Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.131

Download PDF ( ) Pages: 136-138 Issue: № 1 (115) Part 4 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Kulieva N.M. et al. "VERBAL NOUN AS A COMPONENT OF A PHRASE IN THE LEZGIAN LANGUAGE". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 1 (115) Part 4, (2022): 136. Wed. 26. Jan. 2022.
Kulieva, N.M., & , Pirmagomedova A.S., & Efendiev, I.I., & (2022). MASDARNYE FORMY KAK KOMPONENT SLOVOSOCHETANIYA V LEZGINSKOM YAZYKE [VERBAL NOUN AS A COMPONENT OF A PHRASE IN THE LEZGIAN LANGUAGE]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 1 (115) Part 4, 136-138. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.131
Kulieva N. M. VERBAL NOUN AS A COMPONENT OF A PHRASE IN THE LEZGIAN LANGUAGE / N. M. Kulieva, Pirmagomedova A. S. , I. I. Efendiev // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2022. — № 1 (115) Part 4. — С. 136—138. doi: 10.23670/IRJ.2022.115.1.131

Import


VERBAL NOUN AS A COMPONENT OF A PHRASE IN THE LEZGIAN LANGUAGE

МАСДАРНЫЕ ФОРМЫ КАК КОМПОНЕНТ СЛОВОСОЧЕТАНИЯ В ЛЕЗГИНСКОМ ЯЗЫКЕ

Научная статья

Кулиева Н.М.1, Пирмагомедова А.С.2, Эфендиев И.И.3, *

1 Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ», Москва, Россия;

2, 3 Дагестанский государственный медицинский университет, Махачкала, Россия

* Корреспондирующий автор (israf[at]yandex.ru)

Аннотация

Статья посвящена описанию масдара в составе словосочетаний в лезгинском языке. Даётся краткая характеристика синтаксических функций масдара, выясняются сочетательные возможности данной грамматической единицы, рассматривается ее функционирование в качестве главного и второстепенного членов предложения, описываются масдарные формы в различных синтаксических конструкциях. Установлено, что при построении масдарных словосочетаний существенную роль играют те лексико-грамматические признаки, которыми обладают объединяемые в словосочетания слова. В первую очередь это касается категории падежа, обеспечивающей выражение определенных, а именно субъектных, объектных, определительных и обстоятельственных отношений между компонентами словосочетания.

Ключевые слова: масдар, словосочетание, лезгинский язык, инфинитив, класс, глагол.

VERBAL NOUN AS A COMPONENT OF A PHRASE IN THE LEZGIAN LANGUAGE

Research article

Kulieva N.M.1, Pirmagomedova A.S.2, Efendiev I.I.3,*

1 National Research Nuclear University MEPhI (Moscow Engineering Physics Institute), Moscow, Russia;

2, 3 Dagestan State Medical University, Makhachkala, Russia

* Corresponding author (israf[at]yandex.ru)

Abstract

The article describes verbal nouns (the masdar) as part of phrases in the Lezgian language. The study provides a brief description of the syntactic functions of verbal nouns, clarifies the combinational possibilities of this grammatical unit, examines its functioning as the main and secondary members of the sentence, describes the masdar forms in various syntactic constructions. It is established that in the construction of phrases with verbal nouns, the lexical and grammatical features that the words combined into phrases possess play an essential role. First of all, this concerns the category of case, which provides the expression of certain, namely, subject, object, attributive and adverbial relations between the components of the phrase.

Keywords: verbal noun, phrase, Lezgian language, infinitive, class, verb.

Впервые в лезгинском языке формы глагола на получили дефиницию «масдар» в трудах М.М. Гаджиева [2], [3]: «Масдар, или отглагольное имя существительное, в лезгинской грамматике условно называется основной формой глагола. Это название ему присвоено потому, что оно служит основой для образования ряда глагольных форм. Это же название отличает его и от других отглагольных имен» [3, С. 68].

