Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.97.7.086

Download PDF ( ) Pages: 88-91 Issue: № 7 (97) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Gladilin A.V., "ON THE EXISTENCE OF ‘GROUP’ AND ‘PERSONAL’ SLURS". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 7 (97) Part 3, (2020): 88. Fri. 24. Jul. 2020.
Gladilin, A.V. (2020). SUSCHESTVUYUT LI ‘GRUPPOVYE’ I ‘PERSONALYNYE’ SLURS? [ON THE EXISTENCE OF ‘GROUP’ AND ‘PERSONAL’ SLURS]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 7 (97) Part 3, 88-91. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2020.97.7.086
Gladilin A. V. ON THE EXISTENCE OF ‘GROUP’ AND ‘PERSONAL’ SLURS / A. V. Gladilin // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2020. — № 7 (97) Part 3. — С. 88—91. doi: 10.23670/IRJ.2020.97.7.086

Import


ON THE EXISTENCE OF ‘GROUP’ AND ‘PERSONAL’ SLURS

СУЩЕСТВУЮТ ЛИ ‘ГРУППОВЫЕ’ И ‘ПЕРСОНАЛЬНЫЕ’ SLURS?

Научная статья

Гладилин А.В.*

ORCID: 0000-0001-8967-1502,

Сибирский федеральный университет, Красноярск, Россия

*Корреспондирущий автор (ovyur[at]mail.ru)

Аннотация

Исследование slurs, существительных, обозначающих лиц и выражающих презрение к ним, таких, например, как nigger, slut, fag, получило большое распространение в лингвистике и философии языка последнего времени. Изучая slurs как важную лингвистическую и вместе с тем социально-политическую проблему, исследователи иногда смотрят на изучаемый материал сквозь призму идеологии политики идентичности, что препятствует получению объективных научных знаний об исследуемом феномене. В статье освещается один из случаев такого политически предвзятого отношения ученых к исследуемому материалу – деление slurs на ‘групповые’ и ‘персональные’.

Ключевые слова: slurs, политика идентичности, группа, категория, денотат, сигнификат.

ON THE EXISTENCE OF ‘GROUP’ AND ‘PERSONAL’ SLURS

Research article

Gladilin A.V.*

ORCID: 0000-0001-8967-1502,

Siberian Federal University, Krasnoyarsk, Russia

*Corresponding author (ovyur[at]mail.ru)

Abstract

The research of slurs, nouns denoting people and expressing contempt for them, such as nigger, slut, fag, has gained ground in linguistics and linguistic philosophy. The study of slurs as an important linguistic and, at the same time, socio-political problem, influences the researchers view of the material – they start looking at them from the perspective of identity politics, which disables objective scientific knowledge of the phenomenon under study. The article highlights one of the cases of such politically biased attitude of scientists to the studied material – the division of slurs into ‘group’ and ‘personal.’

Keywords: slurs, identity politics, group, category, denotation, significatum.

Введение

Предметом данной статьи являются лексические единицы, которые обычно воспринимаются как обидные и оскорбительные. Поэтому прежде, чем начать повествование, мы считаем необходимым сделать оговорку о том, что в данном тексте лексические единицы подобного рода приводятся, но не используются, то есть мы будем употреблять их не для того, чтобы обидеть кого-то или выразить свое превосходство над кем-то.

В последние десятилетия в англоязычной научной литературе по лингвистике и философии языка появилось большое количество работ, предметом которых являются субстантивные лексические единицы, обозначающие лиц и выражающие презрение к ним, такие, например, как nigger, slut, fag (ср. соответствующие русские нигер, шлюха, педик) и т.п. Лексические единицы этого рода англоязычные исследователи чаще всего терминологически обозначают как slurs.

Слово slur (slurs – форма множественного числа) пришло в научный дискурс из языка афроамериканской прессы. Ученые, исследующие данное явление на материале других языков и пишущие о нем не по-английски, часто используют это слово без перевода. На русский язык его можно перевести как «марающее слово», «очерняющее слово», «слово-пятно», однако ввиду неудобства употребления таких конструкций в научном тексте, в этой статье мы будем в основном пользоваться оригинальным термином.

