Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.109.7.074

Download PDF ( ) Pages: 38-42 Issue: № 7 (109) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Ibragimova L.I., "A STRUCTURAL AND TYPOLOGICAL ANALYSIS OF POLYSEMANTIC SUBSTANCES IN RUSSIAN AND AVAR LANGUAGES AND THE PHENOMENON OF LANGUAGE TRANSFER". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 7 (109) Part 3, (2021): 38. Fri. 23. Jul. 2021.
Ibragimova, L.I. (2021). STRUKTURNO-TIPOLOGICHESKIY ANALIZ POLISEMANTICHNYH SUBSTANTIVOV V RUSSKOM I AVARSKOM YAZYKAH I YAVLENIYA INTERFERENCII [A STRUCTURAL AND TYPOLOGICAL ANALYSIS OF POLYSEMANTIC SUBSTANCES IN RUSSIAN AND AVAR LANGUAGES AND THE PHENOMENON OF LANGUAGE TRANSFER]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 7 (109) Part 3, 38-42. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.109.7.074
Ibragimova L. I. A STRUCTURAL AND TYPOLOGICAL ANALYSIS OF POLYSEMANTIC SUBSTANCES IN RUSSIAN AND AVAR LANGUAGES AND THE PHENOMENON OF LANGUAGE TRANSFER / L. I. Ibragimova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 7 (109) Part 3. — С. 38—42. doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.074

Import


A STRUCTURAL AND TYPOLOGICAL ANALYSIS OF POLYSEMANTIC SUBSTANCES IN RUSSIAN AND AVAR LANGUAGES AND THE PHENOMENON OF LANGUAGE TRANSFER

СТРУКТУРНО-ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПОЛИСЕМАНТИЧНЫХ СУБСТАНТИВОВ
В РУССКОМ И АВАРСКОМ ЯЗЫКАХ И ЯВЛЕНИЯ ИНТЕРФЕРЕНЦИИ

Научная статья

Ибрагимова Л.И.*

ORCID: 0000-0003-0247-5774,

Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия

* Корреспондирующий автор (madi788[at]mail.ru)

Аннотация

Сопоставление лексико-семантических вариантов полисемантичных субстантивов в русском и аварском языках выявило расхождения, связанные с особенностями лексического состава каждого языка. По семантике и по структуре каждая группа полисемантичных слов аварского языка имеет специфические черты и отличается от подобных слов русского языка. Сопоставительный анализ субстантивов голова, лицо, глаз, рот показывает, что совпадение только их прямых значений, но не переносных, приводит к расширению или сужению объема значений слов русского языка. Из-за отсутствия в родном языке отдельных названий билингвы передают некоторые значения русских слов другими словами или различными сочетаниями слов этой же лексико-семантической группы. Ошибки в русской речи билингвов обусловлены в основном влиянием родного языка: они не улавливают смыслового различия между многими русскими словами (положить –поставить, подойти-подъехать, вкусный-сладкий, тихо-медленно, идти-ехать). Подобные ошибки в лингвистической литературе называются интерференционными. Интерференция в русской речи двуязычных аварцев наблюдается на всех уровнях: фонетическом, лексическом, морфологическом и синтаксическом.

Структурно-типологический анализ многозначных существительных дает возможность предвидеть отклонения от норм литературного языка в русской речи двуязычных аварцев и избежать их.

Ключевые слова: структурно-типологический анализ, полисемантичные субстантивы, лексическая сочетаемость, интерференция, конвергентные и дивергентные явления.

A STRUCTURAL AND TYPOLOGICAL ANALYSIS OF POLYSEMANTIC SUBSTANCES IN RUSSIAN
AND AVAR LANGUAGES AND THE PHENOMENON OF LANGUAGE TRANSFER

Research article

Ibragimova L.I.*

ORCID: 0000-0003-0247-5774,

Dagestan State University, Makhachkala, Russia

* Corresponding author (madi788[at]mail.ru)

