Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.103.2.061

Download PDF ( ) Pages: 165-167 Issue: № 2 (104) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Tushkov A.A. et al. "ON THE ISSUE OF IDENTITY AS A FACTOR OF NATIONAL SELF-DETERMINATION OF JAPAN". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 2 (104) Part 2, (2021): 165. Mon. 22. Feb. 2021.
Tushkov, A.A. & Chernikova, E.M. (2021). K VOPROSU O IDENTICHNOSTI KAK FAKTORU NACIONALYNOGO SAMOOPREDELENIYA YAPONII [ON THE ISSUE OF IDENTITY AS A FACTOR OF NATIONAL SELF-DETERMINATION OF JAPAN]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 2 (104) Part 2, 165-167. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.103.2.061
Tushkov A. A. ON THE ISSUE OF IDENTITY AS A FACTOR OF NATIONAL SELF-DETERMINATION OF JAPAN / A. A. Tushkov, E. M. Chernikova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 2 (104) Part 2. — С. 165—167. doi: 10.23670/IRJ.2021.103.2.061

Import


ON THE ISSUE OF IDENTITY AS A FACTOR OF NATIONAL SELF-DETERMINATION OF JAPAN

К ВОПРОСУ О ИДЕНТИЧНОСТИ КАК ФАКТОРУ НАЦИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ ЯПОНИИ

Научная статья

Тушков А.А.1, *, Черникова Э.М.2

2 ORCID: 0000-0001-9316-209X;

1, 2 Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, Владивосток, Россия

* Корреспондирующий автор (aa_tushkov[at]mail.ru)

Аннотация

В данной статье авторы обращаются в актуальной теме – исследованию проблемы идентичности японского общества. По мнению авторов статьи, в условиях постоянных угроз со стороны нарастающих процессов глобализации, идентичность в Японии выступает фактором национального самоопределения. Вопрос сохранения японской национально-культурной идентичности, которая является одной из ключевых проблем современного японского социума, имеет свою специфику, отличающуюся от обществ других стран. В данной статье авторы показали, какие аспекты способствует успешной адаптации традиционного японского общества к модернизирующимся инновациям из «внешнего мира», и, как следствие, успешному развитию страны и укреплению своего статуса на международной арене. В своей работе авторы опираются на основные исследования, подходы и теории ученых-социологов и политологов.

Ключевые слова: идентичность, социология, общество, культура, глобализация, Япония.

ON THE ISSUE OF IDENTITY AS A FACTOR OF NATIONAL SELF-DETERMINATION OF JAPAN

Research article

Tushkov A.A.1, *, Chernikova E.M.2

2 ORCID: 0000-0001-9316-209X;

1, 2 Vladivostok State University of Economics and Service, Vladivostok, Russia

* Corresponding author (aa_tushkov[at]mail.ru)

Abstract

The article addresses a currently relevant problem of identity in Japanese society. According to the authors of the article, in the conditions of constant threats from the growing processes of globalization, identity in Japan is a factor of national self-determination. The issue of preserving the Japanese national and cultural identity, which is one of the key problems of modern Japanese society, has its own specifics that differ from the societies of other countries. The current study demonstrates the aspects that contribute to the successful adaptation of traditional Japanese society to modernizing innovations from the “outside world”, and, as a result, to the successful development of the country and the strengthening of its status in the international arena. The study relies on the major research, approaches and theories of sociologists and political scientists.

Keywords: identity, sociology, society, culture, globalization, Japan.

Конец ХХ в. и начало XXI в. характеризуются глубокими переменами в обществе, формированием мирового глобального рынка, влиянием информатизации, размытием межгосударственных границ. В сумме все вышеперечисленные процессы получили название глобализации, которая порождает небывалое взаимодействие между экономическими, культурными и социальными связями различных государств. Стремительный информационный поток, связывающий страны и диктующий новые представления о современном мире, оказывает бесспорное влияние на процессы жизнедеятельности любой цивилизации. Страны, вовлеченные в процессы глобализации, вынуждены считаться с мнением мирового сообщества и отвечать на новые вызовы в сфере политики, экономики и культуры, при этом сохраняя свой национальный колорит, особенности страны. Япония, являясь одной из немногих развитых стран азиатского региона, переживает третью по счёту волну «интернационализации», начавшуюся еще в 90-е годы прошлого столетия. Это значит, что страна находится в процессе реформирования своей экономической, культурной и социальной жизни, наряду с заимствованием достижений западных цивилизаций, чтобы соответствовать мировому научно-техническому прогрессу. Япония, умеющая сохранять традиции и культурное наследие, в тоже время обладающая и современными, иногда опережающими развитие технологиями, интегрированными в повседневную жизнь японского общества, представляется нам страной, которая способна успешно отвечать на вызовы глобализации. Так ли это в действительности, и что способствует подобным результатам является интересной и важной темой для изучения.

