Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.9.111.103

Download PDF ( ) Pages: 162-165 Issue: № 9 (111) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Savina I.V. et al. "CHARACTERISTICS OF ADOLESCENT SPEECH IN THE FILM “THE LAST SONG”". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 9 (111) Part 3, (2021): 162. Mon. 20. Sep. 2021.
Savina, I.V. & Krivchenko, I.B. (2021). RECHEVOY PORTRET PODROSTKA V KINOFILYM “THE LAST SONG” [CHARACTERISTICS OF ADOLESCENT SPEECH IN THE FILM “THE LAST SONG”]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 9 (111) Part 3, 162-165. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.9.111.103
Savina I. V. CHARACTERISTICS OF ADOLESCENT SPEECH IN THE FILM “THE LAST SONG” / I. V. Savina, I. B. Krivchenko // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 9 (111) Part 3. — С. 162—165. doi: 10.23670/IRJ.2021.9.111.103

Import


CHARACTERISTICS OF ADOLESCENT SPEECH IN THE FILM “THE LAST SONG”

РЕЧЕВОЙ ПОРТРЕТ ПОДРОСТКА В КИНОФИЛЬМ “THE LAST SONG”

Научная статья

Савина И.В.1, *, Кривченко И.Б.2

1 ORCID: 0000-0002-4946-715X;

2 ORCID: 0000-0002-2542-2977;

1, 2 Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П.Королева, Самара, Россия

* Корреспондирующий автор (ivignatenko[at]mail.ru)

Аннотация

Данная статья содержит анализ речевого портрета подростка, представленного в фильме “The Last Song” по одноименному роману Николаса Спаркса. Цель работы заключается в анализе языковых средств создания речевого портрета подростка. Актуальность работы обосновывается необходимостью понимать современную иноязычную речь представителей подростковой возрастной группы. Новизна работы связана с обращением к современному фильму, посвященному проблемам подросткового периода жизни, для анализа стилизованного в нем диалога. Именно речь подростков отличается повышенной динамичностью и стремлением к шифрованию и экспрессии, а следовательно, вызывает трудности при ее интерпретации. Проведенное исследование вносит определенный вклад в изучение современной разговорной речи; его практическая ценность заключается в возможности использования полученных результатов для формирования и развития навыков понимания, перевода и моделирования речи подростков на английском языке.

Ключевые слова: речевой портрет, речевая деятельность, речевая характеристика, речь персонажа, кинодискурс.

CHARACTERISTICS OF ADOLESCENT SPEECH IN THE FILM “THE LAST SONG”

Research article

Savina I.V.1, *, Krivchenko I.B.2

1 ORCID: 0000-0002-4946-715X;

2 ORCID: 0000-0002-2542-2977;

1, 2 Samara National Research University, Samara, Russia

* Corresponding author (ivignatenko[at]mail.ru)

Abstract

This article features an analysis of the portrayal of a teenager’s speech presented in the film “The Last Song” based on the novel of the same name written by Nicholas Sparks. The aim of the research is to analyze the language means of creating a speech characteristic of a teenager. The relevance of the work is justified by the need to understand the modern foreign language speech of representatives of the adolescent age group. The novelty of the work is connected with the appeal to a modern film dedicated to the problems of the adolescent period of life for the purpuses of analyzing the dialogue within it. It is adolescent speech that is characterized by increased dynamism and a desire for encryption and expression, which therefore causes difficulties in its interpretation. The conducted research makes a certain contribution to the study of modern informal speech; its practical value lies in the possibility of using the results obtained for the formation and development of skills of understanding, translating and modeling the speech of adolescents in English.

Keywords: speech characteristics, speech activity, speech characteristics, character speech, film discourse.

