Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.107.5.062

Download PDF ( ) Pages: 145-150 Issue: № 5 (107) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Pestova Ya.N., "REGIONAL PROFESSIONAL PR COMMUNITY “FAR EASTERN SCHOOL OF PR” AS A DYNAMIC OBJECT". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 5 (107) Part 2, (2021): 145. Wed. 26. May. 2021.
Pestova, Ya.N. (2021). REGIONALYNOE PROFESSIONALYNOE PR-SOOBSCHESTVO «DALYNEVOSTOCHNAYA SHKOLA PR» KAK DINAMICHESKIY OBYEKT [REGIONAL PROFESSIONAL PR COMMUNITY “FAR EASTERN SCHOOL OF PR” AS A DYNAMIC OBJECT]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 5 (107) Part 2, 145-150. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.107.5.062
Pestova Ya. N. REGIONAL PROFESSIONAL PR COMMUNITY “FAR EASTERN SCHOOL OF PR” AS A DYNAMIC OBJECT / Ya. N. Pestova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 5 (107) Part 2. — С. 145—150. doi: 10.23670/IRJ.2021.107.5.062

Import


REGIONAL PROFESSIONAL PR COMMUNITY “FAR EASTERN SCHOOL OF PR” AS A DYNAMIC OBJECT

РЕГИОНАЛЬНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ PR-СООБЩЕСТВО «ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ШКОЛА PR»
КАК ДИНАМИЧЕСКИЙ ОБЪЕКТ

Научная статья

Пестова Я.Н.*

Корпоративный университет РЖД, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (prdv.pro[at]gmail.com)

Аннотация

В статье рассматривается профессиональное сообщество как динамический объект: на примере регионального профессионального PR-сообщества «Дальневосточная школа PR» исследуются факторы сплочения и механизмы поддержания социальной плотности представителей одной профессиональной группы, обозначаются потенциальные причины для дезинтеграции. Эмпирической базой изучения стала серия глубинных интервью, проведенных с членами «Дальневосточной школы PR», а также результаты метода наблюдения. Развитие регионального PR-сообщества связано, во-первых, с вовлеченностью команды инициаторов и организаторов создания сообщества и накопленным ею сетевым и интеллектуальным капиталом; во-вторых, с готовностью профессиональной группы к объединению; в-третьих, с давлением внешних факторов, которые в момент создания сообщества формировали существенные репутационные угрозы и для профессии «Специалист по связям с общественностью», и для всей PR-отрасли. Формирование и поддержание сплоченности происходили за счет осознания членами сообщества общей значимости совместной деятельности и единства ценностных ориентаций, системного использования символических механизмов и механизмов дарообмена: связей, контактов, экспертизы и пр.

Ключевые слова: профессиональное сообщество, PR-сообщество, социология профессии, Дальний Восток России, динамический объект.

REGIONAL PROFESSIONAL PR COMMUNITY “FAR EASTERN SCHOOL OF PR” AS A DYNAMIC OBJECT

Research article

Pestova Ya.N.*

Russian Railways Corporate University, Moscow, Russia

* Corresponding author (prdv.pro[at]gmail.com)

Abstract

The article examines the professional community as a dynamic object based on the regional professional PR community, “Far Eastern School of PR” (Dalnevostochnaya shkola PR). The study explores the factors of camaraderie and mechanisms for maintaining the social density between the members of one professional group along with identifying the potential reasons for disintegration. The empirical basis of the study was a series of in-depth interviews conducted with members of the Far Eastern School of PR as well as the results obtained via the observation method. The development of the regional PR community is connected, firstly, with the involvement of the team of initiators and organizers of the creation of the community and the accumulated network and intellectual capital; secondly, with the readiness of the professional group to unite; thirdly, with the pressure of external factors that at the time of the creation of the community formed significant reputational threats both for the profession of “Public Relations Specialist” and for the entire PR industry. The formation and maintenance of camaraderie took place due to the awareness of the of the common importance of joint activities and the unity of value orientations by the members of the community and through the systematic use of symbolic mechanisms and mechanisms of gift exchange: connections, contacts, expertise, etc.

