Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Download PDF ( ) Pages: 164-171 Issue: № 6 (108) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Khaidov S.K. et al. "ON THE IMPACT OF FEMALE VIOLENCE ON MARRIED AND UNMARRIED MEN". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 6 (108) Part 3, (2021): 164. Mon. 28. Jun. 2021.
Khaidov, S.K., & Shalaginova, K.S., & 10.23670/IRJ.2021.108.6.090, & (2021). VLIYANIE GHENSKOGO NASILIYA NA MUGHCHIN, SOSTOYASCHIH I NE SOSTOYASCHIH V ZAKONNOM BRAKE [ON THE IMPACT OF FEMALE VIOLENCE ON MARRIED AND UNMARRIED MEN]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 6 (108) Part 3, 164-171.
Khaidov S. K. ON THE IMPACT OF FEMALE VIOLENCE ON MARRIED AND UNMARRIED MEN / S. K. Khaidov, K. S. Shalaginova, 10.23670/IRJ.2021.108.6.090 // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 6 (108) Part 3. — С. 164—171.

Import


ON THE IMPACT OF FEMALE VIOLENCE ON MARRIED AND UNMARRIED MEN

ВЛИЯНИЕ ЖЕНСКОГО НАСИЛИЯ НА МУЖЧИН, СОСТОЯЩИХ И НЕ СОСТОЯЩИХ
В ЗАКОННОМ БРАКЕ

Научная статья

Хаидов С.К.1, Шалагинова К.С.2, *

1 ORCID: 0000-0002-9037-4491;

2 ORCID: 0000-0002-9037-449X;

1, 2 Тульский государственный педагогический университет, Тула, Россия

* Корреспондирующий автор (shalaginvaksenija99[at]yandex.ru)

Аннотация

Приведены результаты эмпирического исследования, позволившего сделать анализ частоты использования женщинами эмоционального и психологического насилия в отношении мужчин, интенсивности его воздействия на эмоциональную сферу мужчин, состоящих и не состоящих в законном браке. В исследовании приняли участие 37 мужчин в возрасте от 22 до 36 лет (23 – проживают в браке – официально зарегистрированные семейные отношения, 14 официально в браке не состоят, но проживают совместно), обратившихся за помощью в психолого-логопедический центр «Сверх Я» г. Тулы. Исследование продолжалось в течение пяти лет – с 2016 по 2020 гг. На основе анализа литературы отмечается недостаточная разработанность проблемы насилия над мужчинами в семье, фрагментарный характер исследований в российских психологических работах. Выделена необходимость исследования влияния частоты и интенсивности воздействия насилия на эмоциональную сферу мужчин, в том числе учета отличий подобного влияния у мужчин, состоящих и не состоящих в официальных (брачных отношениях). Для изучения форм насилия (эмоциональное и/или психологическое), их дифференциации, оценки интенсивности и степени негативного воздействия на эмоциональную сферу мужчин проведена структурированная беседа с мужчинами, в процессе которой респондентам предложено письменно описать формы эмоционального и психологического насилия, жертвами которого они являются, дав им дифференцированную оценку в баллах. Контент-анализ текстовых ответов испытуемых позволил выделить 9 фраз – высказываний проявлений эмоционального насилия и 8 высказываний, отнесенных к психологическому насилию.

Использование методов математической статистки – корреляционного анализа по Спирмену и критерия Манна-Уитни позволило выделить преобладающие формы насилия, оценить их интенсивность и степень воздействия на эмоциональную сферу мужчин, состоящих и не состоящих в официальных (брачных отношениях).

Ключевые слова: насилие, психологическое насилие, эмоциональное насилие, влияние насилия на мужчин.

