Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.59.095

Download PDF ( ) Pages: 105-112 Issue: № 05 (59) Part 1 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Grigoryeva M.Yu., "POSITIVE IDENTITY OF SENIOR ADOLESCENTS AS THE CRITERION OF SOCIALIZATION PROCESS EFFICIENCY". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 05 (59) Part 1, (2017): 105. Fri. 02. Jun. 2017.
Grigoryeva, M.Yu. (2017). POZITIVNAYA IDENTICHNOSTY STARSHIH PODROSTKOV KAK KRITERIY EFFEKTIVNOSTI PROCESSA SOCIALIZACII [POSITIVE IDENTITY OF SENIOR ADOLESCENTS AS THE CRITERION OF SOCIALIZATION PROCESS EFFICIENCY]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 05 (59) Part 1, 105-112. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2017.59.095
Grigoryeva M. Yu. POSITIVE IDENTITY OF SENIOR ADOLESCENTS AS THE CRITERION OF SOCIALIZATION PROCESS EFFICIENCY / M. Yu. Grigoryeva // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2017. — № 05 (59) Part 1. — С. 105—112. doi: 10.23670/IRJ.2017.59.095

Import


POSITIVE IDENTITY OF SENIOR ADOLESCENTS AS THE CRITERION OF SOCIALIZATION PROCESS EFFICIENCY

Григорьева М. Ю.

ORCID:0000-0001-8052-256X, Аспирант, Московский государственный областной университет

ПОЗИТИВНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СТАРШИХ ПОДРОСТКОВ КАК КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОЦЕССА СОЦИАЛИЗАЦИИ

Аннотация

В статье рассматривается проблема создания эффективных условий процесса социализации старших подростков в образовательной  организации. Работа посвящена эмпирическому исследованию зависимости уровня сформированности идентичности старших подростков от условий процесса социализации. Автор представляет сравнительный анализ выраженности типов идентичности обучающихся в условиях гимназии и колледжа. Результаты исследования показали, что на становление позитивной идентичности старших подростков влияют условия социализации, что в свою очередь может являться показателем эффективности этого процесса. Материалы работы могут быть использованы в деятельности педагогов, социальных педагогов и практических психологов в системе образования при разработке программ сопровождения обучающихся.

Ключевые слова: социализация, старшие подростки, идентичность, образовательная организация.

Grigoryeva M.Yu.

ORCID: 0000-0001-8052-256X, Postgraduate Student, Moscow Region State University

POSITIVE IDENTITY OF SENIOR ADOLESCENTS AS THE CRITERION OF SOCIALIZATION PROCESS EFFICIENCY

Abstract

The paper considers the problem of creating effective conditions for the socialization process of older adolescents in an educational organization. The work is devoted to the empirical study of the dependence of the level of identity formation of older adolescents on the conditions of the process of socialization. The author presents a comparative analysis of the expressiveness of the identity types of students under the conditions of a gymnasium and a college. The results of the research showed that the conditions for socialization influence the formation of the positive identity of older adolescents, which in turn can be the indicator of the effectiveness of this process. The materials of the work can be used in the activities of teachers, social educators and practical psychologists in the education system during the development of assistance programs for students.

Keywords: socialization, senior adolescents, identity, educational organization.

Проблема эффективности социализации подростков всегда вызывала профессиональный интерес у отечественных ученых (Л.С. Выготский, Л.И. Божович, Г.М. Андреева, И.С. Кон, Д.И. Фельдштейн, А.В. Мудрик, Т.Д. Марцинковская, А.И. Донцов, Е.М. Дубовская, О.И. Ефимова, В.Г. Казанская Е.П. Белинская, А.Н. Аянян, А.Н. Голубева, Т.Д. Марцинковская, Н.С. Полева, Г.Р. Хузеева), в современный период модернизации российского образования установка на качественное интегрированное обучение повышает практическую значимость данных разработок.

