Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.58.154

Скачать PDF ( ) Страницы: 47-50 Выпуск: № 04 (58) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Хамина Н. В. ДИНАМИКА ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА И ЦЕНТРЫ РАССЕЛЕНИЯ В РЕГИОНАХ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ / Н. В. Хамина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 1. — С. 47—50. — URL: https://research-journal.org/geo/dinamika-demograficheskogo-potenciala-i-centry-rasseleniya-v-regionax-vostochnoj-sibiri/ (дата обращения: 27.06.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.58.154
Хамина Н. В. ДИНАМИКА ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА И ЦЕНТРЫ РАССЕЛЕНИЯ В РЕГИОНАХ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ / Н. В. Хамина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 1. — С. 47—50. doi: 10.23670/IRJ.2017.58.154

Импортировать


ДИНАМИКА ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА И ЦЕНТРЫ РАССЕЛЕНИЯ В РЕГИОНАХ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ

Хамина Н.В.

ORCID: 0000-0002-0515-2543, Аспирант, Институт географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, Педагогический институт Иркутского государственного университета

ДИНАМИКА ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА И ЦЕНТРЫ РАССЕЛЕНИЯ В РЕГИОНАХ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ

Аннотация

В статье рассмотрены процессы в системе расселения Восточной Сибири на внутрирегиональном уровне. На основе статистического материала, разрабатываемого органами государственной статистики в разрезе муниципальных образований, и анализа результатов, показана неравномерность в динамике демографического потенциала, процессах расселения и освоенности территории по линии «центр-периферия». Отмечается концентрация населения в пользу центра, что снижает потенциал развития районов и городов, удаленных от административного центра региона.

Ключевые слова: Восточная Сибирь, центр-периферия, внутрирегиональный уровень, дифференциация, население.

Hamina N.V.

ORCID: 0000-0002-0515-2543, Postgraduate student, Institute of Geography named after V.B. Sochava, SB RAS, Pedagogical Institute of Irkutsk State University

DYNAMICS OF THE DEMOGRAPHIC POTENTIAL AND THE CENTERS OF SETTLEMENT IN THE EASTERN SIBERIA REGIONS 

Abstract

The paper considers processes in the settlement system of Eastern Siberia at the intra-regional level. The unevenness in the dynamics of the demographic potential, the settlement processes and the development of the territory along the “center-periphery” line is shown based on the statistical material developed by state statistics bodies in the context of municipalities and analysis of results. There is a concentration of population in favor of the center, which reduces the development potential of other districts and cities far from the administrative center of the region.

Keywords: Eastern Siberia, center-periphery, intra-regional level, differentiation, population.

Развитие регионов России в современном социально-экономическом пространстве выражается его территориальной дифференциацией: одни являются лидерами, «точками роста» и привлекательности, другие отстают и, находясь в состоянии стагнации, отдают свое население и ресурсы центру. Такие различия в развитии сложились исторически давно и со временем получили разные толкования и синонимы: периферия, окраина, глубинка и др. Чаще всего под периферией понимают удаленные от центров менее освоенные и экономически развитые территории. Изучение центр-периферийных процессов развития территорий имеет давний опыт исследования. Проблема неравномерности пространственного развития изучается в работах как зарубежных, так и российских исследователей. В контексте данной проблемы разработаны теории пространственного развития, не утратившие своей актуальности и в современных исследованиях, как например, теории В. Кристаллера, А. Вебера, Й. Тюнена и др. Классической становится теория «центр-периферия», разработанная Дж. Фридманом (1966 г.) в книге “Политика регионального развития: опыт Венесуэлы” [4]. Согласно концепции, пространственная поляризация и неравномерность экономического роста ведут к диспропорциям между центром и периферией. В статье, вышедшей в 1987 г., Б.Б. Родоман упоминает понятие «интрапериферия», тем самым введя в науку понятие «внутренней периферии». Под «внутренней периферией» Б.Б. Родоман понимает «…территории (субареалы), расположенные скорее ближе к его центру, чем к окраинам, но обладающие такими чертами окраин, как относительно плохая транспортная доступность, замедленное развитие, явное отставание по многим социально-экономическим показателям…» [1, с. 42].

