Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Download PDF ( ) Pages: 110-112 Issue: № 4 (23) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Plekhanova E.A. et al. "MEDIA TEXT AS A PRODUCT OF CONVERGENT JOURNALISM". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 4 (23) Part 2, (2019): 110. Mon. 09. Dec. 2019.
Plekhanova, E.A. & Moiseeva, I.Y. (2019). MEDIA TEKST KAK PRODUKT KONVERGENTNOY GHURNALISTIKI [MEDIA TEXT AS A PRODUCT OF CONVERGENT JOURNALISM]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 4 (23) Part 2, 110-112.
Plekhanova E. A. MEDIA TEXT AS A PRODUCT OF CONVERGENT JOURNALISM / E. A. Plekhanova, I. Y. Moiseeva // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2019. — № 4 (23) Part 2. — С. 110—112.

Import


MEDIA TEXT AS A PRODUCT OF CONVERGENT JOURNALISM

Плеханова Е.А.1, Моисеева И.Ю.2

1Аспирант, Оренбургский государственный  университет; 2Доктор филологических наук, Оренбургский государственный университет

МЕДИА ТЕКСТ КАК ПРОДУКТ КОНВЕРГЕНТНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

Аннотация

В статье рассмотрено – развитие СМИ, динамика и особенности их роста, процесс их преобразования в условиях современного информационного общества способствуют преобразованию возможностей для коммуникации. Данные изменения следует рассматривать как факторы, влияющие на процесс формирования языка средств массовой информации, медиапотока, основной единицей которого является медиатекст.

Ключевые слова: медиалингвистика, медиатекст, конвергенция.

Plekhanova E.A.1, Moiseeva I.Y.2

1Postgraduate student, Orenburg State University; 2Doctor of Philological Science, Orenburg State University

MEDIA TEXT AS A PRODUCT OF CONVERGENT JOURNALISM

Abstract

The article considers the development of mass media and especially the dynamics of its growth; the process of transformation of a modern information society contributes to the transformation of opportunities for communication.

Keywords: media linguistics, media text, convergence.

Совершенствования в области новых информационных технологий вносят кардинальные изменения в сущностные характеристики медиапотока, «многоплановость и многомерность которого, по словам Я.Н. Засурского, приводят к созданию действительно полифонического коммуникационного пространства» [Засурский, 2005, с. 3].

Основной единицей медиапотока признается медиатекст. В российской науке появление терминов «медиатекст» связано с новаторским исследованием Т.Г. Добросклонской «Теория и методы медиалингвистики (на материале английского языка)». В диссертационной работе на основе единой внутренней структуры и методологического аппарата систематизирован опыт фрагментарного изучения медиатекстов, теоретически обосновано ключевое для медиалингвистики понятие «текст массовой информации» [Добросклонская, 2000].

История становления и развития текста массовой коммуникации, медиатекста нашла свое отражение в научных трудах К.И. Былинского, М.Н. Володиной, Р.С. Гиляревского, Т.А. Ван Дейк, Т.Г. Добросклонской, Я.Н. Засурского, Н.Б. Кирилловой, В.Г. Костомарова, А.А. Леонтьева, Ю.М. Лотмана, В.В. Славкина, С.И. Сметаниной, Л.М. Майдановой, И.В. Рогозиной, Д.Э. Розенталя, С.И. Сметаниной, Г.Я. Солганика, Т.Ф. Шак, A. Bell, C. Darroy, R. Laufer, М. Montgomery, D. Scvettaa, D. McQuail и многих других.

На современном этапе развития науки медиатекст уверенно выделяется как «особая разновидность текстов, обладающая специфическими характеристиками и составляющая специальную область изучения: «медиалогию» [Солганик 2005, с. 15] или «медиалингвистику»  [Добросклонская, 2000].

С.И. Сметанина связывает использование по отношению к материалам СМИ номинации медиа-текст (орфография и выделение курсивом С.И. Сметаниной) с особым подходом к осмыслению информационной продукции [Сметанина, 2002, с. 65].

