Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.67.131

Download PDF ( ) Pages: 121-125 Issue: № 1 (67) Part 4 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Nazarova T.V., "PARADIGM OF VALUES OF THE “RUSSIAN REPORTER” MAGAZINE". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 1 (67) Part 4, (2018): 121. Thu. 22. Feb. 2018.
Nazarova, T.V. (2018). PARADIGMA CENNOSTEY GHURNALA «RUSSKIY REPORTER» [PARADIGM OF VALUES OF THE “RUSSIAN REPORTER” MAGAZINE]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 1 (67) Part 4, 121-125. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2018.67.131
Nazarova T. V. PARADIGM OF VALUES OF THE “RUSSIAN REPORTER” MAGAZINE / T. V. Nazarova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2018. — № 1 (67) Part 4. — С. 121—125. doi: 10.23670/IRJ.2018.67.131

Import


PARADIGM OF VALUES OF THE “RUSSIAN REPORTER” MAGAZINE

Назарова Т.В.

Кандидат филологических наук, доцент,

Волгоградский государственный университет

ПАРАДИГМА ЦЕННОСТЕЙ ЖУРНАЛА «РУССКИЙ РЕПОРТЕР»

Аннотация

В статье представлены результаты анализа дискурса журнала «Русский репортер». Ценностное сознание участников дискурса описано в виде полевой модели, где ядерной ценностью-целью является смысл жизни, инструментальными ценностями-средствами свобода, творчество, общение, патриотизм. Выявлено, что особенности ценностного сознания участников дискурса обусловили выбор и ранжирование тем, аксиологическую структуру текстов, жанровую модель и коммуникативные задачи издания. Сделан вывод о том, что предпринимаемое журналом исследование системы ценностей современного человека создает основу для качественного и интересного для читателя анализа актуальных социальных проблем.

Ключевые слова: Русский репортер, аксиологический анализ, ценность, концепт.

 

Nazarova T.V.

PhD in Philology, Associate Professor,

Volgograd State University

PARADIGM OF VALUES OF THE “RUSSIAN REPORTER” MAGAZINE

Abstract

The article presents the results of the “Russian Reporter” magazine discourse analysis. The value consciousness of the discourse participants is described in the form of a field model where life is the nuclear value and purpose while freedom, creativity, communication and patriotism are regarded as instrumental values used as means. It is revealed that the features of the value consciousness of the discourse participants determined the choice and ranking of topics, axiological structure of texts, genre model and communicative tasks of the publication. Conclusion is made that the study of the value system of a modern man undertaken by the magazine creates the basis for interesting qualitative analysis of current social problems for the reader.

Keywords: Russian reporter, axiological analysis, value, concept.

Медиахолдинг «Эксперт» кроме самого авторитетного в стране делового еженедельника с одноименным названием, имеющего пять региональных приложений, издает с 2007 года массовый универсальный по тематике журнал «Русский репортер». Деловое и политематическое издания, дополняя друг друга, стремятся создавать целостную картину жизни страны. Деловой журнал сосредоточен на событиях политики, макроэкономики, науки, социальная сфера представлена в виде анализа социальной политики государства [10]. Политематический журнал отражает повседневную жизнь общества. Издания объединяет общая стратегия. Ее неоднократно формулировал в интервью прессе главный редактор «Эксперта» В.Фадеев, он считает, что СМИ в России слабы, поскольку не выполняют важнейшую коммуникативную функцию, задача изданий холдинга – организовать диалог  между слоями общества, между бизнесом и властью, способствовать поиску новых возможностей решения актуальных проблем.  Цель «Русского репортера» открыто декларируются – изменить жизнь в стране, помогая сформироваться гражданскому обществу, способному генерировать локальные проекты преобразований и внедрять их, влиять на решения власти, контролировать их исполнение, анализировать следствия этих решений.

