Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.071

Download PDF ( ) Pages: 10-12 Issue: № 1 (115) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Akisheva (Ezhova) P.S., "KEY ASPECTS OF THE INFLUENCE OF MEDIA AND DIGITAL TECHNOLOGIES ON THE MODERN STAGE OF THE DEVELOPMENT OF CAPITALISM". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 1 (115) Part 3, (2022): 10. Wed. 26. Jan. 2022.
Akisheva, (Ezhova) P.S. (2022). KLYUCHEVYE ASPEKTY VLIYANIYA MEDIA I CIFROVYH TEHNOLOGIY NA SOVREMENNYY ETAP RAZVITIYA KAPITALIZMA [KEY ASPECTS OF THE INFLUENCE OF MEDIA AND DIGITAL TECHNOLOGIES ON THE MODERN STAGE OF THE DEVELOPMENT OF CAPITALISM]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 1 (115) Part 3, 10-12. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.071
Akisheva (Ezhova) P. S. KEY ASPECTS OF THE INFLUENCE OF MEDIA AND DIGITAL TECHNOLOGIES ON THE MODERN STAGE OF THE DEVELOPMENT OF CAPITALISM / (Ezhova) P. S. Akisheva // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2022. — № 1 (115) Part 3. — С. 10—12. doi: 10.23670/IRJ.2022.115.1.071

Import


KEY ASPECTS OF THE INFLUENCE OF MEDIA AND DIGITAL TECHNOLOGIES ON THE MODERN STAGE OF THE DEVELOPMENT OF CAPITALISM

КЛЮЧЕВЫЕ АСПЕКТЫ ВЛИЯНИЯ МЕДИА И ЦИФРОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
НА СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА

Научная статья

Акишева (Ежова) П.С.*

ORCID: 0000-0003-2200-1146,

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова; Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (pauline.es[at]yandex.ru)

Аннотация

В статье рассматриваются ключевые подходы к объяснению особенностей современного капиталистического общества, возникшие под влиянием развития медиа и цифровых технологий. Предпринимается попытка объединения теорий в единую объяснительную модель на основе теории о сосуществовании в современном капиталистическом обществе трех сфер производства (теория К. Фукса и В. Моско): производства медиа, производства цифровых технологий и классического производства товаров и услуг. Все три сферы тесно взаимосвязаны между собою, при этом каждая сфера сохраняет как прежние проблемы капитализма, так и формирует новые. Особый акцент делается на рассмотрении медиакапитализма и порождаемых им процессов и противоречий, в частности проблемы бесплатного труда интернет-аудитории в процессе производства медиа, коммодификации медиа и процесса накопления медиакапитала.

Ключевые слова: медиакапитализм, неомарксизм, новый капитализм, медиапотребление, цифровой труд, капитализм.

KEY ASPECTS OF THE INFLUENCE OF MEDIA AND DIGITAL TECHNOLOGIES
ON THE MODERN STAGE OF THE DEVELOPMENT OF CAPITALISM

Research article

Akisheva (Ezhova) P.S.*

ORCID: 0000-0003-2200-1146,

Lomonosov Moscow State University Moscow, Russia

* Corresponding author (pauline.es[at]yandex.ru)

Abstract

The article discusses the key approaches to explaining the features of modern capitalist society that have emerged under the influence of the development of media and digital technologies. The author attempts to combine the theories into a single explanatory model based on the theory of the coexistence of three spheres of production in modern capitalist society (the K. Fuchs and V. Mosco theory): media production, digital technology production and classical production of goods and services. All three spheres are closely interconnected, while each sphere preserves both the old problems of capitalism and forms new ones. Special emphasis is placed on the examination of media capitalism and the processes and contradictions generated by it, particularly, the problem of free labor of the Internet audience in the process of media production, media commodification and the process of accumulation of media capital.

Keywords: media capitalism, neo-Marxism, new capitalism, media consumption, digital labor, capitalism.

