Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.9.111.106

Download PDF ( ) Pages: 177-181 Issue: № 9 (111) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Fadeeva I.V., "HASHTAG AS A TOOL OF INFLUENCE IN MODERN MEDIA SPACE". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 9 (111) Part 3, (2021): 177. Tue. 21. Sep. 2021.
Fadeeva, I.V. (2021). HESHTEG KAK INSTRUMENT VLIYANIYA V SOVREMENNOM MEDIAPROSTRANSTVE [HASHTAG AS A TOOL OF INFLUENCE IN MODERN MEDIA SPACE]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 9 (111) Part 3, 177-181. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.9.111.106
Fadeeva I. V. HASHTAG AS A TOOL OF INFLUENCE IN MODERN MEDIA SPACE / I. V. Fadeeva // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 9 (111) Part 3. — С. 177—181. doi: 10.23670/IRJ.2021.9.111.106

Import


HASHTAG AS A TOOL OF INFLUENCE IN MODERN MEDIA SPACE

ХЭШТЕГ КАК ИНСТРУМЕНТ ВЛИЯНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МЕДИАПРОСТРАНСТВЕ

Научная статья

Фадеева И.В.*

Астраханский государственный университет, Астрахань, Россия

* Корреспондирующий автор (if-77[at]mail.ru)

Аннотация

Статья посвящена анализу связей между онлайн-дискурсом и динамикой социальных движений в офлайн-пространстве. Исследуются особенности хэштегов в формировании повестки дня и специфика влияния хэштег-движений на офлайн-пространство. Политические организации и деятели активно используют хэштег-движения с целью актуализации социальной повестки. Подчеркивается, что основной особенностью хэштегов является участие периферийных пользователей, распространяющих хэштеги в процессе участия в обсуждении, критики или одобрения. В статье рассматриваются некоторые хэштег-движения, повлиявшие на политические институты общества. Автор приходит к выводу о том, что помимо активной работы с контентом, важно его правильное продвижение. Хэштег-движения служат привлечению внимания к проблеме или ситуации через различные социальные платформы и ключевые фигуры, среди которых – блогеры, лидеры общественного мнения, социальные медиа и СМИ.

Ключевые слова: хэштег, социальные медиа, Интернет-пространство, онлайновые медиакоммуникации, общественные движения.

HASHTAG AS A TOOL OF INFLUENCE IN MODERN MEDIA SPACE

Research article

Fadeeva I.V.*

Astrakhan State University, Astrakhan, Russia

* Corresponding author (if-77[at]mail.ru)

Abstract

The article features an analysis of the links between online discourse and the dynamics of social movements in the offline space. The study examines the features of hashtags in the formation of the agenda and the specifics of the influence of hashtag movements on the offline space. Political organizations and figures actively use hashtag movements in order to implement their social agenda. It is emphasized that the main feature of hashtags is the participation of peripheral users who distribute hashtags in the process of participating in the discussion, criticism or approval. The article also examines certain hashtag movements that have influenced the political institutions of society. The author comes to the conclusion that in addition to active work with content, it is important to promote it correctly. Hashtag movements serve to draw attention to a problem or situation through various social platforms and key figures, including bloggers, opinion leaders, social and old media.

Keywords: hashtag, social media, Internet space, online media communications, social movements.

Введение

Сегодня в интернет-пространстве возникает и развивается большое количество современных общественных движений (политические партии, общественные объединения, экологические сообщества, женские организации и дискуссионные группы). На онлайн-площадках пользователи создают и воспроизводят огромное количество всевозможного контента, который определяет формат и содержание различных социально-политических дискурсов, имеющих высокий потенциал социального действия. Такой контент образует оценочно-фактологическую среду – информационно-новостное поле, состоящее из сообщений, посредством которых взаимодействуют социально-политические деятели публичной сферы.

