Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.84.6.042

Download PDF ( ) Pages: 74-76 Issue: № 6 (84) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Gerlyak N.A., "TURKISH WORDS IN HOUSEHOLD LEXICON OF THE KHANTY LANGUAGE AS A RESULT OF LANGUAGE CONTACTS (BASED ON MATERIALS OF KAZYM DIALECT) (BY THE MATERIAL FROM V. SHTEINITZ’S DICTIONARY)". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 6 (84) Part 2, (2019): 74. Wed. 26. Jun. 2019.
Gerlyak, N.A. (2019). TYURKSKIE SLOVA V PREDMETNO-BYTOVOY LEKSIKE HANTYYSKOGO YAZYKA KAK REZULYTAT YAZYKOVYH KONTAKTOV (NA MATERIALE KAZYMSKOGO DIALEKTA) (PO MATERIALAM SLOVARYA V. SHTEYNICA) [TURKISH WORDS IN HOUSEHOLD LEXICON OF THE KHANTY LANGUAGE AS A RESULT OF LANGUAGE CONTACTS (BASED ON MATERIALS OF KAZYM DIALECT) (BY THE MATERIAL FROM V. SHTEINITZ’S DICTIONARY)]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 6 (84) Part 2, 74-76. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2019.84.6.042
Gerlyak N. A. TURKISH WORDS IN HOUSEHOLD LEXICON OF THE KHANTY LANGUAGE AS A RESULT OF LANGUAGE CONTACTS (BASED ON MATERIALS OF KAZYM DIALECT) (BY THE MATERIAL FROM V. SHTEINITZ’S DICTIONARY) / N. A. Gerlyak // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2019. — № 6 (84) Part 2. — С. 74—76. doi: 10.23670/IRJ.2019.84.6.042

Import


TURKISH WORDS IN HOUSEHOLD LEXICON OF THE KHANTY LANGUAGE AS A RESULT OF LANGUAGE CONTACTS (BASED ON MATERIALS OF KAZYM DIALECT) (BY THE MATERIAL FROM V. SHTEINITZ’S DICTIONARY)

ТЮРКСКИЕ СЛОВА В ПРЕДМЕТНО-БЫТОВОЙ ЛЕКСИКЕ ХАНТЫЙСКОГО ЯЗЫКА КАК РЕЗУЛЬТАТ ЯЗЫКОВЫХ КОНТАКТОВ (НА МАТЕРИАЛЕ КАЗЫМСКОГО ДИАЛЕКТА) (ПО МАТЕРИАЛАМ СЛОВАРЯ В. ШТЕЙНИЦА)

Научная статья

Герляк Н.А. *

ORCID: 0000-0002-1652-8227,

БУ «Обско-угорский институт прикладных исследований и разработок», Ханты-Мансийск, Россия

* Корреспондирующий автор (natasha-gerlyak[at]yandex.ru)

Аннотация

В статье рассматриваются некоторые результаты длительного тюркско-уральского языкового взаимодействия. Указывается на наличие большого числа слов, обозначающих предметы быта, появившихся в хантыйском языке в процессе контактов с тюркскими языками.

Названные лексические единицы представлены в известном диалектологическом словаре хантыйского языка Вольфганта Штейница, из которого и взят иллюстративный материал. Семантика этих слов разнится незначительно: по своему обобщенному значению все они имеют отношение к номинации предметов, явлений и действий, связанных с повседневной жизнью и ведением хозяйства.

Ключевые слова: предметно-бытовая лексика, урало-алтайские языковые контакты, тюркско-уральское языковое взаимодействие, словарь Вольфганта Штейница, хантыйский язык, казымский диалект.

TURKISH WORDS IN HOUSEHOLD LEXICON OF THE KHANTY LANGUAGE AS A RESULT OF LANGUAGE CONTACTS (BASED ON MATERIALS OF KAZYM DIALECT) (BY THE MATERIAL FROM V. SHTEINITZ’S DICTIONARY)

Research article

Gerlyak N.A. *

ORCID: 0000-0002-1652-8227,

BU “Ob-Ugric Institute of Applied Research and Development,” Khanty-Mansiysk, Russia

* Corresponding author (natasha-gerlyak[at]yandex.ru)

Abstract

The article discusses some of the results of long-term Turkic-Ural language interaction. It indicates the presence of a large number of words denoting household items that have appeared in the Khanty language during the process of contacts with Turkic languages.