Keywords: professional community, PR community, sociology of the profession, the Russian Far East, dynamic object.

Введение

По данным Российской ассоциации по связям с общественностью, являющейся старейшей профессиональной организацией в нашей стране, на всероссийской карте профессии «Специалист по связям с общественностью» (от Владивостока до Крыма) сегодня присутствует свыше 20 региональных профессиональных сообществ в сфере общественных связей (PR-сообществ) [1]. Часть из них сосредоточена на решении индивидуальных вопросов своих членов, проведении образовательных проектов, региональных профессиональных конкурсов и пр. Другая – вышла за пределы решения отраслевых задач и, выстраивая межсекторальное взаимодействие, участвует в социально-политических и экономических процессах. К примеру, изучаемое в данной статье профессиональное PR-сообщество «Дальневосточная школа PR» осознает свою готовность в решении общественно-значимых вопросов и обладает потенциалом выступать актором гражданского общества [2].

Из этого следует, что изучение формирования и развития профессиональных PR-сообществ обладает ценностью, с одной стороны, с практической точки зрения: исследования дают возможность обращаться к апробированному опыту сплочения профессиональных сообществ в регионах России и на основе данных разрабатывать механизмы поддержки локальных инициатив для получения большего эффекта от их деятельности (данный аспект может быть интересен представителям органов власти, некоммерческому и бизнес-сектору). С другой, научной, стороны, эмпирические описания региональных профессиональных сообществ как процесс позволяют обогащать знания о социальной солидарности общества, а также продолжать изучать сообщества не как статичные объекты, а как объекты формируемые и развиваемые.

Теория вопроса

Профессиональные сообщества являются результатом самоорганизации носителей одной профессии, которые объединены общими интересами и намерениями [3]. Данное определение дает предпосылки рассматривать профессиональные сообщества как процесс: если сообщество является результатом самоорганизации, значит, существуют первопричины и условия его становления, присутствует динамика социальной плотности, которая является переменной величиной. Так, профессиональные сообщества обладают внутренней структурой, состоящей из взаимодействующих элементов, а, следовательно, они являются динамическими объектами. Исследование профессиональных сообществ с данной позиции дает возможность увидеть за счет каких процессов и усилий можно изменять их плотность, как в сторону сплочения, так и дезинтеграции; выявлять этапы их формирования и функционирования.

По мнению М. Вебера, члены профессионального сообщества обладают внутренней солидарностью, схожим стилем жизни, языком, культурой, нормами морали; и главное – ими движет общая цель: получение доступа к культурным и социальным привилегиям [4]. Аспект сплочения людей вокруг общей задачи раскрывается также в понятии «социальной общности». По мнению Ф. Тенниса, «теория общности исходит из совершенного единства человеческих воль как изначального или естественного состояния…» [5, C. 16]. Интересно отметить, что англоязычная традиция объединяет «сообщества» и «общность» под одним словом «community». Одним из примеров профессиональных общностей является опыт «невидимых колледжей», который транслирует успешную практику самоорганизации узкого круга представителей одной профессиональной группы (в случае «колледжей» – ученых), для решения актуальной задачи для всей профессиональной отрасли (сохранения качества научного знания) [6].

Интерес представителей профессии также может формироваться вокруг сообществ как источника накопления «сетевого капитала», дающего возможность для закрепления и усиления внутри профессиональной группы. Сети, сформированные в профессиональном сообществе, позволяют сохранять идентичность профессии, обмениваться знаниями, а также выполнять адаптирующую функцию для вхождения в профессию [7].