Масдаром в лезгинском языке принято считать лексико-грамматические классы глагола с аффиксом =н (=ун), выражающие действие или состояние как процесс. Масдары имеют значение субстантивных функциональных форм глагола и обозначают понятия процесса, течения данного действия, ср.: фин «протекание действия хождения», «приход», «идти, ходить, хождение (вообще)» [1, С. 5-6].

Масдар в лезгинском языке не совпадает ни с инфинитивом, ни с отглагольным именем, ни с классическим масдаром. Это специфическое образование, сочетающее в себе признаки всех названных разрядов. В то же время масдар, входя в парадигму глагола, сообразно своей природе отглагольного имени, следует также тем типам парадигм, которые типичны для существительного лезгинского языка. Отличие масдара от других вербоидов заключается в его универсальности в отношении деривации и функциональных особенностей [6, С. 15].

В лезгинском языке в построении именных и глагольных словосочетаний, на уровне сочетания слов, а также в структуре разных типов предложения наблюдается усиление тенденции функционирования масдара больше как существительного во всех его грамматических формах.

В связи с этим интерес представляют особенности участия масдара в сочинительной связи, где особенно ярко проявляется промежуточное положение, занимаемое масдаром между глаголом и именем.

Масдар, как и любая лексическая единица, сочетаясь с синтаксически равноправными словами, образует союзную или бессоюзную, открытую или закрытую группу, или блок однородных масдаров, находящихся в одинаковых синтаксических отношениях со стержневым словом [7]. Ср.:

ЧІурунни чукIурун гъамиша регьят я (Нагиев) – «Портить и ломать всегда легко»;

КIелун ва кхьин сад туш – «Чтение (читать) и написание (писать) не одно и то же», где однородные понятия связаны между собой как независимые, равноправные, не вступающие между собой в подчинительные отношения, и они одинаково относятся к предикату регьят я в первом предложении или сад туш – во втором. В первом случае эта связь выражена соединительным союзом -ни, который традиционно пишется слитно с предшествующим словом, а во втором — соединительным союзом ва «и».

В случаях, когда сочинительные союзы или другие лексико-грамматические средства отсутствуют, сочинение выражается интонацией. Ср., например:

Ацукъунршъай, кьацIунрихьай кичIезвач [5] – «Не боюсь того, что сяду (от сидения (мн.ч.)), испачкаюсь (от пачкания (мн.ч.))»;

Дигай кIвале жеда къиямат тагъсибвал. Ягъун, гатун ана авай кар жеди [9] – «В спокойном доме будет суматоха, бить, разбивать там привычное дело будет».

В следующих сочиненных рядах представлены различные структурные типы масдара:

Вири хузар дуъздал акъудун, жагъурун, кьун ва терг авун лазим я [4] – «Всех ос следует выявить, найти, поймать и уничтожить»;

Ам и мярекат твшкилунин ва къиле тухунин инициаторрикай сад тир [4] – «Он был инициатором организации и проведения этого мероприятия».

В предложении Дагьустандин экономика пайгардик кухтунин ва валик тухунин серенжемар къабулна – «Приняли законы, чтобы привести (еще раз) в порядок и прогрессировать дагестанскую экономику» сочинительной связью связаны масдары повторной (оформляющий масдарный оборот) и обычной (утвердительной) формы. А в предложении Емишар пуч хьуниз, чуьнуьхунриз рехъ гузвач [4] – «Уничтожению и воровству фруктов дается бой» масдары разнятся не только структурно, но и в плане переходности – непереходности.

Как видно, однофункциональность компонентов сочинительного словосочетания не всегда предполагает их однооформленность. Они могут быть и разнооформленными. Интересно отметить случаи, когда в структуре одного из составных масдаров отсутствует служебная часть, ср.: і

Сабурлувал, фагъум-фикир авун герек жезва [5] – «Следует проявлять терпение (терпение делание), разум (думать, т.е. думу думание)».

