Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.101.11.066

Download PDF ( ) Pages: 178-182 Issue: № 11 (101) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Korobeynikov V.S., "THE FIRST PRINCIPLE OF JUSTICE IN JOHN RAWLS’ POLITICAL PHILOSOPHY: RELEVANCE AND MAIN IDEAS". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 11 (101) Part 2, (2020): 178. Fri. 27. Nov. 2020.
Korobeynikov, V.S. (2020). PERVYY PRINCIP SPRAVEDLIVOSTI V POLITICHESKOY FILOSOFII DGHONA ROLZA: AKTUALYNOSTY I OSNOVNYE IDEI [THE FIRST PRINCIPLE OF JUSTICE IN JOHN RAWLS’ POLITICAL PHILOSOPHY: RELEVANCE AND MAIN IDEAS]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 11 (101) Part 2, 178-182. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2020.101.11.066
Korobeynikov V. S. THE FIRST PRINCIPLE OF JUSTICE IN JOHN RAWLS’ POLITICAL PHILOSOPHY: RELEVANCE AND MAIN IDEAS / V. S. Korobeynikov // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2020. — № 11 (101) Part 2. — С. 178—182. doi: 10.23670/IRJ.2020.101.11.066

Import


THE FIRST PRINCIPLE OF JUSTICE IN JOHN RAWLS’ POLITICAL PHILOSOPHY: RELEVANCE AND MAIN IDEAS

ПЕРВЫЙ ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ ДЖОНА РОЛЗА: АКТУАЛЬНОСТЬ И ОСНОВНЫЕ ИДЕИ

Научная статья

Коробейников В.С.*

Дальневосточный федеральный университет, Владивосток, Россия

* Корреспондирующий автор (korobeinikov.vs[at]students.dvfu.ru)

Аннотация

В данной статье рассматривается первый принцип справедливости политической теории американского философа Джона Ролза. Автор данной статьи рассматривает и трактует понимание о данном принципе из таких трудов политического теоретика, как «Справедливость как честность» и «Теория справедливости». Помимо интерпретации первого принципа справедливости, автор рассматривает его как основополагающую идею такого нормативно-правового акта, как Конституция РФ. Более того, автор показывает, как функционирует данный принцип в социальной теории миров (градов) Л. Тевено и Л. Болтански. В конце статьи приводятся выводы и перечень использованных источников.

Ключевые слова: политическая философия, справедливость, первый принцип справедливости, Дж. Ролз, Конституция РФ, Л. Тевено и Л. Болтански.

THE FIRST PRINCIPLE OF JUSTICE IN JOHN RAWLS’ POLITICAL PHILOSOPHY:
RELEVANCE AND MAIN IDEAS

Research article

Korobeynikov V.S.*

Far Eastern Federal University, Vladivostok, Russia

* Corresponding author (korobeinikov.vs[at]students.dvfu.ru) 

Abstract

This article discusses the first principle of justice in the political theory of the American philosopher John Rawls. The study examines and interprets the understanding of this principle from such works as “Justice as Fairness” and “A Theory of Justice”. In addition to interpreting the first principle of justice, the study examines it as the fundamental idea of such normative legal act as the Constitution of the Russian Federation. Moreover, the author of the article demonstrates how this principle functions in the theory the economies of worth by L. Thevenot and L. Boltanski. The article provides conclusions and a list of the utilized sources.

Keywords: political philosophy, justice, the first principle of justice, J. Rawls, Constitution of the Russian Federation, L. Thevenot and L. Boltanski.

Введение

Джон Ролз (1921-2002) – американский философ, теоретик либеральной концепции международного права, которая на сегодняшний день в значительной степени лежит в основе внешней политики США. Также данный философ исследовал одну из главнейших категорий политической и социальной философии, а именно справедливость.