Я.Н. Засурский, анализируя опыт исследования текста массовой коммуникации, подчеркивает важность выработки универсального метода в условиях конвергенции научного знания, в котором интегрируются представления о медиатексте как о лингвистическом и культурологическом понятии, как об элементе информационной технологии, как о важнейшем элементе медиаобразования, факторе интеграции технологий, как о продукте коммуникационной культуры [Засурский, 2005, с. 3].

Синтезировав идеи многих ученых, в разное время занимавшихся проблемой текста как особого объекта лингвистики, М.Я. Дымарский, выделил круг идей, определяемых как ключевые для лингвистической теории текста: 1) текст как процесс; 2) текст как продукт; 3) текст как системно-структурное образование; 4) текст как развернутая форма, состоящая из дискретных единиц; 5) категории текста; 6) форма текстов [Дымарский, 2006, с. 21-22].

Многосторонность понятия «текст», по словам И.Р. Гальперина, позволяет выделить то, что «является ведущим, вскрывающим его онтологические и функциональные признаки». К таким признакам относятся завершенность, целостность, структурная организация речетворческого процесса, связность, целенаправленность и прагматическая установка [Гальперин, 2009, с. 19].

Л.М. Майданова, проведя теоретический анализ трактовок понятия текст, выделяет его единые существенные признаки: целостность, связность, включенная в него тем или иным способом информация о говорящем и адресате, о ситуации общения, обработанность речетворческого материала в соответствии с законами и нормами естественного языка [Майданова, 1987].

Рассматривая текст в терминах традиционной лингвистики, Г.Я. Солганик, делает акцент на том, что признанное определение текста как «сложной, иерархически организованной многоплановой структуры, представляющей собой речевое произведение, характеризующееся целостностью, связностью и завершенностью» при переносе его в сферу масс-медиа приобретает более широкое толкование с учетом особой включенности в процесс общения, в процесс коммуникации. «Медиатекст – разновидность текста, принадлежащая массовой информации, характеризующаяся особым типом автора, специфической текстовой модальностью, рассчитанная на массовую аудиторию» [Солганик, 2005, с. 15]. Именно принадлежность текста к массовой аудитории детерминируют специфику языковых средств, выражающуюся в отказе от индивидуальных, уникальных средств выражения, в ориентации на усредненную языковую норму, в особом использовании пространства и времени, в реализации принципа совпадения производителя и субъекта речи [там же, с. 10-14].

Таким образом, «уровень массовой коммуникации придает понятию «текст» новые смысловые оттенки, обусловленные медийными свойствами того или иного средства массовой информации» [Добросклонская, 2005, с. 29].

Будучи лингвистическим явлением, тексты СМИ представляют особый интерес в аспекте культуры. Однако рассмотрение текста как феномена сугубо лингвистической выраженности недостаточно для того, чтобы высказывание превратилось в текст. В этой связи Ю.М. Лотман выделяет ряд функциональных признаков проявления «выраженности» культуры в тексте: 1) с точки зрения коммуникативной функции, текст гомоструктурен и гомогенен: он есть манифестация одного языка; 2) с точки зрения смыслообразующей функции, текст гетерогенен и гетероструктурен, он есть манифестация одновременно нескольких языков; сложные диалогические и игровые соотношения между разнообразными подструктурами текста, образующими его внутренний полиглотизм, являются механизмами смыслообразования; 3) с точки зрения связи текста с памятью культуры, это не изолированный текст, а текст в контексте, текст во взаимодействии на «выходе», в процессе создания, и на «входе», в процессе восприятия с другими текстами и с семиотической средой [Лотман, 1992, с. 144-146].

Анализ текстов СМИ с точки зрения культуры речи позволяет получить ценностную информацию о состоянии языковой культуры общества, осмыслить процессы, происходящие внутри одного из функциональных стилей – газетно-публицистического [Сметанина, 2002, с. 67]. Культура речи, по определению Е.Н. Ширяева, – «это такой набор и такая организация языковых средств, которые в определенной ситуации общения при соблюдении современных языковых норм и этики общения позволяют обеспечить наибольший эффект в достижении поставленных коммуникативных задач» [Ширяев, 1996, с. 13]. Культура, замечает С.И. Сметанина, предстает в данном случае комплексно: как состояние языка и речи, как деятельность, т.е. культивирование, совершенствование способов общения [Сметанина, 2002, с. 67].

