестроены.
  • Советский период, который можно разбить на три этапа:
    • 1920–1950-е годы – формирование закрытых партийно-номенклатурных и ведомственных дачных поселений. До нашего времени дошли частные и государственные дачи властной, инженерной и творческой элиты.
    • С середины 1950-х годов – для решения продовольственных проблем населению массово раздаются земельные участки в черте города, в сельских поселениях и на территории Гослесфонда под сады и огороды. Садово-дачная, зачастую ведомственная, застройка охватывает территории вокруг всех крупных городов.
    • С 1980-х годов с выходом за рамки советского периода – экспансия дач за счет скупки домов в деревнях, особенно в зонах сельской депопуляции. Происходит слияние сельскохозяйственной и рекреационной функции дач. Продажа и покупка дачных участков становится свободной, признается государством. «Модель двудомной жизни укоренилась в нашем контрастном климате и в образе жизни, обрела свойства массовой мечты о свободе, успехе, частной собственности» [9].
  • Постсоветский период (с 1990-х годов до наших дней) – реновация старых дач, строительство вилл (коттеджей) и создание коттеджных поселков, в том числе закрытых элитных, пространственное расширение дачной экспансии.

История дачной традиции в России берет начало во второй половине XVII века, когда появились первые подмосковные дворянские поместья. Большое развитие феномен получил при Петре I: загородные дома даровались императором своим приближенным за различные заслуги (сам термин «дача» происходит от глагола «давать») и были сконцентрированы в окрестностях Петербурга. Такие усадьбы принадлежали исключительно государственной и творческой элите и выполняли рекреационную функцию. Именно тогда сложилась традиция проводить досуг на дачах [6]. Некоторые историки называют 1821 годом официального возникновения дач – в этот год супруга императора Николая I получила в дар от мужа земли в окрестностях Петергофа, которые впоследствии стали называться «собственная ее Величества дача Александрия». А в императорских указах слово «дача» впервые упоминается в 1844 году – «Указ о раздаче в г. Кронштадте загородной земли под постройку домиков или дач и разведение садов» [3]. Популярность дачного досуга росла и к концу XIX века он стал уникальным российским массовым социальным явлением, которое ярко отражено в культурном, литературном и художественном наследии этого периода развития феномена загородного жилья.

Исторические особенности возникновения и развития городов Центрального Черноземья (бывшего «Дикого поля») обусловили практически полное отсутствие «классических дач», которые возникли в XIX столетии вблизи крупнейших городов Российской империи [5]. Дачная субурбанизация города Тамбова в досоветский период была представлена дворянскими усадьбами и родовыми поместьями. В 28 километрах на северо-восток от Тамбова находилось поместье Тулиновых. В середине XVIII века купец из Воронежа Яков Васильевич Тулинов построил на реке Мошляйке суконную мануфактуру, а на холме неподалеку возвел свою усадьбу – двухэтажный каменный дом на высоком цоколе. Недалеко от поместья Тулиновых, в трех верстах от села Столовое, располагалось имение Бакуниных. Центром усадьбы был просторный одноэтажный дом на высоком фундаменте. К дому примыкала большая застекленная веранда, окружал строение ухоженный парк с проточными прудами. В имении занимались молочным производством, был большой конюшенный двор и фруктовые сады. В 70-х годах XIX века представитель древнего дворянского рода Павел Александрович Ланской построил к западу от Тамбова, в нескольких верстах от родового гнезда родителей жены села Арапово, свою усадьбу. Помимо двухэтажного кирпичного дома с пристройкой в имении располагались здания людской, кухни, каретный двор с сараем и беседка. Усадьбу окружал вишневый сад и парк с устроенной в нем системой рыбоводных прудов. В годы революции все эти усадьбы были национализированы, а владельцы были вынуждены их покинуть. Усадьба Тулиновых стала туберкулезным санаторием, в поместье Ланских расположилась школа-интернат, а имение Бакуниных и вовсе было разрушено.