Abstract

A comparison of lexical and semantic variants of polysemantic substantives in the Russian and Avar languages reveals discrepancies related to the specific features of the lexical composition of each language under study. According to the semantics and structure, each groupofpolysemantic words of the Avar language has specific features and differs from similar words of the Russian language. A comparative analysis of the nouns head, face, eye, mouth shows that the coincidence of only their direct meanings, but not figurative ones, leads to an expansion or narrowing of the scope of the meanings of words of the Russian language. Due to the lack of separate names in their native language, bilinguals convey some meanings of Russian words with other words or with various combinations of words from the same lexical and semantic group. Russian speech errors of bilinguals are mainly due to the influence of their native language: they do not perceive the semantic difference between many Russian words (polozhit-postavit (to put), podoyti-podyekhat (to come up / to drive up to something), vkusnyj-sladkiy(delicious-sweet), tikho-medlenno (quiet-slow), idti-ekhat (to walk / to drive). Such errors in the linguistic literature are called language transfer or interference errors. Interference in the Russian speech of bilingual Avars is observed at all levels: phonetic, lexical, morphological, and syntactic.

The structural and typological analysis of polysemous nouns makes it possible for bilingual Avars to anticipate deviations from the norms of the literary language and avoid them in Russian speech.

Keywords: structural and typological analysis, polysemantic substances, lexical compatibility, interference, convergent and divergent phenomena.

Введение

Наши наблюдения за русской речью двуязычных аварцев показывают, что билингвы-аварцы, как и носители других дагестанских языков, часто допускают в своей устной русской речи нарушения норм словоупотребления в результате перенесения значения слов родного языка и их сочетаемостных особенностей на русский.

Сопоставительное изучение лексики языков разных систем дает возможность не только предвидеть, но и предупреждать появление в русской речи билингвов отклонений от норм литературного языка.

При сопоставлении соотносительных лексических единиц двух языков выясняется, что эти единицы, совпадая в основных значениях, как правило, не совпадают в переносных значениях, что приводит к расширению или сужению объема значений слов русского языка. В результате появляются лексико-семантические ошибки, связанные с нарушением лексической сочетаемости.

Чаще всего расхождения наблюдаются либо в оттенках значений слов, либо в словах, обозначающих реалии быта или общественной жизни, свойственных лишь одному из народов-носителей сопоставляемых языков.

Для сопоставительного анализа лексики мы взяли лексическую сочетаемость слов в русском и аварском языках, обратив при этом особое внимание на соотношение объема значений слов с точки зрения тех трудностей, которые они вызывают при усвоении.

Значения полисемантичных слов русского и аварского языков в большинстве случаев совпадают лишь частично, образуя сложную сеть семантических разветвлений, в которых лексико-семантические варианты, соотнесенные частично с другими понятиями, вступают в различные лексико-семантические ряды [1], [2].

Основные результаты

В основном каждая группа слов аварского языка имеет специфические черты, отличающие ее от подобных слов в русском языке и по семантике, и по структуре. Поэтому весьма важно, чтобы билингв был знаком с особенностями лексического состава родного языка для сравнения и сопоставления с лексикой русского языка [3, С.19].

В настоящей статье нами была рассмотрено имя существительное, так как в словарном составе русского языка наибольшую группу слов составляет именно эта часть речи, обозначающая различные реалии окружающего мира. За ней следуют глаголы, затем прилагательные и т. д. Об этом свидетельствуют данные лексических минимумов и анализ словарного состава учебников русского языка для дагестанской нерусской школы [4]. То же самое следует сказать и об аварском языке, в котором имя существительное, имя прилагательное, глагол составляют более половины всего словарного состава [5], [6, С.118].

Для анализа семантической интерференции нами были выделены наиболее употребительные многозначные существительные русского языка, часто встречающиеся в речи и представляющие значительные трудности для аварцев по своей семантике и усвояемости их лексической сочетаемости из-за расхождения лексической системы русского и аварского языков. Мы выбрали для сопоставления те слова, которые достаточно полно выявляют семантические особенности лексики обоих языков. В основном это слова, взаимодействие которых ведет к лексико-семантической интерференции в русской речи аварцев. При этом учитывались и наши личные наблюдения за устной и письменной речью билингвов-аварцев.

Сравнение смыслового объема слов при сопоставительном изучении лексики разносистемных языков представляет большой интерес. Оно способствует выявлению сходства и расхождений в семантической природе слов [7].

Мы считаем, что для выявления конвергентных и дивергентных явлений в лексической системе русского и аварского языков следует остановиться прежде всего на группе имен существительных, обозначающих части тела человека. При этом в целях сопоставления из этой группы нами взяты слова, которые имеются в обоих языках, но расходятся по семантике особенно в переносных значениях. Что касается прямых значений слов, то они, как было отмечено выше, в большинстве случаев совпадают, а варианты переносного значения полисемантичного слова имеют качественную специфику, свойственную данному языку.