Соответственно основными функциями издания, кроме природной информационно-коммуникативной, становятся ценностно-ориентирующая и мобилизационная. Ключевые слова журнала «Русский репортер» – «гражданская активность».  Специфика социального познания в «Русском репортере» конкретизируется в комментариях «От редактора», которые присутствуют в структуре каждого номера. Лапидарно она обозначена в редакционной колонке «Часть корабля» (№8, 2017): «”Русский репортер” – это не просто журнал, это свод законов человеческой природы, большой и бесконечный проект по исследованию творческих способностей человека».  Предметом журналистского исследования являются мотивы деятельности «прогрессора», ценности, обусловившие  его образ жизни.

Характер текстового пространства издания позволяет рассматривать его не как конгломерат индивидуальных авторских дискурсов, а как единый журнальный дискурс, поскольку все тексты объединены общими коммуникативными задачами, участники дискурса обладают единым ценностным сознанием, тексты выполняют функцию стабилизации ценностей и, взаимодействуя и дополняя друг друга, конструируют особую картину мира, способную изменить систему ценностей читателя. Общность ценностного сознания авторов выявляется при анализе аксиологической структуры текстов, кроме того она осознана сотрудниками журнала как выработанная в ходе десятилетней совместной деятельности и декларируется постоянным использованием в редакционных комментариях инклюзивного «мы» и другими способами. Например, в процитированном выше тексте для характеристики редакции используется прецедентное выражение «часть команды – часть корабля» и утверждается: «Бывших сотрудников «Русского репортера» не бывает. Это мафия, которая бессмертна». Среди множества подходов к определению дискурса как научной категории есть трактовка, оптимальная  для задачи  описания парадигмы ценностей журнала «Русский репортер», которая ставится в данном исследовании. Е.В.Бабаева полагает, что дискурс есть «социально детерминированный тип связи между ценностным содержанием и регулярно воспроизводимыми и относительно устойчивыми (по своим целям, участникам, хронотопу) коммуникативными ситуациями» [1, С. 29]. При таком подходе специфика дискурса видится в организации системы ценностей, в степени и формах их выраженности.

Для нашей работы методологически важно понимание природы ценностей, обоснованное М.Р. Бронским [2], С.Б. Кожевниковым [9], А.М. Жерняковым [7]. В их работах обосновано, что ценности существуют в сознании человека как особые установки, которые формируются в конкретном обществе. М.Р. Бронский указывает на детерминированность ценности «обеими сторонами ценностного отношения, поскольку ее величина и характер одновременно зависят и от определений субъекта <…>, и от свойств объекта» [2, С.34 – 35]. А.М. Жерняков развивает социально-философский анализ феномена ценности и доказывает, что ценности непосредственно соотносятся с целеполагающими сторонами человеческой деятельности,  подчеркивает связь ценностей и потребностей [7]. При таком подходе содержание ценности может трактоваться как цель. Во многих исследованиях мы встречаем использование категорий «ценность» и «ценностная ориентация», «ценностная установка» в качестве синонимов. Такое понимание содержания терминов присутствует, в частности, в работе Л.В.Воробец: «Ценность есть модель какого-либо явления, представляющая собой субъективно понимаемый его идеал, вписанный в определенную целостную картину мира человека и общества, существующую в определенное время и в определенном месте. Ценность есть, таким образом, установка, позволяющая человеку и обществу ориентироваться в окружающем их мире и строить этот мир» [5].   Исходя из этих положений, мы можем рассматривать коллективное ценностное сознание авторов журнала, которое регулирует их деятельность, в виде полевой модели, где наиболее часто актуализирующиеся в дискурсе ценности представляются ядерными ценностями-целями, менее частотные можно считать периферийными, менее устойчивыми, интрументальными ценностями-средствами. В нашем исследовании мы оперируем также категорией «концепт», традиционно этим именем называют «единицу коллективного знания/сознания [3, С.275], «фрагмент жизненного опыта человека» [8, С. 33]. Нами используется дефиниция, предложенная И.В.Ерофеевой, которая рассматривает «концепт в пространстве медиатекста с точки зрения концентрации в его семантическом поле национальных ценностей» [6, С. 54].