В Советском Союзе дачи постепенно утратили свою «элитарность», значительно увеличилось их количество, появились коллективные объединения дачников, стремительно обрастающие инфраструктурой, но самое главное, изменилась функция дач – с рекреационной на сельскохозяйственную.

В 30-е годы прошлого века дачу по распределению могли получить сотрудники аппарата ВКП(б), а чиновники высшего ранга строили огромные загородные дома, пока в 1938 году количество комнат не было ограничено законодательством. В 1933 году было принято постановление ЦК ВКП(б) «О развертывании индивидуального рабочего огородничества», давшее возможность 1,5 миллионам рабочим получить земельные участки под огороды, без права возведения жилых строений. В годы Великой Отечественной войны вышло еще несколько постановлений, способствовавших развитию индивидуального и коллективного огородничества. К 1944 г. более половины горожан возделывали огороды [11].

Начало второму этапу советского периода эволюции дачного феномена в России положило в 1949 году постановление Совета Министров СССР «О коллективном и индивидуальном огородничестве и садоводстве рабочих и служащих». Под территорию товариществ были выделены свободные земли городов, поселков, госземфонда, в полосах отвода железных и шоссейных дорог, а также свободные земли предприятий, учреждений и организаций. Коллективное и приусадебное садоводство становится массовым явлением. Средний размер участка в садоводческом товариществе составлял около 6 соток (0,06 га), а возведение построек на нем жестко регламентировалось законом. Изначально жилое строительство было запрещено, но позднее появилась возможность разместить на участке дом для проживания в теплое время года площадью не более 25 м2. Дачи советских граждан в садоводческих и огороднических товариществах выполняли, в первую очередь, сельскохозяйственную функцию из-за сохранения в стране продовольственной проблемы. К 1980-м годам в СССР начитывалось 44 тысячи товариществ, занимавших территорию в 426 тысяч гектар.

Третий этап советского периода эволюции дачного феномена в России характеризуется, в первую очередь, снятием ряда ограничений на застройку дачных участков. Это привело к тому, что постройки, зачастую, возводились с нарушениями архитектурных норм и правил, порой, на неподходящих территориях, в санитарных зонах, в природных заказниках и заповедниках. Другой важной особенностью этого этапа стала массовая покупка горожанами домов в деревнях и использование их в качестве дач. Это явление было вызвано сельской депопуляцией, превышением спроса горожан на дачи над предложением и строгой регламентацией землепользования в садовых товариществах. В большей степени оно коснулось деревенских домов, полученных по наследству, новые владельцы которых сами использовали их в качестве дачи, либо продавали городским жителям. При этом, до 1989 г. года такие сделки имели фиктивно-теневой характер: дом оформляли на местного жителя [10].

Активное строительство дач в пригородной зоне города Тамбова началось в 1950-е годы на территории пригородного леса – излюбленного места отдыха жителей города, расположенного на правом берегу реки Цны. Земельные участки выдавались персоналу предприятий стремительно растущего промышленного сектора города, таких как заводы «Ревтруд» и «Электроприбор», Тамбовский вагоноремонтный завод, химический комбинат «Пигмент» и др., номенклатурным и ведомственным работникам. Места работы и профессии владельцев дачных участков нашли отражение в названиях современных садовых некоммерческих товариществ: «Ревтруд-1», «Вагонник ТВРЗ», «Железнодорожник», «Химик-НИХИ», «Строитель», «Пищевик» и т.д. Во второй половине советского периода развития дачной субурбанизации города Тамбова сформировались несколько кластеров садово-дачной застройки, которые в дальнейшем только расширялись (см. рисунок 1).