Актуальность исследования состоит в рассмотрении основных тенденций медиатизации онлайновых проектов посредством хэштегов. В ходе исследования изучены востребованные онлайн-технологии продвижения социальной повестки и проанализированы известные медиакейсы, оказавшие влияние на медиадискурс. Цель исследования – изучить особенности хэштегов в формировании повестки дня, а также выявить специфику влияния хэштег-движений на офлайн-пространство.

Особое значение для решения задач, поставленных в данном исследовании, имели научные работы о социальных медиа: Е.Л. Вартановой, А.А. Градюшко, Ш.С. Сулеймановой и др. [3], [4], [6], [13]. В частности, особенности функционирования социальной повестки в сети Интернет рассматриваются в работах А. Маркхэм, С.С. Бодруновой, М.С. Будолак [1], [2], [9]. Среди зарубежных исследователей выделяются работы Р. Скобла, Б. Солиса, Д. Райта, М. Хинсона [16], [17], [18]. В российском сегменте Интернета основная полемика по вопросам, связанным с продвижением медиапроектов, встречается в публикациях специалистов-практиков А.А. Новиковой, И.В. Кирия, Е.В. Выровцевой [10], [8], [5].

Виртуальная сеть долгое время была свободна от какого-либо регулирования, являясь платформой равных стартовых возможностей для субъектов, исключая техническую иерархию. Практика формулирования своего собственного мнения, взглядов или солидарности с мнением других людей становится одной из наиболее важных особенностей в онлайн-пространстве. Американский исследователь Р. Скобл называет характерные черты социальных медиа. Среди них он выделяет возможность оперативной корректировки опубликованной информации, интерактивность, доступное отслеживание популярности публикаций, мультимедийность, неограниченность объема и сниженный контроль над контентом [16]. Рассмотрим приемы и технологии медиатизации онлайновых проектов на примере социальной сети для публичного обмена сообщениями «Twitter».

Популярность микроблога «Twitter» стала новым этапом в процессе политизации Интернета и артикуляции в нем идентичностей. Особенность коммуникации в данной сети – это сочетание черт социальных сетей и блогов: инструмент коммуникации, построения своей идентичности и распространение идеологии посредством мгновенной передачи и ретрансляции сообщений и информации, среди прочего призывов к действиям. «Twitter» заполнил пробел, когда пользователям нужен был ресурс, позволяющий им общаться в реальном времени реальным социальным «Я» и передавать информацию, которая важна для текущего социального взаимодействия. Кроме того, «Twitter» предоставил возможность сократить дистанцию между политическими деятелями и гражданами. Здесь почти у каждой политической партии, учреждения и многих политических деятелей есть официальный аккаунт. Технологические особенности «Twitter» заключаются в том, что его пользователи должны мгновенно и постоянно реагировать на события как социального, так и бытового характера. «Twitter» удобен для очень быстрого распространения политической информации. Одним из активных механизмов солидарности в нем являются хэштеги – слово или фраза со знаком решетки – #, что позволяет тематически группировать сообщения от разных пользователей и отслеживать тенденции общения. Этимология понятия хэштег восходит к англоязычному двукоренному слову hashtag (hash – «решётка», tag – «метка»). Первые хэштеги появились для удобства общения и были использованы в качестве маркировки тематических групп комьюнити в сетях IRC – соединённых между собой серверах для взаимодействия в режиме реального времени. Хэштеги стали востребованы для упорядочения отдельных сообщений определенной группы, а также как принадлежность к теме или «каналу». Отцом хэштега принято считать американского режиссера, сценариста и актера Криса Мессина, который в 2007 году впервые воспользовался знаком решетки (#) при отправке сообщения в микроблоге «Twitter». По инициативе Американского диалектологического общества термин «хэштег» был объявлен «Словом года – 2012».