Аксиологичность дискурса «Русского репортера» шире оценочности. Ценностное сознание является и основанием оценок и объектом исследования для авторов журнала. Оно проявляется на уровне определения предмета и методов журналистского исследования, доминирующих тем, в структуре рубрик, выборе жанров, в сложившемся инварианте сюжета о «прогрессоре», который всегда содержит определенный набор компонентов.

Программное значение и четкую аксиологическую структуру, организованную вокруг ядерной ценности поиска смысла жизни, имеет колонка «От редактора», открывающая первый номер за 2017 год обновленного после полугодичной приостановки журнала. В ряде исследований отмечается, что потребность в отыскании смысла существования в иерархии человеческих потребностей занимает высшую ступень [4, С.4]. В обращении к целевой аудитории редактора «Русского репортера» В. Лейбина моделируется сценарий договора с читателем о том, в чем следует видеть смысл жизни и как этому видению должна соответствовать политика журнала. Ядерная ценность эксплицируется в бинарной оппозиции «осмысленная жизнь» / «трата жизни на бессмыслицу». Сценарий диалога с читателем реализуется в моделируемом автором пространстве информационного поля, главными компонентами которого являются социальные сети и трендовые медиа. Негативная оценка актуализируется в контекстах, демонстрирующих предоставляемые сетями возможности облегченной коммуникации: «обо многом можно прочесть, бесплатно и в кратком изложении»;  обсуждать «тройку сетевых скандалов, причем обсуждают их в основном люди малоосведомленные»; «бороться вместе со своими чуваками против чужих чуваков на радость агитаторам». В качестве носителя  антиценностей представлено множество «самих себе репортеров» (в контексте комментария выражение приобретает значение безответственной коммуникации) и «коллективных организаторов». Прецедентные номинации «коллективные организаторы» и «агитаторы», сопровождаемые указанием на источник «как говорил тов. Ленин», актуализируют подтекстовый смысл не свободного, а управляемого общения. Результат, запланированный подразумеваемыми манипуляторами, достигается и получает межперсонажную оценку со стороны носителей ценностей. В тексте ими является  «большинство читателей» журнала, которым  «не нравится шум и гвалт в медиа», они  «не хотят тратить жизнь на бессмыслицу» и на «войну самих с собой». Деятельность «трендовых медиа» тоже получает оценку – ими конструируется «затишье во внутренней политике и преимущественно международная повестка». Ситуация на информационном поле оценена с двух точек зрения. Носителям антициенностей она доставляет «радость».  Мнение автора колонки представлено в оценочных выражениях: «жизнь богаче ее экранных отражений», «мы не знаем своей страны».

Ценностные ориентации целевой аудитории журнала вербализируются предикатами: «на баррикады и в окопы хочется далеко не всем, но все хотят осмысленной жизни и общения». Содержание ценности осмысленная жизнь раскрывается с помощью приядерных ценностей свободы, творчества, нестяжательства, общности (соборности). Автор моделирует часть картины мира, отсутствующую в медиа, но, по его убеждению, существующую реально. Представление о носителях ценностей расширяется, «большинство читателей» замещается номинациями «все», «народ», «люди», «страна». Их потребности эксплицируются в контекстах: «многие впервые попробовали себя в самостоятельном деле; растет интерес к прогрессу, науке и инженерии, и вообще хочется не только денег, но и осознанной творческой деятельности»; «отчуждение <…> сейчас будет преодолеваться иначе, <…> капитализм с человеческим лицом предложил нам потребительский выбор из многочисленных сортов колбас, гаджетов и политических партий, однако и это не вполне свобода, теперь людям нужны не только хлеб и потребительское забытье, но и интересные занятия, самореализация».