The named lexical units are presented in the well-known dialectological dictionary of the Khanty language of Wolfgant Steinitz; the illustrative material is taken from it. The semantics of these words differ slightly: by their generalized meaning, they all relate to the nomination of objects, phenomena, and actions related to daily life and housekeeping.

Keywords: household vocabulary, Ural-Altai language contacts, Turkic-Ural language interaction, Wolfgant Steinitz’s dictionary, Khanty language, Kazym dialect.

Введение

В сравнительном языкознании в исследовании проблем взаимоотношений языков одним из самых приоритетных направлений является лингвистическая контактология, которая описывает взаимоотношения языков в пространстве и широком культурно-историческом ракурсе, изучает материальные и типологические сходства как результаты конвергентных и дивергентных процессов в развитии языков [1], [10].

В течение многих тысячелетий между носителями разных языков происходит взаимодействие и взаимовлияние культур, традиций, что является естественным процессом в условиях контактного проживания. «Общественный характер человеческой речи, – пишет Н.М. Шанский, – исторические факты, определяющие развитие общества, неизбежно влекут за собой явления заимствования одним языком элементов другого, влияния одного языка на другой» [2, С. 87].

Хантыйский язык вместе с мансийским и венгерским входит в угорскую группу финно-угорской ветви уральской языковой семьи. В свою очередь, тюркская группа языков входит в алтайскую языковую семью.

Литература по урало-алтайским связям очень обширна. Много ценной информации содержится в работах венгерских, финских, немецких, российских ученых, в частности, П. Хайду [3], Д.Р. Фокош-Фукса [4], Х. Паасонена [5], М. Рясенена [6], В. Штейница [7], Б.А. Серебренникова [8], Н.Х. Ишбулатова [9] и др.

По мнению лингвиста И.С. Насипова «сходства, обнаруживаемые между языками, входящими в разные языковые семьи, объясняются не только и не столько генетическим родством языков, объединяемых урало-алтайской гипотезой как результат единого языка-основы, а скорее следствием исторических контактов между ними, результатом взаимовлияний и соприкосновений различных материальных и духовных культур» [1, C. 29].

Так, среднее Поволжье и Приуралье, расположенные на стыке Европы и Азии, представляют собою область сосредоточения разных племен и народов, где с древнейших времен происходили самые различные этнические и культурно-исторические процессы. Разумеется, эти народы, как родственные, так и не родственные друг другу, вступали между собой в различного рода контакты, взаимодействовали и в языковом плане. При этом одни языки побеждали, а другие исчезали, оставляя свои следы на уровне субстрата.

Особенно продолжительными были контакты угров с тюркоязычными народностями.

Сходство между уральскими и тюркскими языками (татарский, якутский, а также из тюркских языков кыпчакской ветви) в большей степени проявляется в восточных и южных языках уральской группы, в основном в предметно-бытовой лексике.

Предметно-бытовая лексика занимает заметное место в лексическом составе любого языка, так как включает в себя названия предметов, явлений и действий, связанные с повседневной жизнью и ведением хозяйства. В Словаре-справочнике Розенталя приводится следующее толкование: бытовая лексика – это лексика, включающая в свой состав слова повседневного обихода, называющие предметы и явления общего уклада жизни, окружающей обстановки, обычаев и нравов народа [10, C. 44].

Диалектологический и этимологический словарь хантыйского языка В. Штейница дает более широкую информацию по тюркско-уральским языковым контактам и его отражению в предметно-бытовой лексике, в котором содержатся сведения и по казымскому диалекту. Примеры даются в фонематической записи В.Штейница с переводом на графику и орфографию хантыйского языка, принятую в современных изданиях; переводы на немецком языке даются по-немецки и в переводе на русский язык. Приведем некоторые яркие образцы, например: ištan (Atl. Čem.) Hosen, Unterhosen, штаны, кáсь, иштáнет. – < tat. yštan; ebenso im Wog.: FUF 17,75; Kálmán, Russ. Lw. 152.