Хэштеги позволяют сформировать информационную волну, состоящую из сообщений на заданную тему. Пользователь может присоединиться к обсуждению темы на любом этапе, создав ответное сообщение, в отличие от упорядоченных по времени последовательных комментариев в блогах [11, С. 148]. Хэштег выступает как объединяющий символ, так как это довольно яркое, лаконичное и часто знаковое выражение позиции или темы. «Facebook», «Instagram», «Twitter», «Одноклассники» и другие социальные платформы одобрили использование символа «#» в качестве технологии маркировки контента. В более широком смысле хэштег – это ярлык, используемый для распространения сообщений по темам в блогах и социальных сетях. Сообщения, содержащие определенный хэштег, становятся помеченными и позволяют пользователям Интернета находить релевантную информацию с помощью инструмента поиска.

Хэштег – свернутый текст, который может передавать информацию об источнике или о целом культурно-историческом событии в сжатом виде. Это позволяет адресату «распознать» данное явление и его последующую интерпретацию. Хэштег объединяет разрозненную информацию, основанную на общих характеристиках, и помогает соединить воедино во многом разные или, наоборот, похожие слова, мысли, фразы, статьи, изображения. В любой социальной сети хэштеги помогают создать то, что называется «канал, тема, топик», таким образом автор позволяет другим пользователям понять, о чем идет речь, не читая его.

Появившись в 2007 году в социальной сети «Twitter», хештеги прошли определенный путь эволюции. Во-первых, их главное предназначение – индексирование сообщения для быстрого поиска публикации на данную тему – в настоящее время уходит в прошлое. Хэштегу присваивается функция концепта – он актуален для существования как средство взаимопонимания и коммуникации «систематизированного» сообщества, а также как триггер процессов в онлайн-пространстве. Благодаря хэштегу появились различные общественные и политические движения.

В последнее время в мире политики все чаще используются хэштеги. Помимо обычных, можно также говорить о политических хэштегах – словах или фразах, которые подчинены политическим задачам. Политическое хэштегирование – это процесс конструирования и распространения политических хэштегов, направленный на управление политическим дискурсом целевой аудитории с помощью новых медиа.

Начиная с 2000-х годов, появились работы, направленные на анализ хэштегов, в том числе политических. Им, например, посвящена коллективная статья Л. Хэмпхилла, А. Кюлотта и М. Хестона из Соединенных Штатов [15]. Авторы обнаружили, что американские политики используют хэштеги довольно широко: около 47% всех интернет-сообщений политиков содержат хотя бы один хэштег. Политические персоны, больше не полагаясь на СМИ, используют хэштеги для создания особого формата политических дискуссий. За счёт этого общественные деятели, во-первых, сами выбирают вопросы для обсуждения, а во-вторых, благодаря различным хэштегам выделяют значимые аспекты этих вопросов.

Отечественные пользователи «Twitter» часто пытаются «прикоснуться» к мировым тенденциям и высказаться с помощью популярного хэштега. Чтобы проследить динамику смыслов, которые могут сопровождать распространение хэштега, отсылающего к политическим деятелям, событиям или расколам, рассмотрим одно из актуальных событий в избирательном пространстве России – кампанию по выборам мэра Москвы в 2018 году. Кроме того, проанализируем два хэштега, связанных кандидатами – А.А. Навальным (#Навальный) и С.С. Собяниным (#Собянинашмэр). Безусловно, можно назвать и ряд других тегов, связанных с каждым из них – это #underdog (#аутсайдер) и #Собянин, #Собянчик, соответственно. Хронологические рамки анализа – с 20 июля по 8 сентября 2018 года, день окончания избирательной кампании. Анализ включал 204 записи с первым хэштегом (#Навальный) и 108 записей со вторым (#Собянинашмэр).

Для первого тега #Навальный преобладают нейтральные акцентуации: новости, ссылки на новостные сюжеты, репосты без активного комментирования. В общей сложности они составляют 60% выборки. Что касается положительных и нейтральных интерпретаций, их количество практически одинаково из-за того, что в число положительных входит реклама, связанная с предвыборной кампанией кандидата. Таким образом, насчитывается 23% положительных и 17% отрицательных акцентуаций. Негативные интерпретации хэштега сопровождаются следующими оценками: «Навальный, ты нам не нужен», «Навальный – не, не видел», «Навальный – продукт хитроумной социотехнической манипуляции», «Навальный разработал систему отмывания денег», «Интересно, а Навальный вообще читал свою программу?», «Навальный участвует в выборах в роли аутсайдера». Положительные интерпретации менее разнообразны, во многом из-за того, что большинство из них составляли массовыми репостами – перепечатками сообщений: кандидата называли «наш Навальный», «Навальный – мой мэр», «Навальный – настоящий либерал».