Вызывает опасение тот факт, что традиционные институты социализации (такие как семья, образовательные организации) в современных условиях, значительно уступают свои позиции другим агентам социализации (таким как СМИ и Интернет), влияние которых стремительно увеличивается. Попадая в виртуальный мир, молодой человек, ощущает свободу действий для самовыражения (эмоций, чувств, настроений, взглядов), чувствует силу, уверенность, поддержку, которая так необходима в преодолении внутриличностных и внешних конфликтов, возникающих в реальной жизни в семье, отношениях со сверстниками и учителями, и т.д. В связи с этим становится, очевидно необходимым создавать условия для эффективной социализации в реальном мире, в пространствах системы образования.

В данной статье рассматриваются значимые условия процесса  социализации подростков (в образовательной организации), которые  могут  беспрепятственно привести к позитивной идентичности личности.

Социализация,  по мнению Л.И. Божович, понимаемая как «процесс превращения в психологически зрелого и морально полноценного члена общества», должна «осуществляться под контролем воспитания» [5, С. 182]. «Воспитание никогда не начинается на пустом месте» утверждал Л.С. Выготский, «…поэтому первым требованием воспитания является совершенно точное знание… индивидуальных различий…» [6, С. 294].

В связи с вышесказанным перед социализирующим встают «две задачи: во-первых, индивидуального изучения всех особенных свойств каждого отдельного воспитанника, а во-вторых, индивидуального приноровления всех приемов воспитания и воздействия социальной среды на каждого из них» [6, С. 296].

Первостепенная задача изучения обучающихся, была определена нами через исследование идентичности. Поскольку «идентичность представляет собой механизм (или личностное образование) адаптивного назначения»
[4, С. 423],

«в феномене идентичности максимально реализуются интегративные процессы формирования личности»
[10, С. 254],  а также именно идентичность «оформляется в качестве психологического конструкта в подростковом возрасте и от ее качественных характеристик зависит функциональность личности во взрослой самостоятельной жизни» [7, С. 146].

Также важно отметить, что исследователи подросткового этапа развития идентичности Дубовская Е.М. и Ефимова О.И. считают что «идентичность является источником развития социализации» и «в процессе социализации формируется позитивная или негативная идентичность и может выступать в качестве ее продукта» [9, С. 237].

Ученые разработчики методики исследования личностной идентичности Никишина В.Б., Петраш Е.А. выявили, что высокая степень согласованности структурной организации идентичности, «высокий уровень выраженности социально-психологической адаптации, позитивное самоотношение, стабильная система ценностных ориентаций, высокий уровень рефлексивности и самостоятельности при низкой авторитарности» [10, С. 258] соответствует типу позитивной достигнутой идентичности.

Отечественные ученые выделяют значимость формирования именно позитивной идентичности человека в процессе социализации (Андреева Г.М., Дубовская Е.М., Ефимова О.И., Кондратьев М.Ю., Ильин В.А., Урбанович З.Ф., Шнейдер Л. Б., Хрусталева В.В., Живаева Ю. В., Пантин В.И., Семененко И.С., Савина О.О.), а также постулируют, что «человек стремится к достижению и сохранению позитивной идентичности» [8, С. 268].

Проведенное нами исследование направлено на изучение зависимости уровня сформированности идентичности от условий процесса социализации. Исследовательской задачей ставилось выделение значимых условий приводящих к более высокому типу идентичности, анализ взаимовлияний типов различных видов идентичности старших подростков, сравнение типов идентичности у старших подростков, обучающихся гимназии и колледжа.

Гипотеза исследования: достижение позитивной идентичности в старшем подростковом возрасте может быть детерминировано слаженными межличностными отношениями в группе, к которой относится подросток.

Учитывая многозадачность возрастного периода старших подростков, включающую физическое созревание, самоутверждение в группе сверстников, выбор профессии, усвоение  гендерной роли и роли взрослого  – были подобраны соответствующие методики для исследования профиля идентичности испытуемых.  Батарея тестов включала: методики, разработанные Л.Б. Шнейдер – МИЛИ для выявления типа личностной идентичности, МИГИ методика изучения гендерной идентичности, МИПИ выявляет тип профессиональной идентичности; методика изучения статуса профессиональной идентичности А.А. Азбель;  методика изучения межличностной идентичности, позволяющая выявить операциональные признаки компонентов межличностной идентичности, в группе обучающихся  [11, С. 133-144].