Изучая профессиональное сообщество как динамический объект, важно обозначить такую его характеристику, как плотность. Она является переменной величиной, то есть может изменяться в течение времени развития или дезинтеграции сообщества. По мнению Э. Дюркгейма, плотность сообщества зависит от эмоциональной близости его членов. Наличие ярких и сильных положительных эмоций от взаимодействия внутри сообщества является доказательством социального единства [8]. Эмоциональные пики волнообразны, а, значит, для поддержания плотности сообщества необходимо управлять данным процессом, вызывая новые вспышки коллективных эмоций [9].

Социологи в процессе поддержания сплоченности сообщества отводят значительное место символическим механизмам. Например, посредством концепции «воображаемого сообщества» можно увидеть конструирующие профессиональные сообщества «символы» [10]. К ним относятся как знаковые (визуальный стиль, фольклор), так и социально-поведен­ческие (формы общения, правила, стереотипы поведения) компоненты [11].

Ученые также считают, что в основе и консолидации общества, и придания позитивной динамики его сплоченности лежит теория дарообмена [12], [13]. В современной интерпретации она наделяет особым объединяющим и мотивирующим смыслом процесс получения / передачи материальных и нематериальных объектов внутри сообщества. Теория выявляет один из принципов социальной природы человека – стремление к признанию и значимости.

Сегодня социологами также анализируются причины дезинтеграции сообществ. Например, в рамках изучения малых городов как общностей ученые относят следующие факторы разобщения: слабая интенсивность контактов, отсутствие общих досуговых мероприятий, сосредоточенность на личных (семейных) проблемах, несформированное единое проблемное поле, вокруг которого могло бы происходить сплочение [14].

Методы и принципы исследования

В рамках исследования, представленного в данной статье, с января 2018 года по февраль 2021 года была проведена серия глубинных интервью. Было опрошено тридцать семь практиков в сфере общественных связей, работающих на территории Дальневосточного федерального округа (ДФО) на должностях «Специалист по связям с общественностью», «Пресс-секретарь», «Директор департамента общественных связей» в таких компаниях и организациях, как Дальневосточный банк ПАО «Сбербанк», Хабаровский филиал ПАО «Ростелеком», филиала АО «ДРСК» «Хабаровские электрические сети», АО «Газпром газораспределение Дальний Восток», «Почта России» Макрорегион Дальний Восток, Управления МВД по Хабаровскому краю, Хабаровская таможня, Правительство Хабаровского края и пр., и являющихся членами PR-сообщества «Дальневосточная школа PR». Использовался также метод включенного наблюдения.

Основные результаты

История формирования профессионального PR-сообщества на территории Хабаровского края официально началась в 2016 году под названием «Дальневосточная школа PR» по инициативе кафедры «Реклама и связи с общественностью» Тихоокеанского государственного университета (ТОГУ), которая в составе Хабаровского государственного педагогического университета первая в крае стала готовить специалистов в области связей с общественностью. Важно отметить, что зарождение объединения экспертов-практиков стало проводиться с первых дней подготовки студентов – с 2003 года кафедра выступала драйвером развития и популяризации профессии специалиста по связям с общественностью на Дальнем Востоке России.

Официальное объединение сообщества в 2016 году началось вокруг определенных вызовов, стоявших как перед представителями вузовского сообщества, так и непосредственно перед профессиональной группой. С точки зрения инициаторов, сообщество должно было сохранить интеграцию PR-практиков в образовательный процесс, которая была разрушена после реорганизации университета в 2015 году. Сообщество как внешняя коммуникационная площадка была стратегически важна для подготовки высококонкурентных выпускников и обогащения научно-исследовательской работы.

С позиции дальневосточников-практиков PR-сообщество должно было закрыть их потребность, во-первых, в осмыслении своей профессиональной идентификации среди широкой массы представителей коммуникационных профессий, появляющихся полупрофессий и псевдопрофессионалов. Об этом свидетельствует растущее количество запросов на кафедру от практиков о проведении неформальных встреч для коллег по цеху.