Главная работа американского мыслителя «Теория справедливости», как отмечает канадский философ Уилл Кимлика, с 1971 года является точкой отсчёта для начала дебатов на социально-политические проблемы капиталистического общества [3 С. 10]. Многие исследователи, политические философы изучали ролзовскую концепцию справедливости (Лоран Тевено, Люк Болтански, Юрген Хабермас, Дж. Гауз, Роберт Нозик и др.), одни из которых подвергали критике идеи американского философа, а другие воплощали теорию справедливости в качестве одной из основ своей общественной теории.

Концепция справедливости как честности в данной книге исходит из двух основных принципов:

  • Каждый субъект, участвующий в конкретной системе, имеет равные права на наиболее обширную свободу, как и остальные субъекты, участвующие в данной системе;
  • Социальные и экономические неравенства должны быть устроены так, чтобы от них можно было бы разумно ожидать преимуществ, а также открытый доступ к положениям и должностям для всех [9, С. 66].

Первый принцип актуален в XXI веке, так как он затрагивает этические аспекты в таких социально-политических отношениях современного общества, как наличие основных прав и свобод у граждан в семейной, личной, правовой жизни. Данный принцип также актуален в рамках организации политических институтов и их взаимодействия с другими институтами, фундаментом которых служат идеи классического либерализма, чья идеология является опорой нормативно-правовой базы США, стран ЕС, России.

Можно выделить следующую актуальность первого принципа, а именно, функционирование органов власти. Решение задач гарантированного государством продвижения общества ко все более точному и полному осуществлению принципа социальной справедливости определяется тем, что решение этой задачи является непременным условием социальной стабильности. Когда мы видим, что всевозможные программы и меры, предпринимаемые правительством страны, далеко не всегда дают ожидаемые результаты, мы не можем не замечать, что, с одной стороны, причины этого кроются во многом, если не прежде всего, в нерешенности проблемы социальной справедливости, а с другой стороны, что недостаточная эффективность государственных программ является почвой социальной нестабильности [11, С. 115].

В статье 1958 года «Справедливость как честность» Джон Ролз пишет, что первый принцип функционирует в том случае, если все участники действуют только при равных позициях, которые подкреплены законодательством. Если поведение одного из участников признается законом (как нормативно-правовым актом общей договорённости социума) делинквентным, то его действия могут быть оправданы. Обвиняемый субъект имеет право на презумпцию невиновности, и имеет право быть свободным после доказательства своей невиновности. Первый принцип справедливости позволяет иметь равную свободу всем участникам данной договорённости. Данная свобода позволяет расширять нормативно-правовую базу во благо самой свободы среди граждан, соблюдая и учитывая при этом, как было сказано ранее, равные возможности и потребности граждан [7 С. 37].

Далее стоит перейти к анализу первого принципа справедливости как честности по книге «Теория справедливости». Американский философ в книге пишет о данном принципе как занимающем первенство над вторым принципом. Это означает, что нарушение главных свобод второго принципа не способно быть оправданным. По мнению философа, данный принцип не способен защитить такие разновидности свобод, как право владеть определёнными видами собственности, свобода соглашений и так далее, так как на них воздействует принцип невмешательства со стороны государства. Также Джон Ролз утверждает, что все свободы невозможно распределить на основные, на которых держится законодательная база, и второстепенные [9, С. 67]. Такая невозможность вызвана тем, что отношение ко многим свободам у различных государств разное, поскольку морально-этические представления и понимание организации общества различные. Как отмечает Григорий Канарш, в системе российского законодательства можно проследить некоторые нюансы в плане реализации ролзовской концепции. Во-первых, он считает, что при её реализации не стоит учитывать тот факт, что первый принцип абстрактен, сложен в этической схематизации, а присущий ему моральный прагматизм представляют трудности в его восприятии. Во-вторых, реализация теории Джона Ролза возможна при таких качествах социальной жизни, как «рациональность», «чувства справедливости» наличия демократических традиций [4, С. 84].