ON THE IMPACT OF FEMALE VIOLENCE ON MARRIED AND UNMARRIED MEN

Research article

Khaidov S.K.1, Shalaginova K.S.2, *

1 ORCID: 0000-0002-9037-4491;

2 ORCID: 0000-0002-9037-449X;

1, 2 Tula State Pedagogical University, Tula, Russia

* Corresponding author (shalaginvaksenija99[at]yandex.ru)

Abstract

The article presents the results of an empirical study that made it possible to analyze the frequency of women’s use of emotional and psychological violence against men, the intensity of its impact on the emotional sphere of both legally married and unmarried men. The study involved 37 men aged 22 to 36 years (23 of whom are officially registered family relations, 14 are not officially married, but live together), who applied for help in the psychological and speech therapy center “Sverkh Ya” in the city of Tula. The study was conducted in the period from 2016 to 2020. The analysis of the literature demonstrates a lack of development of the issue as well as the fragmentary nature of research in Russian psychological studies. The article highlights the need to study the influence of the frequency and intensity of the impact of violence on the emotional condition of men, including taking into account the differences of such influence in men who are and are not in official (marital) relationships. To study the forms of violence (emotional and/or psychological), their differentiation, assessment of the intensity and degree of negative impact on the emotional condition of men, the research conducts a structured conversation with men, during which the respondents were asked to describe in writing the forms of emotional and psychological violence inflicted on them while giving them a differentiated score in points. The analysis of the text responses of the subjects allowed the researchers to identify 9 statements of emotional violence and 8 statements related to psychological violence.

Using the methods of mathematical statistics, such as Spearman correlation analysis and the Mann-Whitney U test, it was possible to identify the prevailing forms of violence, assess their intensity and the degree of impact on the emotional condition in both married and unmarried men.

Keywords: violence, psychological violence, emotional violence, the impact of violence on men.

Введение

Проблема, когда жертвами насилия являются мужчины, так называемый вариант «женского» насилия получила открытое обсуждение не так давно и достаточно односторонне.

До недавнего времени в российской психологии, равно как и в мировой, проблема семейного насилия была представлена исключительно как проблема насилия мужчин над женщинами.

А. Хасина [7], И.Д. Горшкова и И.И. Шурыгина [1], и др. провели ряд исследований, позволивших изучить влияние насилия на женщин, последствия пережитых актов жестокого обращения.

В отдельное направление в российской науке следует выделить работы, сфокусированные на анализе и изучении функционирования, специфики деятельности, оценке эффективности работы различных кризисных центров, центров помощи женщинам, служб помощи, подвергшимся семейному насилию (Б.Ю. Шапиро [10], , З.Х. Саралиева [4] и др.).

Достаточно детально проблема семейного насилия изучена с позиции уголовно-правового и криминологического противодействия насильственным преступлениям в домашнем окружении, что стало возможным благодаря работам следующих исследователей – Т. М. Чапурко [8], Д. А. Шестаков [11].

В современной науке проблема насилия женщин над мужчинами представлена весьма фрагментарно, значительно скромнее, нежели аспекты тирании мужчин в отношении жен.

В настоящее время отмечается тенденция к оценке насилия со стороны женщин преимущественно как необходимых актов защиты и самообороны, практически отсутствует «массовая», практика оказания помощи пострадавшим мужчинам, когда речь заходит о выборе меры пресечения для женщин-агрессоров (речь идет о совершенных преступления) отмечается выбор нежестких мер, тогда как заявление, поданное мужчиной на лицо женского пола, скорее всего, будет просто проигнорировано.

В работах А.Н. Ильяшенко, отмечен рост виктимизации мужчин – жертв насильственных действий со стороны женщин [2], Д.В. Синьков [5] приводит анализ женской насильственной преступности в отношении мужчин, рассматривая в качестве главной причины негативное влияние социального окружения – семьи, учебной группы, трудового коллектива.

Исследование М. Фиберта, проведенное в 2011-2012 гг., предполагающее анализ более 500 работ, посвященных женскому насилию в отношении мужчин, дает основания утверждать, что женщины не менее агрессивны, мужчины становятся жертвами ничуть не реже женщин [17].

N. Feather, работая с выборкой из 220 человек (109 мужчин и 111 женщин), провел эксперимент для оценки гипотетического сценария, в котором муж или жена совершали насилие по отношению к партнеру. Участники давали значительно более негативную оценку мужу, сообщали о большем сочувствии к жене и считали, что муж заслуживал более суровое наказание за свои действия [15].