миткаль, tăχәt миткаль; полотно, холст < tat. aq ‘weiB; rein; gut gesinnt’.

asap (KoP) vaiva, Qual, Leiden / мука. – < tat.-tob. azap id. (FUF 2, 112; 17, 70).

ikŏw (Ko O = taw-üš), Tš. ikow хомут, Kumt  < tat. *jikü (zu jik– ‘anspannen’); oder direkt < tat. (vgl. FUF 17, 87).

ilkäk (Vj.), Trj. ilek, J ilek (5 х l; P. 1751 l), CastOS īdek, PMu. ilkek решето, Sieb (Vj. J Cast.); lichtes Lattensieb zum Reinigen der Zirbelnüsse (Vj. Trj.); Mehl-, Tabaksieb (Trj.); Art Korb aus Birkenrinde, flach, viereckig, offen, in dem Beeren getrocknet werden (PMu.). – Vj. jorәw-ilkäk grobes Sieb; J lŏrәp-ilek Sieb < turko-tat.: 1. vgl. sag. ilgεk ua. 2. tat.-tob. iläk (FUF 17, 51; MSFOu. 103, 145).

arәš (DN Fil. Kam. Kr. Tš.), Kam. auch arәš, DN-Sal. Ts. orәš Deichsel [‘Gabeldeichsel’ wohl] / оглобля. – Mj. arәs-juγ Deichsel. J arәs-juw-pŏrәk, KoP arәš-părәχ зарубка на конце оглобли для привязания завертки, Kerbe am Ende der Deichselstange zur Befestigung des Knotens. DN arәš-părәχ-čunčә, Kr. arәš-părәχ, arәs-părәχ saverikko / завертка, Verband (‘Strick’) zum Festbinden der Gabeldeichsel. – < tat.-tob. aryš ‘оглобля, Gabeldeichsel’.

uraχ (DN Kr.) Siechel / серп. – KT 76 b. < tat. uraq (Toiv.).

kamti (V VK Vart. Likr. Mj.), V auch kamti, Vj. kămtiw, Trj. kamti, J kamti, DN KoP Kr. Tš. χamtә, Sog. Ts. χomtә, Ni. χomśә, Kaz. Sy. χomśi, O χamśi кнут, Peitsche. – Kam. nasar-χamtә, KoP nasăr-χamtә eine Art Hautkrankheit: вроде оспы (Kam.), “отсыпь” (KoP). – < tat.-tob. kamče id. (FUF 2, 119; 17, 106). // Ostj. > waldnenz. Nj. kemtśī (Leht., Wb. 210).

kŏpә (Irt.: Fil. KoP Koš. Kr. Sog. Ts. Tš.) Butterfab / маслобойка. – Fil. Sog. Ts. k. tutәχta buttern. – KoP Kr. Sog. k.-paχәl Stӧbel Butterfab. || Kam. čawәr-kŏpә-juχ “Halsstock an der Hasenfalle”. – KT 413, 414 a; P. 841. < tat., vgl. dschag. kӧpü id. (FUF 2, 124).

kepan (DN Fil. Koš.) стог, Heuschober. – KT 414 b. < tat.-tob. kibän ‘Schober’ (FUF 2, 123; unrichtig zu Vj. kӧmnä usw.: NyK 57, 254).

ŏpә (Š): ŏpә-tăχtә, Kaz. ŏp-tăχti, KazSt. ŏpi-tăχti, холст, Leinwand < tat., vgl. (Radl.) osm. aba ‘ein grober Wollstoff’ (AKE 312); osm. < arab.

ŏla (V  Vj.), Trj.  J ŏla, DN  KoP ătaw, DT ŏtaw, Kr. ătaw, Ni. Š ŏta, Kaz. selt. ŏla подвода, kyyti, Pferde oder Ruderer zur (amtlichen ) Beförderung von Reisenden oder Post, Pflichtgespann. – < tat.-tob. olau.