Тем не менее мы считаем, что в конституции РФ имеет место ролзовская реализация первого принципа справедливости, так как в главном законе страны прописаны такие права, как свобода совести, слова, право на голос, право на жизнь и так далее, которые непосредственно являются высшими ценностями человека, что в свою очередь является подготовительной «почвой» для реализации свободного и демократического общества. В частности, в Конституции РФ существует 2 статья, согласно которой «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства» [6]. Причём стоит заметить, что первый принцип, как и второй, имеет публичный, а не элитарный характер. Также справедливые поступки как феномены являются ориентирами осуществления их цивилизационным обществом [5, С. 89]. Данные ценности сильно важны для либерализма, и по своей сущности либерализм обладает одной из главных специфик – отдачей приоритета в пользу основным свободам [4, С. 83] (на примере 2 статьи Конституции). Причём стоит заметить, что равные свободы для каждого представителя страны являются только политическими [8, С. 30].

Данный принцип, который является гарантом основных законов, гарантирует и обеспечивает каждому индивиду максимально возможную выгоду, как и в случае второго принципа [13, С. 99]. Однако проблема заключается в том, каким образом должны соблюдаться основные свободы и при каких условиях. Так Н. Шавеко утверждает, что основные свободы должны быть каким-либо образом выстроены между собой [15, С. 9], что в свою очередь американский философ и пытается сделать на «интуитивном уровне».

 Тем не менее в теории справедливости обосновывается необходимость законов, основанных на первом принципе, так как каждый индивид в обществе имеет фундаментальные интересы. В цивилизованном обществе люди не способны поддаваться на удовлетворение материальных потребностей, ибо таким человеком двигают моральные начала [10, С. 467-471]. И стоит нам заметить, что моральные начала заложены в нормативно-правовых актах, которые являются договорённостями между людьми, если не проявлением общей солидарности. Данная договорённость возможна, по мнению Б. Кашникова, путём принятия первого принципа как должного, которое в свою очередь имеет приоритет по отношению к благу, которое не противоречит по ролзовской мысли благу. Любая концепция блага нуждается в наборе первичных благ. Представители определённого общества делают выбор в пользу основополагающих принципов, чтобы увеличить количество первичных благ [6, С. 88].

Для уточнения характеристики первого принципа Джон Ролз приводит такие интерпретации двух принципов справедливости, как система естественной свободы, либеральное право, природная аристократия и демократическое равенство.

Во всех интерпретациях выполняется первый принцип, поскольку в теории американского философа он первичен. [9, С 70] Через интерпретации он объясняет значимость первого принципа в данных концепциях.

Джон Ролз пишет, что устройство системы естественной свободы предопределяется равенством перед законом
[9, С. 75]. Гражданам предоставляется возможность на равных начинаниях без дискриминации по определённым признакам участвовать в свободной рыночной экономике. Данные права доступны ко всем выгодным для всех социальным положениям. Также социальное положение и распределение доходов среди граждан являются, как нами понимается, некими достигнутыми в финансово-экономическом аспекте катализаторами (кумулятивными эффектами), которые в свою очередь являются «отголосками» предшествующих распределений одарённости, таланта того или иного субъекта.

Устройство либеральной интерпретации права предопределяется открытым и свободным спектром развития личности согласно принципу честного равенства возможностей [9, С. 75]. То есть, если определённый гражданин наделен талантом, способностями в определённой области, данный субъект не только имеет право на широкий спектр конкурсного отбора, но и высокую вероятность того, что он получит рабочее место независимо от своего происхождения и социального статуса, даже в том случае, когда данный конкурс проходят два равных по способностям и одарённости человека. Другими слова, данная интерпретация обосновывается моральным составляющим социального лифта.

Функционирование в общественных отношениях концепции природной аристократии объясняется первичностью преимущества тех законов, что позволяют ограничивать права низких слоёв общества, поскольку нужны те люди, которые могли направлять талантливых и образованных людей [9, С. 76]. Для более эффективного развития каждый человек, даже если предположим, что он одарён и он приносит этим пользу обществу, но при этом не способен в силу своих возможностей управлять социальными, экономическими, политическими и культурными процессами, направлять их в «нужное русло». По данной причине американский философ выделяет концепцию природной аристократии. Однако данная система несправедлива по причине изначальной дифференциации законов для разных лиц. Так, рождённый в более благородном сословии будет обладать большими правами, нежели представитель непривилегированного сословия. Несправедливо сконструировать жизненные перспективы, которые непосредственно зависят от определённых обстоятельств [10, С. 181].