Комплексное рассмотрение медиатекста как социокультурного феномена, репрезентируемого в аудиовизуальных медиажанрах в совокупности с визуальной и вербальной составляющей, с учетом контекста, в котором он существует, проводится в работах Т.Ф. Шак [Шак, 2010, 2010а]. Автор выявляет специфические особенности музыки, функционирующей в медиатексте, и обосновывает методологические принципы ее анализа в медийных формах текста. «Медиатекст, с точки зрения конвергенции социума и культуры, – это форма существования произведений медиаискусств, система элементов, развертывающихся во времени и пространстве и организованных в определенную структуру на основе их иерархической соподчиненности, коммуникативной функциональности, смысловой интерпретации» [Шак, 2010, с. 217].

Понимание медиа-текста как фактора интеграции медийной культуры, коммуникации и современного процесса журналистского творчества нашло свое отражение в работах В.В. Прозорова, который, отождествляя понятие «медиа-текст» и «журналистский текст», выдвигает на первый план необходимость различать продукцию СМИ с учетом позиций ее создателей и потребительской аудитории. С точки зрения критиков и потребителей, журналистский текст – это вся выпускаемая СМИ продукция (графическая, визуальная, звуковая), характеризующаяся связностью, цельностью, непрерывностью. С точки зрения производителей масс-медийной продукции, журналистский текст – это «разножанровый продукт, включающий в себя все тексты, написанные непосредственно самими журналистами, и «чужие» тексты, созданные вне профессиональной деятельности журналиста, составляющие в совокупности общий масс-медийный контекст». При определении медиа-текста В.В. Прозоров оперирует понятием «мультитекст». Мультитекст – это текст высокого искусства, характеризующийся непрерывностью, динамичностью, периодически повторяющийся и циклично воздействующий на потребителя [Прозоров, 2004, с. 109-112].

Идея восприятия медиатекста в динамическом аспекте реализована в трудах В.В. Славкина [Славкин, 2005; Славкин, 2007]. Осмысление динамических свойств текста базируется на фундаментальных категориях бытия: пространство и время, движение, свойство, отношение и других. Принятие динамического аспекта в качестве приоритетного принципа изучения медиа-текста объясняется закономерностью журналистского творчества, а именно, «многоаспектностью контакта автора и его аудитории, не свойственной другим функциональным стилям». Автор определяет три уровня исследования динамики текста: внутритекстовый, предусматривающий анализ «развертывания во времени описание фрагмента реальной действительности, составляющее основу журналистского произведения»; надтекстовый, основывающийся на «различении коммуникативной деятельности автора (порождение текста) и читателя (расшифровка, понимание, усвоение, использование в дальнейшем)»; гипертекстовый уровень, основанный на «важных текстовых категориях ретроспекции и проспекции, которые приобретают добавочное экстралингвистическое значение отражения динамики текстовой деятельности, как конкретного субъекта (журналиста), так и отдельного средства массовой коммуникации» [Славкин, 2005, с. 13-14].

Представление медиатекста как динамического объекта подводит к еще одной важной проблеме, а именно проблеме дискурса. На важность  «расширенного понимания контекстуальной перспективы дискурса при изучении текстов массовой коммуникации» указывал в своей работе Т.А. Ван Дейк [Ван Дейк, 1989, с. 112]. Учет экстралингвистических факторов, влияющих на функционирование текста, является, по словам Н.Д. Арутюновой, основной характеристикой дискурса [Арутюнова, 1990, с. 136-137].