Другие хэштеги основывались на оппозиции С.С. Собянину, правительству или режиму в целом, а не на описании его собственной платформы. Интерпретации имиджа кандидата в основном состояли в том, что все будет не так, как при нынешнем мэре, правительстве. Например, фраза «Голосуйте за Навального, и этого не будет» была распространена не только в «Twitter», но и в Яндекс-картах, где фиксируется уровень пробок в городе. Еще один распространенный слоган: «Навальный – кандидат от Интернета». Изначально так назывался материал с сайта радиостанции «Эхо Москвы», где российские IT-предприниматели и крупные блогеры заявляли о своей активной поддержке кампании А.А. Навального. Фраза стала очень популярной, даже выделившись отдельным хэштегом.

Второй хэштег – #Собяниннашмэр, часто использовался в сочетании с #молштаб, #Собянин2013, #велозасобянина, ближе к концу кампании – #мэрмосквы. Большую часть записей распространяли волонтеры и сторонники, участвовавшие в избирательной кампании. Во всей выборке обнаружена только одна негативная запись с этим хэштегом, что является довольно редким для действующего чиновника, участвующего в выборах. Количество нейтральных, информационных записей было незначительным – 26% (18 постов). В положительных интерпретациях содержалось много предвыборных лозунгов, в том числе и главный лозунг С.С. Собянина: «Главное – Москва, главные – москвичи», «Собянин делает жизнь проще», «Пенсионеры полны сил и энергии и просят предоставления рабочих мест».

Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что в российском сегменте «Twitter» хэштеги активно используются в качестве идентификационного маркера различными политическими силами. Вместе с тем в предвыборной кампании на пост мэра Москвы в 2018 году преобладала оппозиционная коммуникация. Активность провластных пользователей была успешной, но реактивной. Оппозиционные пользователи были более изобретательны, использовали больше хэштегов.

Рассмотрим также общественное движение «MeToo» с одноименным хэштегом #MeToo. Его влияние на офлайн-реальность наиболее известно и ярко проявилось в США, Швеции, Франции, а также Китае и даже Индии. Движение «MeToo» включает в себя признания известных и неизвестных женщин о сексуальных домогательствах, насилии, гендерной дискриминации и женоненавистничестве на рабочем месте. Сообщения с хэштегом #MeToo началась в октябре 2017 года как онлайн-акция, флешмоб участников движения, потребителей контента сетевого сообщества. Главная цель – показать масштабы сексуального насилия, домогательств и притеснений на рабочем месте. Создатели дискурса «MeToo» – это известные люди из разных стран мира. Другие пользователи либо потребляют и распространяют этот контент, либо делают публичные признания в рамках кампании #MeToo. В течение года активности хэштега #MeToo в ряде стран внесли поправки в законодательство о преследованиях и других формах сексуального насилия. В частности, во Франции были введены штрафы за домогательства на улице, а в Швеции секс без явного согласия одной из сторон приравнивался к изнасилованию [12]. Подобный законопроект был одобрен в Испании. В 2017 году в Facebook хэштег #MeToo поставили более 4,7 миллиона человек в 12 миллионах сообщений. Администрация Facebook сообщила, что у 45 % американских пользователей хотя бы один из друзей опубликовал эту метку. 