Проблема формирования и сохранения национально-культурной идентичности в условиях глобализирующейся реальности является актуальной для Японии с учетом исторического прошлого страны. Насаждение западной культуры и соответствующих ценностей в масштаб всего мира носит опасный характер для национальной идентичности. В конечном итоге определенные индивидуальные черты групп и этносов стираются, что вызывает негативные последствия, как для отдельных людей, так и для целых наций. Рассматривая проблемы идентичности Японии, автор полагает, что в данном контексте следует не просто рассматривать идентичность как категориальный аппарат процесса становления и формирования личности, а необходимо подойти с точки зрения комплексного явления, именуемого «социальной идентификацией». В первую очередь, «социальная идентификация» выражает процесс формирования социальной идентичности, которая определяется принятием норм, установок, ценностей и предпочтений, превалирующих в конкретной общности, и закреплением человека за данной группой. Социальная идентичность, как и социальная идентификация, характеризуется осознанием индивида своей причастности к группе, в которой он имеет возможность реализовать первичные и вторичные человеческие потребности. Такой группой может стать семья, учебное заведение или этнос. Но, наряду с явным сходством обоих явлений, существуют и другие, отличающие эти два понятия, свойства и функции.

Для начала, «идентификация» может быть охарактеризована как процесс, в то время как «идентичность» больше относится к результату. Сознательное подражание кому-либо в чем-либо также относится к идентификации. В основном, данный процесс основан на выделении общих признаков, структуризации полученной информации, усваивании уже сформулированной и адаптированной модели. Конечным этапом является получение реакции от окружения в рамках выбранной социальной группы и анализ целесообразности заимствованной модели [1].

Еще одним проявлением идентификации выступает полное копирование черт и качеств другого индивида. Главной целью прямого копирования является не выделение общего и адаптация под себя, а быстрое и беспрепятственное получение новых идентификаций. Согласно теории формирования идентичности, выделяются статичный и динамичный путь развития личности. Так, статичный подход описывает личностные типы, в основе которых лежат врожденные характеристики человека. Принимая во внимание название второго подхода, динамичный путь отображает процесс развития и принятия социальных установок, то есть, приобретение типичных черт определенного этноса. Стоит выделить, что сейчас у каждого из нас появилась возможность самостоятельно выбрать принадлежность к культурной и этнической группе [2].

Одной из главных форм социальной идентичности, согласно социогуманитарным исследованиям, является этничность, или, другими словами, осознание своей принадлежности к определенной культурной общности и ее традициям. Отождествление себя с социальной группой защищает от неопределенности, выступает устойчивым идентификатором личности. Выделяют ряд признаков, помогающих при определении этнической идентичности: внешние характеристики, язык, территория проживания, мировоззрение.

Глобализация вносит несомненные изменения в культуры стран. Модернизационные процессы, с одной стороны, ведут мир к единой модели, в рамках которой каждый человек, разделяющий общепринятые ценности, является носителем мировой культуры. С другой стороны, это может привести к размыванию национальной идентичности и культурного кода. Говоря о цивилизационном культурном коде, стоит выделить такие его особенности, как исторически обусловленные, принятые всеми членами общества нормы, формирующие самоидентификацию людей. Нормы, определяющие культурный код нации передаются из поколения в поколение и не зависят от этнической принадлежности индивидов. При исследовании идентичности Японии, автор обратился к социокультурным аспектам столкновения Японии с глобализационными процессами. Стоит сразу отметить, что японская сторона не является приверженцем унификации и универсализации и, скорее, выступает за одновременное укрепление и регионализации и национальной культуры.