Территориальные диспропорции формируются на всех уровнях развития. Наличие диспропорций и асимметрии в системе «центр-периферия» на внутрирегиональном уровне в полной мере подтверждается анализом основных социально-экономических показателей развития городов и районов сибирских регионов РФ, что, в свою очередь, определяет актуальность исследования территорий на внутрирегиональном уровне.

Современная Восточная Сибирь занимает важное положение в экономике и системе безопасности России. Это достаточно обширная часть пространства, занимающая более 40% площади территории страны. Регион выделяется уникальным по объему и качеству природно-ресурсным потенциалом.

В состав Восточной Сибири входят 7 субъектов РФ: четыре республики (Бурятия, Тыва, Саха (Якутия), Хакасия), два края (Забайкальский и Красноярский) и одна область (Иркутская).

Восточная Сибирь обладает внешними (значительную площадь ее территории занимают большие и труднодоступные малонаселенные пространства севера) и внутренними (межмагистральные и удаленные от центров территории внутри сравнительно обжитого пространства) признаками периферийности. Это наименее заселенный регион (6,4% населения России) с плотностью населения 1,28 чел./км2. Так, плотность населения по Республике Саха составляет всего 0,31 чел./км2, население здесь сосредоточено по берегам рек и в отдельных центрах добычи полезных ископаемых. Наибольшая плотность (8,72 чел./км2) наблюдается в южном регионе Восточной Сибири – в Республике Хакасия.

Из 187 административных районов 93 (что составляет почти 50%) возглавляются сельским населенным пунктом, 22% – поселком городского типа и 28% – городом. На 1 января 2016 года численность городского населения составила 72%.

Наиболее общим показателем периферийности, на наш взгляд, является сокращение населения муниципальных районов. В Восточной Сибири в целом с 1991 по 2015 г. численность населения сократилась на 11%. Особенно быстрыми темпами теряют население удаленные от центра региона районы. Основным фактором, способствующим такому снижению, является миграционная убыль населения. Такая динамика еще больше усиливает сокращение населения на периферии. Группировка районов региона по сокращению или увеличению численности населения представлена в таблице 1.

 

Таблица 1 – Группировка районов Восточной Сибири по сокращению/увеличению численности населения в период 1991-2015 гг. (число районов)

Регион Восточной Сибири

Сокращение численности населения, %
50 и более 30-49 11-29 0-10 рост на 1-10 рост на 11 и выше
Иркутская область 2 9 13 3 3 2
Забайкальский край 1 15 10 3 2 0
Красноярский край 0 18 20 1 4 1
Республика Бурятия 2 1 14 0 2 2
Республика Саха (Якутия) 7 6 9 6 3 3
Республика Тыва 1 4 7 2 2 1
Республика Хакасия 1 2 4 0 0 1

 

Данная группировка позволила выделить районы, и установить зависимость динамики населения по степени удаленности от региональной столицы (рис. 1).

10-04-2017 12-17-48

Рис. 1. – Сокращение/увеличение численности населения районов Восточной Сибири в период 1991-2015 гг., в %: 1 – рост населения на 11 и более %, 2 – рост населения на 0-10 %, 3- сокращение населения на 1-10 %, 4 – сокращение населения на 11-29 %, 5 – сокращение населения на 30-49 %, 6 – сокращение населения на 50 и более %

 

Наиболее характерно снижение на 11-49%. В данную группу вошло наибольшее число районов, имеющие разный ранг соседства по отношению к  региональному центру. Малые потери имеют муниципальные районы, находящиеся в непосредственной близости к административному центру (соседи 1-3 порядков), для таких же районов характерен рост населения (26 районов 1-2 порядков, реже – 3 порядка). Выделенные 14 районов с сокращением населения от 50% и выше относятся к дальней периферии и находятся на окраине регионов (Катангский и Мамско-Чуйский в Иркутской области, Северо-Байкальский и Муйский в Республике Бурятия, Каларский район в Забайкальском крае, Барун-Хемчикский кожуун в Республике Тыва, Булунский, Усть-Янский, Нижнеколымский, Верхнеколымский, Верхоянский, Оймяконский и Усть-Майский улусы (районы) в Республике Саха).