Иногда, когда масдары в качестве знаменательной части входят в структуру однородных сказуемых, служебная часть ставится между ними:

Я заз ксун хъанач, я тіуьн [5] – «Ни спать я не могу, ни кушать (Ни сна у меня нет, ни еды)».

Другими словами, изолированное употребление связки возможно при сокращении (эллипсисе) совпадающих частей однородных членов. В подобных структурах присоединением союза -ни к каждой знаменательной части достигается усилительное значение. Ср., спрягаемые формы, где в качестве корневых компонентов участвуют масдары:

Гадади тIуьнни ийизва, кхышни [4] – «Мальчик и кушает, и пишет одновременно»;

Меци инсан хуънни ийида, рекъинни [5] – «Язык и сбережет человека, и убьет».

Если же употребляется группа однородных членов, то служебная часть находится перед последним компонентом. Не всегда сочетание одинаковых масдаров можно считать сочинительными оборотами. К примеру, в предложении:

Газетди къарагъарнавай важиблу месэла уъмуьрдиз кечармышун да-вамарун патал ада гзаф къадар къиметлу теклифар гана – «Чтобы продолжить претворение поднятой в газете важной проблемы, он предложил много ценных положений», два масдара функционально не равноправны, мы здесь имеем синтаксическое управление послеложного масдара другим масдаром.

Пары, различающиеся утвердительностью / отрицательностью, употребляются крайне редко. Правда, речь идет о неосложненных масдарных конструкциях, а отрицательные масдары с управляемыми словами нередко участвуют в подобном сочинительном блоке, ср.:

Кьве затIуни итимдин акьулдин къеривал чирда: сад – нубат алачиз рахун, садни нубат атай чкадал рахун тавун [9] – «Две вещи показывают недостаток мужчины: одно – говорить неуместно, другое – не говорить там, где следует говорить»;

Нубат алачир чкадал рахун, нубат атай чкадал рахун тавун кими-вал я [9] – «Говорить там, где не следует, и не говорить там, где следует говорить -глупо»;

Тийижиз рахунни чи з рахун тавун айиб я [4] – «Не зная, говорить и не говорить, зная – стыдно».

В сфере подчинения все многочисленные конкретные отношения традиционно сводятся к трем типам: это атрибутивные или же определительные отношения (указывают на предмет и его признак); объектные отношения (указывают на действие и предмет, на который действие переходит прямо или косвенно или только ориентируется на него) и обстоятельственные отношения (указывают на действие и его признак или на признак признака).

Масдар в словосочетаниях с подчинительной связью может быть как главным, так и зависимым компонентом.

В масдарных словосочетаниях (где масдар – ядро словосочетания) компоненты выражают различные синтаксические отношения, обычно это обстоятельственные и объектные отношения. В атрибутивных же отношениях масдар в качестве главного слова в силу своей специфики, как правило, не участвует. При этом он напоминает русское отглагольное имя, ср.:

БацIи адаз биціи кIуфун элкъуънни акъвазарна мегьтел яз килигна [9] – «Ягненок, даже остановив жевание маленьким ртом, посмотрел на него удивленно»;

И макъала кхьинин мурад-метлебни гъа къалабулух квай хътин кисун чіурун я [5] – «Причиной, побудившей написать эту статью, является именно прерывание волнительного молчания» и др.

В атрибутивных отношениях в качестве определяемого широко участвует омонимичное в форме масдара отмасдарное существительное, точнее, его субстантивированная форма, ср.: игр къекъуън «красивая походка», хьсан тIуьнар «вкусные блюда», мекъивилин зурзун «холодная дрожь (дрожь от холода)». В данных словосочетаниях с указанием качественного признака предмета къекъуън, тіуьнар (или тIуьн), зурзун – это уже отглагольные существительные, обозначающие внутренние свойства предмета, т.е. одно из частных значений атрибутивных отношений.

