Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.103.1.035

Download PDF ( ) Pages: 60-65 Issue: № 1 (103) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Semenov V.A., "THE GEOCHEMISTRY OF THE “ISTOCHNIKI DACHNYE” MUD VOLCANOES IN KAMCHATKA KRAI". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 1 (103) Part 2, (2021): 60. Thu. 28. Jan. 2021.
Semenov, V.A. (2021). GEOHIMIYA GRYAZEVYH VULKANOV «ISTOCHNIKI DACHNYE» V KAMCHATSKOM KRAE [THE GEOCHEMISTRY OF THE “ISTOCHNIKI DACHNYE” MUD VOLCANOES IN KAMCHATKA KRAI]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 1 (103) Part 2, 60-65. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.103.1.035
Semenov V. A. THE GEOCHEMISTRY OF THE “ISTOCHNIKI DACHNYE” MUD VOLCANOES IN KAMCHATKA KRAI / V. A. Semenov // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 1 (103) Part 2. — С. 60—65. doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.035

Import


THE GEOCHEMISTRY OF THE “ISTOCHNIKI DACHNYE” MUD VOLCANOES IN KAMCHATKA KRAI

ГЕОХИМИЯ ГРЯЗЕВЫХ ВУЛКАНОВ «ИСТОЧНИКИ ДАЧНЫЕ» В КАМЧАТСКОМ КРАЕ

Научная статья

Семенов В.А.*

Российский государственный университет правосудия, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (kosarevanatalia[at]rambler.ru)

Аннотация

Статья посвящена ландшафтно-геохимическому изучению грязевых вулканов долины «Источники дачные» на юге полуострова Камчатка. Сведения о грязепроявлениях Камчатки слабо представлены в научной литературе, что подчёркивает новизну исследования. Автором лабораторно определены валовые концентрации 10 оксидов и 14 химических элементов в сопочной глине площадки грязепроявлений близ Мутновской геоТЭС. Выявлено богатство образцов из грязевых вулканов органическими веществами, Al2O3 и P2O5, хромом, серой и ванадием, в сравнении с фоновыми образцами. Описан механизм геохимического взаимодействия между поймой, на которой расположены грязевые вулканы, и соседними горными склонами долины. Отмечены значительные химические различия между вулканическими грязями и фоновыми образцами по показателю рН, содержанию гидрокарбонат-ионов, сульфат-ионов, хлорид-ионов в водном растворе. Также отмечена ландшафтно-геохимическая уникальность изученной территории.

Ключевые слова: грязевой вулкан, химический состав глины, ландшафтная характеристика, миграция элементов.

THE GEOCHEMISTRY OF THE “ISTOCHNIKI DACHNYE” MUD VOLCANOES IN KAMCHATKA KRAI

Research article

Semenov V.A.*

Russian State University of Justice, Moscow, Russia

* Corresponding author (kosarevanataliaх[at]rambler.ru)

Abstract

The article discusses the landscape and geochemical study of mud volcanoes of the valley “Istochniki dachnye” in the south of the Kamchatka Peninsula. Information about mud occurrences in Kamchatka is poorly presented in the scientific literature, which emphasizes the novelty of the current study. The author of the study has conducted a lab-based analysis that determined the gross concentrations of 10 oxides and 14 chemical elements in the volcano clay of the mud site near the Mutnovskaya geothermal power plant. The study reveals the richness of samples from mud volcanoes with organic substances, Al2O3 and P2O5, chromium, sulfur and vanadium, in comparison with background samples. The article describes the process of geochemical interaction between the floodplain, on which mud volcanoes are located and the neighboring mountain slopes of the valley. The study noted significant chemical differences between volcanic mud and background samples in terms of pH, content of bicarbonate ions, sulfate ions, and chloride ions in an aqueous solution as well as the landscape and geochemical uniqueness of the studied territory.

Keywords: mud volcano, chemical composition of clay, landscape characteristics, migration of elements.