Введение

Речевая деятельность во многом носит индивидуальный характер, однако, есть и языковые особенности, характерные для определенной группы. Не случайно понятие языковой личности определяется как «совокупность способностей и характеристик человека, обуславливающих создание и восприятие им речевых произведений»
[6, С. 132]. В речевой деятельности отражается большинство статусных характеристик коммуниканта: возраст, образование, социальная и гендерная принадлежность, эмоциональное состояние. Анализ речевого портрета языковой личности позволяет получить дополнительную информацию о коммуниканте. Для сценариста и режиссера речевой портрет представляет собой важное средство создания художественного образа. Современное киноискусство отличается стремлением к достоверности, что позволяет говорить о репрезентации в нем естественной речи носителей языка.

Обращение к анализу речи подростков отличается актуальностью, поскольку именно их речь наиболее полно отражает «наиболее характерные приметы современной языковой ситуации» [10, С. 29]. В данной работе авторы исходят из постулатов о стилизованном характере разговорной речи, представленной в кинофильме, и возможности изучения последней на материале кинофильма [8], [9].

Основные результаты

Проведенный лингвистический анализ речевых партий подростков, представленных в кинофильме “The Last Song”, позволил выделить базовые языковые особенности речевого портрета представителя данной возрастной группы. В целом, можно говорить о лингвистической маркированности речи подростков по сравнению с высказываниями взрослых персонажей. Средства всех языковых уровней задействуются в речевой характеризации подростков.

Обратимся к фонетическому уровню. В работе Е. А. Бабушкиной отмечается важная роль «фонетического портретирования личности» [1, С. 8], причем уточняется, что интонационные характеристики речи во многом помогают «выявить черты языковой личности, которые несут в себе признаки групповой принадлежности» [1, С. 8]. В рамках нашего исследования были соотнесены интонационные модели, характерные для речевых партий подростков, с интонационными контурами, оформляющими высказывания взрослых. Интересным оказалось распространенное сочетание восходящего и нисходящего тонов в едином высказывании у подростков (43% всех подростковых реплик), что явно противопоставляется интонационному оформлению взрослой речи, которая является более одноплановой. Более того, в почти 15% всех подростковых реплик можно обнаружить использование тона высокого падения. Подростковый период жизни предполагает инфантильность, неумение справляться с эмоциями, соответственно, вышеуказанные интонационные особенности становятся маркерами данной возрастной группы. Например, когда главную героиню фильма Ронни подставили, а отец не верил в ее невиновность в краже, она отреагировала громким высказыванием: “You never believe me”, которое на интонационном уровне сопровождалось контуром “high-fall”.

Интонационные средства в фильме также используются для создания индивидуального речевого портрета. Речь Ронни, главной героини фильма, маркирована на интонационном уровне использованием восходящего тона, что придает ее словам некоторую незаконченность, недосказанность, создает ощущение внутренней неуверенности. Такая речевая деталь дополняет образ неуверенного в себе подростка, девушки, которая чувствует себя одиноко и неуверенно в связи с разводом родителей.

В исследуемом материале встретились две интересных фонетических оппозиции. Первый случай связан с громкостью речи: подростки очень громко общаются друг с другом, но в большинстве случаев общения со взрослыми реплики подростков звучат тихо. Оппозиция болтливость – молчаливость становится более индивидуальной характеризацией речи персонажа. В одной из сцен Ронни в компании других подростков показана как персонаж более молчаливый, вдумчивый, взвешивающий свои слова, а следовательно и речевые поступки.

Наконец, отдельно следует отметить скорость подростковой речи. Персонажи-подростки спешат, экономят речевые усилия, что проявляется в обилии стяженных форм. Скорость речи находится на стыке фонетических и психологических средств. Высокий темп речи может служить маркером неуверенности подростка – он торопится произнести высказывание, скомкать его, зашифровать.

Лексический уровень отличается наиболее высокой частотностью появления маркированных средств и их разнообразием. Именно лексический и синтаксический уровни некоторые авторы считают основными при создании речевого портрета [2, С. 38]; [3, С. 199-200].