Ср. при этом омонимичные масдары рушахъ къекъуън «искать (искание) девушку», фу тIуьн «кушать (кушанье) хлеб», инсаи зурзун «дрожать» (дрожание) (о человеке). И в следующих сочетаниях: гададин тIуьн «еда мальчика», гададин къекъуьнар «походка мальчика», где наблюдается признак по принадлежности; или вад тIуьн «пять блюд» (столдал вад тIуьн алай «на столе было пять блюд»), вад лагъай тIуьн «пятое блюдо», где мы имеем количественный признак предмета, указывающий на количество или порядок предметов при счете, также участвуют отмасдарные существительные, возникшее как развитие масдара в существительное. Подобных сочетаний, надо заметить, немного, поскольку и масдары, перешедшие в класс субстантивов, составляют ограниченное количество.

Таким образом, наличие перед масдаром имени в родительном падеже (или любого адъектива), как правило, «сигнализирует о его субстантивации» [8, С. 220], ср.:

Шарвилиди душмандиз зурба ягъунар кьада [4] – «Шарвили дал врагу ожесточенный бой»;

Душмандиз ихътин ягъун къун пивай хьайитіани жедач [5] – «Так сражаться с врагом не каждый может»;

Адан къекъуънри зун гъейранарна [5] – «Меня удивила его походка»;

Аялдин хъуьруънри чун вири шадарна [4] – «Шутки (смеяние) ребенка нас всех развеселили»;

Испикрин мукъув гзаф чIехи ягъунар жеда [4] – «Рядом с Испиком пройдет большое сражение»;

И юзунрини рикIин секинвал тагай ада кьетIна [9] – «Он, не получивший и от этих действий душевного спокойствия, отметил…»;

А бур акваз бацIиди вичин къугъунарни башламишна [9] – «Увидев их, ягненок и начал свою игру»;

Эвел къиляй дуъз акуна ви луькIуьн, Гъахъняй зун ви чIалахь хьанай, за гьикIин?! [9] – «Вначале твой разговор показался верным, Поэтому я тебе поверил, Как мне быть?!» и т.д.

Однако в последнее время подобная дистрибуция получает широкое развитие под влиянием русского языка.