Введение

Грязевые вулканы представляют собой серии углублений или конусов над поверхностью суши или океана, из которых выбрасываются грязевые массы и газы. Через жерла таких вулканов на дневную поверхность поступают глинистый раствор, вода, фрагменты осадочных пород, жидкие и газообразные нафталаны и ряд других элементов
[2, С. 27]. Грязевулканические каналы уходят на большие глубины и являются своего рода связующими звеньями между нижними слоями стратисферы и поверхностью, которые, благодаря сложной системе флюидодинамики, способствуют миграции химических элементов в земной коре. Кристаллизационные воды, возникшие при высокотемпературных условиях и высоком давлении в глубинных пластах, медленно поднимаются из недр по трещинам спайности. Состав вулканических грязей во многом наследует петрохимические особенности горных пород, через которые проходит канал миграции флюидов.

Будучи невероятно красочными, необычными и фотогеничными, грязевые вулканы являются интересным объектом для туристических посещений. Сопочная грязь обладает широкими терапевтическими возможностями: лечит артрит, заболевания мочеполовой системы, ревматизм, радикулит, плекит, полиневрит и проч. [4, С. 48]. Огромное значение имеют грязевые вулканы как регулярные поставщики массы полезных ископаемых: углерод, азот, сера, железо, бром, бор, кобальт, магний, медь, цинк, молибден, йод, алюминий, но самое главное – редкоземельные элементы [6, С. 164], [7, С. 48]. То есть, грязевые вулканы могут и должны использоваться в жизни и хозяйственной деятельности людей. И если о грязевых вулканах Апшеронского и Таманского полуострова, Крыма, Италии, Исландии, Новой Зеландии и даже американского Йеллоустоуна имеется достаточно большое количество научных публикаций [11, С. 7-8], то грязепроявления юга Камчатки весьма слабо изучены в ландшафтно-геохимическом отношении. Это предопределяет актуальность исследования и интерес к избранной теме.

Первыми исследователями грязевых вулканов были П. Паласс, А. Гумбольдт, Г. Абих, Ф. Малле, К. Гюмбель
[10, С. 6-7], [11, С. 7-8]. В нашей стране изучением грязевых вулканов занимались Д.В. Голубятников, А.Д. Архангельский, И.М. Губкин, С.Ф. Фёдоров, С.А. Ковалевский, А.А. Якубов, П.П. Авдусин, А.Б. Ронов и др.
[11, С. 8-9]. Ведущая роль в изучении грязевого вулканизма принадлежит учёным и геологам Азербайджана, в пределах которого сосредоточено около 1/3 описанных грязевых вулканов земного шара [1, С. 27], [10, С. 6-7]. К настоящему времени число исследованных действующих грязевых вулканов уже превышает несколько тысяч. В их распределении по планете наблюдается та же закономерность, что и для магматических вулканов – подавляющая их часть приурочена к Альпийско-Гималайскому и Тихоокеанскому подвижным поясам [11, С. 7-8]. Биогеохимические особенности и газоводолитокластитовый грязевой вулканизм Сахалина неоднократно описывали в своих статьях специалисты Дальневосточного океанологического института РАН [8, С. 34-39], [2, С. 26-43], а уникальную геохимию вулканических экосистем Камчатки отмечали в своих работах сотрудники Научно-исследовательского геотехнологического центра РАН [3, С. 56-88], [5, С. 52-55].

Основные результаты

Автором осуществлены геоботаническое описание и пробоотбор сопочной брекчии на площадке термопроявлений близ Мутновской геоТЭС в Елизовском районе Камчатского края. Всего было отобрано 9 проб грязевулканической глины и 3 пробы фонового образца суглинисто-супесчаного механического состава. Некоторые из этих образцов были подвергнуты лабораторному физико-химическому анализу для определения соответствующих свойств грязевулканического субстрата и сравнения его с фоновыми природными образцами. Место пробоотбора: Елизовский район Камчатского края, в 80 км от г. Петропавловск-Камчатский, на территории Мутновской геотермальной станции. В 2 км от автомобильной парковки на юг-юго-запад. На южном склоне сопки Скалистая (1414 м), в долине небольшого ручья, притока р. Фальшивая.