В проведенном  пилотажном исследовании были изучены  среды гимназии и колледжа по-разному выстраивающие процесс социализации старших подростков, что нашло свое отражение в формировании определенных статусов идентичности. Всего в исследовании приняло участие 102 человека среди них студенты колледжа первого курса и обучающиеся гимназии 10-х классов в возрасте от 15 до 16 лет.

Методика исследования личностной идентичности (МИЛИ) позволяет выявить тип личностной идентичности. Согласно определению Л.Б. Шнейдер «личностная идентичность есть самореферентность, то есть ощущение и осознание уникальности «Я» в его экзистенции и неповторимости личностных качеств, при наличии своей принадлежности социальной реальности» [12, С. 64].  Личностная идентичность конструируется из следующих составляющих: общение, опыт и роли, порождающие идентичность, а также речь, через которую идентичность выражается.

В диаграмме (рис. 1) использованы соответствующие сокращения: ПВИ – преждевременная идентичность, ДИ – Диффузная идентичность, МИ – мораторий идентичности, ДПИ – достигнутая позитивная идентичность, ПсИ – псевдоидентичность.

 

02-06-2017 16-45-28

Рис. 1 – Диаграмма показателей личностной идентичности

 

Можно отметить (рис. 1), что для 10% студентов колледжа характерна преждевременная идентичность, а среди гимназистов данного типа идентичности нет. Это может свидетельствовать о том, что пятая часть студентов колледжа, не делали самостоятельных выборов и не исследовали себя, свое личное пространство и окружение, а просто приняли личностную идентичность другого без процесса самопознания [1], руководствуясь чужим мнением (возможно родителей или друзей).

Тип диффузной идентичности соответствует 42% гимназистов и 35% студентов, что говорит о том, что больше трети подростков данной возрастной категории не начали еще конструировать собственную личностную идентичность, и как итог, на данном этапе становления лишены какой-либо идентичности и/или обязательств перед кем-либо [1].

32% студентов и 25% гимназистов находятся на стадии моратория. Они приступили к поискам своей идентичности и активно продвигаются в данном направлении. Причем следует отметить, что возможно смена учебного заведения стала одним из стимулов изменений для студентов колледжа.

Среди гимназистов,  больше подростков, которые имеют тип достигнутой личностной идентичности. Возможно, что общее благополучие характерное для ребят гимназии – успешность, более благоприятная атмосфера в семьях, наличие принимающего коллектива, стало залогом возможности активного поиска и изучения себя, что в итоге привело к высокой степени согласованности структурной организации идентичности [10], к формированию позитивной идентичности у большего количества старших подростков.

По результатам проведения методики изучения гендерной идентичности (МИГИ) было выявлено, что у старших подростков данной возрастной категории преобладает тип диффузной идентичности. «Гендерная идентичность – единство поведения и самоосознания индивида, причисляющего себя к определенному полу и ориентирующегося на требования соответствующей половой роли» [12, С. 64].

02-06-2017 16-46-39

Рис. 2 – Диаграмма показателей гендерной идентичности

 

Как показывает диаграмма (рис. 2), 22% студентов колледжа и 50% обучающихся гимназии имеют преждевременную гендерную идентичность. Очевидно, что среди гимназистов более чем вдвое больше подростков с преждевременной идентичностью. Это может говорить о том, что обучающиеся гимназии приняли определенную гендерную идентичность другого без самопознания, возможно, в силу большего авторитета родителей или по причине большей значимости на данном отрезке жизни выбора ВУЗа и будущей профессии.

Статус диффузии идентичности выявлен у 62% студентов и 50% гимназистов, половина гимназистов и больше чем половина студентов данного возраста лишены гендерной идентичности и/или обязательств перед кем-либо в соответствии с гендерной ролью, проявляя отсутствие единства поведения и самосознания.

При этом 13% студентов колледжа находятся в состоянии кризиса гендерной идентичности и активно пытаются разрешить его, пробуя различные варианты самопознания, проявляя себя в соответствующей половой роли в межличностном общении, строя отношения с противоположным полом и т.д. Для 2% студентов колледжа характерна достигнутая позитивная гендерная идентичность, что свидетельствует о принятии ими своей гендерной роли и готовности к соответствию требованиям.