В тексте обозначено, как эти же ценности регулируют творческую деятельность редакции. В ответ на запрос аудитории, которой «хочется разговора по делу»,  журнал предполагает создать пространство для «осмысленной содержательной коммуникации». Указано ее обязательное условие – участие в информационном обмене будет обеспечено тем, кто «знает, о чем говорить, а знают, о чем говорить, те, кто занят реальным творческим делом». Содержание ценности-цели  смысл жизни  применительно к журналу конкретизируется в указании основного принципа деятельности – умения видеть перспективные тренды, людей, генерирующих новые идеи. Для «Русского репортера» это выражается в способности «пообщаться с десятками благотворителей, волонтеров, социальных предпринимателей <…> и не только с общественниками, но и с высококлассными рабочими, <…> учеными, <…> священником, <…> музыкантом…»; «обнаружить бум городского активизма в регионах», увидеть, что «страна живет и живет интересно, если смотреть на нее внимательно, по-репортерски». Таким образом в программном обращении редактора «Русского репортера» к читателю обозначен основной объект информационного внимания, ракурс видения и дана расшифровка названия журнала. Определение «русский» изначально обозначало, что в журнале преимущественно освещается жизнь нашей страны.  Но с момента перезапуска издания в январе 2017 года в журнальном дискурсе стала имплицитно присутствовать бинарная оппозиция Россия / Запад. Вектор  предпринимаемого социально-психологического исследования мотивации деятельности «прогрессора» с непременным акцентированием традиционных для русской культуры ментальных ценностных ориентаций направлен против ценностей общества потребления, привнесенных с Запада. В приведенном выше контексте как антиценность маркируется предоставленная капитализмом свобода потребительского выбора и подчеркивается, что «наши люди» ориентируются не на процессы потребления, а на индивидуальное творчество, ищут свободу «самореализации». Оппозиция Россия / Запад имплицируется в частотных для дискурса журнала контекстах, актуализирующих ценности альтруизма и нестяжательства, демонстрирующих самые разные виды деятельности, научной, художественной, производственной, волонтерской, которая оценивается субъектами этой деятельности вне  критериев коммерческой привлекательности. Характерен редакционный комментарий, сопровождающий материал с названием «В отрыв» (№ 4, 2017), посвященный мотивации начинающих предпринимателей: «Бизнес в России больше, чем бизнес. Или меньше. Но во всяком случае он точно отличается от чего-то общемирового, общепризнанного, <…> потому что речь идет не о поиске нового источника прибыли, а о поиске и обретении себя».

Стремление понять мотивацию человека, способного талантливо жить, приводит к возникновению в журнале особых жанровых форм. Тексты содержат объемные редакционные комментарии,  в которых осознанные авторами ценности становятся основанием для оценки ценностных приоритетов героев публикаций, а сами сюжеты о людях представляют аудитории материал для анализа потребностей «прогрессора», читатель вовлекается в соразмышление с авторами. Сценарий соразмышления авторы стремятся сделать предельно реалистичным, ради этого описание жизни героя идет от первого лица в виде интервью, создается иллюзия самостоятельного наблюдения читателя за персонажем. Включение интервью во все жанровые образования усиливает и эффект достоверности получаемых сведений о психологии современника. Интервью в журнале может становиться основой очерка (например, «Человек под вопросом»), очень часто используется жанр интервью-репортажа, это может быть диалог с одним (например, «Брат») или несколькими респондентами («Гражданин Петербург»), почти в каждом номере присутствует большое портретное интервью (например, «Легенда № 118»), каждый номер открывается проблемным интервью-монологом, которое выполняет в журнале функцию общественной экспертизы деятельности правительства (начало названия таких интервью остается неизменным – «Семь вопросов….»).

Совместное с читателем наблюдение организуется соответственно задачам журнала. Предмет наблюдения всегда точно указан в названии или лиде, наиболее характерный пример такого редакционного указания – «Кто и зачем меняет жизнь вокруг себя?». Сюжет о человеке выстраивается по единой схеме: выясняются потребности, в результате которых родилась идея нового проекта, рассказ героя о самой деятельности имеет характер рефлексии, в ходе которой проясняется содержание ценностей, регулирующих поведение этого человека. Рассказ становится оценочным благодаря вопросам журналиста, направляющим диалог. Включаются в окончательный текст именно те реплики респондентов, где присутствуют сигналы ценностей, которые журнал стремится стабилизировать в сознании читателя. Редакционные комментарии фиксируют на них внимание аудитории.