Пробоотбор производился в хозяйственных перчатках, с помощью деревянной лопатки, сделанной из древесины лиственных пород. Отбиралась глина только из свежих, ещё горячих и влажных извержений, в основном из центральных частей грязевых вулканчиков, с глубины 5-7 см от поверхности. Образцы были взяты из 3-х контрольных точек: 2 – грязевые вулканы, 1 – фоновая точка на ближайшем горном склоне. На каждой точке для каждого образца определялись: местоположение, цвет, консистенция, влажность, плотность, характер растительности и микрорельефа и ряд других особенностей. Химический состав золы растений определялся по методике рентген-флюоресцентного анализа (РФА) на приборе Philips PW-1600 в ЦЛАВ ГЕОХИ им. В.И. Вернадского. Помимо этого, в лаборатории кабинета химии на ФНО РГУП был проведён физико-химический экспресс-анализ вещества грязевого вулкана (К-1) и фонового образца (К-9). Результаты исследований представлены в табл. 1, 2, 3.

К-1 и К-2 – образцы из грязевого котла по правому борту безымянного ручья в долине Источники Дачные близ Мутновской геоТЭС, в 100 м от её ближайших строений, в 40 см от уреза воды. Координаты: 52°32̕ʹ5ʺ С.ш., 158°11̕ʹ56ʺ в.д. Грязевой котёл кипит, грязь постоянно булькает. Запах сероводорода. Серо-голубой цвет глины. Сметана, густая масса. Влажная, уплотнённая. Механический состав – глинисто-суглинистый. Образцы взяты на пойме. Растения: гилокомиум, осоки, зелёные мхи, термофилы и экстремофилы. По верхнему окоёму грязевого котла – болотно-зелёная накипь водорослей. По стенкам вулканчика – ржаво-бурые железистые включения. Высота НУМ около 800 м.

К-5 и К-6 – образцы из грязевого котла по левому борту безымянного ручья в долине Источники Дачные близ Мутновской геоТЭС. Коричневато-желтовато-серая горячая глина, в 120 м от ближайших строений геоТЭС, в 120 м от точек пробоотбора К-1 и К-2, в 1 м от уреза воды ручья. Координаты: 52°32̕ʹ7ʺ С.ш., 158°11̕ʹ52ʺ в.д. Грязевой котёл то кипит, то берёт паузу на некоторое время. Грязь отобрана в активной, булькающей фазе. Запах сероводорода. Серо-голубой цвет глины. Сметана, густая масса. Влажная, рыхлая. Механический состав – глинисто-суглинистый. Образцы взяты на пойме. Растений в радиусе 1 м от грязевого вулкана нет! Поблизости имеется следующая растительность: осоки и злаки с сиреневато-розоватыми побегами, водоросли, термофилы и экстремофилы. По стенкам грязевого котла – желтоватые и ржаво-бурые натёки и включения. Высота НУМ около 800 м.

 

28-01-2021 17-27-34

Риc. 1 – Грязевой вулкан (место пробоотбора К-5 и К-6) (а) и термофильная растительность вблизи него (б)

 

К-9 – фоновый образец. 30 м на северо-запад и вверх по осыпному склону от места пробоотбора К-1 и К-2. Высота – 15 м над грязевым котлом, где отбирались пробы К-1 и К-2, то есть 815 м НУМ. Светло-серо-жёлто-коричневая супесь с включениями ржаво-бурого суглинка. Влажная. Плотная. Взята с глубины 0-5 см, ниже – твёрдая бетонообразная горная порода, похожая на травертин. Координаты: 52°32̕ʹ4ʺ С.ш., 158°11̕ʹ58ʺ в.д., на том же правом борту безымянного ручья в долине Источники Дачные близ Мутновской геоТЭС. Растения: спирея, папоротник-орляк, хвощ, низкорослый ольшаник, хвощ, осоки, борщевик, иван-чай, шеломайник.