По результатам проведения методики изучения профессиональной идентичности было выявлено, что у старших подростков данной возрастной категории преобладает тип диффузной идентичности.

«Профессиональная идентичность – это объективное и субъективное единство с профессиональной группой, делом, которое обусловливает преемственность профессиональных характеристик (норм, ролей и статусов) личности» [12, С. 64].

 

02-06-2017 16-47-39

Рис. 3 – Диаграмма показателей профессиональной идентичности [12]

Для 27% студентов колледжа характерна преждевременная идентичность, а среди гимназистов данный тип идентичности отсутствует (рис. 3). Это может указывать на том, что чуть более чем четвертая часть студентов колледжа, приняла данный тип идентичности, не делая самостоятельных выборов по своему профессиональному будущему и не исследуя свои способности к тем или иным профессиям. Ими не были предприняты попытки конструирования будущей карьеры и предпочтительного места учебы и работы. Они могли принять идентичность другого, руководствуясь чужим мнением и/или решением, возможно поддавшись давлению родителей, педагогов или друзей или не готовности принять ответственность за собственный выбор.

При этом половина гимназистов и 34% студентов оказались в категории диффузная идентичность.  Вероятно для гимназистов, которые в основном определились с выбором ВУЗа, этот период без определения конкретной профессии позволяет посвятить себя учебе, участию в олимпиадах и конкурсах, усиленной подготовке к ЕГЭ по выбранным предметам, которые позволят набрать необходимые баллы для поступления в престижный ВУЗ. Также на наш взгляд трудно определиться с профессией, которую невозможно попробовать и примерить на себя. Среди студентов колледжа подростков данной категории меньше на 16%, что может свидетельствовать о том, что колледж уже на первом году обучения позволяет ребятам стать участниками различных профессиональных проб в рамках выбранного направления, а также в других направлениях посещая профессиональные среды и дни открытых дверей.

Важно заметить, что среди гимназистов есть подростки с позитивной достигнутой профессиональной идентичностью в отличие от студентов колледжа. При этом наличие псевдоидентичности на 15% представлено больше, чем у студентов колледжа, что может говорить о наличии у части старших подростков определенной высокой планки, которую для них важно достичь любыми средствами, что может провоцировать не гибкость связей с социумом вследствие тотального поглощения поставленной целью.

Методика изучения статуса профессиональной идентичности по А.А.Азбель позволяет выявить преобладающий статус профессиональной идентичности [2].

Показатели статуса профессиональной идентичности при самооценивании с помощью опросника, выявили незначительные показатели по статусу «навязанная профидентичность». Можно предположить, что, отвечая на вопросы, студенты хотели показаться более самостоятельными и независимыми в вопросе профессионального выбора. В диаграмме использованы соответствующие сокращения: НСПИ – неопределенное состояние профессиональной идентичности, НПИ – навязанная профессиональная идентичность, МоратИ – мораторий идентичности, СПИ – сформированная позитивная идентичность.

 

02-06-2017 16-48-58

Рис. 4 – Диаграмма показателей профессиональной идентичности [2]

 

Согласно диаграмме (рис. 4), в статусе диффузии или неопределенности идентичности находятся, по 17% и 18% подростков гимназистов и студентов колледжа соответственно. Статус навязанной идентичности отрицают и студенты, и гимназисты, возможно, в силу возрастных особенностей (например, желания казаться более самостоятельными в собственных выборах) и/или отсутствия объективной рефлексивной позиции.

Статус моратория и сформированной идентичности выше у гимназистов на 14% и 10% соответственно, что может говорить о чуть большей активности в профессиональном самопознании и сознательном выборе своего дальнейшего профессионального пути.

По результатам проведения методики межличностной идентичности в группе обучающихся было выявлено нижеследующее (рис.5).