 В журнале сформировалась оптимальная для этих целей жанровая форма цикла интервью-монологов. Обычно несколькими авторами создаются материалы, включающие ряд однотипных по аксиологической структуре монологов респондентов, рассказывающих о своих творческих начинаниях. Рассмотрим характерный пример использования жанровой формы. В первом номере за 2017 год под рубрикой «Сцена» помещен материал «10 героев нашего времени» с характерным подзаголовком «Кто и зачем меняет жизнь вокруг себя». Монологи строятся по единой схеме: герой (респондент) рассказывает об импульсах, благодаря которым возникла идея, о людях, которые откликнулись и помогли ее воплощению, о целях, уже пройденном командой пути и планах на будущее.

Единство циклу придает общая для всех выбранных журналом респондентов мотивация деятельности и оценка результатов. У читателя создается представление о типичных чертах характера современника. Выделены те качества, которые в каждом номере «Русского репортера», вышедшем в 2017 году, представлены как эталонные. Регулирует поведение и мышление всех респондентов общее стремление выйти за пределы индивидуальной деятельности. Собственная успешная деятельность для героев цикла недостаточна для обретения смысла жизни. Ценность общения (единения) с гуманитарной целью актуализируется в репликах персонажей («ведь просто жить своим делом – этого мало, надо идти к людям»; «все друг с другом перезнакомились, появились совместные проекты»). Каждый из авторов проектов оценивает свою работу по двум критериям: учитывается степень общественной полезности и число вовлеченных в деятельность, мера поддержки окружающих.

Объективация  константы «единения» в текстах журнала тесно сопряжена с концептом «труд». Монологи респондентов отредактированы так, что самохарактеристика героев выстраивается с помощью имплицитно выраженного их отношения к труду. Ценность труда традиционно рассматривается как доминирующая в отечественной культуре.  Но отношение к труду может быть разным. Журнал акцентирует то, что труд, самостоятельно, свободно выбранный, не воспринимается героями как гнетущая обязанность. Концепт «труд» коррелирует с концептами «свобода» и «счастье». Герои счастливы обретением смысла жизни, если удается реализовать свои творческие замыслы.

Открытый в себе талант каждый стремится превратить в добро для окружающих. Представление о труде связано в сознании героев с ментальными ценностями альтруизма и  нестяжательства. В монологах каждого из героев присутствует осознание мотивов  деятельности вне категории рентабельности («наше занятие – не самый простой способ коммерции, это скорее призвание, надо этим болеть, чтобы делать что-то подобное»;  «у меня такой принцип: если уж начал что-то делать, делай это хорошо, но не ради денег»).

Импульс к выходу за пределы собственного «я» к единению с ближайшим окружением дает отношение героев к малой родине. Патриотизм как ценность присутствует в их сознании в своем изначальном значении – в древнегреческом языке «патриот» означало «земляк». Концепт «патриотизм» эксплицитно актуализируется в речи персонажей («наша цель – помогать школьникам и студентам раскрывать творческий и интеллектуальный потенциал, чтобы в Стерлитамаке росли и оставались работать умные люди»; «если развивать детей, в будущем мы получим здоровое счастливое успешное общество в ауле»).

Редакция, создавая образ «прогрессора», стремится дополнить характеристику с помощью  своего эксплицитно выраженного объяснения бума социальной активности. Подчеркивается свободный характер деятельности авторов проектов: «спонтанно, на энтузиазме, люди сами реализуют свою свободу, а не бюрократический план»; акцентируется стремление людей «изменить мир вокруг себя, помочь другим»; активизму придается конфликтный смысл. По мнению корреспондентов, социальных лидеров сближает желание «жить в России» и  «опыт некоторой разочарованности в нашей политической и управленческой системе».