 

Таблица 1 – Результаты рентген-флюоресцентного анализа образцов глины из грязевых вулканов
(К-1, К-2, К-5, К-6) и фонового образца (К-9) в ЦЛАВ ГЕОХИ им. В.И. Вернадского, оксиды

Образец ППП* SiO2 Al2O3 TiO2 Fe2O3 MnO K2O CaO MgO Na2O P2O5
% % % % % % % % % % %
К-1 15,58 41,14 25,88 1,3 7,34 0,048 0,33 0,8 0,42 0,2 0,29
К-2 17,34 44,89 20,48 1,17 6,24 0,086 0,7 1,2 0,69 0,56 0,3
К-5 40,34 24,13 11,86 0,71 1,8 0,013 0,5 0,26 0,12 0,25 0,16
К-6 44,12 23,96 9,32 0,62 1,25 0,014 0,36 0,16 0,12 0,12 0,15
К-9 10,46 54,41 20,15 1,52 8,00 0,08 1,05 1,56 0,53 1,06 0,24

Примечание: * ППП – потеря при прокаливании.

 

Были определены количественные значения (в % от навески) 10 оксидов химических элементов. Выявлено богатство типовых образцов из грязевых вулканов (К-1, К-2, К-3, К-4), в сравнении с эталонным фоновым образцом (К-9), в отношении органических веществ (фракции нефти и нафталаны, крахмал, белки и жиры, селен, частички почвы) [9, С. 626]; этот показатель характеризует ППП (см. табл. 1). Образцы вулканической грязи К-1 и К-2 также богаче Al2O3 и P2O5, в сравнении с фоновым образцом К-9. Фоновый образец, будучи менее насыщен органическими веществами, выделяется на фоне образцов из грязевых вулканов большей минеральной насыщенностью: SiO2, TiO2, Fe2O3, MnO, K2O, CaO, MgO и Na2O. Причём количество соединений кремния, алюминия и титана в отобранной пробе вполне позволяют открыть здесь новое месторождение руд этих металлов.

Наблюдаются также различия в химическом составе образцов вулканической глины, отобранных на правом и на левом бортах долины, что говорит об асимметричности склонов долины и локальных особенностях геохимического сопряжения. Так, образцы К-1 и К-2 с правого берега ручья выделяются более значительными концентрациями SiO2, Al2O3, TiO2, Fe2O3, MnO, CaO, MgO и P2O5, чем в пробах К-5 и К-6 с левого берега ручья. В свою очередь, образцы К-5 и К-6 с левого берега ручья имеют самое значительное количество органики (показатель ППП – 40,34-44,12 %) из всех отобранных проб. По обилию минеральных включений и низкому содержанию органического вещества мы можем предположить, что, принятый нами как фоновый, образец К-9 в недалёком прошлом был очагом обильного поступления окислов металлов с со временем затухшей грязевулканической флюидной активностью; органика же могла быть вынесена из данной пробы за счёт обильного промывания атмосферными осадками.

 

Таблица 2 – Результаты рентген-флюоресцентного анализа образцов глины из грязевых вулканов (К-1, К-2, К-5, К-6) и фонового образца (К-9) в ЦЛАВ ГЕОХИ им. В.И. Вернадского, химические элементы

Образец Cr S V Co Ni Cu Zn
% % % % % % %
К-1 0,0077 6,66 0,0351 0,002 0,0006 0,0033 0,0077
К-2 0,0076 6,3 0,0248 0,0012 0,0001 0,0034 0,007
К-5 0,0085 19,86 0,0098 0,0001 0,0005 0,0019 0,0033
К-6 0,0072 19,8 0,0085 0,0007 <0.0001 0,0009 0,0026
К-9 0,0072 0,26 0,013 0,0021 0,0017 0,0040 0,008
Образец Rb Sr Y Zr Nb Ba Pb
% % % % % % %
К-1 0,0008 0,025 0,0019 0,021 0,0010 0,041 0,0013
К-2 0,002 0,050 0,0077 0,032 0,0012 0,137 0,001
К-5 0,0009 0,023 0,001 0,017 0,0008 0,035 <0.001
К-6 0,0008 0,019 0,0009 0,017 0,0010 0,038 <0.001
К-9 0,0031 0,043 0,0046 0,038 0,0013 0,093 0,0024