Кроме того, наибольшая плотность и рост населения совпадает с главными транспортными линиями. Здесь плотность сельского населения в лесостепной и степной полосе проживания может достигать 15-20 и более человек на 1 км2. Здесь же расположена основная масса городов и центры Восточносибирского региона. К северу от железной дороги численность населения сокращается, а система расселения отличается мелкоселенностью.

На территории отдельного муниципального района население сконцентрировано в районном центре, либо в городах, имеющих статус городского округа и находящихся на территории административного района. Процент такой концентрации населения в городах может достигать от 9 до 87% (по расчетам на 2015 г.), где большинство городских округов концентрируют свыше 50% всего населения района, на территории которого расположены. Сельская периферия, в лучшем случае, устремляется в город на территории района, а население города – в более крупный город, либо за пределы региона. Административные центры концентрируют от 25 до 45% населения, что становится основным процессом в системе расселения Восточной Сибири и практически носит повсеместный характер (табл. 2).

 

Таблица 2 – Доля региональных центров в численности населения по регионам Восточной Сибири в 1991-2015 гг.

Регион Восточной Сибири

Доля региональных центров в численности населения, %
1991г. 1995г. 2000г. 2005г. 2010г. 2015г.
Иркутская область 21 21 22 23 24,2 26
Забайкальский край 28,5 25 24,3 27 29 32
Красноярский край 27,8 28 28,8 32,1 34,6 38
Республика Бурятия 34,3 35 36,4 36,8 41,7 44
Республика Саха (Якутия) 17,4 18,6 20,3 24,7 28 33
Республика Тыва 28,5 30 32,6 35 35 37
Республика Хакасия 27,4 28 30 30,6 31 33

 

На внутрирегиональном уровне основные центры роста – это, прежде всего, крупные города. От размера города зависит его влияние на окружающую территорию. Особенность в системе развития Восточной Сибири – это отсутствие во многих субъектах крупных городов, которые могли бы играть роль новых «полюсов роста». Для преодоления проблем возникновения депрессивных регионов важно наделить регионы новыми активными «точками роста». Кроме того, для достижения целей устойчивого развития регионов необходимо обеспечить условия развития каждого из муниципальных образований.

Таким образом, можно отметить, что для Восточной Сибири характерна сильная степень внутрирегиональной дифференциации. Ярко выраженная динамика системы расселения по линии «центр-периферия» складывается в пользу центра, что снижает потенциал развития районов и городов, сильно удаленных от административного центра субъекта. Это говорит о том, что для территорий необходимы, на наш взгляд, дифференцированные меры, направленные на поддержку и развитие территорий. Кроме того, учет особенностей центр-периферийных процессов может иметь важное теоретическое и практическое значение для понимания сложных вопросов к подходам формирования стратегий регионального устойчивого развития.

Список литературы / References

  1. Родоман Б.Б. Российская внутренняя периферия: взгляд в разных приближениях, на разных уровнях // Российская глубинка – модели и методы изучения. Сборник статей. — М., Эслан, 2012 г., с. 41-49
  2. Friedmann J. Regional development policy. – Boston: Mass. Intst. Techn. – 1966.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Rodoman B.B. Russian internal periphery: a look in different approximations, at different levels // Russian outback – models and methods of study. Collection of articles. –M., Eslan, 2012, P. 41-49
  2. Friedmann J. Regional development policy. – Boston: Mass. Intst. Techn. – 1966.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.