Развитие цифровых технологий и их проникновение во все сферы жизни общества оказали существенное влияние на общество. Каждый член современного общества ежедневно пользуется Интернетом, электронными услугами, средствами связи. Цифровые технологии создают новые типы коммуникации и влияют на межличностное общение, участвуют в процессе социализации личности, формируют новые формы самореализации личности. В цифровом пространстве создаются новые и преобразуются старые культурные паттерны и атрибуты, существенная часть коммуникаций в политической сфере переносится в сетевое пространство, а в экономике цифровые технологии создают новые ниши, сокращают издержки производства, увеличивают финансовые потоки, упрощают выход компании на рынок, позволяют рабочей силе работать детерриториально.

Сама капиталистическая система в XXI в. претерпела существенное изменение: под влиянием цифровизации возникли новые формы занятости, новые формы производства капитала, новые формы взаимодействия капитала и труда. Появляются теории, пытающиеся осмыслить новую капиталистическую реальность [8]. Так, например, А. Горц и Я. Бутанг говорят о возникновении когнитивного капитализма, в котором знание является доминантой в процессе накопления капитала, Ф. Берарди пишет о семиокапитализме, подразумевающим коммодификацию производства знаков [1], Д. Келлнер – о технокапитализме, при котором научные и технические знания приходят на замену человеческому труду и обуславливают все социальные процессы [7], Д. Дин – о коммуникативном капитализме, использующем медиа как средства усиления конкуренции и неравенства [2], Н. Срничек – о платформенном капитализме, который получает прибавочную стоимость не от самого участия в процессе производства, а от накопленных платформой данных и коммуникационных решений [10]. Все эти теории выделяют общие особенности современного капитализма: превращение информации в главное средство производства, преобладание в обществе нематериальных видов труда, рост количества высококвалифицированных работников, свободных от графика работы, места работы и конкретного работодателя, – что существенно меняет производственные отношения и, соответственно, оказывает влияние на иные сферы общества.

Однако, наряду с глобальной цифровизацией экономики и порождаемыми ее развитием социальными процессами, в современном обществе сохраняется и традиционное производство товаров и услуг, где работники по-прежнему привязаны к месту работы территориально, имеют жесткий график работы, собственник владеет средствами производства, а наемный рабочий – только отчужденным от него трудом. Так, Дайер-Уитфорд [3] говорит о том, что «цифровая территория» – это лишь новая возможность, новый способ накопления капитала для капитализма, в то время как старый – накопление от производства нецифровых товаров и услуг, – никуда не исчез и не прекратился. Рабочие по-прежнему трудятся на фабриках и заводах, в том числе и в новых промышленных зонах планеты, которые возникают и из-за необходимости производства физической основы для цифровых технологий.

К. Фукс и В. Моско, анализируя капиталистическое общество XXI в. через призму критической теории и марксистского подхода, выдвигают теорию о трех типах производства в цифровом капиталистическом обществе, тесно связанных между собою, но порождающих разные социальные процессы, что и определяет неоднозначность состояния современного капитализма [6].

Так, в современной капиталистической экономике со-существуют три сферы производства: производство медиа-контента, производство медиа (цифровых) технологий и традиционное производство нецифровых товаров и услуг (для обозначения данной сферы производства мыслители используют термин «the realm of the economy»). Производство медиаконтента и производство медиа технологий составляют интерес медиа-капитала, эти две системы наиболее тесно связаны между собою, и именно они в наибольшей степени влияют на процесс глобализации культуры – «культурный империализм».

Одновременно, медиатехнологии оптимизируют производственные процессы в сфере производства нецифровых товаров, обеспечивают его глобализацию, упрощают мировую торговлю и ускоряют денежное обращение. Медиатехнологии также позволяют выстраивать более рационально коммуникацию не только между компаниями по всему миру, но и внутри одной компании и ее филиалов, способствуют оптимизации затрат инвестиционного капитала в нецифровое производство, позволяют оптимизировать объемы нецифрового производства на основе анализа данных, увеличивают объемы производства в единицу времени, снижают затраты на труд благодаря замене рабочей силы технологиями. Благодаря медиаконтенту нецифровое производство имеет тесную связь с конечным потребителем, имеет возможность выстраивать с ними коммуникацию, оптимизировать и ускорять сбыт продукции. Так, Н. Срничек говорит о том, что цифровые платформы через свою цифровую инфраструктуру выступают посредниками между различными социальными группами, соединяя, в т.ч. рекламодателей, поставщиков товаров и услуг, производителей, рекламодателей и физические объекты [10].