ürma (DN KoP Koš. Kr. Sog.), / вязанная рукавица < tat. ürmä.

ül’t’ӓ (Vj.), DN ot’t’aw, PulvermaB / мерка для пороха < tat., vgl. tat. ülčӓü, sart. ua. ӧlčӓü (Toiv. 8; St.).

šaj (Vj.) Kleider, Kleidung (Hemd, Hose usw. zusammen) / одежда. – šajlam posəlam ish. wusch meine Kleider. ӧrki šaj: s. 167.

Vj. šajәn wohlhabend, gut lebend. – KT 925 a. < tat.-westsibir. (Tumaševa) šaj ‘одежда, Kleidung’ < arab. šay (St.). || Unrichtig: ? < osm.dsch. šaji ‘ein mittelasiatisches Seidenzeug’ (Toiv. 16).

χər ‘ковер, рогожа’ < tat. ? < общетюрк. *daγar ‘мешок’.

tŭšak ‘перина, матрац; постель’ < tat.-tob. tüšäk ‘перина, матрац; постель’.

xăjcə ‘ножницы’ > tat.-tob. Kajcə ‘ножницы’.

xŏmχan ‘металлический сосуд’ > tat.-tob. Kumkan.

kŏjanәt ‘коромысло’ < tat.-tob. Küjäntä ‘коромысло’.

Так, например, сама ткань (шелк) и вещи из нее (в первую очередь – одежда: jεrmak ǒχšam ‘шелковый платок’, jεrmak  jεrnas ‘шелковая рубашка’) появились в обиходе у ханты очень давно, задолго до появления русских, и слово, возможно, пришло непосредственно из татарского языка (Южное Приуралье, где в древности жили предки ханты, – это самая северная область, которой касался Великий Шелковый путь). В.Штейниц считает, что слово jεrmak ‘шелк’ пришло в хантыйский язык из коми-зырянского [7, C. 409]: если следовать этой логике, то вполне вероятно, что коми-зырянский был языком-посредником: слово из татарского (или другого тюркского) попало в русский язык, оттуда – в коми-зырянский, и только потом – в хантыйский язык [11, C. 11].

Также есть примеры, где русский язык выступил в качестве языка-посредника в северных и южных диалектах хантыйского языка, например: ärčin (VT), V äččin, Trj. àrsin, Ts. oršin, Ni. oršin, Kaz. aššn, Ahl. oršin аршин, Arschin, russische Elle. … Die ostj. vordervokalischen Formen stammen alle < ru. aршин. Ts., Ni., Ahl. < *aršin < ru. (ältere Entlehnung) oder < tat.-dial. aršyn [ru. < tat.]. Vgl. FUF 17, 65; Kálmán, Russ. Lw. 148.

Эти заимствования, имея определенное значение, в процессе функционирования подчиняются законам звуковой системы хантыйского языка и при словоизменении получают соответствующие аффиксы хантыйского языка.

Заключение

Таким образом, мы склоняемся к мнению, что сходства, обнаруживаемые между языками, входящими в разные языковые семьи – уральской и алтайской, объясняются не только генетическим родством языков, они являются также следствием исторических языковых контактов между ними, результатом взаимовлияния и соприкосновения, различных материальных и духовных культур, что отражено в диалектологическом словаре Вольфганта Штейница.