02-06-2017 16-50-38

Рис. 5 – Диаграмма показателей межличностной идентичности

 

По показателю межличностной когнитивной идентичности (МКИ) (рис.5):

у большинства членов групп будущих архитекторов и дизайнеров среднее значение межличностной когнитивной идентичности (14.1) соответствует низкому уровню, что свидетельствует о том, что в студенческих группах отсутствует чувство сопричастности друг другу, они не стремятся к единомыслию, взаимопринятию. У большинства гимназистов среднее значение межличностной когнитивной идентичности (16.6) соответствует среднему уровню, что характерно средне выраженному чувству сопричастности, наличию принятия [11]. Эти данные свидетельствуют о том, что первокурсники еще не стали единым коллективом, готовым решать совместные задачи. На наш взгляд, важно, как раз среди первокурсников проводить работу по сплочению коллектива. Гимназисты обучаются в своем коллективе с пятого класса. Наличие принятия дает возможность каждому обучающемуся проявлять себя в коллективе и быть продуктивно включенным в учебную деятельность, комфортнее получать знания.

По показателю межличностной аффективной идентичности (МАИ) (рис.5):

Большинство студентов колледжа (среднее значение межличностной аффективной идентичности 12,99 соответствует уровню «тенденция к низкому»), скорее негативно оценивают межличностные отношения, часто проявляют безразличие к сходству мнений, интересов и поступков, не склонны проявлять сочувствие и сопереживание относительно друг друга.

Большинству гимназистов (среднее значение межличностной аффективной идентичности 15,2 соответствует уровню «средний») свойственна средне выраженная готовность сочувствовать, сопереживать друг другу по поводу проблем, успехов и неудач, также они более позитивно оценивают межличностные отношения [11]. Можно сделать вывод, что гимназистам легче удовлетворить свою потребность в доброжелательном межличностном общении, в самовыражении и самоутверждении в коллективе одноклассников, чем студентам колледжа, т.к. помимо принятия, они получают в классе поддержку и сочувствие при необходимости. Что в свою очередь доставляет большее удовлетворение от вхождения в коллектив и способствует построению более позитивной межличностной идентичности.

По показателю межличностной поведенческой идентичности (МПИ) (рис.5):

Большинству студентов колледжа (среднее значение межличностной поведенческой идентичности 11,54 соответствует уровню «тенденция к низкому»), характерно в своем поведении не обращать внимания на ожидания других. Вероятнее всего студенты не стремятся согласовывать свои действия и поступки, не способны идти на компромисс по отношению друг к другу.  Гимназистам (среднее значение межличностной поведенческой идентичности 15,3 соответствует уровню «средний»), присуща средняя готовность согласовывать свои действия и поступки, они способны в случае необходимости идти на компромисс по отношению друг к другу, в своем поведении стараются обращать внимание на ожидания других [11]. Это свидетельствует о наличии сонастроенности и большей сплоченности гимназистов в сравнении со студентами колледжа.

Проведенное исследование определения типов идентичности старших подростков в процессе социализации в условиях гимназии и колледжа позволило выявить следующие значимые аспекты, которые важно учесть при разработке программы сопровождения социализации в образовательной организации:

  1. Более комфортная ситуация межличностного общения в процессе обучения, отражается на степени принятия друг друга, оказании поддержки и сочувствия, умения работать в коллективе, согласовывая свои действия и поступки. Это способствует большей степени удовлетворенности от совместного обучения в коллективе, развитию позитивной личностной идентичности, повышению успешности обучения. Необходимо проведение занятий направленных на формирование коллектива учебной группы (знакомство, сплочение, командообразование).
  2. В пространстве образовательной организации важно создавать альтернативные разнонаправленные референтные группы, объединенные совместной деятельностью. Это позволит организовать пространство выбора, если обучающемуся не комфортно в своей учебной группе, поскольку группа важна подростку для реализации соответствующих возрасту потребностей. Необходимо наличие разноформатных программ дополнительного образования (клуб, секция, кружок профмастерства, добровольческая команда и т.д.).
  3. Способствуя развитию самоопределения и профессиональному выбору, включая подростков в общественно-полезную деятельность, позволяющую пройти профессиональные пробы или стать организатором и ведущим творческого мастер-класса можно формировать позитивную профессиональную идентичность,  одновременно  развивая личностную. Включение старших подростков в организацию деятельности по профориентации более младших школьников (проведение дней открытых дверей, профессиональных проб и т.д.)
  4. Подростки чаще достигают позитивной идентичности в условиях создания в образовательном учреждении социальной среды с большой вариативностью подходов и технологий позитивной социализации.
  5. Позитивная идентичность подростка, является ресурсом в процессе социализации, позволяющим сохранить свою целостность и вектор позитивного развития и результатом эффективности процесса социализации.