Наиболее высокая концентрация дачных участков именно на территории пригородного леса обусловлена двумя важнейшими факторами: удобством транспортной доступности благодаря одной из крупнейших автомагистралей города – Рассказовскому шоссе, и высокому рекреационному потенциалу территории. Также дачные участки появились в районах деревни Перикса, сел Донское, Татаново, Борщовка и Эксталь, города Котовска, который до 1940 года был промышленным пригородом Тамбова. Немаловажной особенностью пространственной организации садоводческих товариществ этого периода является их размещение на берегах рек: для пригородного леса, Периксы, Донского, Татаново и Котовска – это река Цна, для Борщовки – р. Большая Липовица, для села Эксталь – р. Эксталь.

m_merged55

Рис. 1 – Зоны размещения дачных участков Притамбовья в советском периоде

 

В постсоветском периоде развития дачного хозяйства происходит функциональное слияние садоводческих, огороднических и дачных товариществ. Итогом этого процесса стал принятый в 1998 году Федеральный закон № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», определявший три типа организации дачного хозяйства – дачные, садоводческие и огороднические некоммерческие объединения граждан [15]. В 1990-х годах в России начинается так называемый «дачный бум»: покупка-продажа дач и земельных участков становится свободной, их количество значительно увеличивается, а стоимость стремительно растет, причем, ключевую роль для ценности участка играет именно земля, значение построек гораздо ниже. По данным всероссийских сельскохозяйственных переписей, в Российской Федерации к 2006 году насчитывалось более 80 тысяч различных некоммерческих объединений граждан, но к 2016 году их количество снизилось до 76 тысяч [12], [13] (см табл. 1). Доминирующим типом организации дачного хозяйства стали садоводческие некоммерческие объединения, огороднические и дачные количественно уступают им в десятки раз. В 2006 году в стране еще существовали животноводческие некоммерческие объединения, устаревшие с точки зрения законодательства, и к 2016 году все представители этого типа организации дачного хозяйства были расформированы или реорганизованы в другой тип. Такая же участь в ближайшем будущем ждет и дачные объединения, так как Федеральный закон «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступивший в силу с 2019 года, определяет только два типа организации дачного хозяйства – садоводческие и огороднические [14].

 

Таблица 1 – Итоги Всероссийских сельскохозяйственных переписей 2006 и 2016 гг.

Всего из них
Садовод
ческие объедине
ния
Огородни
ческие объединения
Животновод
ческие объединения
Дачные объединения
Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2006 года
Число некоммерческих объединений граждан 80348 73341 5536 430 1041
Число некоммерческих объединений граждан, осуществлявших сельскохозяйственную деятельность в 2006 г. 74499 68582 4728 208 981
Удельный вес некоммерческих объединений граждан, осуществлявших сельскохозяйственную деятельность в 2006 г.
(в процентах от общего числа некоммерческих объединений граждан соответствующего вида)
92,7 93,5 85,4 48,4 94,2
Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2016 года
Число некоммерческих объединений граждан 75945 67303 2818 5824
Число некоммерческих объединений граждан, осуществлявших сельскохозяйственную деятельность в I полугодии 2016 г. 67571 61289 2202 4080
Удельный вес некоммерческих объединений граждан, осуществлявших сельскохозяйственную деятельность в I полугодии 2016 г.
(в процентах от общего числа некоммерческих объединений граждан соответствующего вида)
89 91,1 78,1 70,1
Количество земельных участков в некоммерческих объединениях граждан (тысяч) 12792,9 11741,2 307,9 743,8
Количество земельных участков в среднем на одно объединение 168 174 109 128

 

Еще одной характерной особенностью постсоветского периода развития дачного хозяйства является начало широкого распространения коттеджных поселков. В отличии от традиционных дач, коттеджи выполняют, как правило, исключительно селитебную и рекреационную функции, служат для постоянного проживания или как место отдыха для жителей города.

Разрастающаяся пространственная экспансия дач привела к появлению ряда проблем, таких как: чрезмерная нагрузка на транспортные сети из-за маятниковой миграции владельцев дачных участков, деградация природных экосистем, стагнация развития местной инфраструктуры из-за сезонности пребывания горожан в загородных домах, постепенное разрушение культурного ландшафта пригородов.

