Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.48.023

Скачать PDF ( ) Страницы: 27-31 Выпуск: № 6 (48) Часть 5 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Ващалова Т. В. ГЕОГРАФИЯ ТЕХНОСФЕРНОЙ АВАРИЙНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ТЕХНОСФЕРНЫХ ПОЖАРОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ) / Т. В. Ващалова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 6 (48) Часть 5. — С. 27—31. — URL: https://research-journal.org/geo/geografiya-texnosfernoj-avarijnosti-na-primere-texnosfernyx-pozharov-v-rossijskoj-federacii/ (дата обращения: 08.12.2021. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.48.023
Ващалова Т. В. ГЕОГРАФИЯ ТЕХНОСФЕРНОЙ АВАРИЙНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ТЕХНОСФЕРНЫХ ПОЖАРОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ) / Т. В. Ващалова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 6 (48) Часть 5. — С. 27—31. doi: 10.18454/IRJ.2016.48.023

Импортировать


ГЕОГРАФИЯ ТЕХНОСФЕРНОЙ АВАРИЙНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ТЕХНОСФЕРНЫХ ПОЖАРОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ)

Ващалова Т.В.

Кандидат географических наук, доцент, Московский государственный университет им. Ломоносова.

ГЕОГРАФИЯ ТЕХНОСФЕРНОЙ АВАРИЙНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ТЕХНОСФЕРНЫХ ПОЖАРОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ)

Аннотация

Представлено новое направление исследований, лежащих в русле географических проблем устойчивого развития – география техносферной аварийности. Среди техносферных аварий пожары – ведущий тип по частоте и распространенности для большинства индустриальных обществ. Дана характеристика пространственной динамики частоты, причин и объектов пожаров в РФ, которая определяется широким спектром природных, социально-экономических и культурных причин и условий.

Ключевые слова: устойчивое развитие, риск, техносфера, пожары, пространственная динамика.

Vashchalova T.V.

PhD in Geography, Associate Professor, Moscow State University named after Lomonosov

GEOGRAPHY OF  TECHNOSPHERE ACCIDENTS (ON THE EXAMPLE OF TECHNOSPHERE FIRES IN RUSSIAN FEDERATION)

Abstract

Presents a new research direction, which is the part of the sustainable development geography. This is the technospheric accidents geography. Among technospheric accidents fires are the leading type on the incidence and prevalence for most industrial societies. The peculiarities of fires spatial dynamics (incidence, causes, objects) in Russia are characterized. They are determined by a wide range of natural, socio-economic and cultural causes and conditions.

Keywords: sustainable development, risk, technosphere, fires, spatial dynamics.

Локализация проблемыГеография техносферной аварийности в иерархической системе научного знания  – это часть теорий устойчивого развития и географии риска. Первая определена В.П. Максаковским как общенаучная теория [1, 101-103], вторая – как теория общегеографическая [1, 114-115].

В рамках теории устойчивого развития техносферная аварийность фиксирует один из способов функционирования техносферы, неотъемлемо присущий последней. Техносфера  – одна из трех подсистем первого уровня, образующих социоприродную систему (СПС), в отношении которой единственно и может быть продуктивным анализ и прогноз устойчивости развития, его граничных условий и оптимального «коридора». В настоящее время техносфера как целостная глобальная оболочка планеты, обладающая огромным потенциалом влияния на всю социоприродную систему и способная к саморазвитию, изучается лишь философами [например, 2, 3].

Несмотря на широкое использование термина «техносфера» в различных отраслях науки и практики, отсутствует его единообразное определение. Обобщение определений техносферы, предложенных различными словарями, позволяет автору понимать ее как часть биосферы, продолжительно преобразуемую человечеством с помощью технических средств и включающую в себя как искусственные объекты, так и неотъемлемые процессы, определяющие их функционирование и саморазвитие.

Ключевым объектом внимания географии риска являются неблагоприятные и опасные  процессы и явления, протекающие в указанных выше подсистемах СПС – природной среде (вмещающем ландшафте), техносфере, обществе (социосфере). Они определяют устойчивость развития этих подсистем в краткосрочной или долгосрочной перспективах. Важно отметить, что анализ риска возможен для СПС разного пространственного охвата (масштаба) – от локального до национального. Определяющим моментом при выделении СПС того или иного масштаба будет наличие единого управляющего центра.