Во-вторых, сообщество должно было закрыть запрос на получение профессиональных знаний и адаптацию в профессии. Практики, особенно те, кто не имел базового образования в области PR, а их, согласно региональной переписи специалистов по связям с общественностью, 59% респондентов (см. рисунок 1), искали гарантированное качество получаемой информации, авторитетного источника и высокого уровня дискуссий на профессиональные темы. Это во многом объясняет устойчивый интерес экспертов-практиков к научно-образовательным проектам «Дальневосточной школы PR».

26-05-2021 14-22-30

Рис. 1 – Специальность резидентов «Дальневосточной школы PR» по диплому об образовании

Примечание: источник – «Перепись специалистов по связям с общественностью»

 

Исследование проводилось на территории Дальневосточного федерального округа. Объем выборки: 300 респондентов. Период проведения: с 1 февраля по 30 июня 2018 года. Репрезентирует взрослое население РФ (18+) по самостоятельной профессиональной идентификации респондентов как PR-специалистов. Тип интервью: online опрос. Охват: 5 субъектов ДФО. Распределение респондентов по субъектам: Хабаровский край – 40%, Приморский край – 40%, Камчатский край – 10%, Сахалинская область – 8%, Республика САХА (Якутия)) – 2%. Контроль: анализ продолжительности заполнения анкеты.

В совокупности обозначенные вызовы стали катализатором для создания профессионального сообщества при участии и представителей вуза, и экспертов-практиков в области связей с общественностью.

Для сплочения сообщества в первые месяцы после создания «Дальневосточной школы PR» (май, 2016 г.) активно использовался такой символический механизм, как создание традиции ежегодно отмечать профессиональный праздник – Всероссийский день PR-специалиста (28 июля). В 2016 году к событию был создан документальный фильм-рефлексия дальневосточных PR-практиков о значении, специфике и перспективах развития профессии. Героями в кадре стали члены «Дальневосточной школы PR».

Важно сразу подчеркнуть роль Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО) в развитии «Дальневосточной школы PR»: ассоциация поддерживала PR-сообщество практически с первых месяцев его появления: документальный фильм-рефлексия получил признание исполнительного комитета РАСО и его президента – он был публично рекомендован вузам России для демонстрации студентам в рамках дисциплины «Введение в коммуникационные специальности». Последующие встречи сообщества, особенно образовательные, подкреплялись экспертизой федеральных экспертов ассоциации.

Среди других ритуалов регионального PR-сообщества можно выделить организацию ежегодных январских встреч, которые открывали новый профессиональный год; поздравление друг друга с победами в профессиональных конкурсах, личными событиями. 80% мероприятий сообщества носят образовательный характер, остальные – семейные события, благотворительные акции, неформальные встречи. Члены «Дальневосточной школы PR» были системно вовлечены в инновационное развитие кафедры-инициатора создания сообщества, а также по инициативе и приглашению сообщества становились спикерами международных и региональных отраслевых форумов, например, «Дни PR в Хабаровске» (2017 г.), «Медиафорум в ЕАО» (2017 г.), «Дальневосточный МедиаСаммит» (2017 г.), «Дни PR на Камчатке» (2018 г.).

Динамика социальной плотности сообщества показывает, что если количество участников первой встречи, проведенной в мае 2016 года составляло 30 человек, то за четыре года, к 2020 году, научно-образовательные инициативы регионального профсообщества охватили порядка 7 000 представителей сферы публичных коммуникаций разных субъектов Российской Федерации: Хабаровского, Приморского, Камчатского краев, Сахалинской, Иркутской, Еврейской автономной областей, Республики Крым. К тому же деятельность сообщества вышла за границы России и в 2017 году стали развиваться партнерские связи с PR-сообществом Китайской народной республики – Международной китайской ассоциацией по связям с общественностью (CIPRA). Безусловно, нельзя сказать, что количество членов «Дальневосточной школы PR» сегодня составляет 7 000 представителей профессии в области общественных связей. Данное количество показывает потенциал сообщества в части популяризации своей экспертизы, трансляции ценностей.