Проблема насилия по отношению к мужчинам нашла свое отражение в работах L. Dowd [12], ему принадлежит – обзорная статья, рассматривающая женскую агрессию в отношениях с мужчинами, где акцент сделан на методах, подходах, технологиях решения обозначенной проблемы.

Dutton, D. G. & Nicholls, T. L. выполнили исследование, позволившее изучить различные аспекты виктимизации мужчин- жертв насилия со стороны женщин. Логическим завершением исследования стала критика феминистического подхода, который, по мнению авторов, минимизирует факты насилия со стороны женщин и тривиализирует мужские травмы [13].

Несколько позднее D. Dutton привел результаты еще одного обзорного исследования, результаты которого доказывали, что женское насилие в отношениях не менее серьезная проблема, нежели насилие со стороны мужчин, имеет такие же серьезные последствия, как и мужское. Особо подчеркивался автором факт, согласно которому правоохранители и органы опеки изначально ошибочно полагают, будто мужчины более склонны к совершению насильственных действий в отношениях и меньше страдают, когда насильственные действия совершаются в их адрес [13].

В работах Ehrensaft, M. K., Cohen, P., Brown, J., Smailes, E., Chen, H., & Johnson, J. G. приведены результаты исследования выборка из 541 человека (243 мужчины и 298 женщин) из штата Нью-Йорк на протяжении 20 лет. В целом, примерно одинаковое число мужчин и женщин сообщали о совершении актов насилия (21% и 22%), однако женщины значительно чаще признавались в совершении ими насилия в виде ударов (9% против 5% у мужчин), а также в виде ударов с применением подручных средств (7% против 2% у мужчин) [14].

Felson, R. B., & Pare на основании результатов опроса (Violence Against Women Survey) пришли к выводу, что жертвы-мужчины особенно неохотно сообщают о насилии со стороны женщины в полицию. Причины включают страх возмездия, мысли о том, что полиция ничем не поможет и не отнесется к заявлению с доверием и полной серьезностью [16].

Как мы уже отмечали в своих исследованиях, мужчины – жертвы семейного насилия со стороны женщин во многом оказались заложниками социальных ролей и стереотипов, о чем мы уже говорили в своих исследованиях, поднимая вопросы школьного буллинга с позиций гендерного аспекта [14].

Материалы и методы

Для анализа используемого женщинами насилия в отношении мужчин, оценки интенсивности его воздействия на эмоциональную сферу мужчин, состоящих и не состоящих в законном браке нами была проведена структурированная беседа с мужчинами, обратившимися за психологической помощью в психолого-логопедический центр «Сверх Я» г. Тулы. Исследование продолжалось в течение пяти лет – с 2016 по 2020 гг. [6].

Выборку исследования составили 37 мужчин в возрасте от 22 до 36 лет. Средний возраст респондентов 27,6 лет. 23 человека проживают в браке – официально зарегистрированные семейные отношения, 14 мужчин официально в браке не состоят, но проживают совместно. Все мужчины, принявшие участие в исследовании, успешны в своей профессиональной и предпринимательской деятельности, имеют высшее либо средне-профессиональное образование (соотношение 29:8 соответственно). Средний возраст женатых мужчин составляет М= 29,0435, σ=3,43085; неженатых мужчин М=25,3571, σ=3,34220. При этом имеются статистически значимые различия по критерию Мани-Уитни U=70,000 р=0,004.

В процессе беседы мужчинам было предложено письменно описать формы эмоционального и психологического насилия, жертвами которого они являются, дав им дифференцированную оценку баллах – по частоте использования, проявления, где 1 балл – редко, 2 балла – часто, 3 балла – очень часто и интенсивности негативного воздействия (последствий) на их эмоциональное состояние, где – 1 балл – слабое, 2 балла- среднее, 3 балла – сильное негативное воздействие.

Далее нами был проведен контент-анализ текстовых ответов испытуемых. Приведённый контент-анализ позволил выделить 9 фраз – высказываний проявлений эмоционального насилия и 8 высказываний, отнесенных к психологическому насилию.