 

Также были определены количественные значения (в % от навески) 14 химических элементов. Выявлено относительное богатство образцов из грязевых вулканов (К-1, К-2, К-5, К-6) Cr, S, V, в сравнении с фоновым образцом (К-9) (см. табл. 2). Опять же, концентрации Cr, S, V в рассматриваемых грязевых вулканах позволяют начать здесь разработку данных химических элементов, экономически это было бы вполне рентабельно. Другое дело – вопрос экологии, следует ли разрушать этот хрупкий и по-своему уникальный образец природы, коим являются Дачные термальные источники?! Фоновый образец выделяется на фоне образцов из грязевых вулканов насыщенностью: Co, Ni, Cu, Zn, Rb, Y, Zr, Nb, Ba, Pb. Причём количество соединений кобальта, стронция, иттрия, циркония и ниобия в отобранной пробе вполне позволяют открыть здесь новое месторождение этих металлов [2, С. 42]. Но опять же возникает вопрос, стоит ли это делать с позиций сохранения окружающей среды этого неповторимого места. Трудности определения содержания серы в образцах грязевых вулканов с помощью метода РФА позволяют предположить значительные концентрации теллура в образцах К-1, К-2, К-5, К-6, что коррелирует с данными других авторов [6, С. 163], [7, С. 48].

Интересным, с нашей точки зрения, фактом является также то, что образцы, отобранные с разных сторон жерла одного и того же грязевого вулкана, имеют свои геохимические особенности. Так, например, проба К-2 с правого берега ручья характеризуется самой высокой концентрацией Ba (0,137 %), Sr (0,050 %), Y (0,0077 %) из всех отобранных нами проб; образец К-5 выделяется экстремально высоким содержанием Cr (0,0085 %) и S (19,86 %) из всех изученных нами образцов (см. табл. 2). Так же, как и в случае с рассмотренными нами выше оксидами, концентрации собственно химических элементов в вулканической грязи обнаруживают некоторые различия, в зависимости от географического положения на правом или на левом склоне долины. Образцы правого берега ручья (К-1 и К-2) выделяются относительным богатством V, Co, Cu, Zn, Sr, Y, Zr, Nb, Ba, Pb, в сравнении с образцами левого берега ручья, – то есть, мы наблюдаем определённую геохимическую специализацию в чертах миграции и аккумуляции элементов, в зависимости от их положения на том или ином борту долины.

В лаборатории кабинета химии на ФНО РГУП был проведён физико-химический экспресс-анализ вещества грязевого вулкана (К-1) и фонового образца (К-9). Проведены следующие виды работ, результаты которых отражены в табл. 3:

  1. Органолептический анализ растворённого в воде образца.

Определение прозрачности, цветности растворённого в воде образца и его запаха; проведение фильтрации через стандартный фильтр «белая лента».

  1. Определение водородного показателя pH.

Опускание в водную экстракцию образца индикаторных бумажек, сравнение окраски с цветовой шкалой.

  1. Определение жёсткости воды.

Кипячение растворённого в воде образца. Если не выпал осадок, то содержание гидрокарбонат-ионов в водном растворе невелико.

  1. Определение содержания хлорид-ионов.

В пробирку наливаем 5 мл исследуемой водной экстракции образца, добавляем несколько капель 10% раствора нитрата серебра (AgNO3).

  1. Определение содержания сульфат-ионов.

В пробирку наливаем 5 мл исследуемой водной экстракции образца, добавляем несколько капель HCl и 1 мл 5% раствора BaCl2, перемешиваем стеклянной палочкой.

  1. Определение содержания ионов железа.