По данным регионального исследования «Перепись специалистов по связям с общественностью Дальнего Востока России», в 2018 году треть PR-специалистов уже состояли в региональных профессиональных сообществах, и абсолютное большинство респондентов (100%) хотели бы стать их членами. Результаты, во-первых, демонстрируют готовность дальневосточников, работающих в сфере публичных коммуникаций, к профессиональной идентификации. Во-вторых, свидетельствуют рост социального статуса профессиональной PR-деятельности на территории Дальнего Востока России.

На 1 февраля 2021 года пул активных членов «Дальневосточной школы PR» составляет 55 человек, из которых 80% был сформирован в течение первых трех лет. По данным глубинных интервью, сплочению представителей PR-профессии способствовало и продолжает способствовать:

  1. Формирование доверительного круга «своих людей». Большинство респондентов отметило (80%), что поддерживают то, что сообщество является «закрытой системой» несмотря на внешнюю открытость (создана страница сообщества в социальной сети Facebook, образовательные мероприятия открытые и бесплатные). Доступ к основным межличностным каналам коммуникации (например, чат в мессенджере) закрыт: новые участники добавляются либо после личного знакомства с сообществом во время очных мероприятий, либо по рекомендации действующего члена сообщества, входящего в его костяк. Закрытость системы формирует высокий уровень доверия внутри сообщества.

PR-практики отнесли к характеристикам «своих людей» следующие качества и принципы: 1) эмпатия к проблемам коллег по цеху и готовность помочь, 2) проактивная позиция в развитии профессиональных компетенций, 3) умение признать свои слабые стороны, 4) высокая ориентация на семейные ценности.

  1. Оказание экспертной и психологической поддержки, предоставление дружеского и профессиональное плеча своим членам в их начинаниях, спорных рабочих вопросах и пр.:

«Дальневосточная школа PR» – это мотивация и чувство локтя. Это про «одна команда» и поддержку, про единство информационного пространства на всей территории субъекта и даже страны (мы разъезжаемся, а ниточки не рвутся), это про дружбу (руководитель пресс-службы, женщина, 30 лет, Хабаровск, в сообществе с 2017 года).

  1. Позиционирование сообщества как территории для помощи PR-практикам в решении их профессиональных задач, включая поиска партнеров для реализации проектов (вне сообщества):

До появления «Дальневосточной школы PR» у хабаровских специалистов в области общественных связей было гораздо меньше возможностей для реализации совместных коммуникационных проектов. Теперь благодаря сообществу многие узнали друг друга «в лицо» (а зная друг друга лично, всегда легче выстраивать и профессиональную коммуникацию, порой избегая конфликта брендов, компаний, в которых работают PR-специалисты); появилась площадка для обмена мнениями, идеями; появилась возможность поиска работы с использованием рекомендаций коллег, а не только и не столько через сайты типа НН. Когда возникают профессиональные потребности: получить совет, найти важный контакт, обсудить сложную тему, я всегда могу положиться на наше дальневосточное сообщество (специалист по связям с общественностью, женщина, 40 лет, Хабаровск, в сообществе с 2016 года).

Большинство респондентов (90%) выявило ценность обмена ресурсами, которыми обладают члены сообщества: контакты, связи, экспертиза и пр. Это говорит о том, что процесс дарообмена между членами «Дальневосточной школы PR» актуален и ценен, а, значит, он является механизмом сплочения PR-практиков. Формы дарообмена прослеживаются и в рамках организации мероприятий сообщества: его члены, выступая в роли соорганизаторов встреч, предоставляют на безвозмездной основе помещения компаний-работодателей, оказывают техническое сопровождение мероприятий, выступают спонсорами реализации образовательных проектов сообщества и пр. Например, в 2020 году при поддержке и участии членов «Дальневосточной школы PR» было выпущено научно-популярное издание «Создание сверхновой профессии: дальневосточная история развития PR».