Развитие дачной субурбанизации города Тамбова в постсоветский период происходило, в целом, в соответствии с общероссийскими тенденциями. Возникшие в Советском Союзе территории дачной застройки расширялись, часть участков, полученных владельцами в советском периоде, оказались в черте города из-за изменения административно-территориальных границ Тамбова. Параллельно с этим появлялись новые центры концентрации дачных хозяйств. Массив из более чем 80 СНТ растянулся на север от деревни Малиновка 1-я в трех километрах от черты города. Менее крупные массивы сформировались в районе села Кузьмино-Гать (7 СНТ), деревни Федоровка (8 СНТ), села Красносвободное (14 СНТ). Единичные садоводческие некоммерческие товарищества встречаются вдоль трассы Р-22 «Каспий», а также в районах поселка городского типа Новая Ляда, сел Горелое, Стрельцы и Пушкари (см. рисунок 2). Согласно Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года на территории пригородной зоны города Тамбова находится 395 садоводческих некоммерческих товарищества [13]. Огороднические некоммерческие товарищества в пригородной зоне не представлены.

m_merged12

Рис. 2 – Зоны размещения дачных участков Притамбовья в постсоветском периоде

 

Помимо СНТ, на этом периоде развития, в зоне субурбанизации Тамбова возник ряд коттеджных поселков. Большинство их сконцентрировано в северо-западном направлении: «Северный», «Малиновка», «Звездный», «Комсомолец», «Дубки», «Радужный», «Солнечный» и другие. Также коттеджные поселки есть в районах поселка городского типа Новая Ляда и села Бокино. Как правило, состоят такие поселки из двухэтажных кирпичных домов с небольшой приусадебной территорией, иногда с подсобными строениями. Стоимость участков и домов на них в коттеджных поселках достигает десятков миллионов рублей.

Современные дачи в пригородной зоне города Тамбова сохранили, как правило, свой традиционный облик и функционал. Малоэтажные, в основном, деревянные дома с прилегающей огородной и садовой территорией служат своим владельцам местом временного проживания в выходные и праздничные дни, выполняя, в первую очередь, рекреационную функцию. Выращивание урожая на дачных участках стало скорее хобби и продиктовано привычкой старшего поколения или стремлением к экологичности потребляемых продуктов.

По данным исследовательской группы «Циркон», значимое большинство горожан, задумывающихся о переезде в сельскую местность, в качестве вариантов рассматривают переселение на дачи и в коттеджные поселки, причем 58% опрошенных рассматривают такую возможность для сезонного проживания, а 43% – для круглогодичного [1]. Во время карантина весны 2020 года, вызванного распространением вируса COVID-19, многие горожане, переведенные на удаленную работу, предпочли провести самоизоляцию на дачах и в загородных домах, вдали от плотно населенных городов. И так как современные тенденции на внедрение дистанционных форматов работы и стремление к экологичному образу жизни активно развиваются, будет расти и популярность дач и загородных домов у населения, как для сезонного, так и для постоянного проживания. 

Выводы

Процесс формирования дачной субурбанизации Притамбовья, во многом схожий с подобными процессами других регионов, имеет и свои характерные особенности. Став массовым явлением в 50-х годах прошлого века, дачная экспансия продолжается до сих пор, охватывая все новые территории. Начавшись в зоне пригородного леса, дачная застройка распространилась во всех направлениях от Тамбова, увеличиваясь как количественно, так и качественно. На пространственную организация тамбовских СНТ оказали влияние такие факторы, как развитость инфраструктуры, транспортная сеть и рекреационный потенциал территорий.