Применительно к эмоциональному насилию речь идет о таких проявлениях, как Негативные личностные оценки, Негативная критика деловых качеств, Оскорбление личности, Игнорирование в общении, Нежелание обсуждать проблемные вопросы, Постоянное требование уступок, Шантажирование, Уничижение мужских достоинств, Ненормативная лексика. К проявлениям психологического насилия респондентами отнесены – Беспричинные, частые конфликты, Взваливание ответственности за все семейные проблемы, Постоянное требование извинений в независимости от виновности, Непредсказуемость поведения в различных ситуациях, Нивелирование заслуг, успехов и помощи, Уважение только своего мнения, Демонстративность поведения, Угрозы ухода из семьи.

Далее была проведена статистическая матобработка. Результаты исследования приведены в таблице 1-2. Для удобства предоставления результатов мы сочли возможным сделать две таблицы- для мужчин, состоящих и не состоящих в законном браке.

Результаты и их обсуждение

См. таблицу 1 и таблицу 2.


Таблица 1 – Корреляционные связи между частотой использования эмоционального и психологического насилия,
и их интенсивностью негативного воздействия на личность мужчин, состоящих в официальных брачных отношениях (авторская таблица)

Показатель Частота эмоционального насилия Частота психологически о насилия
НЛО НКДК ОЛ ИвО НОПВ ПТУ Ш УМД НЛ БЧК ВОСП ПТИ НП НЗ УСМ ДП УУС
Эмоциональное насилие
Негативные личностные оценки НЛО) 1 +           + + + +           +
Негативная критика деловых качеств (НКДК)   1     ̶̶̶ +       + +     ̶ +    
Оскорбление личности (ОЛ)     1       ̶       И- И-/+ И-     ̶  
Игнорирование в общении (ИвО)       1                 +        
Нежелание обсуждать проблемные вопросы (НОПВ)         1                 +     И-
Постоянное требование уступок (ПТУ)       И-   1         +       +    
Шантажи-рование (Ш)             1         ̶       +  
Уничижение мужских достоинств (УМД)   И-           1 + И+/+ И+ И И+   И+   +
Ненормативная лексика (НЛ)   И-             1 И+/+ И- И- И-   И+   +
Психологическое насилие
Беспричинные, частые конфликты (БЧК)                   1 +           +
Взваливание ответственности за все семейные проблемы (ВОСП)                     1     ̶ +    
Постоянное требование извинений в независимости от виновности (ПТИ)                     И 1 И     ̶  
Непредска-зуемость поведения в различных ситуациях (НП)                         1        
Нивелирование заслуг, успехов и помощи (НЗ)                           1     И
Уважение только своего мнения (УСМ)       И-                     1    
Демонстра-тивность поведения (ДП)                               1  
Угрозы ухода из семьи (УУС)   И-               И+ И И И       1

Примечание: «+» – положительные корреляционные связи; «-» – отрицательные корреляционные связи; «И» интенсивность негативного воздействия на эмоциональную сферу; «И+/+» связь частоты использования между эмоциональным и психологическим насилием, и интенсивностью негативного воздействия

 

Таблица 2 – Корреляционные связи частоты использования эмоционального и психологического насилия,
и их интенсивностью негативного воздействия на личность мужчин, не состоящих
в официальных брачных отношениях (авторская таблица)

Показатель Частота эмоционального насилия Частота психологически о насилия
  НЛО НКДК ОЛ ИвО НОПВ ПТУ Ш УМД НЛ БЧК ВОСП ПТИ НП НЗ УСМ ДП УУС
Эмоциональное насилие
Негативные личностные оценки НЛО) 1 + +             + + И+/+   И+      
Негативная критика деловых качеств (НКДК)   1           ̶ ̶ И+/+ +   И+     И+ +
Оскорбление личности (ОЛ) И+   1             +   +       ̶  
Игнорирование в общении (ИвО) И+     1                 +        
Нежелание обсуждать проблемные вопросы (НОПВ)         1                 +      
Постоянное требование