Интерес исследователей к данным лексическим единицам объясняется, по нашему мнению, несколькими факторами. Во-первых, slurs действительно являют собой любопытный лингвистический феномен, оказавшийся способным породить весьма бурную научную дискуссию. Во-вторых, данный лексический материал относительно нов для изучения, поскольку, возможно, по причине табуированности, в двадцатом столетии он редко попадал в поле внимания исследователей. В-третьих, данный материал позволяет лингвистам и философам языка, представителям чисто академических наук, обычно находящихся на периферии общественно-политической повестки дня современности, попасть в мейнстрим этой повестки, поскольку данный предмет исследования непосредственно связан с такими актуальными социальными проблемами современного мира, как предубеждения, социальные стереотипы, дискриминация, нетерпимость к ‘иным’ и ‘язык вражды’.

Подробные обзоры различных взглядов ученых на slurs представлены, например, в [2], [5], [11], [14] и других работах.

По нашему мнению, возросшая популярность slurs как объекта исследования среди лингвистов и философов языка породила одну важную проблему. Оказавшись ‘на волне’ общественно-политической повестки дня, многие исследователи попали в плен той западной идеологии, которую в народе обычно называют политкорректностью, а в качественных СМИ и научных изданиях чаще именуют идеологией политики идентичности. Приверженность этой идеологии побуждает порой авторов статей о slurs применять к сугубо лингвистическим явлениям экстралингвистические, обусловленные политикой идентичности критерии, что в конечном счете препятствует получению объективных научных знаний об исследуемых феноменах.

В данной работе мы намерены осветить один из случаев такого политически предвзятого отношения ученых к исследуемому материалу на примере деления slurs на ‘групповые’ и ‘персональные’.

Что такое slurs?

Приведем несколько типичных определений, которые дают исследователи этому лексическому явлению. Итак, slurs – это оскорбительные слова, которые:

‘ …употребляются, чтобы выразить негативное отношение говорящего к членам определенной расы или группы (…are used to express the speaker’s negative attitudes towards members of a particular race or group…)’ [8, С. 165];

‘…нацелены на группы на базе расы (‘nigger’), национальности (‘kraut’), религии (‘kike’), гендера (‘bitch’), сексуальной ориентации (‘fag’), иммигрантского статуса (‘wetback’) и других демографических признаков (…target groups on the basis of race (‘nigger’), nationality (‘kraut’), religion (‘kike’), gender (‘bitch’), sexual orientation (‘fag’), immigrant status (‘wetback’) and sundry other demographics)’ [2, С. 25];

‘…часто используются для того, чтобы унижать членов определенных групп (…are often used to derogate certain group members…)’ [6, С. 228];

‘…нацелены на определеные группы на основе расы, гендера, сексуальной ориентации, национальности и т.д. (…target certain groups on the basis of race, gender, sexual orientation, nationality and so on)’ [4, С. 36].

Из процитированных текстов видно, что основополагающим концептом определений, которые дают авторы статей о slurs этому явлению, является понятие группа. Оно встречается в абсолютном большинстве дефиниций, присутствующих в работах, посвященных этой теме.

Таким образом, по мнению исследователей, slurs – это оскорбительные слова, направленные на определенные группы или на членов этих групп.

Некоторые определения более конкретны. Так, в двух из процитированных выше дефиниций, приведены перечни тех групп, на которые могут быть нацелены slurs. И хотя эти перечни заканчиваются словами типа …и так далее, в работах исследователей slurs можно встретить только весьма ограниченный круг ‘марающих слов’. Это слова, непосредственно связанные с теми явлениями, борьбу с которыми в первую очередь призвана вести политика идентичности, а именно, с расизмом, ксенофобией, сексизмом, гомофобией и религиозной нетерпимостью.

Необходимо отметить, что большинство исследователей slurs использует весьма небогатый массив лексического материала. Авторам, разрабатывающим данную тему, чужда какая-либо работа со словарями, корпусами текстов, им обычно не свойственно обращение к речевым практикам, в которых функционируют изучаемые лексические единицы. Чаще всего исследователи slurs ограничиваются анализом искусственных, ими же самими придуманных высказываний.

Вероятно, данные факты объясняются тем, что многие авторы статей о slurs не являются лингвистами, они принадлежат к английской школе философии языка, основными инструментами которой традиционно являются логика и спекулятивное рассуждение. Тем не менее, как нам представляется, исследование живого языкового материала нуждается в более живых, ориентированных на дискурсивные практики методах, а также в более широком объеме изучаемого материала.