Основываясь на определении дискурса (discours), сформулированном Э. Бенвенистом «как всякое высказывание, предполагающее говорящего и слушающего, намерение первого определенным образом воздействовать на второго» [Бенвенист, 2002: 271], Е.В. Сидоров проводит анализ «закономерностей организации и функционирования области языковой действительности, в которой деятельность людей включает в себя производство словесных текстов и их понимание». Данную область языковой действительности Е.В. Сидоров также называет дискурсом [Сидоров, 2009: 5].

М.М. Молчанова, Е.Г. Сомова определяют «медиа-текст как дискурс, ставший феноменом коммуникации», понимая под коммуникацией определение, предложенное Т.М. Дридзе [Молчанова, 2005, с. 3]. Коммуникация – это «важнейший фактор совместной деятельности людей, предполагающей активность участвующих в ней контрагентов» [Дридзе, 1984, с. 17].

Наиболее четко отражена специфика дискурса в преломлении к медиатексту в работе Е.С. Кубряковой. Дискурс, по мнению автора, есть форма использования языка в реальном (текущем) времени (on-line), которая отражает определенный тип социальной активности человека, создается в целях конструирования особого мира (или – его образа) с помощью его детального языкового описания и является в целом частью процесса коммуникации между людьми, характеризуемого, как и каждый акт коммуникации, участниками коммуникации, условиями ее осуществления и, конечно же, ее целями» [Кубрякова, 2004, с. 525].

В нашей работе мы принимаем во внимание факт наиболее последовательной и полной реализации воздействующей функции в средствах массовой информации. Обобщая теоретические концепции исследования дискурса, суть которых сводится к его пониманию как «связного текста, взятого в совокупности с экстралингвистическими (прагматическими, социокультурными, психологическими и др.) факторами, текста, взятого в событийном аспекте», вслед за В.В. Богуславской определяем медиадискурс как «текст, который участвует в реальных условиях коммуникации; учитывает социальные, психологические, культурные факторы; адресован конкретной аудитории; предполагает прагматическую адекватность со стороны адресата» [Богуславская, 2008, с. 27].

Изучение медиатекста как дискретной единицы медиапотока необходимо проводить с учетом повышенного интереса к невербальным средствам коммуникации или, по определению М.Б. Ворошиловой, – «визуальной информации» [Ворошилова, 2006, с. 181]. Специфика медиатекста как семиотически осложненного, поликодового, креолизованного текста описана в ряде лингвистических работ [Валгина, 2003; Головина, 1986; Лотман, 1998; Сорокин, Тарасов, 1990; Bardin, 1975; Sauerbier, 1985 и др.].

При определении семиотического термина «креолизованный текст» в работе принимается точка зрения Ю.А. Сорокина и Е.Ф. Тарасова. Креолизованные тексты ‒ это «тексты, фактура которых состоит из двух негомогенных частей (вербальной языковой (речевой) и невербальной (принадлежащей к другим знаковым системам, нежели естественный язык)» [Сорокин, Тарасов, 1990: 180-181].

Результаты теоретического анализа работ, посвященных изучению медиатекста, позволяют сделать вывод о расширении границы традиционного лингвистического определения текста при его переносе в сферу масс-медиа.

В данном выводе мы солидаризируемся с мнением Т.Г. Добросклонской, которая отмечает, что «концепция медиатекста выходит за пределы знаковой системы вербального уровня, приближаясь к семиотическому толкованию понятия «текст», подразумевающее последовательность любых, а не только вербальных знаков [Добросклонская, 2005, с. 29].