Выпаривание отфильтрованного раствора на спиртовой горелке. Если при выпаривании в конической колбе остается сухой жёлтый или светло-жёлтый остаток, то определяем наличие солей Fe с помощью раствора KSCN.

 

Таблица 3 – Результаты физико-химического анализа образцов глины из грязевого вулкана (К-1)
и фонового образца (К-9) в лаборатории при кабинете химии ФНО РГУП

Параметр Проба К-1 Проба К-9
Прозрачность Нет (мутная) Нет (мутная)
Запах Резкий запах грязи Болотный запах
Цвет Тёмно-серый Серо-коричнево-болотный
pHводн. 4-5 7
Жёсткость воды Осадок жёлтого цвета Нет осадка
Хлорид-ионы Нет Небольшое помутнение
Сульфат-ионы+Ba(NO3)2 Осадок Нет
Ионы железа+NaOH Осадок Нет

 

В образце К-1, отобранном из грязевого вулкана, отмечен тёмно-серый цвет и резкий прогоркло-кисловатый запах грязи, обилие минеральных частиц тонкодисперсной фракции. Показатель рНводн. характеризуется как кислый (4-5), отмечено значительное содержание гидрокарбонат-ионов в водном растворе, высокая жёсткость экстракции, и почти полное отсутствие хлорид-ионов. Выявлено большое содержание сульфат-ионов и соединений серы, а также обилие ионов железа в исследуемом образце.

В фоновом образце К-9, отобранном в 30 м от грязевого вулкана, отмечен серо-коричнево-болотный цвет и болотный запах сырой земли, обилие минеральных частиц супесчаной и суглинистой фракций. Показатель рНводн. характеризуется как близкий к нейтральному (7), отмечено почти полное отсутствие гидрокарбонат-ионов в водном растворе, низкая жёсткость экстракции, и наличие хлорид-ионов. Выявлено крайне небольшое содержание сульфат-ионов и ионов железа в исследуемом образце.

Образцы из грязевого вулкана (К-1) и с фоновой территории (К-9) обнаруживают, по данным лабораторных исследований автора, совершенно различные физико-химические свойства. Это говорит о том, что грязевые вулканы коренным образом меняют свойства ландшафта в местах грязепроявлений [5, С. 55], создавая уникальные условия для произрастания растений-термофилов и иных эндемичных видов.

Заключение

Таким образом, мы постарались внести свой вклад в изучение феномена грязевого вулканизма на юге Камчатки и раскрытие его геохимических особенностей. Мы выяснили, что сопочные глины грязевых вулканов Дачных термальных источников имеют кислый показатель рН, в них отмечено значительное содержание гидрокарбонат-ионов и сульфат-ионов и почти полное отсутствие хлорид-ионов. Также мы лабораторно подтвердили значительные концентрации в сопочных грязях органических веществ, Al2O3 и P2O5, Cr, S, V, причём последние три химических элемента можно было бы даже промышленно добывать в этих местах. Предположительно установлены значительные концентрации теллура в изученных образцах вулканических грязей. Образцы, отобранные с разных сторон жерла одного и того же грязевого вулкана, имеют свои особенности химического состава; та же геохимическая специализация в отношении ряда химических элементов и их оксидов отмечена для правого и для левого берегов ручья в рассматриваемом районе грязепроявлений.