В рамках исследования, представленного в данной статье, также были изучены обстоятельства и факторы, которые могут способствовать усилению социальной сплоченности внутри сообщества. Среди них (в равной степени по значимости – 90% мнений респондентов): 1) наличие большего свободного времени; 2) расширение контактов и связей; 3) получение новых знаний; 4) приятное время препровождения. Респонденты не смогли определить лидирующий фактор, объяснив это тем, что рассматривают сообщество комплексно: и как коллег по цеху, и как команду единомышленников:

««Дальневосточная школа PR» дает уникальную возможность на дружеском профессиональном уровне получить поддержку коллег, найти нужные контакты, обсудить что-то важное для работы и для жизни. Кстати, я всегда переживаю, когда пропускаю очные встречи, потому что это не просто обмен опытом и наработками, но и какой-то заряд, толчок, стимул для перемен в своей работе, для нового (пусть трудного и непредсказуемого в результативности и каком-то итоговом решении) витка, шага или этапа» (пресс-секретарь, женщина, 55 лет, Хабаровск, в сообществе с 2018 года).

Заключение

Изучение регионального профессионального PR-сообщества «Дальневосточная школа PR» с позиции динамического объекта позволило, с одной стороны, рассмотреть его как процесс: определить факторы-катализаторы его создания, проанализировать движущие силы формирования и механизмы поддержания социальной сплоченности; с другой – выявить специфику создания и развития профессионального сообщества.

Если широкое понимание профессионального сообщества транслирует то, что оно формируется в результате самоорганизации, то результаты исследования «Дальневосточной школы PR» говорят о том, что профессиональное сообщество конструируемо и управляемо, объединение представителей одной профессиональной группы требует системной модерации. Существенна роль инициатора-организатора сообщества, который особенно в первое время выстраивает социальное сплочение его членов и наделяет ценностными смыслами их взаимодействие, контролирует вход в сообщество, задает динамику взаимодействия, а также производит последующую калибровку эмоционального климата и определяет стратегию его развития, особенно если сообщество готово выполнять функции акторов и участников гражданского общества. «Баланс» является ключевой характеристикой процесса развития профессионального сообщества: организатору объединения важно создавать условия диалога и партнерства внутри сообщества.

«Дальневосточная школа PR» была как раз создана на основе баланса интересов как инициатора и организатора его создания – кафедры рекламы и связей с общественностью Тихоокеанского государственного университета, так и представителей PR-профессии. Его конструирование происходило вокруг цели противостоять внешней непрофессиональной среде, которая формировала репутационные угрозы и для профессии «Специалист по связям с общественностью», и для всей PR-отрасли. Фактором динамичного развития сообщества является сильная команда организаторов сообщества – представителей университета.

Региональное профессиональное PR-сообщество «Дальневосточная школа PR» характеризует высокая степень межличностных отношений внутри профессионального сообщества, которая была сформирована за счет ограниченного входа в сообщество, системного использования символических механизмов, осознанием общей значимости совместной деятельности, единством ценностных ориентаций: взаимовыручка, поддержка, эмпатия.

Развитие «Дальневосточной школы PR» во многом определяется тем, что региональное профессиональное PR-сообщество с первых месяцев своего создания выполняло несколько значимых для представителей PR-профессии функций:

1) признание на региональном и федеральном уровне (как перед именитыми профессионалами, так и начинающими специалистами),

2) доступ к профессиональному «сетевому капиталу» (связи, знания, экспертиза и пр.), ценность которого существенно возросла за счет поддержи дальневосточного PR-сообщества Российской ассоциацией по связям с общественностью,

3) поддержку в реализации профессиональных задач (психологическую, организационную, экспертную и пр.).

Основные угрозы дальнейшего развития «Дальневосточной школы PR» заключаются, во-первых, в потере ключевого координатора деятельности профессионального PR-сообщества в связи с упразднением кафедры «Реклама и связи с общественностью» ТОГУ и потерей прежнего профессорско-преподавательского состава, который выступал драйвером развития сообщества. Сегодня сообществу необходимо выявить новых лидеров, которые бы выполняли функцию куратора.