Наиболее яркой лексической особенностью стало использование слов-маркеров, которые ассоциируются с определенным персонажем, придавая индивидуальность его речи. Обращаясь к анализируемому стилизованному диалогу фильма, следует отметить, что такие слова становятся базой приема аналогии и контраста. Почти каждый персонаж-подросток имеет собственные слова-маркеры, в отличие от взрослых. Даже младший брат героини, только вступивший в подростковый возраст, постоянно реагирует на высказывание фразой “It’s so cool!” Как бы объясняя свое право на личное языковое пространство, он пытается эксплицитно подчеркнуть, что уже перешел в подростковый возраст: “I’m not a kid, Dad”; “I’m not twelve any more”.

В речи трудных подростков востребованным оказывается глагол “suck”: “Those suck”; “Families suck”. Данный рекуррентный элемент позволяет продемонстрировать стремление подростков к отрицанию.

Интересным представляется тезис, высказанный Е. В. Казаковой о том, что «подростки впитывают информацию из окружающего нас мира, а затем транслируют в своей среде, вследствие чего продолжают общаться на «упрощенном», зачастую даже засоренном, языке [4, С. 69]. Речь подростка из неблагополучной семьи пестрит ненормативной лексикой, которая тоже становится своеобразным маркером его возрастного, а также социального статуса.

Словом-маркером, участвующим в речевой характеризации центрального персонажа, становится “OK”. Рекуррентность и высокая частотность использования данного слова заставляет зрителя переосмыслить его стертую семантику и задуматься, а все ли в порядке у девушки? Поскольку данный лексический маркер часто оказывается в конце высказывания, все предложение начинает функционировать как разделительный вопрос: “I didn’t do it, OK?”; “You never lost Dad, OK?”; “Shut up. OK, Jonah?” Таким образом, слово-маркер выступает средством выражения субъективной модальности, а каждое высказывание приобретает признаки вопроса. Ронни не уверена в себе, ей отчаянно требуется понимание окружающих людей.

Если слова-маркеры являются первыми по значимости средствами создания речевого портрета персонажа в фильме, то первыми в количественном отношении, безусловно, являются слова и словосочетания, относящиеся к сленгу (на их долю приходится почти половина всех лексических средств – 48%). В этой группе оказалось много глаголов, существительных, прилагательных: crap; flip out; fess up; jacked up; hit on smb; butchy.

Сленг становится своеобразным языковым кодом при общении подростков: “My parents are at some lame award thing with the governor”; “I already got busted once”; “…pushy and conceited”; “Felt like a jerk for hours”;“She is such a clutz”; “You are freaking out my little brother”; “He’s totally a jerk”; “You look crappy”. Даже в массовке, изображающей подростков, собравшихся вместе, за кадром слышится: “Hook me up”, что определенно сделано для речевой характеризации данной возрастной группы.

При общении со взрослыми подростки выбирают разговорные, но уже не сленговые выражения (24%, что, возможно, связано с тем, что таких сцен в фильме не много). Обилие фразовых глаголов в речи подростков создает непринужденную, неформальную атмосферу общения: “Stay out of it”; “I’d stick with the stained one if I were you”; “Drop it, Will”. Так подростки могут себе позволить общаться и со взрослыми, и друг с другом в присутствии взрослых. В отсутствие взрослых могут появиться и более грубые, но при этом экспрессивные, варианты: I said get the hell out of here.

Эмоциональность речи подростков также достигается за счет активного использования междометий (13% всех лексических средств), которые помогают выразить спонтанные эмоции в различных ситуациях. Отсюда многообразие используемых междометий: Wow; Oh, wait; Ooh! A woman with a record; Mmm, imagine that; Hey, Ronnie! Oh, my God! My man! Whoo! She tell you good news?

При обращении друг к другу подростки используют своеобразные сленговые выражения, обобщенные понятия: dude; man; buddie; bro; brat.

Нежелание называть вещи своими именами проявляется и в использовании метафор, некоторые из которых отличаются высокой степенью гиперболизации (7%): “My battery’s dead”; “I gonna skip that” “My mom shipped me and my brother to my dad’s for the summer”; “Want to grab me a water?”.