Демократическое равенство как интерпретация является сочетанием принципа честного равенства возможностей и принципа различия и, по мысли Джона Ролза, является наилучшим из остальных. Первый принцип справедливости представлен как некий гарант свободы и честного равенства возможностей социальных институтов [9, С. 77]. Ожидания от работы данных институтов полезны для социума, поскольку они в рамках своих возможностей способны замотивировать на более положительный прогноз развития менее успешных субъектов. Такая мотивация даёт свободу развития персоны, не позволяет разочаровываться в будущем.

Далее Джон Ролз даёт переработанное определение первого принципа справедливости: «каждый субъект должен обладать равным правом в отношении наиболее общей системы равных основополагающих свобод, совместимой с подобными системами свобод для всех» [9, С. 223]. Первому принципу присущ приоритет свободы, который связан со вторым принципом [9, С. 217]. Данные свободы имеют приоритет над равными возможностями [3, С. 83] и они могут быть ограничены в пользу другой свободы, поскольку они могут быть либо не тождественны по значимости (в данном случае граждане с меньшими правами должны быть защищены), либо не распространёнными (в данном случае граждане должны обратить внимание на общую выгоду всех субъектов). Само ограничение может возникнуть как следствие некой жизненной ситуации человека, или исторической и социальной случайности. Также ограничение является проявлением несправедливости, которая существует либо в общественной системе, либо в поведении человека [9, С. 218]. В данном моменте возникает проблема одной из ключевых аспектов данной категорий, а именно, устранение несправедливости в обществе.

Для устранения несправедливости Джон Ролз ставит первый принцип на первый план в своей схеме, что вполне может послужить основой решения проблем как минимум социальной политики определённого государства. Так, первый принцип разбивается на идеальную и неидеальную часть теории. В идеальной части рассматриваются идея справедливого «базиса» и соответствующие обязанности субъектов при условиях ограниченной жизни, а в неидеальной – принципы для менее благоприятных условий [9, С. 219].

Однако, как замечает Н. Шавеко, Дж. Ролз находит в формулировке первого принципа справедливости компромис С. Данный компромисс объясняется необходимостью обеспечения «достаточной равной» ценности только политических свобод в рамках первого принципа [14, С. 10], отрицая тем самым возможность наличия некого цельного морального для всех представителей обоснования. В защиту идеи справедливого правового «базиса» мы считаем, что наличие основных этических замыслов первого принципа в законодательной базе позволяет регулировать отношения во всех сферах жизни общества одинаково. Это можно доказать путем приведения кантианского обоснования первого принципа.

Стоит начать с того, что первый принцип справедливости, как замечает один из исследователей кантианства в философских концепциях XX вв. Вадим Чалый, практически воспроизводит принцип права Канта: «Прав любой поступок, который или согласно максиме которого свобода произволения каждого совместима со свободой каждого в соответствии со всеобщим законом» [13, С. 150]. Данный принцип многим известен как категорический императив, который в свою очередь является основой всей политической философии Дж. Ролза. Данный концепт является, по мысли исследователя, рационализированием морально-аксиологических мотивов каждого индивида.