Сфера производства медиаконтента, по мнению К. Фукса и В. Моско, единственная имеет прямое взаимодействие с обществом. Поскольку же она тесно связана с остальными сферами капиталистического производства, становится важным ее более глубокое понимание. Если остальные сферы производства влияют на социальные процессы именно в рамках производственных отношений рабочей силы в процессе самого производства, то получение прибыли в сфере медиа-производства невозможно без обратной связи от реципиентов – аудитории. К. Фукс также указывает на существенную разницу между традиционными медиа (телевидение, радио, печатная пресса) и новыми медиа, связанными с интернет-технологиями [4]. Аудитория традиционных медиа преимущественно только потребляет (процесс обратной связи имеется, но он разнесен с моментом потребления во времени), аудитория новых медиа вовлечена в непрерывный процесс производства контента, комьюнити, общения и обсуждения [5]. Такая аудитория является реципиентами продуктов медиа-производства (англ. Recipients) и через реципиентов происходит коммодификация медиапродуктов.

Канадский исследователь Д. Смит еще в 1970-х гг. высказал мысль, что медиа производят не только сам информационный контент, но и формируют вокруг себя специфическую аудиторию (имеющую конкретные социально-демографические характеристики и готовые к восприятию конкретной информации), которую владельцы медиа “продают” рекламодателям [9]. К. Фукс и В. Моско также указывают на процесс коммодификации аудитории конкретного медиаконтента, но также говорят и о коммодификации самого медиаконтента. Всего К. Фукс и В. Моско выделяют четыре формы медиа-производства: товарная, идеологическая, воспринимающая, альтернативная. Медиаконтент может становится товаром, может подготавливать аудиторию для «продажи» ее рекламодателю, может просто распределяться и участвовать в формировании общественного сознания, а может выходить в зону альтернативных медиа. Альтернативные медиа, по К. Фуксу и В. Моско, – это сфера, где медиаконтент производится и распределяется без цели получения прибыли, является критическим по отношению к капиталистическому медиаконтенту, тем самым создавая вызов капиталистической медиаиндустрии. Принятие медиаконтента может быть как доминантным, так и договорным, оппозиционным, манипулятивным и критическим.

Наличие обязательной обратной связи в процессе медиа-производства существенно меняет способ и скорость накопления капитала в данной сфере. При классическом нецифровом промышленном капиталистическом производстве норма прибыли выражалась как отношение прибавочной стоимости к авансированному капиталу [6]. Авансированный капитал включал в себя стоимость средств производства (постоянный капитал) и стоимость рабочей силы (переменный капитал). Однако в сфере медиа-производства стоимость рабочей силы снижается и состоит не только из заработной платы, выплачиваемой сотрудникам за создание контента (например, журналистам, контент-менеджерам и др.), но и из оплаты труда пользователям интернет-платформ, которые создают или дополняют контент и способствуют его виральности. При этом оплата труда пользователям стремиться к нулю. При этом часты и ситуации, когда вся работа по созданию контента полностью передается интернет-пользователям, снижая в целом стоимость рабочей силы для медиа-производства до нуля.

Процесс развития сферы медиа-производства и накопление в ней капитала – медиакапитала, таким образом, имеет следующие особенности. На первом этапе накопления капитала происходит обмен денег на средства производства и рабочую силу, затраты на которую стремятся к нулю благодаря бесплатной работе интернет-пользователей, что существенно сокращает размер первоначальных инвестиций. На второй стадии происходит преобразование производительной формы капитала в товарную. Товаром в сфере медиа-производства выступает база пользовательских данных (аудитория с конкретными характеристиками) или пользовательский контент. На третей стадии аудитория продается рекламодателям, а контент пользователям, товарный капитал вновь превращается в финансовую форму, но уже с прибавочной стоимостью.