Наши наблюдения за речью билингвов дают основание отметить, что «лексические ошибки связаны либо с отсутствием в родном языке некоторых слов, обозначающих видовые понятия, либо с расхождением значений слов в русском и родном языках» [1, С. 34].

Так, например, возьмем имя существительное голова (бет1ер). Значение аварского существительного бет1ер в русском языке передаётся следующими словами: голова в основном значении «часть тела человека или животного» (инсанасул бет1ер – голова человека, бац1ил бет1ер – голова волка и т. д.); в значении «единицы счёта скота», свойственном русскому существительному голова (сто голов овец – нусго бет1ер); в значении «пищевой продукт в форме шара, конуса» (цо х1анил бет1ер – одна головка сыра); в переносном значении «ум, рассудок» (бет1ер бугев чи – человек с головой, букв. голову имеющий человек); в значении «глава, руководитель» (х1укуматалъул бет1ер – стоящий во главе государства); в значении «передовой отряд, передняя часть» (бет1ерлъи гьабизе – возглавить, идти во главе, букв. «на голову поднявшись идти»); в значении «брать на свою ответственность» (жиндирго бет1ералде босизе – брать на свою голову, букв. голову подложить); в значении что-нибудь заботит, беспокоит» (бет1ер унтизе – голова болит); в значении «помещаться» (бет1ер сверизе – головой не соображать, букв. из головы выйти) и т. д. [8].

Или рассмотрим значение существительного лицо (гьумер). Основное значение данного слова – «передняя часть головы человека», оно соответствует аварскому слову гьумер: «лицо девушки» – ясалъул гьумер, «красивое лицо» – берцинаб гьумер. В значении «человек как член общества» передаётся в аварском языке словом г1адам, чи: «доверенное лицо» – божилъи гьабурав чи, вакил, «отдельные лица» – цо-цо чаг1и.

В аварском языке данное слово имеет и ряд других значений. Так, значение «наружная, передняя, верхняя сторона предмета» аварского существительного гьумер в русском языке передается различными словами, например, столалъул гьумер (букв. стола лицо) – поверхность стола, юргъаналъул гьумер (букв. одеяло лицо) – чехол одеяла, пододеяльник, хамил гьумер (букв. ткани лицо) – лицевая сторона материи, гьец1оялъул гьумер (букв. камня лицо) – ровная поверхностная часть камня и т.д.

Аварское существительное гьумер в сочетании с различными словами может передавать значения многих русских глаголов, прилагательных и существительных. Например: гьумер бихьизе (букв. лицо показывать) – баловать; гьумер бух1изе (букв.лицо жечь) – упрекать; гьумер бук1к1ине (букв. лицо испортить) – хмуриться; гьурмаде вуссине (букв. в лицо выйти) – грубить, не слушаться; гьурмада кьабизе (букв. на лице держать) – попрекать; к1игьумурав (букв, два лица) – двуличный, лицемерный; ч1ег1ераб гьумер (букв. лицо черное) – виноватый, провинившийся; раг1араб гьумер (букв, лицо открытое) – приветливый, гостеприимный; гьумер гьеч1о (букв. нет лица на ком-либо) – кто-либо страшно побледнел, осунулся, изменился в лице от чего-либо, обычно от боли, ужаса, волнения.

Рассмотрим примеры с именем существительным глаз. Существительное глаз в основном значении «орган зрения» соответствует аварскому бер: инсанасул берал – глаза человека, г1акдал бер – глаз коровы, къадакоялъул бер – глаз воробья и т. д.

Что касается переносных значений слова глаз, то следует отметить, что в сочетании с различными словами аварское существительное бер употребляется для передачи значений многих русских слов, например: бер пирхизе (букв. глаз нести) – пугаться, сомневаться; бер лъезе (букв. глаз подложить) – ждать; бер лъезе (букв. глаз попасть) – нравиться, полюбить; бер г1оц1ц1изе (букв. глаз наполняться) – насытиться; бер т1амизе (букв. глаз делать) – зариться, желать; бер г1езе (букв. глаз кинуть) – сглазить; бер данде ине (букв. один глаз сон делать) – вздремнуть; берал къанщич1ого (букв. глаз спать не давать) – не бояться; берал къапизе (букв. глаз бросить) – моргнуть; бер балагьизе (букв. глаз имея быть) – наблюдать, присмотреть; бакъараб бер (букв. глаз голодный) – жадный, ненасытный; къват1ире берал ралагьарав (букв. глаз внешне имеющий) – блудный и т. д.