Во-вторых, пандемия коронавируса внесла существенные коррективы в деятельность сообщества в 2020 году: были отменены все очные традиционные встречи, которые давали необходимую эмоциональную подпитку сообществу, потерялась системность проведения мероприятий. Сложившаяся ситуация не дает возможность подпитывать эмоциональную связь между членами сообщества, следовательно, она может негативно сказаться на социальной сплоченности. Глубинные интервью, которые были проведены до начала пандемии, уже показывали ценность личных встреч для сообщества. Сообществу необходимо придерживаться ранее разработанной успешной стратегии баланса профессионального и личного, и как можно быстрее возвращаться в офлайн.

Обозначенные факторы дезинтеграции сегодня находятся в стадии развития, а, значит, вызывают научный интерес для их дальнейшего изучения.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Всероссийский форум «Дни PR – 2021». – [Электронный ресурс]. – URL: https://clck.ru/UnWgE (дата обращения: 15.02.2021).
  2. Маркина, Ю. М. Потенциал Дальневосточного профессионального PR-сообщества в развитии гражданского общества / Ю. М. Маркина, Я. Н. Пестова // Общество: социология, психология, педагогика. – 2021. – № 3(83). – С. 36-39. – DOI24158/spp.2021.3.5.
  3. Мерсиянова, И.В. Самоорганизация и проблемы формирования профессиональных сообществ в России / И.В. Мерсиянова, А.Ф. Чешкова, И.И. Краснопольская ; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2011. – 188 с.
  4. О понимании профессионального долга в условиях разволшебствления мира подробнее см. главу «Профессиональная этика аскетического протестантизма» // Вебер М. Избранное: Протестантская этика и дух капитализма. М.: Роспэн, 2006. С. 77‒128;127.
  5. Тѐннис Ф. Общность и общество / Ф. Тѐннис. СПб.: Владимир Даль, 2002
  6. Денисов С. Ф. Научное сообщество и его формы. Часть 2 / С. Ф. Денисов, Л. В. Денисова // Научный вестник Омской академии МВД России. 2007. № 3(27).
  7. Иванов О. И. Производство и воспроизводство социального капитала на основе чело­веческого потенциала / О. И. Иванов // Материалы Всерос. науч. конф. «Социальный капитал современного общества». – [Электронный ресурс]. – URL: http://journal.spbu.ru/?p=9056 (дата обращения: 10.03.2021).
  8. Durkheim E. Les formes elementaires de la vie religieuse / Durkheim, Emile. Paris: Les Presses universitaires de France.
  9. Тёрнер В. Ритуальный процесс: структура и антиструктура / В. Тёрнер // Символ и ритуал. М.: Прогрес. С. 104–264
  10. Anderson B. Imagined Communities / B. Anderson. London: Verso, 1983.
  11. Романов П. Антропологические исследования профессий / П. Романов, Е. Ярская-Смирнова // Антропология профессий: сб. науч. ст. Саратов: Научная книга, 2005.
  12. Малиновский Б. Аргонавты Западной части Тихого океана / Б. Малиновский. М.: РОССПЭН.
  13. Мосс М. Очерк о даре / М. Мосс // Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М.: «Восточная литература» РАН. С. 59–158
  14. Павлюткин И. Сообщество как данность и сообщество как процесс: стратегии изучения малых городов / И. Павлюткин, Г. Юдин // Laboratorium. – 2015. – № 7(3). – С. 88–105.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Vserossijjskijj forum «Dni PR – 2021» [All-Russian Forum “Days of PR-2021”]. – [Electronic resource]. – URL: https://www.youtube.com/watch?v=TLvAG8ZQlXE (accessed: 15.02.2021) [in Russian]