С позиций теории риска устойчивое развитие – это неопределенно долгое сохранение СПС своей жизнеспособности на уровне, обеспечивающем ее функционирование в том качестве, которым она обладала на момент начала анализа устойчивости (например, как преимущественно производственная, учебно-научная, селитебная или рекреационная и др.). Утрата данного качества не всегда означает физическое уничтожение живого и неживого вещественного наполнения системы, но приобретение ею иного качества.

География риска: современное состояние. Цель исследования. География риска в настоящее время находится в стадии накопления и первичного обобщения фактического материала, несмотря на то, что ряд ее базовых теоретических положений уже сформулирован и признан научным сообществом (о чем свидетельствует, в частности, оценка [1]). В наилучшем положении находится география природного риска [4,5]. Опасным природным процессам и явлениям давно уделяют внимание отраслевые географические дисциплины.

Общество, как источник рисков устойчивому развитию СПС не имеет традиции изучения в географии. В гуманитарных науках в последние 10-15 лет «рискологическая» проблематика получила импульс развития, но там внимание концентрируется на обществе не как на источнике, а как на объекте рискованных воздействий. При этом преимущественным вниманием пользуется изучение восприятия и отклика на внешний риск субъектом или социальной группой (например, [6, 7]).

Анализ техносферных рисков долгое время был сосредоточен в научных подразделениях МЧС РФ, где географический подход к предмету исследования применялся лишь для визуализации статистики.

География риска в методическом плане подразделяет все риски на истощающие и  разрушительные. Применительно к рискам, исходящим от техносферы, к первым следует относить  ее штатные воздействия на окружающую среду и здоровье населения, а ко вторым – аварийные ситуации разного масштаба. Факт самого существования техносферы как источника рисков нежелательной трансформации общественного сознания пока обсуждается лишь на уровне философских концепций.

Упоминавшееся выше многолетнее внимание географов к вопросам антропогенных и техногенных нагрузок на природную среду и здоровье населения и достигнутые на этом пути успехи, в том числе, в вопросах количественной оценки и ранжирования рисков, позволяют автору сосредоточиться на второй группе рисков, исходящих от техносферы. К ним относятся нештатные ситуации, возникающие на техносферных объектах разных типов и видов по любым причинам – природным, социогенным и собственно техногенным.

 На данном этапе развития географии риска  автор видит свою задачу в выполнении первичного пространственно-временного анализа возможно большего числа опасных техносферных процессов и явлений разрушительного характера, определении всего спектра причин и условий, их вызывающих и оценке возможности снижения их значимости или полного устранения.

Рабочая классификация техносферных аварий, инцидентов, нештатных ситуаций включает 6 типов и 18 видов подобных событий. Типы аварийных ситуаций представлены: 1) происшествиями в зданиях и сооружениях; 2) транспортными происшествиями; 3) авариями на системах жизнеобеспечения; 4) авариями на напорных сооружениях; 5) происшествиями со взрывчатыми веществами; 6) авариями «высоких технологий.

В первом типе – происшествиях в зданиях –  выделяются 4 вида: пожары, обрушения, взрывы бытового газа; разливы и распыления опасных химических веществ. Транспортные аварий подразделяются в соответствии с видом транспорта на автомобильные, авиационные, железнодорожные, водные и трубопроводные. Возможно выделение подвидов по характеру опасного процесса, например столкновение, падение с высоты или пожар в транспортном средстве.

Виды аварий систем жизнеобеспечения  подразделяются на аварии электро-, водо-  и теплоснабжения (с подвидами по сетям и подстанциям). Аварии напорных сооружений включают три вида  по назначению сооружения: плотины на реках и озерах, защитные дамбы на берегах водоемов, плотины шламонакопителей и отстойников. Происшествия с взрывчатыми веществами – это обнаружение и взрывы боеприпасов вне мест, для них предназначенных, а также несанкционированные взрывы в местах их хранения или при транспортировке. К авариям «высоких технологий» пока относятся все опасные инциденты, возникшие по причине сбоя в работе  компьютерного (в том числе – программного) обеспечения  функционирования технических систем.