Определенный интерес представляет сопоставление прямых и переносных значений слова сердце. Многие понятия, обозначаемые в русском языке одним словом, в аварском языке передаются сочетаниями слов. Так, слово сердце в аварском языке является «смысловым центром ряда словосочетаний и фразеологических единиц, выражающих такие понятия, как «запоминать», «забыть», «выучить наизусть» и т. д.» [8, С. 146]. Например: рак1алде щвезабизе (букв. на сердце оставаться) – вспомнить; рак1алдаса ине (букв. с сердца сходить) – забыть; рак1 бух1изе (букв. сердце гореть) – переживать; бац1адаб рак1алъ (букв. сердцем чистотой) – от всей души, от чистого сердца; рек1едасан босана (букв. сердце свободное стало) – отлегло от сердца; рак1 рак1алъ (букв. с сердца) – от всего сердца; рек1лъе восуларев (букв. сердцу холодный) – нелюбимый, нежелательный; рек1елъе восарав (букв. сердцу сладкий) – любимый, желательный; рак1 ч1езе (букв. в сердце войти) – войти в доверие; рак1 г1одобиччазабизе (букв. сердце брать) – успокоить, не давать переживать; рек1ехъе (букв. от сердца знающий делать) – выучить наизусть и т. д.

Сопоставим еще значения, выражаемые словом рот. Как известно, основное значение существительного рот – это «полость между верхним и нижним челюстями, имеющая отверстие в нижней части лица». В родном языке билингвов этому лексико-семантическому варианту соответствует слово к1ал, например, к1удияб к1ал – большой рот; гьит1инаб к1ал – маленький рот; полоскать рот – к1ал хулизе (букв. во рту вода водить); дышать ртом – к1алдисан х1ухьел ц1азе (букв. из рта дыхание брать).

Однако в отличие от русского языка, где слово рот заменяется словом пасть (у животных), в аварском языке нет соответствия слову пасть, т.е все переносные значения передаются также словом к1ал. Сравните: пасть волка – бац1ил к1ал (букв. волка рот); пасть собаки – гьведул к1ал (букв. собаки рот). Существительное к1ал в аварском языке в сочетании с различными словами может передавать как прямые, так и переносные значения не только существительных, но и многих русских глаголов и прилагательных. Сравните: к1ал квешав (букв. рот имеющий) – сварливый; к1албазарав (букв. много разговаривающий) — болтливый; к1албазар (букв. poт стук) – болтун; к1ал базе (букв. рот повернуть) – ругать; к1ал къазабизе (букв.в рот броситься) – перебивать; к1алдибе лъим босич1о (букв. в рот воды не брать) – голодать; к1ал бортизе (букв. рот опустить) – удивляться; к1ал биччазе (букв. рот делать) – ругаться; к1ал квешав (букв. рот раскрытый) – болтливый, сварливый и т. д.

Таким образом, сходство в семантике слов, обозначающих части тела в сравниваемых русском и аварском языках, относящихся к разным языковым семьям, обуславливает в определенных синтаксических сочетаниях способность выражать соответственно эмоциональное или интеллектуальное общественно осознанное состояние человека.

Как отмечают исследователи, для аварского языка также характерна присущая и другим дагестанским языкам образность в наименованиях конкретных вещей, явлений. Она проявляется в стремлении описательно выражать те или иные предметы. Например: череп – гвангваро (букв. головная крышка). Подобные примеры не единичны, так как образность мышления, которая реализуется в языке в образованиях такого рода, становится основанием и для многих других единиц лексики, например: стричь – бет1ер к1вазе (букв. голову держать); запомнить – рак1алда ч1езабизе (букв. «на сердце хранить»); зрачок – ясбер (букв. глазная бусинка) и т. д. Эти и другие подобные примеры демонстрируют системную обусловленность значений слов.