В журнальном исследовании понятийной составляющей концепта «смысл жизни» постоянно присутствует выяснение сути корреляции ядерного концепта с концептом «власть». В рамках создаваемой в журнале картины мира власть отождествляется  с обязанностью создавать условия для реализации творческих способностей личности. Инвариант сюжета о прогрессоре включает компонент, демонстрирующий невыполнение властью этой обязанности. Стремление людей найти возможность реализовать себя эксплицируется в сюжетах об организации своей деятельности автономно от государства, подобно персонажам цикла «10героев нашего времени» (№12017);  вне государственной системы, например, в цикле «В отрыв» (№4, 2017);  или в  противоборстве с властью, как оно  представлено в интервью-очерке «Человек под вопросом», в интервью-репортаже «Дон Кихот должен победить»(№22, 2017), в проблемном интервью «Душа и удушение русского театра»(№ 21, 2017)  и многих других. Отношения с властью могут быть выражены в коротких репликах персонажей: «а помощи от государства никогда не было, да мы и не просили» («10героев нашего времени»); «хотелось бы создать не зависимый от грантов и чьих-либо поблажек проект,  мы сможем и сами, главное хотя бы не мешать нам»; «власти нас не очень понимают» («В России есть другие города» № 22, 2017). В портретных интервью обычно представлена история длительной борьбы активной созидающей личности и власти. Критике подвергается президент, который «не знает, чем реально живет страна», председатель правительства, «который вряд ли отличит фрезерный станок от лесопилки»; чиновники экономического блока, «которые учат, как налаживать производство, хотя нога их не ступала туда ни разу»; вся система, которая «с ног на голову перевернута: помогают не лучшим, а худшим» («Дон Кихот должен победить» № 22, 2017).

В процессе поисков возможностей влияния на власть и контроля над ее представителями в концептуальное поле вовлекается концепт «демократия», хотя эксплицитно в форме лексемы «демократия» он в текстовом пространстве журнала не вербализируется. Он имплицитно присутствует в контекстах, актуализирующих отсутствие конструктивного диалога общества и власти, в конгруэнтных по смыслу репликах («жду, когда нас слушать начнут») и постоянном пристальном внимании журнала к свободе слова, предоставляемой возможностями социальных сетей, способных, по мнению журнала, изменить силовые балансы в обществе, власти и медиа. Публичное обсуждение проблемы насилия со стороны имеющих власть в журнале воспринято как сигнал открытости общества, его готовности и способности к изменениям («Философия сексуальных домогательств» № 21, 2017). Привлекая авторитетных экспертов, журнал организует дискуссию о позитивных и негативных сторонах флэшмобов как формы социальной активности.  Слово предоставляется тем, кто в открытом публичном обсуждении видит инструмент борьбы с насилием, с любыми действиями власти, идущими вразрез с интересами и правами граждан, и тем, кто убежден, что «там, где кампанейщина в сетях, точно есть заказчики или те, кто воспользуется возникшим политическим эффектом». Представлена и третья точка зрения, с которой солидаризуется журнал: «Насилие «прогрессивных толп» не создает нового смысла. Борьба с харассментом не проясняет вопрос о смысле жизни и отношений, а уводит его в область абсурда».

Актуализируя исследование ценностного сознания современного человека, «Русский репортер» создает возможность для глубокого анализа  важнейших социальных проблем, выполняет задачу организации «осмысленной содержательной коммуникации».