  2. Markina, Yu. Potencial Dal’nevostochnogo professional’nogo PR-soobshhestva v razvitii grazhdanskogo obshhestva [The Potential Of the Far Eastern Professional PR Community in the Development of Civil Society] / M. Markina, Ya. N. Pestova // Obshhestvo: sociologija, psikhologija, pedagogika [Society: Sociology, Psychology, Pedagogy]. – 2021. – № 3(83), pp. 36-39. – DOI 10.24158/spp.2021.3.5. [in Russian]
  3. Mersiyanova, I. V. Samoorganizacija i problemy formirovanija professional’nykh soobshhestv v Rossii [Self-Organization and Problems of Formation of Professional Communities in Russia] / I. V. Mersiyanova, A. F. Cheshkova, I. I. Krasnopolskaya; Moscow, Higher School of Economics, 2011, 188 p. [in Russian]
  4. O ponimanii professional’nogo dolga v uslovijakh razvolshebstvlenija mira podrobnee sm. glavu «Professional’naja ehtika asketicheskogo protestantizma» [On the Understanding of Professional Duty in the Conditions of the World’s Disenchantment, See Chapter “Professional Ethics of Ascetic Protestantism] / M. Weber // Izbrannoe: Protestantskaja ehtika i dukh kapitalizma [Selected Works: The Protestant Ethic and the Spirit of Capitalism]. Moscow: Rospen, 2006, pp. 77-128; 127 [in Russian]
  5. Tonnies F. Obshhnost’ i obshhestvo [Community and Society.] / F. Tonnies St. Petersburg: Vladimir Dal, 2002 [in Russian]
  6. Denisov S. F. Nauchnoe soobshhestvo i ego formy. Chast’ 2 [The Scientific Community and Its Forms. Part 2] / S. F. Denisov, L. V. Denisova // Nauchnyjj vestnik Omskojj akademii MVD Rossii [Scientific Bulletin of the Omsk Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia]. 2007. № 3(27) [in Russian]
  7. Ivanov O. I. Proizvodstvo i vosproizvodstvo social’nogo kapitala na osnove chelovecheskogo potenciala [Production and Reproduction of Social Capital on the Basis of Human Potential] / O. I. Ivanov // Materialy Vseros. nauch. konf. «Social’nyjj kapital sovremennogo obshhestva» [Proceedings of the All-Russian Scientific Conference. “Social Capital of Modern Society”]. URL: http://journal.spbu.ru/?p=9056 (accessed: 10.03.2021) [in Russian]
  8. Durkheim E. Les formes elementaires de la vie religieuse [Elementary forms of religious life] / Durkheim, Emile. Paris: Les Presses universitaires de France. [in French]
  9. Turner V. Ritual’nyjj process: struktura i antistruktura [The Ritual Process: Structure and Anti-Structure] / Victor Turner, pp. 104-264. M.: Progress [in Russian]
  10. Anderson B. Imagined Communities / B. Anderson. London: Verso, 1983.
  11. Romanov P. Antropologicheskie issledovanija professijj [Anthropological Studies of Professions] / P. Romanov, E. Yarskaya-Smirnova // Antropologija professijj: sb. nauch. st. [Anthropology of Professions: A Collection of Scientific Articles]. Saratov: Nauchnaya kniga, 2005 [in Russian]­
  12. Malinovsky B. Argonavty Zapadnojj chasti Tikhogo okeana [Argonauts of the Western Pacific] / B. Malinovsky. M.: ROSSPEN [in Russian]
  13. Mauss M. Ocherk o dare [The Gift] / M. Mauss // Obshhestva. Obmen. Lichnost’: Trudy po social’nojj antropologii [Society. Exchange. Personality: Works on Social Anthropology]. M.: “Vostochnaya literatura” of the Russian Academy of Sciences. 1996, pp. 59-158.[in Russian]
  14. Pavlyutkin I. Soobshhestvo kak dannost’ i soobshhestvo kak process: strategii izuchenija malykh gorodov [Community as a Given and Community as a Process: Strategies for Studying Small Cities] / I. Pavlyutkin, G. Yudin // Laboratorium. – 2015. – № 7(3), pp. 88-105 [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.