Среди названных типов и видов опасных процессов в техносфере внимание, прежде всего, привлекают пожары как наиболее часто возникающая и повсеместно распространенная  опасность.  Ставшая доступной в последнее десятилетие разноплановая пожарная статистика позволяет рассмотреть ее с разных, традиционных для географического исследования ракурсов – в связи с климато-ландшафтными, социально-экономическими, демографическими характеристиками СПС, чему способствует мелкомасштабный формат представления фактического материала (т.е. для субъекта РФ).

Под техносферными понимаются все пожары, возникшие на объектах, созданных в процессе хозяйственной деятельности человека или общества вне зависимости от конкретной причины, вызвавшей возгорание. Основные характеристики пожарной опасности – частота возникновения пожаров, социальный ущерб (погибшие и травмированные), материальные потери. Их изменения в пространстве и времени не всегда синхронны, наиболее значимые причины и условия не идентичны. Ниже анализируется частота пожаров. Основными информационными источниками послужили публикации статистики Государственной противопожарной службы (ГПС) в сборниках «Пожары и пожарная безопасность» и статистических приложениях к журналу «Пожарная безопасность» за ряд лет, а также материалы Госкомстата РФ.

Общая характеристика ситуации с техносферными пожарами в СССР-РФ. Количество пожаров в РФ с 1993 г. к 2013 г. уменьшилось вдвое – с 330 тыс. до 150 тыс. случаев или с 224 до 124 случаев на 100 тыс. человек. Направленность процесса и была несколько нарушена в 2002 – 2004 гг. Для заключительных десятилетий советского периода истории известно, что в 1970-е – начале 80-х гг. частота пожаров в среднем по стране находилась на уровне 50 случаев на 100 тыс. человек, а к началу 90-х выросла до 200[8]. Синхронность нарастания негативных тенденций во многих сферах жизнедеятельности СПС в периоды их глубоких системных перестроек отмечена в медико-демографической литературе и впоследствии подтверждена другими исследованиями [9;10].

Распределение техносферных пожаров по генезису  в последние десятилетия в нашей стране выглядит следующим образом: природные – менее 0,5%; техногенные – 2%, неустановленные и «прочие» – 4%. Более 90% пожаров имеют социогенное происхождение. По оценкам специалистов ГПС  долевой вклад социогенных пожаров в разных субъектах РФ – 50-90%. Среди конкретных причин социогенного блока без малого 90% приходится на следующие четыре (цифры в скобках – для села и города): 1) неосторожное обращение с огнем (36-46%%); 2) нарушение правил устройства и эксплуатации электрооборудования (25-20%%); 3) нарушение правил устройства и эксплуатации печей (18 – 9%%); 4) поджог (8,5 – 10%%).

Среди объектов пожаров на здания и сооружения жилого назначения приходится более двух третей их общего количества (68- 73% в 2005 – 2013 гг.). В эту категорию включены как жилые помещения постоянного (квартиры, индивидуальные дома), так и места сезонного или временного проживания (дачи, гостиницы, общежития, вагончики и т.п.) а также объекты хозяйственного назначения, функционально дополняющие как первые, так и вторые (гаражи, бани, сараи и т.п).

Обозначенные выше лидирующие позиции пожаров в жилом секторе и пожаров по неосторожности характерны для  подавляющего большинства стран мира, располагающих пожарной статистикой, что однозначно свидетельствует о неслучайной и «устойчивой» их связи с социумом, а не природой и техносферой как генераторами опасности этого типа.

Причины и условия пространственно-временной динамики частоты техносферных пожаров. Обзор сведений об основных причинах, объектах и сезонном распределении пожаров позволили предположить, что  численность населения и длительность холодного периода будут ведущими причинами изменчивости частоты техносферных пожаров по субъектам РФ в годовом цикле.

Картографический анализ соответствующих распределений показал:

– природно-климатическое положение региона (длительность холодного периода), в пространстве страны не является определяющим фактором для частоты возникновения пожаров. Этот факт согласуется с результатами статистического анализа, выполненного сотрудниками ВНИИПО МЧС на большом объеме фактического материала с локальными привязками данных. Согласно их данным, для РФ в целом климатический фактор (в основном – температуры воздуха и длительность залегания снежного покрова) объясняют до 50% дисперсии частоты пожаров [11].