С конца 80х гг. XX века слово «глобализация» вошло в лексикон правительственных организаций в Японии, все чаще стало использоваться в правительственных документах. Глобализационные процессы, во главе с западной идеологией, сподвигли правительство Страны восходящего солнца на формирование нового курса 90-х гг., отвечающего глобальным вызовам и приводящего все сферы жизни общества в соответствие с новыми условиями. Немало важным событием в рамках данного курса можно назвать создание комитета по глобализации, который участвовал в подготовке программного документа «Желаемое экономическое общество и политический курс, ориентированный на экономическое обновление». Все внимание элиты японского общества было направлено на приспособление к новым реалиям и успешное интегрирование в глобальный порядок. Создание документа об экономическом обновлении свидетельствует о положительном настрое к глобализации, которая может принести благополучие при условии успешной реализации всех ее возможностей [3]. Коллективное мировоззрение в бизнесе и обществе устарели, либеральные основы, пропагандирующие свободу личности, изменения традиционных правил поведения, пришли на смену прошлым стандартам. Чтобы не остаться за пределами современного социального развития, Японии следовало трансформироваться для конкурентоспособной борьбы. Самым важным пунктом, который автор подчеркивает, является то, что американские ценности не были для японцев единственно правильными и универсальными.

Идентичность в японской и западной культуре имеет абсолютно разные черты. Японский взгляд на эту проблему основывается на самоидентификации индивида через его связь с другими представителями. Система взаимного доверия в бизнесе и в социуме, конформизм в повседневной жизни и следование национальным ценностям отлично описывают принципы японского подхода. Западному же мировоззрению свойственна независимость, рассмотрение индивида в отдельности, что может быть описано термином «индивидуализм». По мнению японского исследователя Йокогамы Мурои Хисаси, новая стратегия глобализации должна включать в себя и универсальные стандарты и культурный релятивизм. Баланс между этими двумя моделями помогает избегать проблем стирания культурных границ, дискриминации отдельных личностей или целых наций. Доминирование только одной идеологии исключает возможность здорового развития страны. Культурный релятивизм, этноцентризм, так же, как и принудительная универсализация в чистом виде не могут стать основой национальной стратегии Японии.

В рамках изучения выбранной Японией стратегии следует выделить четыре основные тенденции развития экономической и культурной жизни. Во главе данной классификации стоит проблема вестернизации. Этот процесс является частью модели модернизации и обозначает усвоение ценностей и культуры «главной цивилизации» менее развитыми. Ведущими ценностями при этом являются либерализм и стандартизация. Следующий процесс, который ввел в употребление исследователь Дж. Розенау, назван фрагмеграцией и понимается как объединенное понятие фрагментации и интеграции [4]. В целом, понятие «фрагмеграция» обозначает преобразование и укрепление союзных блоков государств. Еще одно направление глобализации носит название «локализация» и определяется как объединение этносов и цивилизаций на основе идеологий культурной изоляции. Последнее явление также связано с именем Дж. Розенау, исследователь выделил в отдельную концепцию синтез локальных культур и глобальных передовых достижений. Такое взаимное обогащение описывается термином «глокализация». Именно этот курс в качестве основного выбрала для себя Япония [5].

Глокализация стала ответом Японии на вызовы процессов глобализации. Угроза уничтожения культурных особенностей и идентичности страны натолкнула японцев на формирование наиболее удобной стратегии, позволяющей совместить демократические ценности и национальный колорит. Такая комбинация не несет в себе концептуальные противоречия, ведь Япония, в виду своего исторического контекста, опирается на западные достижения, живя в рамках конфуцианско-буддийской философии. Можно также утверждать, что японская сторона в этом вопросе считает себя настолько же модернизованной и цивилизованной, что и западные страны. Обращение к восточной составляющей не приводит к антиамериканизму. Наоборот, в сложившихся обстоятельствах видно, что Япония имеет скорее двухполярную идентичность, внутренняя часть которой относится к дальневосточной, а внешняя – к западной.

С точки зрения представителя японской социологической мысли Имады Такатоси, Японии следует придерживаться позиции связующего звена международных отношений и стать посредником между Западом и Востоком с присущими им ценностями. Как «культурный парламентер» Япония имеет в своем арсенале способность к своеобразному синтезу и преобразованию разных культур с целью преодоления различий.