В целом, все вышеобозначенные средства производят впечатление избегания реальности. Не случайно еще одним штрихом к портрету подростка в кинодискурсе становится размывание языковых границ за счет использования неопределенного языка (“vague language”), единицы которого в кинофильме появляются только в речи подростков (8% всех маркированных лексем): “My parents are at some lame award thing with the governor.” “What is all this stuff?” “Just say “no thing”.” “I just haven’t figured out the whole college thing yet.” “You know it’s getting kind of dark.”

С синтаксической точки зрения, речевые партии подростков отличаются лаконичностью, обилием эллиптических конструкций, которое часто выражается в отсутствии инверсии в вопросе, например: “You ok?” Такие особенности характерны для синтаксиса устной спонтанной речи в целом [5], причем «спонтанное высказывание сложно расчленить на предложения» [7, С. 89]: “Get off the car! Off the car!”.

Среди отличительных черт речевого портрета подростка на синтаксическом уровне оказывается широкое использование повелительного наклонения. Возможно, именно поэтому многие склонны считать, что для подростков характерна грубость и резкость. В рамках проанализированного фильма наблюдается значительный количественный перевес в использовании повелительного наклонения подростками по сравнению со взрослыми: “Hey, look!” “Shut up!” “Bring me a drink.” “Go away”. “Leave me alone.” “Don’t tell anyone.” Около 30% реплик персонажей-подростков содержат повелительное наклонение, в то время как в речи взрослых они встречаются в 8% всех их реплик. Для императивных конструкций, сгенерированных взрослыми людьми, характерно использование более вежливых, косвенных форм. Действительно, подростки представляются довольно прямолинейными и непримиримыми в своих высказываниях за счет обилия императивных предложений, что является дополнительным штрихом к речевому портрету подростка.

Заключение

В фокусе внимания в данном исследовании оказался речевой портрет подростка, представленный в современном англоязычном кинофильме “The Last Song”. Именно хрупкий и неустойчивый мир подростка описывается в романе Н. Спаркса и соответственно изображается в одноименном фильме. Речевой портрет подростка обладает всеми признаками разговорной речи в целом. Специфика прослеживается на всех языковых уровнях. Речь подростка отличается спешкой, большим количеством стяженных форм, многообразием интонационных контуров.

Наиболее значимые особенности речевого портрета подростка были зафиксированы на лексическом уровне. Отбор максимально экспрессивной лексики, использование сленга и метафор, обилие междометий отражает стремление подростка выразить эмоциональное состояние. Использование неопределенного языка», замена общедоступных слов сленговыми выражениями производит впечатление намеренного шифрования информации, избегания ответственности за речевое действие. Некоторые средства используются для создания индивидуального портрета подростка, как, например, использование слов-маркеров.

Синтаксические средства создания речевого портрета подростка во многом обусловлены спонтанным протеканием разговорной речи в целом. Из отличительных средств было отмечено активное использование повелительного наклонения.