–  природно-климатическое положение региона в обзорном масштабе исследования проявляется в пространственном распределении субъектов РФ с одним или двумя сезонами возрастания частоты пожаров. Бимодальное распределение в большинстве своем характерно для регионов с умеренным или умеренно-континентальным климатом. Унимодальность тяготеет к регионам с континентальным и резко континентальным климатом.  Незначительность внутригодовой амплитуды изменения частоты пожаров по сезонам (5-6%% в подавляющем большинстве регионов) является дополнительным свидетельством слабости влияния природных причин на распределение частоты пожаров по регионам страны.

 –  изменения в распределение частоты пожаров по сезонам (кварталам) года между городом и селом фиксируют значимое влияние на нее сезонных миграций населения.

Статистический анализ связи частоты пожаров с общей численностью населения показал, что, как для городского, так и для сельского населения количество регионов со значимым коэффициентом парной корреляции (r›0,5) – менее половины (47% для городов и 48% для сел). При этом для обеих выборок отмечаются как значимые положительные, так и значимые отрицательные связи.

Дальнейший анализ связи частоты пожаров с численностью некоторых категорий  населения позволил утверждать, что к таковым относятся: а) криминалитет (r=0.89) б) алкоголики (r=0,85); в) контингент обитателей интернатов для престарелых и инвалидов (r=0,75); г) население, проживающее в коммунальных квартирах (r = 0,81) и общежитиях (r=0,71). Из экономических характеристик для последних десяти лет на частоту пожаров значимо влияет уровень фактического конечного потребления домохозяйств (r=0,8). Указанные категории населения значимо связаны с частотой пожаров на протяжении всего постсоветского времени.

Вместе с тем, ряд показателей, имевших высокий уровень значимости в эпоху радикальной ломки прежней социально-экономической системы и глубоких изменений в привычном образе жизни, к середине первого десятилетия 21 в. его утратили и перешли в разряд средне- или малозначимых. К ним относятся: а) численность безработных (в абсолютных цифрах и в %% от экономически активного населения); б) уровень душевых доходов (абсолютный и относительно прожиточного минимума); в) итог миграций.

Анализ влияния экономического благосостояния регионов (по уровню душевого валового продукта) на частоту пожаров, выполненный во второй половине 90-х годов сотрудниками ВНИИПО МЧС [12] выявил наличие прямолинейной положительной связи между ними лишь для группы регионов с минимальным душевым ВРП (до 100-120 тыс. руб./чел.). Но, как для них, так и для регионов с ВРП 120-450 тыс. руб./чел. частота пожаров между отдельными регионами может различаться двукратно.

Картограмма распределения  среднегодового количества пожаров по субъектам РФ отражает сложное сочетание их населенности, экономического благосостояния и климатических условий (рис. 1).

30-05-2016 15-06-46

Рис.1 – Среднегодовая частота пожаров (шт.) и продолжительность отопительного сезона (изолинии)

Наличная статистическая информация позволяет говорить о существовании особенностей повседневного поведения населения, существенных для частоты пожаров (т.е. о социокультурный причинах и условиях возникновения последних). Эти различия фиксируются при сопоставлении городской и сельской местности ряда регионов, а также в некоторых национальных административно-территориальных образованиях.

Так, например, обратную связь численности населения и частоты пожаров в сельской местности Краснодарского края, Республики Карачаево-Черкесия и Чеченской Республики представляется правомочным связывать с  высокой сохранностью традиционных норм общественного поведения и социального контроля, являющихся факторами снижения риска возникновения пожаров. Это же объяснение допустимо и для городского населения южнорусских (Ставропольский край, Астраханская область) регионов с развитым «сельскохозяйственным» образом жизни а также некоторых национальных республик (Дагестан, Татарстан). Для страны в целом, сельская местность по сравнению с городской выделяется пониженным процентом пожаров по неосторожности и поджогов.

Заключение. Техносферные пожары – неотъемлемый процесс функционирования техносферы, негативно влияющий на функционирование всей социоприродной системы. Ведущей группой причин, определяющей частоту их возникновения, являются социогенные. Среди них особая роль принадлежит причинам поведенческого характера, в том числе – культурно обусловленным, что требует специального внимания к анализу его региональных и национальных различий. Это направление представляется в ближайшей перспективе наиболее актуальным для развития географии техносферного риска.