уступок (ПТУ)

          1   ̶ ̶           +   ̶
Шантажирование (Ш)             1                 +  
Уничижение мужских достоинств (УМД)               1 +   ̶       ̶   +
Ненормативная лексика (НЛ)                 1   ̶       ̶   +
Психологическое насилие
Беспричинные, частые конфликты (БЧК)                   1 + И+/+   И+      
Взваливание ответственности за все семейные проблемы (ВОСП)                   И+ 1         И+ ̶
Постоянное требование извинений в независимости от виновности (ПТИ) И+                   И 1 И        
Непредска-зуемость поведения в различных ситуациях (НП) И+                       1        
Нивелирование заслуг, успехов и помощи (НЗ)                           1      
Уважение только своего мнения (УСМ)                             1   ̶
Демонстра-тивность поведения (ДП)                               1  
Угрозы ухода из семьи (УУС)                                 1

Примечание: «+» – положительные корреляционные связи; «-» – отрицательные корреляционные связи; «И» интенсивность негативного воздействия на эмоциональную сферу; «И+/+» связь частоты использования между эмоциональным и психологическим насилием, и интенсивностью негативного воздействия

Как видно из таблиц 1-2 наибольшие связи по частоте использования эмоционального и психологического насилия у женатых и неженатых мужчин имеют негативные личностные оценки n=6 и негативная критика деловых качеств n=5, при этом у неженатых мужчин в отличие от женатых, наибольшее количество связей имеется у постоянных требований уступок n=4 и уничижение мужских достоинств n=4.

Наименьшее количество связей у женатых и не женатых мужчин имеет шантажирование n=1. В свою очередь имеются различия у них, так у женатых мужчин наименьшее количество связей еще имеется у постоянного требования извинении по n=1, а у неженатых мужчин взваливание ответственности за все семейные проблемы и уважение только своего мнения по n=1 соответственно.

Все это свидетельствует, что женщины к своим мужчинам в части эмоционального насилия используют одинаковые его виды, а в плане психологического насилия различные, при этом женщины, не состоящие в официальных брачных отношениях, более гибко используют виды психологического насилия.

В интенсивности негативного воздействия частоты использования эмоционального и психологического насилия также имеются различия.

У мужчин, состоящих в браке увеличение интенсивности негативного влияния на их личность в случае увеличения частоты использования эмоционального и психологического воздействия в большинстве случаев, приводит к снижению негативной интенсивности их видов n=18 и только в редких случаях к усилению n=7, а у неженатых наоборот, усиливает n=11, а снижает n=2.

Отсюда вытекает, что мужчины, не состоящие в официальных отношениях со своими женщинами, более восприимчивы к интенсивности негативного воздействия частоты использования эмоционального и психологического насилия.

У женатых мужчин количество интенсивности негативного влияния на их личность в зависимости от частоты использования эмоционального и психологического насилия больше n=26, чем у не женатых n=15, что позволяет утверждать – неженатые мужчины, мене восприимчивы к частоте использования женщинами эмоционального и психологического насилия.

В тоже время неженатые мужчины более восприимчивы к таким видам насилия как негативная личностная оценка (количество интенсивности негативного влияния n=6), постоянные требования извинений n=6, а наименее к игнорированию в общении n=1. В свою очередь женатые мужчины более восприимчивы к уничижению мужских достоинств n=6 и ненормативной лексике n=6, а менее к нежеланию обсуждать проблемные вопросы, постоянным требованиям уступок, нивелированию успехов, заслуг и помощи, уважению только своего мнения, где n=1 по каждой позиции.

Вместе с тем, у женатых мужчин отсутствует интенсивность негативного влияния по 3 видам частоты эмоционального и психологического насилия, а у неженатых по 8 видам.

Это свидетельствует, о различиях в ценностных ориентациях во взаимоотношениях с близкими женщинами, где у мужчин, состоящих в официальных брачных отношениях семейные ценности более четко выражены за счет большего количества.