Мы призываем постараться сохранить окрестности Мутновской геоТЭС как уникальное место термо- и грязепроявления, использовать его лечебный и рекреационный потенциал, зарегулировать здесь туристическую активность, ввести небольшой экологический сбор за посещение Дачных источников, следить за сохранением окружающей среды в регионе. Грязевулканическая флюидная активность на юге Камчатки – предмет для дальнейшего пристального внимания и изучения специалистов.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Ахвердиев А. Т. Генетические проблемы магматических и грязевых вулканов и их сходные и отличительные черты / А. Т. Ахвердиев, Р. Ю. Мамедов, Н. Ф. Нагиев // Евразийский союз учёных. – 2020. – № 4-2 (73). – С. 26–33.
  2. Бортникова С. Б. Гидрогеохимия термальных источников вулкана Мутновский (южная Камчатка) / С. Б. Бортникова, Г. М. Гавриленко, Е. П. Бессонова и др. // Вулканология и сейсмология. – 2009. – № 6. – С. 26–43.
  3. Добрецов Н. Л. Геологические, гидрогеохимические и микробиологические особенности нефтяной площадки кальдеры Узон (Камчатка) / Н. Л. Добрецов, Е. В. Лазарева, С. М. Жмодик и др. // Геология и геофизика. – Т. 56. – 2015. – № 1-2. – С. 56–88.
  4. Завадская А. В. Природные комплексы гидротермальных систем Камчатки как объекты рекреации и туризма / А. В. Завадская, Е. И. Голубева // География и природные ресурсы. – 2013. – № 4.– С. 46–51.
  5. Захарихина Л. В. Вулканизм и геохимия экосистем Камчатки / Л. В. Захарихина, Ю. С. Литвиненко // Вулканизм и связанные с ним процессы. Материалы XXI региональной научной конференции, посвящённой Дню вулканолога, 29-30 марта 2018 г. / М-во образования и науки Рос. Федерации, Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН. – Петропавловск-Камчатский, 2018. – С. 52–55.
  6. Карпов Г. А. Содержание и источники редкоземельных элементов в современных вулканогенных гидротермальных системах Камчатки / Г. А. Карпов, А. Г. Николаева, Ю. В. Алёхин // Петрология. – Т. 21. – 2013. – № 2. – С. 163–176.
  7. Козаренко А. Е. Лантаноиды в грязевых вулканах Крыма / А. Е. Козаренко, Ю. Л. Мельчаков, В. Т. Суриков // Вестник МГПУ. Серия: Естественные науки.– 2019. – № 1 (33). – С. 47–55.
  8. Корзников К. А. Грязевые вулканы о. Сахалин в системе особо охраняемых природных территорий региона / К. А. Корзников // Вестник Московского университета. Серия 5. География. – 2014. – № 3. – С. 34–39.
  9. Лаврушин В. Ю. Источники вещества в продуктах грязевого вулканизма (по изотопным, гидрохимическим и геологическим данным) / В. Ю. Лаврушин, Б. Г. Поляк, Э. М Прасолов, И. Л. Каменский // Литология и полез. ископаемые. – 1996. – № 6. – С. 625–647.
  10. Рахманов P. P. Грязевые вулканы и их значение в прогнозировании газонефтеносности недр / Р. Р. Рахманов. – М.: Недра, 1987. – 174 с.
  11. Холодов В. Н. Грязевые вулканы: распространение и генезис / В. Н. Холодов // Геология и полезные ископаемые мирового океана. – 2012. – № 4. – С. 5–23.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Ahverdiev A. T. Geneticheskie problemy magmaticheskih i grjazevyh vulkanov i ih shodnyie i otlichitelnyie cherty [Genetic problems of the magmatic and mud volcanoes and their similarities and differences] / A. T. Ahverdiev, R. U. Mamedov, N. F. Nagiev // Evrazijskiy soyuz uchenyh [Eurasian union of scientists]. – 2020. – №4-2 (73). – P. 26–33. [in Russian]
  2. Bortnikova S. B. Gidrogeohimija termalnyh istochnikov vulkana Mutnovskiy (uzhnaja Kamchatka) [Hydrogeochemistry of the thermal springs of Mutnovsky volcano (southern Kamchatka)] / S. B. Bortnikova, G. M. Gavrilenko, E. P. Bessonova and others // Vulkanologiya i seismologiya [Volcanology and seismology]. – 2009. – № 6. – P. 26–43. [in Russian]