Во многих случаях одно аварское слово может совмещать в себе значения двух и более русских слов. Например, значения слов невеста (в значении «девушка или женщина, вступающая в брак»), невестка (в значении «жена брата или жена сына, а также одного брата по отношению к жене другого брата»), сноха (в значении «жена сына по отношению к его отцу») передаются в аварском языке одним словом нус.

Кроме того, смысловой объем слова нус этим не исчерпывается: данное слово употребляется и в значении «молодая жена» по отношению ко всем остальным, правда, есть еще в этом значении слово лъади, ч1ужу «жена, женщина»: нус = невеста – невестка – сноха – молодая жена. Поэтому билингвы часто путают эти слова и допускают ошибки типа: сноха вместо невеста, невеста вместо невестка.

Или рассмотрим другое аварское слово – яс. Данное слово в родном языке билингвов полностью совмещает все значения русских слов: девочка (в значении «ребенок женского пола»), дочь (в значении «лицо женского пола по отношению к своим родителям»), девушка (в значении «лицо женского пола, достигшее половой зрелости, но еще не вступившее в брак»): яс = девочка – дочь – девушка. Подобное соотношение между русскими словами дочь, девочка, девушка и аварским словом яс затрудняет их правильное употребление билингвами, что приводит к определенным нарушениям. Особенно слабо разграничивают значения слов девочка и девушка.

Сопоставительный анализ и многих других существительных дает нам основание отметить, что по своей смысловой нагрузке расходятся также следующие русские и аварские слова, обозначающие названия предметов, явлений природы:

рукъ = дом – квартира – комната;

нуц1а = калитка – дверь – дверца;

квар = провод – проволока – струна;

кугълал = рукавицы – перчатки – варежки;

ч1ах1-хер = трава — сено;

квасквас = хлопок – вата;

сурат= портрет – чертеж – рисунок – картина – фотография;

т1ехь= учебник – книга;

гьоркьо = гребень – расческа;

ц1а = костер – огонь – пожар – лихорадка.

Однако наблюдается и обратный процесс, когда одно русское слово совмещает в себе значения двух и более аварских слов: кувшин = парчи – гулгун, бурбут1и, хъаба, г1ерет1; чайник = чайданчайникI; орех = ц1улакъог1аракъи; одеяло = адиял (байковое) – юргъан (ватное).

Таким образом, если в сопоставляемых языках слова совпадают в одном или двух значениях, то это еще не дает основание считать, что они являются абсолютно идентичными лексическими единицами, имеющими одну и ту же сферу употребления и лексико-семантические нормы сочетаемости, потому что многие переносные значения того или иного языка невозможно передать одним словом. Например, белое лицохъах1аб гьумер – лексико-семантические варианты данного слова лицо, как правило, не поддаются передаче на аварский язык через слово лицо. Наблюдаются и обратные случаи, когда варианты слова лицо в выражении гьумер бух1улеб буго – лицо горит и др. также не поддаются передаче на русский язык через слово лицо и т. д.

Заключение

Сравнительно-типологический анализ рассмотренных выше синтаксических сочетаний с полисемантичными субстантивами показывает, что некоторые значения слов русского языка из-за отсутствия в родном языке отдельных названий билингвы передают другими словами или различными сочетаниями слов этой же лексико-семантической группы. Ошибки в русской речи билингвов обусловлены в основном влиянием родного языка. Билингвы в некоторых случаях не улавливают специфических оттенков значений многих русских слов, что и является причиной возникновения лексической интерференции. Об этом свидетельствует неразличение семантики и, следовательно, сочетаемости глаголов положить и поставить, подойти и подъехать, идти и ехать, прилагательных вкусный и сладкий, наречий тихо и медленно.