Список литературы / References

  1. Бабаева Е.В. Дискурсивное измерение ценностей / Е. В. Бабаева. – Волжский: Фил. ГОУВПО “МЭИ (ТУ)” в г. Волжском, 2003.–101 с.
  2. Бронский М.Р. Философский анализ научного статуса аксиологии / М.В. Бронский. – Н.Новгород: МИЭМП, 2001. – 140 с.
  3. Воркачев С.Г. Культурный концепт и значение / С.Г. Воркачев // Труды Кубанск. гос. технол. ун-та. – Серия: Гуманитарные науки. – Краснодар. – 2003. – Т.17. Вып. 2. С. 268 – 276.
  4. Воркачев С. Г. Что есть человек и что польза его: идея смысла жизни в лингвокультуре / С.Г. Воркачев. Волгоград: Парадигма, 2011. – 203 с.
  5. 5.Воробец Л. В. Морфология массовой культуры: аксиологический аспект [Электронный ресурс] / Л.В. Воробец  // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – Т. 20. – С. 4266–4270. – URL: http://e-koncept.ru/2014/55118.htm. (23.12.2017).
  6. Ерофеева И.В. Аксиология медиатекста в российской культуре / И.В.Ерофеева. – Новосибирск: СО РАН, 2009. – 340 с.
  7. Жерняков, А.М. Понятие «ценность» в социально-философском осмыслении действительности: автореф. дисс…канд. философ. наук / А.М. Жерняков. – М., 2008. – 25 с.
  8. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс / В.И. Карасик. – Волгоград: Перемена, 2002. – 477 с.
  9. Кожевников, С.Б. Аксиология повседневности / С.Б. Кожевников. – Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 2003. – 246 с.
  10. Назарова Т.В. Непрофильная проблематика делового журнала / Т.В.Назарова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 8: Литературоведение. Журналистика. – 2016. – № 1(15). – С.57– 62.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Babaeva E.V. Diskursivnoe izmerenie tsennostei [Discourse Measurement of Values] / E. V. Babaeva. – Volzhsky: Phil. State Educational Institution for Further Vocational Education “MEI (TU)” in the city of Volzhsky, 2003. – 101 p.
  2. Bronskiy M.R. Filosofskiy analiz nauchnogo statusa aksiologii [Philosophical Analysis of the Scientific Status of Axiology] / M.V. Bronsky. – N.Novgorod: MIEMP, 2001. – 140 p.
  3. Vorkachev S.G. Kulturnyi kontsept i znachenie [Cultural Concept and Meaning] / S.G. Vorkachev // Proceedings of Kubansk State Technol. Un. Series: Humanities. – Krasnodar. – 2003. – V.17. Issue 2. P. 268 – 276.
  4. Vorkachev S. G. Chto est chelovek i chto polza ego: ideya smysla zhizni v lingvokulture [What is a Human Being and What is the Use of It: Idea of the Meaning of Life in Linguoculture] / S.G. Vorkachev. Volgograd: Paradigm, 2011. – 203 p.
  5. Vorobets L. V. Morfologiya massovoi kultury: aksiologicheskii aspekt [Elektronnyi resurs] [Morphology of Mass Culture: Axiological Aspect [Electronic resource]] / L.V. Vorobets // Scientific and Methodological Electronic Magazine “Concept.” – 2014. – V. 20. – P. 4266-4270. – URL: http://e-koncept.ru/2014/55118.htm. (23/12/2017).
  6. Erofeeva I.V. Aksiologiya mediateksta v rossiiskoi kulture [Axiology of Media Text in Russian Culture] / I.V. Erofeeva. – Novosibirsk: SB RAS, 2009. – 340 p.
  7. Zhernyakov, A.M. Ponyatie «tsennost» v sotsialno-filosofskom osmyslenii deistvitelnosti: avtoref. diss…kand. filosof. nauk [Concept of “Value” in Socio-Philosophical Interpretation of Reality: Author’s Abstract of PhD in Philosophy] / A.M. Zhernyakov. – M., 2008. – 25 p.
  8. Karasik V.I. Yazykovoi krug: lichnost, kontsepty, diskurs [Language Circle: Personality, Concepts, Discourse] / V.I. Karasik. – Volgograd: Peremena, 2002. – 477 p.
  9. Kozhevnikov S.B. Aksiologiya povsednevnosti [Axiology of Everyday Life] / S.B. Kozhevnikov. – Krasnodar: Cuban State Univ., 2003. – 246 p.
  10. Nazarova T.V. Neprofilnaya problematika delovogo zhurnala [Non-Core Issues in Business] / T.V. Nazarova // Bulletin of Volgograd State University. Series 8: Literary Studies. Journalism. – 2016. – No. 1 (15). – P.57-62.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.