Семантика этих слов разнится незначительно: по своему обобщенному значению все они имеют отношение к номинации предметов, явлений и действий, связанных с повседневной жизнью и ведением хозяйства.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Насипов Н.С. Финно-угорские заимствования в татарском языке: синопсис и таксономия: дис. д-ра филол. наук. Казань, 2010.
  2. Шанский, Н.М. Этимологический словарь русского языка / Н.М. Шанский. – М.: Прозерпина, 1994. – 398 с.
  3. Хайду Петер. Уральские языки и народы. (Пер. с венг.). – М.: Прогресс, 1985. – 435 с.
  4. Fokos-Fuchs D. R. A finno-ugor es a tќrќk mondart ќsi sajatságai (Finn-ugor-tќrќk mondattani egyezések). Budapest, 1941.
  5. Paasonen H. Votják-török szóegyeztetések // NyK. 1902. XXXII. 257–270 old.
  6. Räsänen M. Ural-altaische Wortforschungen // Studia Orientalia, 18: 3. Helsinki, 1955.
  7. Steinitz W. 1966-1993 – Dialektologisches und etymologisches Wörterbuch der ostjakischen Sprache. Berlin, 1966-1993.
  8. Серебренников Б.А. Об одном тюркизме в финно-угорских языках Волго-Камья // СФУ. 1971 (VII). С. 187-191.
  9. Ишбулатов Н.Х. Лексические связи башкирского языка и его диалектов с финно-угорскими языками (материалы) // Вопросы финно-угорского языкознания. Ижевск, 1967. Вып. IV. С. 101-103.
  10. Розенталь, Д.Э. Словарь справочник лингвистических терминов: пособие для учителя / Д.Э. Розенталь, Н.А. Теленкова. – М.: Просвещение, 1976. – 543 с.
  11. Герляк Н.А. Названия одежды в хантыйском языке: генезис и семантика (на материале казымского диалекта) // Вестник угроведения. Научно-теоретический и методический журнал № 4 (27) – Ханты-Мансийск, 2016. – С. 7-14.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Nasipov N.S. Finno-ugorskiye zaimstvovaniya v tatarskom yazyke: sinopsis i taksonomiya [Finno-Ugric Borrowings in Tatar Language: Synopsis and Taxonomy] PhD in Philology. Kazan, 2010. [In Russian]
  2. Shansky, N.M. Etimologicheskiy slovar’ russkogo yazyka [Etymological Dictionary of Russian Language] / N.М. Shansky – M.: Proserpina, 1994. – 398 p. [In Russian]
  3. Hajdu Peter. Ural’skiye yazyki i narody [Uralic languages and peoples] (Translated from Hungarian). – M.: Progress, 1985. – 435 p.
  4. Fokos-Fuchs D. R. Finno-ugor es a tќrќk mondart ќsi sajatságai (Finn-ugor-tќrќk mondattani egyezések). Budapest, 1941.
  5. Paasonen H. Votják-török szóegyeztetések // NyK. 1902. XXXII. 257–270 old.
  6. Räsänen M. Ural-altaische Wortforschungen // Studia Orientalia, 18: 3. Helsinki, 1955.
  7. Steinitz W. 1966-1993 – Dialektologisches und etymologisches Wörterbuch der ostjakischen Sprache. Berlin, 1966-1993.
  8. Serebrennikov B.A. Ob odnom tyurkizme v finno-ugorskikh yazykakh Volgo-Kam’ya [On One Turkism in Finno-Ugric Languages of Volga-Kamya] // SFU. 1971 (VII). P. 187-191. [In Russian]
  9. Ishbulatov N.Kh. Leksicheskiye svyazi bashkirskogo yazyka i yego dialektov s finno-ugorskimi yazykami (materialy) [Lexical Relations of Bashkir Language and its Dialects with the Finno-Ugric Languages (materials)] // Voprosy finno-ugorskogo yazykoznaniya [Questions of Finno-Ugric Linguistics]. Izhevsk, 1967. Vol. Iv. P. 101-103. [In Russian]
  10. Rosenthal, D.E. Slovar’ spravochnik lingvisticheskikh terminov: posobiye dlya uchitelya [Dictionary Reference Book of Linguistic Terms: Manual for Teachers] / D.E. Rosenthal, N.A. Telenkova. – M.: Enlightenment, 1976. – 543 p. [In Russian]
  11. Gerlyak N.A. Nazvaniya odezhdy v khantyyskom yazyke: genezis i semantika (na materiale kazymskogo dialekta) [Names of Clothes in the Khanty Language: Genesis and Semantics (on Material of the Kazym dialect) // Vestnik ugrovedeniya. Nauchno-teoreticheskiy i metodicheskiy zhurnal [Bulletin of Ugric Studies. Scientific-theoretical and methodological journal] No. 4 (27) – Khanty-Mansiysk, 2016. – P. 7-14. [In Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.