Наряду с этим, движущей силой развития интенсивности негативного воздействия на личность мужчин, в силу его антагонистичности влияния, у неженатых выступает постоянное требование извинений n=3, а у женатых: ненормативная лексика n=4, угроза ухода из семьи n=4, постоянные требования извинений n=3, оскорбление личности n=2, уничижение мужских достоинств n=2, нежелание обсуждать проблемные вопросы n=1, постоянное требование уступок n=1, нивелирование заслуг, успехов и помощи n=1, уважение только своего мнения n=1.

Это позволяет сделать вывод, что мужчины, состоящие в официальных брачных отношениях более ранимы, а следовательно, более подвержены психологической травматизации от эмоционального и психологического насилия со стороны своих женщин.

Заключение

Проведённое исследование позволяет сделать вывод о преобладающих формах насилия, используемого женщинами в отношении мужчин, специфике его влияния на эмоциональную сферу мужчин, состоящих и не состоящих в законном браке.

У мужчин, состоящих в официальных брачных отношениях, имеется 28 взаимосвязей с частотой использования эмоционального и психологического насилия, из них между эмоциональным насилием 7, а у мужчин, не состоящих в официальных брачных отношениях 31 и 6 соответственно. Это свидетельствует о том, что последние более подвержены со стороны их женщин взаимосвязанному негативному воздействию эмоционального и психологического насилия.

У женатых мужчин между частотой эмоционального и психологического насилия и их интенсивностью негативного воздействия на эмоциональную сферу мужчин определены 28 связей, а у не женатых 16. В силу этого, мужчины, не состоящие в официальных брачных отношениях, менее восприимчивы к частоте и интенсивности негативного воздействия этих форм насилия на их эмоциональную сферу.

У женатых и у неженатых мужчин наибольшее количество взаимосвязей по частоте использования эмоционального и психологического насилия имеют негативные личностные оценки – 6 соответственно, т.е. к ним они относятся негативно они одинаково реагируют на эти формы насилия.

 Наименьшее количество связей по частоте использования эмоционального и психологического насилия у женатых мужчин имеет игнорирование в общении, а у не женатых – оскорбление личности, игнорирование в общении, постоянное требование извинений в независимости от виновности, непредсказуемость поведения в различных ситуациях. Следовательно, последние меньше реагируют на указанные формы насилия.

Наибольшее количество связей по интенсивности негативного воздействия на эмоциональную сферу женатых мужчин вызывает частота использования уничижения мужских достоинств, а у не женатых мужчин – негативная критика деловых качеств. В связи с этим, женатых мужчин больше зависимы от оценки мужских достоинств, а неженатые от оценки деловых качеств со стороны женщин.