Вопрос о ‘групповых’ и ‘персональных’ slurs

В мире существуют не только расистские, сексистские, гомофобные и подобные им неполиткорректные ‘марающие слова’. Есть много слов подобного рода, которые никак не связаны с категорией политкорректности/неполиткорректности.

Так, существует группа слов, которые в научной литературе часто называют общими пейоративами (general pejoratives), например, английские bastard, jerk, asshole, douchebag и т. п., или русские подлец, негодяй, мерзавец, подонок и т.п. Данные существительные действительно представляют собой отдельный лексический класс, отличаясь от тех слов, которые называют slurs, устройством плана содержания и особенностями референции. Этот лексический класс требует особого рассмотрения, и в данной работе мы о нем говорить не будем.

Но существуют также ‘марающие слова’, которые не имеют никаких отличий от slurs ни в плане семантики и прагматики, ни в плане референции, и единственное их отличие от расистских и гомофобных именований состоит в том, что они никак не характеризуются с точки зрения политкорректности. Примерами могут служить английские fatso, wino, druggie, foureyes, moron или русские жиробас, алкаш, нарк, очкарик, дебил.

В некоторых статьях к словам подобного рода применяется термин персональные (personal) slurs, тогда как расистские, гомофобные и им подобные именования, о которых шла речь в выше называются групповыми (groupreferencing или group) slurs. Необходимо признать, что как таковые данные термины используются только в двух работах [3], [9, С. 311]. Существует, однако, ряд работ, в которых эти термины не используются, но уделяется определенная доля внимания разграничению существительных типа nigger, fag, slut, c одной стороны, и fatso, wino, с другой стороны, например, [2, С. 27], [11, С.239-240], [12, С.151-152]. Впрочем, к числу сторонников такого разграничения можно отнести абсолютное большинство авторов статей о slurs, поскольку, судя по их определениям данного явления, примеры которых мы приводили в п.1, все они изначально делят «марающие слова» на два эти класса, выбирая в качестве предмета исследования только ‘групповые’ slurs и молчаливо игнорируя ‘персональные’. В чем же разница между двумя этими классами.

По словам R. Jeshion, групповые slurs несут в себе презрение к людям по причине принадлежности их к какой-либо группе, а персональные – по причине наличия у них какой-либо индивидуальной особенности (особенностей), например, внешности или поведения. Так, fatso (ср. русское жиробас) выражает презрение к своей мишени на основе таких признаков, как вес, объем тела или пищевые привычки, а wino и boozer (ср. русские алкаш, синяк) выражают презрение к мишеням по причине наличия у них алкогольной зависимости [9, С. 311].

Тем не менее, R. Jeshion выражает сомнения в том, что можно провести четкую и ясную разграничительную линию между групповыми и персональными slurs. По ее мнению, некоторые slurs, которые считаются групповыми, вполне могут быть расценены как персональные, например, slurs, обозначающие представителей сексуальных меньшинств, такие, как fag, queen, queer, dyke и т.п., вполне можно считать выражающими презрение к своим мишеням на основе особенностей их поведения, а именно их склонности к однополой любви. С другой стороны, возникает вопрос, почему именования fatso, wino, и boozer нельзя считать групповыми slurs, то есть такими, которые, в соответствии с большинством определений унижают представителей групп, а именно групп толстяки и алкоголики.

R. Jeshion видит единственный критерий разграничения групповых и персональных slurs: это наличие социальных, культурных, экономических или политических организаций в группах, члены которых являются мишенями slurs. Например, причисление slurs, обозначающих представителей нетрадиционной сексуальной ориентации, к категории групповых основывается на факте существования таких организаций, как ЛГБТ-движение. В соответствии с этой логикой следует признать, что до появления этих организаций (а они появились в мире не так давно) лексические единицы типа fag, queen и т.п.еще в середине XX века являлись персональными именованиями, после же появления указанных организаций эти slurs стали групповыми. Robin Jeshion признает тот факт, что данный критерий имеет экстралингвистический характер и семантическим не является [9, С. 312].

Примечательно, что К. Bach с 74-45 именования fag, queen, queer, dyke относит к числу персональных slurs; он также считает персональными именования bitch, slut, whore (ср. русские проститутка, шлюха) относимые многими исследователями к числу групповых slurs, обозначающих женщин [3, С. 74-45]. G. Nunberg тоже считает, что именования подобного рода обозначают не женщин как таковых, а отдельные виды женщин [11, С. 215].