Интерференция в русской речи двуязычных аварцев наблюдается не только на лексическом уровне. Исследование русской речи билингвов-аварцев позволило выявить интерференцию также на фонетическом, лексическом, морфологическом и синтаксическом уровнях.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Ахунзянов Э.М. Двуязычие и лексико-семантическая интерференция / Э.М. Ахунзянов. Казань, 1998. С.88.
  2. Магомедова А. Х. Явление интерференции при изучении русского языка учащимися национальных школ. / А. Х. Магомедова // Русский язык в полиэтнической среде: проблемы функционирования и преподавания в условиях ФГОС. Махачкала, 2017. 84 с.
  3. Абдуллаев А.А. Культура русской речи в условиях национально-русского двуязычия / А.А. Абдуллаев. Махачкала, 2017. 120 с.
  4. Блягоз З.У. Двуязычие и культура русской речи / З.У. Блягоз. Майкоп, 2010. 179 с.
  5. Джамалов К.Э. Грамматическая интерференция в русской речи учащихся-дагестанцев (рутульцев) / К.Э. Джамалов. Махачкала, 2007. 104 с.
  6. Джамалов К.Э. Взаимодействие языков и явление интерференции / К.Э. Джамалов // Материалы международной конференции «Русский язык в полиэтнической среде». Махачкала, 2016. С. 11-13.
  7. Джамалов К.Э. Лексико-семантическая интерференция в русской речи дагестанцев (рутульцев) / К.Э. Джамалов. Махачкала, 2014. 160 с.
  8. Аварско-русский словарь. // Под редакцией М. М. Гимбатова. Махачкала, ДНЦ РАН. 2006. 2096 с.
  9. Магомед-Касумов Г.М. Основные аспекты двуязычия и типы интерференции / Г.М. Магомед-Касумов. Махачкала, 2011. 67 с.
  10. Добрушина Н.Р. Многоязычие в Дагестане конца 19 – начала 21 вв.: попытка количественной оценки / Н.Р. Добрушина // Вопросы языкознания. 2011. № 4. С. 61-80.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Ahunzyanov E.M. Dvuyazychie i leksiko-semanticheskaya interferen-ciya [Bilingualism and lexical-semantic interference] / E.M. Ahunzyanov. Kazan’, 1998. Р.88. [in Russian]
  2. Magomedova A. H. YAvlenie interferencii pri izuchenii russkogo yazyka uchashchimisya nacional’nyh shkol. [The phenomenon of interference in the study of the Russian language by students of national schools] / A. H. Magomedova // Russkij yazyk v polietnicheskoj srede: problemy funkcionirovaniya i prepodavaniya v usloviyah FGOS [Russian language in a multiethnic environment: problems of functioning and teaching in the conditions of the Federal State Educational Standard]. Mahachkala, 2017. 84 р. [in Russian]
  3. Abdullaev A.A. Kul’tura russkoj rechi v usloviyah nacional’no-russkogo dvuyazychiya [The culture of Russian speech in the context of national-Russian bilingualism] / A.A. Abdullaev. Mahachkala, 2017. 120 р. [in Russian]
  4. Blyagoz Z.U. Dvuyazychie i kul’tura russkoj rechi [Bilingualism and the culture of Russian speech] / Blyagoz Z.U.. Majkop, 2010. 179 р. [in Russian]
  5. Dzhamalov K.E. Grammaticheskaya interferenciya v russkoj rechi uchashchihsya-dagestancev (rutul’cev) [Grammatical interference in the Russian speech of Dagestani students (Rutultsev)] / K.E. Dzhamalov. Mahachkala, 2007. 104 р. [in Russian]
  6. Dzhamalov K.E. Vzaimodejstvie yazykov i yavlenie interferencii. // Materialy mezhdunarodnoj konferencii «Russkij yazyk v polietnicheskoj srede» [Interaction of languages and the phenomenon of interference] / K.E. Dzhamalov. Mahachkala, 2016. Р. 11-13. [in Russian]
  7. Dzhamalov K.E. Leksiko-semanticheskaya interferenciya v russkoj rechi dagestancev (rutul’cev) [Lexico-semantic interference in the Russian speech of the Dagestanis (rutultsev)] / K.E. Dzhamalov. Mahachkala, 2014. 160 р. [in Russian]
  8. Avarsko-russkij slovar'[Avar-Russian dictionary]. / ed. M. M. Gimbatova. Mahachkala, DNC RAN. 2006. 2096 р. [in Russian]
  9. Magomed-Kasumov G. M. Osnovnye aspekty dvuyazychiya i tipy in-terferencii [Main aspects of bilingualism and types of interference] / G. M. Magomed-Kasumov. Mahachkala, 2011. 67 р. [in Russian]
  10. Dobrushina N.R. Mnogoyazychie v Dagestane konca 19 – nachala 21 vv.: popytka kolichestvennoj ocenki [Multilingualism in Dagestan in the late 19th – early 21st centuries: an attempt at a quantitative assessment] / N.R. Dobrushina // Voprosy yazykoznaniya. 2011. № 4. Р. 61-80. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.