Заключение

Таким образом, важным свойством хэштегов является стимулирование различных общественных движений. Основным фактором реализации их стратегии является принцип консолидации. Он характеризуется несколькими мотивами: идентификацией со слоганом, которая не всегда позволяет объяснить первоначальный смысл запущенного сообщения или хэштега; модой – стремлением быть в тренде прогрессивных явлений Запада. Другой особенностью хэштег-движений является стимулирование активности модераторами и «лидерами мнения». Пользователи распространяют хэштеги, реагируя на события в виде участия в обсуждении, критики или пассивного одобрения. Такие периферийные участники имеют решающее значение для увеличения охвата сообщений и создания онлайн-контента на уровнях, сопоставимых с основными участниками. Это приводит формированию цифровой повестки, отражающей сумму важных на данный момент вопросов. Благодаря этому хэштеги закрепились в социально-политической практике многих стран в виде хэштегирования как органического элемента формирования цифровой повестки дня.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 Список литературы / References

  1. БодруноваС.С. Медиакратия: современные подходы к определению термина / С. С. Бодрунова // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. – 2012. – Выпуск 3. – С. 203–215.
  2. БудолакМ.С. Понятие «социальные медиа» / M. C. Будолак // Петербургская школа PR: от теории к практике / отв. ред. А. Д. Кривоносов. – СПб., 2009. – Выпуск 7. – С. 15–23.
  3. ВартановаЕ.Л. Цифровое общество: новые приоритеты СМИ и активные аудитории / Е. Л. Вартанова // Медийно-информационная грамотность в России: дорога в будущее: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Медиа- и информационная грамотность в информационном обществе». – М., 2015. – С. 35–47.
  4. ВартановаЕ.Л. СМИ и журналистика в пространстве постиндустриального общества / Е. Л. Вартанова // Медиаскоп. – [Электронный ресурс]. URL: http://www.mediascope.ru/node/352 (дата обращения 17.07.2021).
  5. ВыровцеваЕ.В. Мультимедийная история: технологии & творчество / Е. В. Выровцева // Знак: проблемное поле медиаобразования. – Челябинск, 2016. – № 4. – С. 55–63.
  6. ГрадюшкоА. Социальные медиа в системе интернет-коммуникаций / А.Градюшко // Журналистика-2010: становление, проблемы и перспективы: материалы 12-й Международной научно-практической конференции, 8-9 декабря. – Минск: БДУ, 2010. – С. 10–13.
  7. ДукинР.А. Медиатизация современного общества: влияние социальных медиа / Р. А. Дукин // Теория и практика общественного развития. – 2016. – № 2. – [Электронный ресурс]. URL: http://teoriapractica.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/2016/2/sociology/dukin.pdf (дата обращения 12.07.2021).
  8. КирияИ.В. Социальные медиа как инструмент политической изоляции в России / И. В. Кирия // Смеющаяся НЕреволюция: движение протеста и медиа (мифы, язык, символы) / Под общ. ред.: А. Г. Качкаева. – М., 2013. – С. 12–24.
  9. МаркхамА. Метафоры Интернета: способы быть в эпоху вездесущности / А.Маркхам, К. Тийденберг. – Лондон : Питер Лэнг, 2020.
  10. НовиковаС.А. Российские хэштеги микроблога «Твиттер» как политико-идентификационный маркер / С. А. Новикова // Социум и власть. – 2014. – №5 (49). – С. 20–26.
  11. ОвчинниковаМ.Г. Коммуникация и идентификация в социальных сетях: факторы, типажи, национально-культурная специфика (на материале социальной сети Твиттер) / М. Г. Овчинникова // Вестник Пермского университета. Политические науки. – 2013. – № 2. – С. 143–