Эти факты свидетельствуют о том, что среди сторонников «группового» подхода к slurs нет единого мнения о том, какие slurs считать «групповыми» и какие критерии следует применять для их выделения.

В чем же разница между slurs типа nigger, chink, kike, которые исследователи slurs называют групповыми или обозначающими членов определенных групп, с одной стороны, и именованиями типа fatso, wino, boozer, которые R. Jeshion считает персональными slurs? И существует ли вообще эта разница?

Может быть, действительно решающим здесь является «социологический» критерий, выдвинутый R. Jeshion, то есть наличие фактора организации в группе? Может быть, группа, в понимании исследователей, – это то же самое, что социальная группа?

Однако, с точки зрения одного из наиболее распространенных в социологии взглядов на социальную группу, все сущности, именуемые, к примеру, как афроамериканцы, гомосексуалы, женщины, мигранты, алкоголики и т.п, не являются социальными группами, так как во всех случаях отсутствует (или не является обязательным для всех членов группы) один из важнейших признаков социальной группы – социальная интеракция между членами [10, С. 166]. Наличие разного рода организаций вроде феминистских или ЛГБТ-движений не должно приниматься во внимание: далеко не все женщины или приверженцы однополой любви являются участниками таких движений; кроме того, такие группы, как люди, имеющие лишний вес и алкоголики и здесь не отличаются от групп типа чернокожие, женщины, мигранты и т.п.: в мире давно существуют организации алкоголиков, например, ‘Анонимные алкоголики»’ и организации людей, имеющих личный вес, но это вовсе не означает, что все алкоголики и толстяки находятся в состоянии постоянной интеракции друг с другом.

Социологи часто называют такие большие классы людей, как чернокожие, женщины, пожилые люди, люди с физическими недостатками, мигранты и т.п., не социальными группами, а категориями. Социальная категория – это множество людей, не состоящих в интеракции друг с другом, но разделяющих одни и те же или схожие характеристики [13]. Категоризация есть свойство человеческого сознания. Таким образом, социальные категории существуют в реальном мире постольку, поскольку они существуют в сознании людей.

Язык помогает человеку осуществлять категоризацию мира и социального мира, в частности. Slurs, как и другие слова-ярлыки, служат людям в качестве средств социальной категоризации. Один из отцов-основателей социальной психологии Гордон Олпорт называл словесные ярлыки ‘существительные, которые нарезают кусочки (nouns that cut slices)’ [1, С. 174], имея в виду тот факт, что такие слова делят социальный мир человека на значимые для человеческого сообщества категории.

Лингвистическое, точнее, семантическое представление таких языковых единиц, как существительные и субстантивные словосочетания тоже основано на категоризации.

Лексические значения существительных и субстантивных словосочетаний, в том числе, тех из них, которые обозначают лиц, представимы в виде множества потенциальных референтов данного существительного или словосочетания. Такое множество в русскоязычной лингвистической традиции, как правило, обозначается термином денотат. Так, денотатом существительного холостяк является множество (класс, группа, категория) всех объектов, по отношению к которым будет истинным выражение холостяк, то есть всех неженатых мужчин.

Из всего этого следует, что все slurs, мишенями которых являются члены перечисленных выше групп, являются «групповыми», будь то nigger (слово, ставшее темой огромного количества научных статей и монографий) или почти не удостоившийся внимания исследователей fatso, поскольку значение каждого такого слова, как и большинства других существительных, имеет денотат – множество потенциальных референтов, то есть объектов (в случае slurs эти объекты – люди), которые могут называться данным словом. Потенциальные референты объединяются в одно множество или группу (денотат) на основе общего семантического признака или общей совокупности признаков. Эти признаки есть вторая сторона лексического значения – сигнификат. Таким образом, все эти слова с равным успехом можно назвать не только групповыми, но и персональными.

Лексические единицы nigger и fatso имеют одинаковую семантическую структуру. И первое и второе слово имеет свой денотат – совокупность потенциальных референтов, объединенных в единое множество (класс, категорию, группу) на основе таких семантических признаков, как ‘черный цвет кожи’ (nigger) и ‘наличие лишнего веса’ (fatso), то есть на основе сигнификатов данных слов. В плане содержания обоих слов имеется также так называемое дерогаторное содержание (derogatory content), то есть компонент, который можно представить по-русски как ‘презираемый’, хотя вполне возможны и другие способы его выражения, например, ‘унижаемый’, ‘пренебрегаемый’, ‘не вполне человек’ и т.п. Таким образом, концепт группа вовсе не является конститутивным в определении slurs. Slurs – это существительные, обозначающие лиц и выражающие презрение к ним.