  3. Dobretsov N. L. Geologicheskiye, gidrogeohimicheskiye i mikrobiologichekiye osobennosti neft’anoy ploschadki kaldery Uzon (Kamchatka) [Geological, hydrochemical and microbiological features of the Uzon Caldera oil field (Kamchatka)] / N. L. Dobretsov, E. V. Lazareva, S. M. Zhmodik and others // Geologiya i geofizika [Geology and geophysics]. – V. 56. – 2015. – № 1-2. – P. 56–88. [in Russian]
  4. Zavadskaya A. V. Prirodnyie komplexy gidrotermalnyh system Kamchatki kak ob’ekty recreacii i turizma [Natural complexes of the hydrothermal systems of Kamchatka as the objects of recreation and tourism] / A. V. Zavadskaya, E. I. Golubeva // Geografiya i prirodnyie resursy [Geography and natural resources]. – 2013. – № 4. – P. 46–51. [in Russian]
  5. Zaharihina L. V. Vulkanizm i geohimiya ecosystem Kamchatky [Volcanism and geochemistry of the Kamchatka ecosystems] / L. V. Zaharihina, U. S. Litvinenko // Vulkanizm i sv’azannyie s nim processy. Materialy XXI regionalnoy nauchnoy konferencii, posv’aschennoy Dn’u vulkanologa, 29–30 marta 2018 g. [Volcanism and related processes. Proceedings of the XXI regional scientific conference dedicated to the Day of Volcanologist, 29-30 March 2018] / M-vo obrazovanija i nauki Ros. Federacii, Institut vulkanologii i seismologii DVO RAN [The Ministry of Education and Science of Russian Federation, The institute of volcanology and seismology of Far Eastern Branch of Russian Academy of Sciences] – Petropavlovsk-kamchatsky, 2018. – pp. 52–55. [in Russian]
  6. Karpov G. A. Soderzhanije i istochniki redkozemelnyh elementov v sovremennyh vulkanogennyh gidrotermalnyh systemah Kamchatki [The content and the sources of rare earth elements in the modern volcanogenic hydrothermal systems of Kamchatka] / G. A. Karpov, A. G. Nikolajeva, U. V. Al’ohin // Petrologiya [Petrology]. – V. 21. – 2013. – № 2. – P. 163–176. [in Russian]
  7. Kozarenko A. E. Lantanoidy v grjazevyh vulkanah Kryma [The lanthanides in the mud volcanoes of the Crimea] / A. E. Kozarenko, U. L. Melchakov, V. T. Surikov // Vestnik MPGU. Estestvennie nauki [Bulletin of MGPU. Natural sciences]. – № 1 (33). – 2019. – P. 47-55. [in Russian]
  8. Korznikov K. A. Grjazevyie vulkany o. Sahalin v systeme osobo ohran’aemyh prirodnyh territoryi regiona [Mud volcanoes of the Sakhalin island in the system of specially protected natural territories of the region] / K. A. Korznikov // Vestnik moskovskogo universiteta [Bulletin of the Moscow university. Series 5. Geography]. – 2014. – № 3. – P. 34–39. [in Russian]
  9. Lavruschin V. U. Istochniki vestchestva v produktah grjazevogo vulkanizma (po izotopnym, gidrohimicheskim i geologicheskim dannym) [The sources of matter in the mud volcanism products (according to isotopic, hydrochemical and geological data)] / V. U. Lavruschin, B. G. Pol’ak, I. L. Kamenskyi and others // Litologiya i polez. iskopaemyie [Lithology and mineral resources]. – 1996. – № 6. – P. 625–647. [in Russian]
  10. Rahmanov R. R. Grjazevyie vulkany i ih znachenije v prognozirovanii gazoneftenosnosti nedr [Mud volcanoes and their significance in the predicting of subsurface gas and oil content] / R. R. Rahmanov. – Мoscow: Nedra, 1987. – 174 p. [in Russian]
  11. Holodov V. N. Grjazevyie vulkany: rasprostranenije i genezis [Mud volcanoes: the distribution and genesis] / V. N. Holodov // Geologiya i poleznyie iskopaemyie mirovogo okeana [Geology and mineral resources of the world ocean]. – 2012. – № 4. – P. 5–23. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.