Наличие в японской культуре определенных схожих черт с восточноазиатской моделью является важным параметром для благополучного развития страны. Азиатская идентичность способствует развитию сотрудничества внутри региона, что, впоследствии, ведет к формированию доверия между странами-соседями. Что касается приверженности западным стандартам, то, нацеленность на США в политической жизни не сдает своих позиций[6]. Сюда же можно отнести и некоторые аспекты культурной жизни западной модели, которые прижились в Японии и стали частью ее национальной идентичности. Стремительное абсорбирование массовой культуры японским обществом не вызвало размывание национальных границ и традиций. Парадокс японской цивилизации состоит в том, что вестернизация или любое другое насильственное навязывание чуждых для страны норм, наоборот, двигает ее в сторону укрепления своей дальневосточной идентичности.

Таким образом, Япония выбрала путь сохранения своей культурной идентичности за счет комбинирования западных и восточных элементов культуры. С присущей ей способностью к заимствованию, переработке и успешной интеграции прозападных принципов Япония не противодействует глобализационным процессам, а идет по пути гармонизации противоречий. Идентичность в японском традиционном обществе можно изучать только с пониманием разницы культур и культурных процессов. В японском дискурсе этой проблематики важным является также исторический контекст. Упорядоченная система традиционного японского общества накладывает свой отпечаток на самоидентификацию каждого члена социума.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Куруленко Э.А. Национально-культурная идентичность в условиях глобализирующейся реальности / Э.А. Куруленко, Д.Н. Нефёдова // Известия Самарского научного центра РАН – 2015. – С. 231-234
  2. Ставропольский Ю.В. Модели этнокультурной идентичности в современной американской психологии / Ю.В. Ставропольский // Вопросы психологии. – 2003. – №6. – С. 112-118
  3. Митупова С.А. Японская социология и проблема идентичности в японском обществе / С.А. Митупова // Социологические исследования. – 2010. – №4. – С. 113-121
  4. Бакланова О.А. Социальность как предмет социокультурного анализа / О.А.Бакланова, Т.В. Душина // Социодинамика. – 2017. – № 6. – С. 52 – 58
  5. Карелова Л.Б. Глобализация: японские интерпретации социокультурных процессов / Л.Б. Карелова, С.В. Чугров // Вопросы философии. – Москва, 2009. – №7. – С. 44-54
  6. Куланов А.Г. Между миром и собой: трансформация имиджа Японии в эпоху глобализации / А.Г. Куланов // Глобальные вызовы – японский ответ. – 2008

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Kurulenko E. A. Nacional’no-kul’turnaja identichnost’ v uslovijakh globalizirujushhejjsja real’nosti [National-Cultural Identity in the Context of a Globalizing Reality] / E. A. Kurulenko, D. N. Nefedova/ E. A. Kurulenko, D. N. Nefyodova // Izvestija Samarskogo nauchnogo centra RAN [Bulletin of the Samara Scientific Center of the Russian Academy of Sciences]-2015. – pp. 231-234 [in Russian]
  2. Stavropolsky Yu. V. Modeli ehtnokul’turnojj identichnosti v sovremennojj amerikanskojj psikhologii [Models of Ethnocultural Identity in Modern American Psychology]/ Yu. V. Stavropolsky // Voprosy psikhologii [Issues of Psychology]. – 2003. – No. 6. – pp. 112-118 [in Russian]
  3. Mitupova S. A. Japonskaja sociologija i problema identichnosti v japonskom obshhestve [Japanese Sociology and the Problem of Identity in Japanese Society]/ S. A. Mitupova // Sociologicheskie issledovanija [Sociological Studies]. – 2010. – No. 4. – pp. 113-121 [in Russian]
  4. Baklanova O. A. Social’nost’ kak predmet sociokul’turnogo analiza [Sociality as a Subject of Sociocultural Analysis] / O. A. Baklanova, T. V. Dushina // Sociodinamika [Sociodynamics]. – 2017. – No. 6. – pp. 52-58 [in Russian]
  5. Karelova L. B. Globalizacija: japonskie interpretacii sociokul’turnykh processov [Globalization: the Japanese Interpretations of Sociocultural Processes] / L. B. Karelova, S. V. Chugrov // Voprosy filosofii [Issues of Philosophy]. – Moscow, 2009. – No. 7. – pp. 44-54 [in Russian]
  6. Kulanov A. G. Mezhdu mirom i sobojj: transformacija imidzha Japonii v ehpokhu globalizacii [Between the World and Itself: the Transformation of Japan’s Image in the Era of Globalization]. A. G. Kulanov // Global’nye vyzovy – japonskijj otvet [Global Challenges- the Japanese Solution]. – 2008 [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.