Таким образом, при построении масдарных словосочетаний существенную роль играют те лексико-грамматические признаки, которыми обладают объединяемые в словосочетания слова [10, С. 11]. В первую очередь это касается категории падежа, обеспечивающей выражение определенных, а именно субъектных, объектных, определительных и обстоятельственных отношений между компонентами словосочетания. В этом плане масдар может сочетаться со всеми изменяемыми по падежам категориями речи.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Абдулмуталибов Н.Ш. Отглагольные образования в лезгинском языке / Н.Ш. Абдулмуталибов: автореф. дис. … канд. фил. наук: 10.02.09. Махачкала, 1998. – 22 с.
  2. Гаджиев М.М. Синтаксис лезгинского языка. Ч. I. Простое предложение / М.М. Гаджиев. Махачкала: Дагучпедгиз, 1954 – 196 с.
  3. Гаджиев М.М. Синтаксис лезгинского языка. Ч. II. Сложное предложение / М.М. Гаджиев. Махачкала: 1963 – 204 с.
  4. Меджидов К. Кьашкьа духтур (Доктор с белой прядью) / К. Меджидов. – Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 1963. – 370 с.
  5. Нагиев Ф. Капал кхьинар (Письмена на ладони). Стихи / Ф. Даггиз: Махачкала, 1989. – 64 с.
  6. Рахманова Н.М. Масдар в сфере обстоятельственных отношений лезгинского языка / Н.М. Рахманова // Гуманитарные науки: новые технологии образования. Материалы XIII Региональной научно-практической конференции. 15-16 мая 2008 г., часть II. – Махачкала, 2008. – С. 107-109.
  7. Рахманова Н.М. Масдар в лезгинском языке и его корреляты в английском / Н.М. Рахманова: автореф. дис. … канд. фил. наук: 10.02.20. Махачкала, 2011. – 23 с.
  8. Шейхов Э.М. Глагольное согласование в лезгинском языке / Э.М. Шейхов // Материалы международного симпозиума, посвященного 100-летию со дня рождения А.С. Чикобава. – Тбилиси, 1998. – С. 243-245.
  9. Эмин Е. Избранное / Е. Эмин. – Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 1972. – 169 с.
  10. Юзбекова С.Б. Глагольные словосочетания в лезгинском языке / С.Б. Юзбекова: автореф. дис. … канд. фил. наук: 10.02.02. Махачкала, 2011. – 23 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Abdulmutalibov N.SH. Otglagol’nyye obrazovaniya v lezginskom yazyke [Verbal formations in the Lezgi language] / N.SH. Abdulmutalibov: avtoref. dis. … kand. fil. nauk: 10.02.09. Makhachkala, 1998. – 22 p. [in Russian].
  2. Gadzhiyev M.M. Sintaksis lezginskogo yazyka. CH. I. Prostoye predlozheniye [Syntax of the Lezghin language. Part I. Simple sentence] / M.M. Gadzhiyev. Makhachkala: Daguchpedgiz, 1954 – 196 p. [in Russian].
  3. Gadzhiyev M.M. Sintaksis lezginskogo yazyka. CH. II. Slozhnoye predlozheniye [Syntax of the Lezghin language. Part II. Complex sentence] / M.M. Gadzhiyev. Makhachkala: 1963 – 204 p. [in Russian].
  4. Medzhidov K. K’ashk’a dukhtur (Doktor s beloy pryad’yu) [K’ashkya dukhtur (Doctor with a white strand)] / K. Medzhidov. – Makhachkala: Dagestanskoye Publishing house, 1963. – 370 p. [in Lezgi].
  5. Nagiyev F. Kapal kkh’inar (Pis’mena na ladoni). Stikhi [Kapal Khinar (Letters on the palm)] / F. Daggiz: Makhachkala, 1989. – 64 p. [in Lezgi].
  6. Rakhmanova N.M. Masdar v sfere obstoyatel’stvennykh otnosheniy lezginskogo yazyka [Masdar in the sphere of circumstantial relations of the Lezghin language] / N.M. Rakhmanova // Gumanitarnyye nauki: novyye tekhnologii obrazovaniya. Materialy XIII Regional’noy nauchno-prakticheskoy konferentsii. 15-16 maya 2008 g., part II. – Makhachkala, 2008. – p. 107-109. [in Russian].
  7. Rakhmanova N.M. Masdar v lezginskom yazyke i yego korrelyaty v angliyskom [Masdar in the Lezgi language and its correlates in English] / N.M. Rakhmanova: avtoref. dis. … kand. fil. nauk: 10.02.20. Makhachkala, 2011. – 23 p. [in Russian].
  8. Sheykhov E.M. Glagol’noye soglasovaniye v lezginskom yazyke [Verb agreement in the Lezgi language] / E.M. Sheykhov // Materialy mezhdunarodnogo simpoziuma, posvyashchennogo 100-letiyu so dnya rozhdeniya A.S. Chikobava. – Tbilisi, 1998. – P. 243-245. [in Russian].
  9. Emin Ye. Izbrannoye [Selected] / Ye. Emin. – Makhachkala: Dagestanskoye Publishing house, 1972. – 169 p. [in Lezgi].
  10. Yuzbekova S.B. Glagol’nyye slovosochetaniya v lezginskom yazyke [Verb phrases in the Lezgi language] / S.B. Yuzbekova: avtoref. dis. … kand. fil. nauk: 10.02.02. Makhachkala, 2011. – 23 p. [in Russian].

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.