Каждый индивид способен в своих действиях или действиях другого индивида проследить рациональное «зерно»: принесёт вред или пользу определённое действие. Поскольку человек является существом социальным, он априори будет оценивать определённые обстоятельства, опираясь на общие моральные установки своей социальной среды. Нормативно-правовые акты, которые соблюдаются субъектами, являются отражением моральных установок. Следовательно, можно выяснить, что данные законы являются рационализированными актами, основаниями которых служит морально-аксиологический мотив людей. Все законы выстраиваются в одну иерархию, на первом месте которой располагается конституция, которая в свою очередь является следствием общественного договора. Поэтому первый принцип справедливости способен регулировать основные права и обязанности независимо от социальной или политической принадлежности гражданина. В рамках категорического императива Иммануила Канта в ролзовском контексте индивид подчиняется в силу одной только своей природы свободного и равного себе подобным рационального существа, как отмечает Вадим Чалый [13, С. 157]. Благоприятные условия в идее первого принципа справедливости предопределяются идеальной частью, так как экономические и исторические процессы, истечения обстоятельств являются следствиями аксиологически-моральных мотивов каждого индивида определённой эпохи.

Тем не менее, кантовские мотивы являются не формальным основанием концепции справедливости, а идейным замыслом, общим политическим «духом», «телом» которого является практическая философия политического либерализма. Идеалы автономии или трансцедентального идеализма Иммануила Канта «слишком» универсальны для философии Дж. Ролза. Философ испытывает хорошие чувства к этике немецкого мыслителя, но не думает, что можно ожидать её повсеместного признания [2, С. 181].

В дальнейшем Джон Ролз в книге «Политический либерализм» пытается отсоединить философские, этические и религиозные основания от политического, тем самым рационализировать сам устой, причем рационализированное понимается как то, с чем граждане могут разумно согласиться. Оно является основой политического. Таким образом, концепция справедливости как честности превращается из морально-аксиологической в разумную, в которой не философское, религиозное и моральное предопределяют государство, а хорошо организованное решение, которые отталкивается от философских, моральных, этических мотивов, представленных как мнения, а не как теории или концепции [2, С. 195-196]. В данной ситуации первый принцип трансформируется в то, что можно было бы назвать «реальной политикой» регулирования взаимодействий, участники которых оценивают какое-либо политическое действие как следствие определённого убеждения. Уважение к свободе и равенству требует, чтобы применение государством принудительной силы было оправдано для каждого гражданина [2, С. 196]. Политический либерализм является справедливостью для государства и либерализм в данном контексте рассматривается как естественный феномен страны, а не как идеология [2, С. 197].

Первый принцип справедливости мы можем проследить и в работе представителей школы прагматичной социологии, Лоран Тевено и Люк Болтански, которые хоть и адаптировали второй принцип справедливости, но тем не менее мы можем проследить у них и первый принцип. Стоит начать с того, что второй принцип справедливости по замыслу социологов является фундаментом «градов» в том смысле, что неравенство может рассматриваться как справедливое, только если от него выгадывают даже люди, находящиеся в самом неблагополучном положении
[1, С. 42]. Тем не менее участники определённого «града» априори имеют равные возможности для всех, которые непосредственно основаны на главных свободах. Неравенство существует как наличие страт в социуме, участники которых имеют равные возможности и основные свободы, которые являются гарантом реализации личности. Даже то, что люди равны в том смысле, что доступ к различным положениям в обществе открыт для всех [1, С. 42], акты регулируют равную возможность перехода в иерархии. В этом плане человек равен по своей природе себе подобному, действие каждого человека совместимо с действием другого согласно основному закону. Так, на примере рыночного мира, движущей «силой» функционирования является соревнование людей, которые находятся в отношениях соперничества. Споры в ней регулируются с помощью общей рыночной оценки — цены, — выражающей значимость совпадающих желаний [1, С. 308]. Данные субъекты обладают общей свободой, соперничеством, которое даёт им развиваться в равных возможностях и на общей договорённости, иначе бы по отношению к определённому индивиду были бы применены санкции. Люди в соперничестве равны себе подобным, которые, как и он, соблюдает общие установки.