Реакции на создаваемый контент (в т.ч. комментарии, ответный контент, шер, репост, лайк и др.) является цифровым трудом пользователей, который создает дополнительную ценность контенту, созданному по заказу компании (за создание которого компания заплатила наемному специалисту), формирует необходимое для коммодификации сознание аудитории в ходе обсуждений, а также приносит дополнительную ценность самой медиа-инфраструктуре (например, активность пользователей под постами в социальной сети Facebook увеличивает ценность капитала самой компании Facebook). Такая активная обратная связь от аудитории, вовлекающая аудиторию в создание контента, таким образом, не является, по мнению К. Фукса и В. Моско, признаком демократизацией и свободы медиа, но представляет собою новую форму эксплуатации аудитории и пользователей.

Итак, при достаточно большом количестве теорий, описывающих новые социальные процессы через логику капиталистического производства, все они концентрируются лишь вокруг отдельных процессов, связанных с проникновением цифровых технологий во все сферы жизни общества. Теория К. Фукса и В. Моско представляет собою попытку осмысления того, как капитализм, сохраняя свою устойчивость под воздействием новых процессов, интегрирует в себя и производство медиа, и производство цифровых технологий. Медиакапитализм производит и присваивает прибавочную стоимость именно с помощью современных медиа и технологий, однако производство в сфере медиа и технологий оказывает существенное влияние и на сферу нецифрового капиталистического производства, снижая издержки, ускоряя процессы производства и сбыта продукции и, соответственно, увеличивая темпы накопления капитала. При этом создание медиаконтента, влияющего и на производство цифровых технологий, и на классическое нецифровое производство, проходит обязательную стадию “принятия” обществом и общественным сознанием, которое может как влиять на него, формируя необходимое потребительское поведение, так и, напротив, изменяться в ходе такой обратной связи. Медиа и цифровые технологии, таким образом, не приводят к исчезновению капитализма и не снимают основные его противоречия. Эксплуатация, процессы отчуждения, глобализация капитализма, идеологизация, антагонистические интересы между капиталом и рабочей силой т.д. – все проблемы и сложности общества, порождаемые капитализмом, не исчезают, но меняются с возникновением цифровой экономики и именно изучение их особенностей и тенденций становится главной задачей современной неомарксистской социологии.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Berardi F. Precarious Rhapsody: Semiocapitalism and the Pathologies of Post-Alpha Generation. / F. Berard i; ed. by Empson, S.Shukaitis. – Minor Compositions, London. – 2009.
  2. Dean J. Publicity’s Secret: How Technoculture Capitalizes on Democracy. / J. Dean. – Ithaca; N.Y. – 2002.
  3. Dyer-Witheford N. Nintendo Capitalism: Enclosures and Insurgencies, Virtual and Terrestrial. / N. Dyer-Witheford. – Canadian Journal of Development Studies. – 2001, 4 (2). – P. 965-997.
  4. Fuchs C. Communication and Capitalism: A Critical Theory. / C. Fuchs. London: University of Westminster Press. 2002.
  5. Fuchs C. Dallas Smythe Today – The Audience Commodity, the Digital Labour Debate, Marxist Political Economy and Critical Theory // TripleC: Communication, Capitalism & Critique. Open Access Journal for a Global Sustainable Information Society. Vol. 10. – 2012, № 2. – P. 692–740.
  6. Fuchs Chr. Marx in the Age of Digital Capitalism. / Chr. Fuchs, V. Mosco. // BRILL. – Leiden, Boston, 2008
  7. Kellner D.M. Critical Theory, Marxism and Modernity. / D.M. Kellner. – Cambridge: Polity Press. – 1989.
  8. Silver D. Critical Cyberculture Studies./ D. Silver, A. Massanari. – NYU Press. – 2006. – 323 p.
  9. Smythe D.W. Communications: blindspot of western Marxism / D.W. Smythe // CTheory. Vol. 1. – 1977, № 3. – 1–27.
  10. Srnicek N. Platform Capitalism. / N. Srnicek. – Cambridge, UK ; Malden, MA : Polity. – 2017.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.