За годы развития дачи сильно изменились как внешне, так и функционально. Все чаще «традиционные» деревянные дачные дома, малопригодные для круглогодичного проживания, уступают место капитальным каменным постройкам – полноценным загородным жилищам. Снижается значение сельскохозяйственной функции дач, гораздо важнее становится рекреационная функция. А рост числа коттеджных поселков, не предусматривающих ведения жителями сельского хозяйства, свидетельствует о том, что современном людям загородные дома необходимы, в первую очередь, как места отдыха и второе жилье, вдали от плотно населенных городов.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Войнилов Ю.Л. Из города в село: переселения горожан в сельскую местность / Ю.Л. Войнилов, Д.В. Мальцева, Л. Шубина // Векторы развития современной России. «Война миров»: научное знание/прагматика жизни: Материалы XIV Международной научно-практической конференции молодых ученых, 17–18 апреля 2015 года, г. Москва / сборник материалов / под общ. ред. М.Г. Пугачевой. — М. : Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2016. — С. 53-66.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)” от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 08.12.2020)
  3. Дачи и дачная жизнь в Российской империи [Электронный ресурс] / – URL: statehistory.ru. (дата обращения: 31.01.2021).
  4. Демидова Ю.А. Современные подходы к изучению дач и экопоселений / Ю.А. Демидова // Вестник Московского Университета. Серия 8. История – 2017 – №5 – С. 98-107.
  5. Казаков С.Г. Экономико-географические особенности Курских дач / С.Г. Казаков // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Естественные науки – 2019 – №1 – С. 92-102.
  6. Малинова-Тзиафета О.Ю. Из города на дачу: социокультурные факторы освоения дачного пространства вокруг Петербурга (1860–1914) / О.Ю. Малинова-Тзиафета. Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге. СПб, 2013. 336 с.
  7. Мезенцев К. В. Взаимодействие «город–сельская местность»: от урбанизации к пост-субурбанизации / К. В. Мезенцев, Т. Клюйко // Материалы международной научной конференции «Социально-экономическая география в XXI веке: вызовы и возможные ответы. – 2013. – Т. 14. – С. 168-174
  8. Нефедова Т.Г. Горожане и дачи / Т.Г. Нефедова // Отечественные записки – 2012 – №3.
  9. Нефедова Т.Г. Между домом… и домом. Возвратная пространственная мобильность населения России / Т.Г. Нефедова ; ред. Т.Г. Нефедовой, К.В. Аверкиевой, А.Г. Махровой– М. : Новый хронограф, 2016. – 504 с.
  10. Нефедова Т.Г. Второе загородное жилье горожан в России и Украине: эволюция дач и тренды их современных изменений / Т.Г. Нефедова, И.Г. Савчук // Известия РАН. Серия географическая – 2014 – №4 – С. 39-49.
  11. Овчинцева Л.А. Экономическое значение и социальная роль садовых товариществ / Л.А. Овчинцева // Региональная экономика: теория и практика – 2012 – №3 (234) – С. 50-55.
  12. Основные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 г. М.: Статистика России. 2008.
  13. Основные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 г. М.: Статистика России. 2018.
  14. Федеральный закон “О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” от 29.07.2017 N 217-ФЗ.
  15. Федеральный закон “О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан” от 15.04.1998 N 66-ФЗ.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Vojnilov Ju.L. Iz goroda v selo: pereselenija gorozhan v sel’skuju mestnost’ [From the city to the village: the resettlement of citizens in the countryside] / Ju.L. Vojnilov, D.V. Mal’ceva, L. Shubina // Vektory razvitija sovremennoj Rossii. «Vojna mirov»: nauchnoe znanie/pragmatika zhizni: Materialy XIV Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii molodyh uchenyh, 17–18 aprelja 2015 goda, g. Moskva [Vectors of development of modern Russia. “War of the Worlds”: Scientific knowledge/Pragmatics of Life: Materials of the XIV International Scientific and Practical Conference of Young Scientists, April 17-18, 2015, Moscow] / sbornik materialov / ed. M.G. Pugachevoj. — M.: Publishing house “Delo” Rankhigs, 2016. — pp. 53-66. [in Russian]