Литература

  1. Засурский, Я.Н. Медиатекст в контексте конвергенции / Я.Н. Засурский // Вестник Московского университета. Сер. 10. Журналистика. – 2005. – № 2. – С. 3-6.
  2. Добросклонская, Т.Г. Теория и методы медиа лингвистики (на материале английского языка) : дис. … д-ра филол. наук / Т.Г. Добросклонская. – Москва, 2000. – 368 c.
  3. Солганик, Г.Я. К определению понятий «текст» и «медиатекст» / Г. Я. Солганик // Вестник Московского университета. – Серия 10. Журналистика. – 2005. – №2. – С. 7-15.
  4. Сметанина, С.И. Медиа-текст в системе культуры (динамические процессы в языке и стиле журналистики конца ХХ века): Научное издание / С.И. Сметанина. – СПб: Изд-во Михайлова В.А., 2002. – 383 с.
  5. Дымарский, М.Я. Проблемы текстообразования и художественный текст (на материале русской прозы XIX-XX вв.) / М.Я. Дымарский. – М. : Едиториал УРСС, 2006. – 284 с.
  6. Гальперин, И.Р. Текст как объект лингвистического исследования / И.Р. Гальперин. – М. : Эдиториал УРСС, 2009. – 144 с.
  7. Майданова, Л.М. Структура и композиция газетного текста. Средства выразительного письма / Л.М. Майданова. – Красноярск: Изд-во Краснояр. Ун-та, 1987. – 180 с.
  8. Лотман, Ю.М. Текст и полиглотизм культуры / Ю.М. Лотман // Избр. статьи. Т.1.: Статьи по семиотике и топологии культуры. – Таллин: Александра, 1992. – С. 142-148.
  9. Ширяев, Е.Н. Культура речи как особая теоретическая дисциплина / Е.Н. Ширяев // Культура речи и эффективность общения. – Москва. – 1996. С. 7-40.
  10. Шак, Т.Ф. Сонатность как принцип построения композиции в медиатексте / Т.Ф. Шак // Вестник адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение. – 2010. – №1. – С. 217-222.
  11. Прозоров, В.В. Власть современной журналистики, или СМИ наяву: монография / В.В. Прозоров. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2004. – 240 с.
  12. Славкин, В.В. Журналистский текст в динамическом аспекте / В.В. Славкин // Вестник Московского университета. Сер. 10. Журналистика. – 2005. – № 2. – С. 16-20
  13. Ван Дейк, Т.А. Язык. Познание. Коммуникация: Сб. работ : пер. с англ. / Т.А. Ван Дейк ; вступ. ст. Ю.Н. Караулов, В.В. Петров ; сост. В.В. Петров. – М. : А/О «Издат. группа «Прогресс», 1989. – 312 с.
  14. Бенвенист, Э. Общая лингвистика / Э. Бенвенист. – М. : Эдиториал УРСС, 2002. – 448 с.
  15. Сидоров, Е.В. Онтология дискурса / Е.В. Сидоров. – М. : Едиториал УРСС, – Изд.2. – 232 с.
  16. Молчанова, М.М. Прагматика языка медиа-текста: монография /М.М. Молчанова, Е.Г. Сомова. – Краснодар: КубГУ, КСЭИ, 2005. – 128 с.
  17. Дридзе, Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации / Т.М. Дридзе. – М.: Наука, 1984. – 232 с.
  18. Кубрякова, Е.С. Язык и знание: на пути получения знаний о языке. Части речи с когнитивной точки зрения. Роль познания мира / Е.С. Кубрякова. – М. : Языки славянской культуры, 2004. – 555 с.
  19. Богуславская, В.В. Моделирование текста: лингвосоцикультурная концепция. Анализ журналистских текстов: монография / В.В. Богуславская. – М. : Изд-во ЛКИ, 2008.  – Изд. 2-е. – 276 с.
  20. Ворошилова, М.Б. Креолизованный текст: аспекты изучения / М.Б. Ворошилова // Политическая лингвистика. − Вып. 20. − Екатеринбург, 2006. − С. 180-189.
  21. Валгина, Н.С. Теория текста: учебное пособие / Н.С. Валгина. – М. : Логос, 2003. – 280 с.
  22. Головина, Л.В. Влияние иконических и вербальных знаков при смысловом восприятии текста: автореф. дис. … канд. филол. наук / Л.В. Головина. – Москва, 1986. – 21 с.
  23. Сорокин, Ю.А. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция / Ю.А. Сорокин, Е.Ф. Тарасов. – М. : Наука,1990. – 227с. 23. Сорокин, Ю.А. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция / Ю.А. Сорокин, Е.Ф. Тарасов. – М. : Наука,1990. – 227с.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.