  12. СтраховскаяО. В Швеции секс без согласия будет считаться изнасилованием. Но как понять, что такое согласие? / О.Страховская // Meduza. – 2018. – 25 мая. – [Электронный ресурс]. URL: https://meduza.io/cards/v-shvetsii-seks-bez-soglasiya-budet-schitatsya-iznasilovaniem-no-kak-ponyat-chto-takoe-soglasie (дата обращения: 16.08.2021).
  13. СулеймановаШ.С. Перспективы развития социальных медиа / Ш. С. Сулейманова // Коммуникология. – 2015. – Т.  – №6. – С. 111–122.
  14. Hayes D. Faces Twitter Backlash After Return To Stand-Up Stage, Raising Questions About #MeToo Road To Redemption [Electronic resource] / D. Hayes, C. K. Louis // DEADLINE. – 2018. – August 28. – URL: https://deadline.com/2018/08/louis-c-k-faces-twitter-backlash-after-return-tostand-up-stage-raising-questions-about-metoo-road-to-redemption-1202453748/ (accessed 03.08.2021).
  15. Hemphill L. Framing in Social Media: How the US Congress Uses Twitter Hashtags to Frame Political Issues / L. Hemphill , A. Culotta, M. Heston // SSRN Electronic Journal. – 2013. – January. – P. 1–39.
  16. Scoble R. What is social media? / R. Scoble. – [Electronic resource]. URL: http://scobleizer.com/2007/02/16/what-is-socialmedia/ (accessed 17.07.2021).
  17. Solis B. The definition of social media / B. Solis. – [Electronic resource]. URL: http://www.webpronews.com/blogtalk/2007/06/29/the-definition-of-social-media (accessed 06.08.2021).
  18. Wright D. K. New Communications Media Are Being Used in Public Relations: a Longitudinal Analysis / K. Wright, M. D. Hinson // Public Relations Journal. – 2010. – Vol. 4. – № 3. – P. 1–27.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bodrunova S. S. Mediakratiya: sovremennye podhody k opredeleniyu termina [Mediacracy: modern approaches to the definition of the term] / S. S. Bodrunova // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Ser. 9. [Bulletin of St. Petersburg University. Series 9.]. – 2012. – Issue 3. – P. 203–215. [in Russian]
  2. Budolak M. S. Ponyatie «social’nye media» [The concept of “social media”] / M. S. Budolak // Peterburgskaya shkola PR: ot teorii k praktike [Petersburg school of PR: from theory to practice] / ed. A. D. Krivonosov. – SPb, 2009. – Issue 7. – P. 15–23. [in Russian]
  3. Vartanova E. L. Cifrovoe obshchestvo: novye prioritety SMI i aktivnye auditorii [Digital Society: New Media Priorities and Active Audiences] / E. L. Vartanova // Medijno-informacionnaya gramotnost’ v Rossii: doroga v budushchee: sb. mat. Vseros. nauch.-prakt. konf. «Media- i informacionnaya gramotnost’ v informacionnom obshchestve» [Media and information literacy in Russia: the road to the future: a collection of materials from the All-Russian scientific and practical conference “Media and information literacy in the information society”]. – M., 2015. – P. 35–47. [in Russian]
  4. Vartanova E. L. SMI i zhurnalistika v prostranstve postindustrial’nogo obshchestva [Media and journalism in the space of post-industrial society] / E. L. Vartanova // Mediaskop [Mediascop]. – [Electronic resource]. URL: http://www.mediascope.ru/node/352 (accessed 17.07.2021).[in Russian]
  5. Vyrovceva E. V. Mul’timedijnaya istoriya: tekhnologii & tvorchestvo [Multimedia Story: Technology & Creativity] / E. V. Vyrovceva // Znak: problemnoe pole mediaobrazovaniya [Sign: problematic field of mediaeducation]. – Chelyabinsk. – 2016. – № 4. – P. 55–63. [in Russian]
  6. Gradyushko A. Social’nye media v sisteme internet-kommunikacij [Social media in the Internet communications system] / A. Gradyushko // ZHurnalistika-2010: stanovlenie, problemy i perspektivy: materialy 12-j Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii, 8–9 dekabrya [Journalism-2010: Formation, Problems and Prospects: Materials of the 12th International Scientific and Practical Conference, December 8–9]. – Minsk: BDU, 2010. – P. 10–13. [in Russian]