  2. Grazhdanskij kodeks Rossijskoj Federacii (chast’ pervaya) [Civil Code of the Russian Federation (Part One)] of 30.11.1994 N 51-FZ. [in Russian]
  3. Dachi i dachnaja zhizn’ v Rossijskoj imperii [Dachas and country life in the Russian Empire] [Electronic resource] / – URL: statehistory.ru. (accessed: 31.01.2021). [in Russian]
  4. Demidova Ju.A. Sovremennye podhody k izucheniju dach i jekoposelenij [Modern approaches to the study of dacha ecovillages] / Ju.A. Demidova // Vestnik Moskovskogo Universiteta. Serija 8. Istorija [Bulletin of the Moscow University. Series 8. History] – 2017 – №5 – p. 98-107. [in Russian]
  5. Kazakov S.G. Jekonomiko-geograficheskie osobennosti Kurskih dach [Economic and geographical features of the Kursk dachas] / S.G. Kazakov // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Serija: Estestvennye nauki [Bulletin of the Moscow State Regional University. Series: Natural Sciences] – 2019 – №1 – p. 92-102. [in Russian]
  6. Malinova-Tziafeta O.Ju. Iz goroda na dachu: sociokul’turnye faktory osvoenija dachnogo prostranstva vokrug Peterburga (1860–1914) [From the city to the dacha: socio-cultural factors of the development of the dacha space around St. Petersburg (1860-1914)] / O.Ju. Malinova-Tziafeta. Publishing House of the European University in St. Petersburg. SPb, 2013. 336 p. [in Russian]
  7. Mezencev K. V. Vzaimodejstvie «gorod–sel’skaya mestnost’»: ot urbanizacii k post-suburbanizacii [Urban-rural interaction: from urbanisation to post-suburbanisation] / K. V. Mezencev, T. Klyujko // Materialy mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii «Social’no-ekonomicheskaya geografiya v XXI veke: vyzovy i vozmozhnye otvety [Proceedings of the International Scientific Conference ” Socio-economic Geography in the XXI Century: Challenges and Possible Answers] – 2013. – Vol. 14. – p. 168-174. [in Russian]
  8. Nefedova T.G. Gorozhane i dachi [Citizens and dachas] / T.G. Nefedova // Otechestvennye zapiski [Domestic notes] – 2012 – №3. [in Russian]
  9. Nefedova T.G. Mezhdu domom… i domom. Vozvratnaja prostranstvennaja mobil’nost’ naselenija Rossii [Between the house… and the house. Recurrent spatial mobility of the Russian population] / T.G. Nefedova; ed. T.G. Nefedovoj, K.V. Averkievoj, A.G. Mahrovoj– M. : New chronograph, 2016. – 504 p. [in Russian]
  10. Nefedova T.G. Vtoroe zagorodnoe zhil’e gorozhan v Rossii i Ukraine: jevoljucija dach i trendy ih sovremennyh izmenenij [The second suburban housing of citizens in Russia and Ukraine: the evolution of dachas and trends of their modern changes] / T.G. Nefedova, I.G. Savchuk // Izvestija RAN. Serija geograficheskaja [Izvestiya RAS. Geographical series] – 2014 – №4 – p. 39-49. [in Russian]
  11. Ovchinceva L.A. Jekonomicheskoe znachenie i social’naja rol’ sadovyh tovarishhestv [Economic significance and social role of garden associations] / L.A. Ovchinceva // Regional’naja jekonomika: teorija i praktika [Regional economy: theory and practice] – 2012 – №3 (234) – p. 50-55. [in Russian]
  12. Osnovnye itogi Vserossijskoj sel’skohozjajstvennoj perepisi 2006 g. [Main results of the All-Russian Agricultural Census of 2006] M.: Statistika Rossii [Statistics Of Russia]. 2008. [in Russian]
  13. Osnovnye itogi Vserossijskoj sel’skohozjajstvennoj perepisi 2016 g. [Main results of the All-Russian Agricultural Census of 2006] M.: Statistika Rossii [Statistics Of Russia]. 2018. [in Russian]
  14. Federal’nyj zakon “O vedenii grazhdanami sadovodstva i ogorodnichestva dlja sobstvennyh nuzhd i o vnesenii izmenenij v otdel’nye zakonodatel’nye akty Rossijskoj Federacii” [Federal Law “On the Conduct of Gardening and Horticulture by Citizens for their Own Needs and on Amendments to Certain Legislative Acts of the Russian Federation”] of 29.07.2017 N 217-FZ. [in Russian]
  15. Federal’nyj zakon “O sadovodcheskih, ogorodnicheskih i dachnyh nekommercheskih ob#edinenijah grazhdan” [Federal Law ” On Horticultural, Horticultural and Dacha Non-Profit Associations of Citizens”] of 15.04.1998 N 66-FZ. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.