В ходе исследования данного концепта мы пришли к следующим выводам:

  1. Первый принцип справедливости имеет следующую формулировку: каждый субъект в участие определенной практике имеет равные права на наиболее обширную свободу, как и остальные субъекты, участвующие в данной системе;
  2. Первый принцип справедливости Дж. Ролза, исходя из своей формулировки, является общезначимым в формулировках основных положений Конституции РФ, так как она провозглашает права и свободы человека высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства;
  3. Благоприятные условия в концепции первого принципа справедливости предопределяются идеальной частью, так как экономические и исторические процессы, истечения обстоятельств являются следствиями аксиологически-моральными мотивов каждого индивида определённой эпохи;
  4. Первый принцип справедливости Дж. Ролза имеет место в социальной теории Л. Тевено и Л. Болтански, так как он является тем пунктом, который имеет место в обосновании справедливости в аспекте того, что субъекты обладают общей свободой, соперничеством, которое даёт им развиваться в равных возможностях и на общей договорённости, иначе бы по отношению к определённому индивиду были бы применены санкции. Люди в соперничестве равны себе подобным, которые, как и он, соблюдает общие установки;

В целом, можно сказать, что первый принцип справедливости играет главенствующую роль в теории справедливости Джона Ролза. Его значение в законодательной практике имеет вес, так как в конституциях развитых стран прописаны те общие права и обязанности, которые регулируют не только политическую, но и экономическую, культурную, экономическую деятельность каждого субъекта. По поводу данного принципа в странах Запада в интеллектуальных и общественно-политических кругах ведутся дискуссии, что, в свою очередь, делает всю современную политическую философию более актуальной в наши дни.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Болтански, Л. Критика и обоснование справедливости: Очерки социологии градов / Люк Болтански, Лоран Тевено; пер. с фр. О.В. Ковеневой; науч. ред. перевода Н.Е. Колосов. — М.: Новое литературное обозрение, 2013. — 576 с.
  2. Грановская, О. Л. Интеллектуальное наследие И. Берлина и антиномии либеральной философии второй половины XX века (историко-философский анализ): автореф. дис. … д. филос. н. / Грановская О. Л. – М., 2016. – 256 с.
  3. Кимлика, У. Современная политическая теория: введение: пер. с англ. / У. Кимлика – М.: Изд-во Высшей школы экономики, 2010. – 592 с.
  4. Канарш, Г. Ю. Социальная справедливость: философские концепции и российская ситуация: монография / Г. Ю. Канарш. – М.: Изд-во Московского гуманитарного университета, 2011. – 236 с.
  5. Кашников, Б. Н. Либеральные теории справедливости и политическая практика России / Б. Н. Кашников. – Великий Новгород: НовГУ имени Ярослава Мудрого, 2004. – 260 с.
  6. Конституция Российской Федерации // «Документы24». – [Электронный ресурс] URL: https://dokumentyru/konstitutsiya-rf.html#st1 (дата обращения 13.10.2020)
  7. Литвиенко, Н. С. Концепция справедливости Джона Ролза // Логос. – 2006. № 1 (52). – с. 26-34.
  8. Ролз, Дж. Справедливость как честность / Дж. Ролз // Логос. – 2006. № 1 (52). – с. 35-60.
  9. Ролз, Дж. Теория справедливости: пер. с англ. / Дж. Ролз. – М.: Изд-во ЛКИ, 2010. – 536 с.
  10. Сэндел М. Справедливость. Как поступать правильно? / М. Сэндел. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013. – 352 с.
  11. Торгашова, Е. С. Теория справедливости Джона Ролза / Е. С. Торгашова // Материалы II Всероссийской научно-практической конференции «Север России: стратегии и перспектива развития». – 2016. Т. 1. – с. 115-117.
  12. Хёффе, О. Справедливость: философское введение: пер. с нем. / О. Хёффе. – М.: Праксис, 2007. – 192 с.