Наше исследование показало, что разные условия процесса социализации влияют на статус сформированности идентичности старшего подростка. Следовательно, меняя условия в процессе социализации посредством «индивидуального приноровления всех приемов воспитания и воздействия социальной среды на каждого из них», можно привести к становлению позитивной идентичности личности, что в свою очередь является показателем эффективности процесса социализации [6, С. 296]. Работая в технологии сопровождения, важно помочь подростку интегрировать свой прежний опыт так, чтобы он стал стартовой площадкой для новых свершений и открытий и привел к позитивной идентичности как фактору успешной социализации. Значимо показать подростку разные возможности, вместе с ним пройти путь ИОМ (индивидуальный образовательный маршрут), дать опыт проживания позитивного конструирования вектора собственного развития (определение и планирование личной успешности через успех в учебном предмете, успех участия в программе дополнительного образования, успех в профессиональных пробах) [3].

Современное общество диктует гибкость и изменчивость пространства социализации образовательных организаций, вариативность и адресность технологий и методов сопровождения, в непрерывном соразвитии поколений социализирующих и социализируемых.

Список литературы / References

  1. Абдуллин А.Г., Тумбасова Е.Р. «Образ я» как предмет исследования в зарубежной и отечественной психологии [Электронный ресурс] / А.Г. Абдуллин, Е.Р. Тумбасова // Вестник ЮУрГУ. Серия: Психология. – 2012. – №6 (265). – С. 4 – 11. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/obraz-ya-kak-predmet-issledovaniya-v-zarubezhnoy-i-otechestvennoy-psihologii (дата обращения: 14.04.2017).
  2. Азбель А.А. Особенности формирования статусов профессиональной идентичности старшеклассников: Дис. канд. психол. наук: 19.00.07: / Азбель Анастасия Анатольевна. – СПб., 2004. – 219 с.
  3. Алексеева Л.Н. Технологии социализации подростков в образовательном пространстве. Методическое пособие / Л.Н. Алексеева, М.Ю. Григорьева, А.И. Олексенко и др. – М., 2016. – 36 с.
  4. Битянова М.Р. Социальная психология: наука, практика и образ мыслей: Учебное пособие / М.Р. Битянова. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. – 576 с.
  5. Божович Л.И. Проблемы формирования личности / Л.И. Божович; под редакцией Д.И. Фельдштейна. – М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЕК», – 1995. – 352 с.
  6. Выготский Л.С. Педагогическая психология / Л.С. Выготский; под ред. В.В. Давыдова. – М.: Педагогика-Пресс, 1999. – 536 с.
  7. Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога практика / М.Ю. Кондратьев, В.А. Ильин. – М: ПЕР СЭ, 2007. – 464 с.
  8. Малкина-Пых И. Г. Психологическая помощь в кризисных ситуациях (Справочник практического психолога) / И. Г. Малкина-Пых. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 960 с.
  9. Межличностное восприятие в группе / Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. – М.: Изд-во Моск.ун-та, 1981. – 295 с.
  10. Никишина В.Б., Петраш Е.А. Методика исследования личностной идентичности: методология и технология стандартизации [Электронный ресурс] / В.Б. Никишина, Е.А. Петраш // Научные ведомости БелГУ. Серия: Гуманитарные науки. – 2014. – №6 (177). – С. 254 -261. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/metodika-issledovaniya-lichnostnoy-identichnosti-metodologiya-i-tehnologiya-standartizatsii (дата обращения: 14.04.2017).
  11. Сидоренков А.В. Методики социально-психологического изучения малых групп в организации: монография / А.В. Сидоренков – Ростов-на-Дону: Издательство Южного федерального университета, 2012. – 244 с.