Техносферные пожары как фактор риска  для устойчивого развития региона актуальны прежде всего своим социальным  ущербом, оценка величины которого и пространственно-временных вариаций представляются второй актуальной исследовательской задачей ближайшего времени.

Литература

  1. Максаковский В.П. Географическая культура. М.:ВЛАДОС. – 1998. – 406с.
  2. Попкова Н.В. Философия техносферы. М.:Изд-во ЛКИ, 2008. –  344с.
  3. Дергачева Е.А. Тенденции и перспективы социотехноприродной глобализации. М.:Либроком, 2009. – 232 с.
  4. Мягков С.М. География природного риска. М.:Изд-во МГУ. – 1995. – 224с.
  5. Курбатова А.С., Мягков С.М., Шныпарков А.Л. Природный риск для городов России. М.:НИиПИ экологии города, 1997.- 240 с.
  6. Зубков В.И. Социологическая теория риска. М.:Изд-во РУДН, 2003.– 230 с.
  7. С.А. Кравченко, С.А. Красиков Социология риска: полипарадигмальный подход. М.:Анкил, 2004. – 385 с.
  8. Пожары в России и в мире. Статистика, анализ, прогноз; [под ред. Н.Н. Брушлинского]. М., Калан, 2002. – 158 с.
  9. Гундаров И.А. Демографическая катастрофа в России: причины, механизмы, пути преодоления. М., Эдиториал УРСС. 2001. – 208 с.
  10. Мягков С.М. Социальная экология. Этнокультурные основы устойчивого развития. М. – НИиПИ экологии города. 2001. – С. 167-171.
  11. Мешалкин Е.А., Фирсов А.Г. Порошин А.А. Геофизические факторы и обстановка с пожарами в регионах России. //Обеспечение организационно-управленческой деятельности Государственной противопожарной службы. -М.: ВНИИПО. – 2000. – С.22-33.
  12. Климкин В.И., Матюшин А.В., Порошин А.А. Анализ влияния последствий пожаров на устойчивость социально-экономического развития регионов Российской Федерации. // Пожарная безопасность.- 2012. – №1.- С.74-84.

References

  1. Maksakovskij V.P. Geograficheskaja kul’tura. M.: VLADOS. – 1998. – 406s.
  2. Popkova N.V. Filosofija tehnosfery. M.: Izd-vo LKI, 2008. –  344s.
  3. Dergacheva E.A. Tendencii i perspektivy sociotehnoprirodnoj globalizacii. M.: «Librokom», 2009. – 232 s.
  4. Mjagkov S.M. Geografija prirodnogo riska. M.: Izd-vo MGU. – 1995. – 224s.
  5. Kurbatova A.S., Mjagkov S.M., Shnyparkov A.L. Prirodnyj risk dlja gorodov Rossii. M.: NIiPI jekologii goroda, 1997.- 240 s.
  6. Zubkov V.I. Sociologicheskaja teorija riska. M.: Izd-vo RUDN, 2003. – 230 s.
  7. S.A. Kravchenko, S.A. Krasikov Sociologija riska: poliparadigmal’nyj podhod. M.: «Ankil», 2004. – 385 s.
  8. Pozhary v Rossii i v mire. Statistika, analiz, prognoz; [pod red. Brushlinskogo N.N.]. M., Kalan, 2002. – 158 s.
  9. Gundarov I.A. Demograficheskaja katastrofa v Rossii: prichiny, mehanizmy, puti preodolenija. M., Jeditorial URSS. 2001. 208 s.
  10. Mjagkov S.M. Social’naja jekologija. Jetnokul’turnye osnovy ustojchivogo razvitija. M. – NIiPI jekologii goroda. 2001. S. 167-171.
  11. Meshalkin E.A., Firsov A.G. Poroshin A.A. Geofizicheskie faktory i obstanovka s pozharami v regionah Rossii. //Obespechenie organizacionno-upravlencheskoj dejatel’nosti Gosudarstvennoj protivopozharnoj sluzhby. – M.:VNIIPO.- 2000. – S.22-33.
  12. Klimkin V.I., Matjushin A.V., Poroshin A.A. Analiz vlijanija posledstvij pozharov na ustojchivost’ social’no-jekonomicheskogo razvitija regionov Rossijskoj Federacii. // Pozharnaja bezopasnost’.- 2012. – №1.- S.74-84.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.