  13. Чалый, В. А. Кантианские мотивы в англоязычной политической философии последней трети XX века: автореф. дис. … д. филос. н. / Чалый, В. А. – М., 2018. – 315 с.
  14. Шавеко, Н. А. Некоторые аспекты первого принципа справедливости по Джону Ролзу / Н. А. Шавеко // Кантовский сборник. – 2017. Т. 36, № 4. – с. 7-17.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Boltanski, L. Kritika i obosnovanie spravedlivosti: Ocherki sotsiologii gradov [Critique and Justification of Justice: Essays on the Sociology of Worldsъ / L. Boltanski, L.Thévenot (Translated by O. V. Koveneva), translation edited by N. E. Kolosov, M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2013, 576 p. [in Russian]
  2. Granovskaya, O. L. Intellektual’noe nasledie I. Berlina i antinomii liberal’noi filosofii vtoroi poloviny XX veka (istoriko-filosofskii analiz): [Intellectual Heritage of I. Intellectual Heritage of I. Berlin and the Antinomies of Liberal Philosophy in the Second Half of the XX Century (Historical and Philosophical Analysis)]: Extended abstract of Doctor’s thesis / O. L. Granovskaya – M., 2016. – 256 p. [in Russian]
  3. Kymlicka, W. Sovremennaia politicheskaia teoriia [Contemporary Political Theory: An Introduction] / W. Kymliсka-M.: Publ. house Vysshei shkoly ekonomiki, 2010. – 592 p. [in Russian]
  4. Kanarsh, G. Yu. Sotsial’naia spravedlivost’: filosofskie kontseptsii i rossiiskaia situatsiia: monografiia [Social Justice: Philosophical Concepts and the Russian Situation: A Monograph] / Yu. Kanarsh. – M.: Publ. house Moskovskogo gumanitarnogo universiteta, 2011. – 236 p. [in Russian]
  5. Kashnikov, B. N. Liberal’nye teorii spravedlivosti i politicheskaia praktika Rossii [Liberal Theories of Justice and Political Practice in Russia] / B. N. Kashnikov. – Velikii Novgorod: NovGU imeni Iaroslava Mudrogo, 2004. – 260 p. [in Russian]
  6. Konstitutsiia Rossiiskoi Federatsii [Constitution of the Russian Federation] [Electronic resource] – URL: https://dokumenty24.ru/konstitutsiya-rf.html#st1 (accessed 13.10.2020) [in Russian]
  7. Litvienko, N. S. Kontseptsiia spravedlivosti Dzhona Rolza [The Concept of Justice by John Rawls] / N. S. Litvienko // Logos. – 2006. № 1 (52). – pp. 26-34 [in Russian]
  8. Rawls, J. Spravedlivost’ kak chestnost’ [Justice as Fairness] / J. Rawls // Logos. – 2006. № 1 (52). – pp. 35-60. [in Russian]
  9. Rawls, J. Teoriia spravedlivosti [A Theory of Justice] / J. Rawls. – M.: Publ. house LKI, 2010. – 536 p. [in Russian]
  10. Sandel, M. [Justice: What’s the Right Thing to Do?] / M. Sandel. – M.: Mann, Ivanov and Ferber, 2013. – 352 p. [in Russian]
  11. Torgashova, E. S. Teoriia spravedlivosti Dzhona Rolza [John Rawls’ Theory of Justice] / E. S. Torgashova // Materialy II Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Sever Rossii: strategii i perspektiva razvitiia» [Proceedings of the II All-Russian Scientific and Practical Conference “North of Russia: strategies and development prospects”] – 2016. Vol. 1. – pp. 115-117 [in Russian]
  12. Heffe, O. Spravedlivost’: filosofskoe vvedenie [Justice: a Philosophical Introduction] / O. Heffe. – M.: Praksis, 2007. – 192 p. [in Russian]
  13. Chalyj, V. A. Kantianskie motivy v angloiazychnoi politicheskoi filosofii poslednei treti XX veka [Kantian Motives in the English-Language Political Philosophy of the Last Third of the XX Century]/ V. A. Chalyj: Extended abstract of Doctor’s thesis A.-M., 2018. – 315 p. [in Russian]
  14. Shafeko, N. A. Nekotorye aspekty pervogo printsipa spravedlivosti po Dzhonu Rolzu [Some Aspects of the First Principle of Justice by John Rawls]/ N. A. Shafeko // Kantovskii sbornik [The Kant Collection] – 2017. Vol. 36, no. 4. – 7-17 [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.