  12. Шнейдер Л.Б. Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики / Л.Б. Шнейдер. – М.: Московский психолого-социальный институт, 2007. – 128 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Abdullin A.G., Tumbasova E.R. «Obraz ja» kak predmet issledovanija v zarubezhnoj i otechestvennoj psihologii [“Image I” as a subject of research in foreign and domestic psychology] [Electronic resource] / A.G. Abdullin, E.R. Tumbasova // Vestnik JuUrGU. Serija: Psihologija [Bulletin of the JuUrGU. Series: Psychology]. – 2012. – №6 (265). – P. 4 – 11. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/obraz-ya-kak-predmet-issledovaniya-v-zarubezhnoy-i-otechestvennoy-psihologii (accessed: 14.04.2017). [in Russian]
  2. Azbel’ A.A. Osobennosti formirovanija statusov professional’noj identichnosti starsheklassnikov: Dis. kand. psihol. nauk: 19.00.07 / [Features of the formation of the status of professional identity of high school students: Dis. PhD in Psychology] / Azbel’ Anastasija Anatol’evna. – SPb., 2004. – 219 p. [in Russian]
  3. Alekseeva L.N. Tehnologii socializacii podrostkov v obrazovatel’nom prostranstve. Metodicheskoe posobie [Technologies for the socialization of adolescents in the educational space. Methodical manual] / L.N. Alekseeva, M.Ju. Grigor’eva, A.I. Oleksenko and others. – M., 2016. – 36 p. [in Russian]
  4. Bitjanova M.R. Social’naja psihologija: nauka, praktika i obraz myslej: Uchebnoe posobie [Social Psychology: Science, Practice and Mindset: A Tutorial] / M.R. Bitjanova. – M.: Izd-vo JeKSMO-Press, 2001. – 576 p. [in Russian]
  5. Bozhovich L.I. Problemy formirovanija lichnosti [Problems of personality formation] / L.I. Bozhovich; edited by D.I. Fel’dshtejna. – M.: Izd-vo «Institut prakticheskoj psihologii», Voronezh: NPO «MODEK», 1995. – 352 p. [in Russian]
  6. Vygotskij L.S. Pedagogicheskaja psihologija [Pedagogical psychology] / L.S. Vygotskij; edited by V.V. Davydova. – M.: Pedagogika-Press, 1999. – 536 p. [in Russian]
  7. Kondrat’ev M.Ju., Il’in V.A. Azbuka social’nogo psihologa praktika [The ABC of the social psychologist practice] / M.Ju. Kondrat’ev, V.A. Il’in. – M: PER SJe, 2007. – 464 p. [in Russian]
  8. Malkina-Pyh I. G. Psihologicheskaja pomoshh’ v krizisnyh situacijah (Spravochnik prakticheskogo psihologa) [Psychological Assistance in Crisis Situations (Handbook of Practical Psychologist)] / I. G. Malkina-Pyh. – M.: Izd-vo Jeksmo, 2005. – 960 p. [in Russian]
  9. Mezhlichnostnoe vosprijatie v gruppe [Interpersonal perception in the group] / edited by G.M. Andreevoj, A.I. Doncova. – M.: Izd-vo Mosk.un-ta, – 295 p. [in Russian]
  10. Nikishina V.B., Petrash E.A. Metodika issledovanija lichnostnoj identichnosti: metodologija i tehnologija standartizacii [Methods of research of personal identity: methodology and technology of standardization] [Electronic resource] / V.B. Nikishina, E.A. Petrash // Nauchnye vedomosti BelGU. Serija: Gumanitarnye nauki [Scientific bulletins of BelSU. Series: The humanities]. – 2014. – №6 (177). – P. 254 – 261. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/metodika-issledovaniya-lichnostnoy-identichnosti-metodologiya-i-tehnologiya-standartizatsii (accessed: 04.2017). [in Russian]
  11. Sidorenkov A.V. Metodiki social’no-psihologicheskogo izuchenija malyh grupp v organizacii: monografija [Methods of socio-psychological study of small groups in the organization: monograph] / A.V. Sidorenkov – Rostov-na-Donu: Izdatel’stvo Juzhnogo federal’nogo universiteta [Rostov-on-Don: Southern Federal University Publishing House], 2012. – 244 p. [in Russian]
  12. Shnejder L.B. Lichnostnaja, gendernaja i professional’naja identichnost’: teorija i metody diagnostiki [Personal, gender and professional identity: theory and methods of diagnosis] / L.B. Shnejder. – M.: Moskovskij psihologo-social’nyj institut [Moscow Psychological and Social Institute], – 128 p. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.