Наименьшее количество связей у женатых мужчин выявлено в отношении использования ненормативной лексики и угроз ухода из семьи, тогда как у неженатых – постоянное требование извинений в независимости от виновности. Все это говорит, что для женатых мужчин отношения со своими женщинами более значимы, чем для неженатых.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Горшкова И.Д. Методология выявления масштабов супружеского насилия при проведении конкретного социологического исследования / И.Д. Горшкова, И.И. Шурыгина // Девиантное поведение: методология и методика исследования / Под ред. М.Е. Поздняковой. М.: Реглант, 2004. С. 171–185.
  2. Ильяшенко А.Н. Основные черты насильственной преступности в семье / А.Н. Ильяшенко // Социологические исследования. 2003. № 4. С. 85–91.
  3. Лысова А.В. Физическое насилие над женами в российских семьях / А.В. Лысова // Социологические исследования. 2008. № 9. C. 121–128.
  4. Саралиева З.Х. Семья – клиент социальной работы: учеб. пособие для вузов /З. Х. Саралиева. Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского гос. ун-та им. Н.И. Лобачевского, 2003. 286 с.
  5. Синьков Д.В. Характеристика потерпевших от женской преступности и роль жертв в детерминации преступного поведения женщин (по материалам Восточно-Сибирского региона) / Д.В. Синьков // Право: теория и практика. М.: Тезарус, 2003. № 3. С. 56–60.
  6. Хаидов С.К. Эмоциональное и психологическое насилие в семье над мужчинами / С.К. Хаидов // Мир науки. Педагогика и психология, 2020. №6. [Электронный ресурс]. URL: https://mir-nauki.com/PDF/78PSMNpdf (дата обращения: 18.02.2021).
  7. Хасина A.M. В центре внимания женщина, пострадавшая от домашнего насилия / A.M. Хасина // Семейная психология и семейная терапия. 2001. № 2. С. 75 – 91.
  8. Чапурко Т.М. Преступность и особенности участия в ней женщин / Т.М. Чапурко, А.А. Лавриненко // Научный журнал КубГАУ. 2006. № 24 (8). С. 328−333.
  9. Шалагинова К.С. Учет гендерно-возрастного аспекта в работе психолога по предотвращению ситуаций травли в ученической среде / К.С. Шалагинова, Т.И. Куликова, Н.А. Степанова и др. // Вопросы психологии, 2019. №4. С. 68–77.
  10. Шапиро Б.Ю. Социальныеработникиза безопасность в семье / Б.Ю. Шапиро // Социальные работники за безопасность в семье / Под ред. М.И. Либоракиной. М.: ЗАО «Редакционно-издательский комплекс Русанова», 1999. С. 19–21.
  11. Шестаков Д.А. Криминология на рубеже двух тысячелетий / Д.А. Шестаков // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 1999. № 2. С. 73–77.
  12. Dowd, L. Female Perpetrators of Partner Aggression: Relevant Issue and Treatment / L. Dowd // Journal of Aggression, Maltreatment and Trauma, 5 (2), 73-104.
  13. Dutton D. G. Female intimate partner violence and developmental trajectories of abusive families / D. G. Dutton // International Journal of Men’s Health, 6, 54-71
  14. Ehrensaft M. K. Intergenerational transmission of partner violence: A 20-year prospective study / M. K. Ehrensaft, P. Cohen, J. Brown et al. // Journal of Counseling and Clinical Psychology, 71, 741-753.\
  15. Feather, N. T. Domestic violence, gender and perceptions of justice / N. T. Feather // Sex Roles, 35, , 507-519.
  16. Felson, R. B. The reporting of domestic violence and sexual assault by nonstrangers to the police / Felson, R. B., & Pare, P. // Journal of Marriage and Family, 67, 597-610.
  17. Fiebert M.S. Women who initiate assaults: The reasons offered for such behavior / M.S. Fiebert, D.M.Gonzalez // Psychological Reports. 1997. № 80. P. 583-590.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gorshkova I. D. Metodologija vyjavlenija masshtabov supruzheskogo nasilija pri provedenii konkretnogo sociologicheskogo issledovanija // Deviantnoe povedenie: metodologija i metodika issledovanija [Methodology for Identifying the Extent of Spousal Violence When Conducting a Specific Sociological Study] / I. D. Gorshkova, I. I. Shurygina // Deviantnoe povedenie: metodologija i metodika issledovanija [Deviant Behavior: Research Methodology and Methodology] / Edited by M. E. Pozdnyakova. Moscow: Reglant, 2004, pp. 171-185 [in Russian]