Заключение

Нам представляется, что деление slurs на «групповые» и «персональные», осуществляемое таким образом, когда именования, обозначающие чернокожих, женщин и гомосексуалов относятся к групповым slurs, а именования, обозначающие алкоголиков и людей с лишним весом – к персональным, обусловлено неким «гипнозом», источником которого является современный, характерный для Западной культуры общественно-политический дискурс, основанный на идеях политики идентичности. В этом дискурсе гораздо больше внимания уделяется таким социальным проблемам, как расизм, сексизм и гомофобия, чем, скажем, таким, как проблема предубеждений по отношению к людям, имеющим лишний вес.

Однако для лингвистического, точнее, семантического рассмотрения slurs абсолютно неважно, какой из их денотатов связан с более важной проблемой современного мира. Деление slurs на классы на основе того, что одни из них обозначают более общественно значимые группы (или категории) людей, в то время как другие – менее значимые, не имеет отношения к языку вообще и к лексической семантике, в частности. Более того, политически мотивированное акцентирование внимания в научном исследовании на одних фактах и при этом замалчивание или маргинализация тех фактов, которые не вписываются в политическое мировоззрение исследователя, приводят к искажению научной картины мира и ложным выводам.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Allport G. W. The nature of prejudice / G. W. Allport. – Cambridge, MA: Perseus Books, 1954. – 537 p.
  2. Anderson L., Lepore E., 2013. Slurring words / L. Anderson, E. Lepore // Nous. – 2013. – Vol. 47(1). – P. 25–48. http://dx.doi.org/10.1111/j.1468-0068.2010.00820.x
  3. Bach K. Loaded Words: On the Semantics and Pragmatics of Slurs/ K. Bach, Edited by David Sosa // Bad words. – Oxford: Oxford University Press, 2018. – P. 60-76. doi:10.1093/oso/9780198758655.001.0001
  4. Cepollaro B. In defence of a presuppositional account of slurs / Cepollaro B. // Language Sciences. – 2015. – Vol. 52. – P. 36–45. http://dx.doi.org/10.1016/j.langsci.2014.11.004
  5. Croom, A. Slurs / Croom A. // Language Sciences. – 2011. – Vol 33(3). – P. 343–358. http://dx.doi.org/10.1016/j.langsci.2010.11.005
  6. Croom A. The semantics of slurs: a refutation of pure expressivism / A. Croom // Language Sciences. – 2014. – Vol. 41. – P. 227-242. http://dx.doi.org/10.1016/j.langsci.2013.07.003
  7. Hom C. The semantics of racial epithets / C. Hom // Journal of Philosophy. – 2008. – Vol. 105(8). – P.416–440. http://doi.org/10.5840/jphil2008105834
  8. Hom C., 2010. Pejoratives/ C. Hom // Philosophy Compass. – 2010. – Vol. 5. – P. 164–185. http://dx.doi.org/10.1111/j.1747-9991.2009.00274.x.
  9. Jeshion R. Expressivism and the offensiveness of slurs / R. Jeshion // Philosophical Perspectives. Philosophy of Language. – 2013. Vol. 27. – P.231-259. https://doi.org/10.1111/phpe.12027
  10. Macionis John J. Sociology / John J. Macionis . – Pearson Prentice Hall, 2008. – 7 08 p.
  11. Nunberg, G. The social life of slurs /G. Nunberg, Edited by D. Fogal, D. Harris & M. Moss // New work on speech acts. – Oxford: Oxford University Press, 2018. – P. 237–295. doi:10.1093/oso/9780198738831.001.0001
  12. Popa-Wyatt M. Not all slurs are equal / M. Popa-Wyatt // Phenomenology and Mind. – 2016. – Vol.11. – P. 150-156. doi: 10.13128/Phe_Mi-20115
  13. Social Groups /Cliffs Notes [Electronic resource]. – URL: http://www.cliffsnotes.com/study-guides/sociology/social-groups-and-organizations/social-groups (accessed: 20.04.2020)
  14. Whiting D. It’s not what you said, it’s the way you said it: slurs and conventional implicatures / D. Whiting // Analytic Philosophy. – 2013. – Vol. 54. – P. 364-377. http://doi: 10.1111./phib.12024

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.