  7. Dukin R. A. Mediatizaciya sovremennogo obshchestva: vliyanie social’nyh media [Mediatization of Modern Society: The Impact of Social Media] / R. A. Dukin // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya [Theory and practice of social development]. – 2016. – № 2. – [Electronic resource]. URL: https://clck.ru/XaMxZ (accessed 12.07.2021). [in Russian]
  8. Kiriya I. V. Social’nye media kak instrument politicheskoj izolyacii v Rossii [Social media as a tool of political isolation in Russia] / I. V. Kiriya // Smeyushchayasya NErevolyuciya: dvizhenie protesta i media (mify, yazyk, simvoly) [The Laughing Non-Revolution: the Protest Movement and the Media (Myths, Language, Symbols)] / Ed.: A. G. Kachkaev. – M., 2013. – P. 12–24. [in Russian]
  9. Markkham A. Metafory Interneta: sposoby byt’ v epohu vezdesushchnosti [Internet Metaphors: Ways to Be in the Age of Omnipresence] / A. Markkham, K. Tijdenberg. – London: Piter Leng, 2020. [in Russian]
  10. Novikova S. A. Rossijskie heshtegi mikrobloga «Twitter» kak politiko- identifikacionnyj marker [Russian hashtags of the Twitter microblog as a political identification marker] / S. A. Novikova // Socium i vlast’ [Society and power]. – 2014. – №5 (49). – P. 20–26. [in Russian]
  11. Ovchinnikova M. G. Kommunikaciya i identifikaciya v social’nyh setyah: faktory, tipazhi, nacional’no-kul’turnaya specifika (na materiale social’noj seti Tvitter) [Communication and identification in social networks: factors, types, ethnic and cultural specifics (based on the material of the social network Twitter)] / M. G. Ovchinnikova // Vestnik Permskogo universiteta. Politicheskie nauki [Perm University Bulletin. Political science]. – 2013. – № 2. – P. 143–156. [in Russian]
  12. Strahovskaya O. V SHvecii seks bez soglasiya budet schitat’sya iznasilovaniem. No kak ponyat’, chto takoe soglasie? [In Sweden sex without consent would be considered rape. But how do you understand what consent is?] / O. Strahovskaya // Meduza [Meduza]. – 2018. – May 25. – [Electronic resource]. URL: https://meduza.io/cards/v-shvetsii-seks-bez-soglasiya-budet-schitatsya-iznasilovaniem-no-kak-ponyat-chto-takoe-soglasie (accessed 16.08.2021). [in Russian]
  13. Sulejmanova SH. S. Perspektivy razvitiya social’nyh media [Prospects for the development of social media] / SH. S. Sulejmanova // Kommunikologiya [Communicology]. – 2015. – Vol. 3. – №6. – P. 111–122. [in Russian]
  14. Hayes D. Faces Twitter Backlash After Return To Stand-Up Stage, Raising Questions About #MeToo Road To Redemption / D. Hayes, C. K. Louis // DEADLINE. – 2018. – August 28. – [Electronic resource]. URL: https://deadline.com/2018/08/louis-c-k-faces-twitter-backlash-after-return-tostand-up-stage-raising-questions-about-metoo-road-to-redemption-1202453748/ (accessed 03.08.2021).
  15. Hemphill L. Framing in Social Media: How the US Congress Uses Twitter Hashtags to Frame Political Issues / L. Hemphill , A. Culotta, M. Heston // SSRN Electronic Journal. – 2013. – January. – P. 1–39.
  16. Scoble R. What is social media? / R. Scoble. – [Electronic resource]. URL: http://scobleizer.com/2007/02/16/what-is-socialmedia/ (accessed 17.07.2021).
  17. Solis B. The definition of social media / B. Solis. – [Electronic resource]. URL: http://www.webpronews.com/blogtalk/2007/06/29/the-definition-of-social-media (accessed 06.08.2021).
  18. Wright D. K. New Communications Media Are Being Used in Public Relations: a Longitudinal Analysis / D. K. Wright, M. D. Hinson // Public Relations Journal. – 2010. – Vol. 4. – № 3. – P. 1–27.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.