  2. Ilyashenko A. N. Osnovnye cherty nasil’stvennojj prestupnosti v sem’e [The Main Features of Violent Crime in the Family] / A. N. Ilyashenko // Sotsiologicheskie issledovaniya [Sociological Research]. 2003. № 4, pp. 85-91 [in Russian]
  3. Lysova A.V. Fizicheskoe nasilie nad zhenami v rossijjskikh sem’jakh [Physical Violence Against Wives in Russian Families] / A. V. Lysova // Sotsiologicheskie issledovaniya [Sociological Research]. 2008. № 9, pp. 121–128 [in Russian]
  4. Saralieva Z. Kh. Sem’ja – klient social’nojj raboty: ucheb. posobie dlja vuzov [Family-Client of Social Work: Studies. Manual For Universities] / Kh. Saralieva. Nizhny Novgorod: Publishing House of the Nizhny Novgorod State University, 2003. 286 p. [in Russian]
  5. Sinkov D. V. Kharakteristika poterpevshikh ot zhenskojj prestupnosti i rol’ zhertv v determinacii prestupnogo povedenija zhenshhin (po materialam Vostochno-Sibirskogo regiona) [Characteristics of Victims of Female Crime and the Role of Victims in Determining the Criminal Behavior of Women (Based on the Materials of the East Siberian Region)] / D. V. Sinkov // Law: Theory and Practice [Pravo: teoriya i praktika]. Moscow: Tezarus, 2003, no. 3, pp. 56-60 [in Russian]
  6. Khaidov S. K. Ehmocional’noe i psikhologicheskoe nasilie v sem’e nad muzhchinami [Emotional and Psychological Violence in the Family Against Men] [Electronic resource] / S. K. Khaidov // Mir nauki. Pedagogika i psikhologija [The World of Science. Pedagogy and Psychology], 2020. No. 6. URL: https://mir-nauki.com/PDF/78PSMN620.pdf (accessed: 18.02.2021) [in Russian]
  7. Khasina A. M. V centre vnimanija zhenshhina, postradavshaja ot domashnego nasilija [The Focus Is on a Woman Who Has Suffered From Domestic Violence] / A. M. Khasina // Semejjnaja psikhologija i semejjnaja terapija [Family Psychology and Family Therapy]. 2001. № 2, pp. 75-91 [in Russian]
  8. Chapurko T. M., Lavrinenko A. A. Prestupnost’ i osobennosti uchastija v nejj zhenshhin [Criminality and the Peculiarities of Women’s Participation in It] / T. M. Chapurko, A. A. Lavrinenko // Nauchnyjj zhurnal KubGAU [Research Journal of Kuban State Agrarian University]. 2006. No. 24 (8), pp. 328-333 [in Russian]
  9. Shalaginova K. S., Kulikova T. I., Stepanova N. A., Maliy D. V. Uchet genderno-vozrastnogo aspekta v rabote psikhologa po predotvrashheniju situacijj travli v uchenicheskojj srede [Taking Into Account the Gender-Age Aspect in the Work of a Psychologist to Prevent Bullying Situations in the Student Environment] / K. S. Shalaginova, T. I. Kulikova, N. A. Stepanova et al. // Voprosy psikhologii [Psychology], 2019. No. 4. Pp. 68-77 [in Russian]
  10. Shapiro B. Yu. Social’nye rabotniki za bezopasnost’ v sem’e [Social Workers for Security in the Family] / B. Yu. Shapiro // Social’nye rabotniki za bezopasnost’ v sem’e [Social Workers for Security in the Family] / Ed. Liborakina. Moscow: ZAO Publishing house Rusanova, 1999, pp. 19-21 [in Russian]
  11. Shestakov D. A. Kriminologija na rubezhe dvukh tysjacheletijj [Criminology at the Turn of Two Millennia] / D. A. Shestakov // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii [Bulletin of the St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia]. 1999. № 2, pp. 73-77 [in Russian]
  12. Dowd, L. Female Perpetrators of Partner Aggression: Relevant Issue and Treatment / L. Dowd // Journal of Aggression, Maltreatment and Trauma, 5 (2), 73-104.
  13. Dutton D. G. Female intimate partner violence and developmental trajectories of abusive families / D. G. Dutton // International Journal of Men’s Health, 6, 54-71
  14. Ehrensaft M. K. Intergenerational transmission of partner violence: A 20-year prospective study / M. K. Ehrensaft, P. Cohen, J. Brown et al. // Journal of Counseling and Clinical Psychology, 71, 741-753.\
  15. Feather, N. T. Domestic violence, gender and perceptions of justice / N. T. Feather // Sex Roles, 35, , 507-519.
  16. Felson, R. B. The reporting of domestic violence and sexual assault by nonstrangers to the police / Felson, R. B., & Pare, P. // Journal of Marriage and Family, 67, 597-610.
  17. Fiebert M.S. Women who initiate assaults: The reasons offered for such behavior / M.S. Fiebert, D.M.Gonzalez // Psychological Reports. 1997. № 80. P. 583-590.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.