Таким образом, анализ фильма “The Last Song” показал, что речевой портрет подростка обладает рядом отличительных средств на всех уровнях языка.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Бабушкина Е. А. Речевой портрет личности: фонетические характеристики / Е. А. Бабушкина // Вестник Бурятского университета. №11. – 2012. – С. 7-11.
  2. Баймулова Л. Н. Особенности создания речевого портрета персонажа (на материале современного английского романа Ника Хорнби «Мой мальчик») / Л. Н. Баймулова // Евразийский союз ученых № 4-8 (13). – М: Логика+, 2015. – С. 37-38.
  3. Захарова Ж. А. Особенности создания речевого портрета персонажа / Ж. А. Захарова // Актуальные проблемы лингводидактики и лингвистики в контексте современных исследований. – Н. Новгород, 2017. – С. 199-206.
  4. Казакова Е. В. Языковой портрет современного подростка / Е. В. Казакова // Филологическое образование в период детства. – Екатеринбург: УрГПУ, 2016. – С. 67-69.
  5. Казеко Т. Н. Специфические синтаксические конструкции устной речи: дис. … канд. филол. наук. / Т. Н. Казеко. – Саратов, 1989. – 208 с.
  6. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю. Н. Караулов. – М.: Наука, 1987. – 257 с.
  7. Мамаева С. В. Характеристика синтаксических особенностей речевого портрета школьников-подростков / С. В. Мамаева, Л. С. Шмульская. // Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. – №2, 2012. – С. 92-95.
  8. Полищук Г. Г. Разговорная речь и художественный диалог / Г. Г. Полищук, О.Б. Сиротинина // Лингвистика и поэтика. – М.: Наука, 1979. – С.188-199.
  9. Сапожникова О. П. Соотношение естественной и литературной коммуникации / О. П. Сапожникова // Филологические науки. – 1998. – №1. – С. 83-91.
  10. Черняк В. Д. Речевой портрет молодежи в современной беллетристике / В. Д. Черняк // Записки Горного института. Т. 193. – СПб., 2011. – С. 29-32.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Babushkina E. A. Rechevoj portret lichnosti: foneticheskije kharakteristiki [Speech portarait: phonetic characteristics] / E. A. Babushkina // Vestnik Burjatskogo universiteta № 11. – 2012. – P. 7-11. [in Russian]
  2. Baymulova L. N. Osobennosti sozdanija rechevogo portreta prsonazha (na materiale sovremennogo anglijskogo romana Nika Khornbi “Moj mal’chik” [Peculiarities of creating speech portrait of a character (by the material of “About a Boy” by Nick Hornby] / L. N. Baymulova // Evrazijskij sojuz uchenykh [Eurasion unity of scientists]. № 4-8 (13). – М: Logika+, 2015. – P. 37-38. [in Russian]
  3. Zakharova Zh. A. Osobennosti sozdanija rechevogo portreta personazha [Distinctive Features of Creating a Speech Portrait of a Character] / Zh. A. Zakharova. – Nizhni Novgorod, 2017. – P. 199-206. [in Russian]
  4. Kazakova E. V. Jazykovoj portret sovremennogo podrostka [Language portrait of a modern teenager] / E. V. Kazakova // Filologicheskoje obrazovanije v period detstva [Philological education in childhood]. – Ekateriburg: USPU, 2016. – P. 67-69. [in Russian]
  5. Kazeko T. N. Spetsificheskije sintaksicheskije konstruktsii ustnoj rechi [Specific syntactic constructions of oral speech] / T. N. Kazeko: … kand. filol. nauk. T. N. Kazeko. – Saratov, 1989. – 208 p. [in Russian]
  6. Karaulov Yu. N. Russkij jazyk i jazykovaja lichnost’ [The Russian language and speech portrait] / Yu. N. Karaulov. – M.: Nauka, 1987. – 257 p. [in Russian]
  7. Mamaeva S.V. Kharakteristika sintaksicheskikh osobennostej rechevogo portreta shkol’nikov-podrostkov [Syntactic characteristics of speech portrait of teenage school children] / S. V. Mamaeva, L. S. Shmulskaya // Vestnik KSU named after N.A. Nekrasov. – N 2. – 2012. – P. 92-95. [in Russian]
  8. Polischuk G. G. Razgovornaja rech’ i khudozhestvennyj dialog [Spoken speech and literary dialogue] / G. G. Polischuk, O. B. Sirotinina // Lingvistika i poetika [Linguistics and poetics]. – M.: Nauka, 1979. – P. 188-199. [in Russian]
  9. Sapozhnikova O. P. Sootnoshenije estestvennoj i literaturnoj kommunikatsii [Comparing natural and literary communication] / O.P. Sapozhnikova // Filologicheskije nauki [Philological Sciences]. – 1998. N 1. – P. 83-91. [in Russian]
  10. Chernyak V. D. Rechevoj portret molod’ozhi v sovremennoj belletristike [Speech portrait of young people in contemporary fiction] / V. D. Chernyak // Zapiski gornogo instituta [Papers of mining institute]. V. 1o3. – SPb., 2011. – P. 29-32. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.