Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.82.4.038

Download PDF ( ) Pages: 52-54 Issue: № 4 (82) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Shkirta L.F. , "LEXICAL REPRESENTATION OF “CAMP” LINGUO-CULTURAL CONCEPT IN A.I. SOLZHENITSYN’S “THE GULAG ARCHIPELAGO”". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 4 (82) Part 2, (2019): 52. Thu. 25. Apr. 2019.
Shkirta, L.F. (2019). LEKSICHESKIE REPREZENTANTY LINGVOKULYTURNOGO KONCEPTA «LAGERY» V PROIZVEDENII A.I. SOLGHENICYNA «ARHIPELAG GULAG» [LEXICAL REPRESENTATION OF “CAMP” LINGUO-CULTURAL CONCEPT IN A.I. SOLZHENITSYN’S “THE GULAG ARCHIPELAGO”]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 4 (82) Part 2, 52-54. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2019.82.4.038
Shkirta L. F. LEXICAL REPRESENTATION OF “CAMP” LINGUO-CULTURAL CONCEPT IN A.I. SOLZHENITSYN’S “THE GULAG ARCHIPELAGO” / L. F. Shkirta // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2019. — № 4 (82) Part 2. — С. 52—54. doi: 10.23670/IRJ.2019.82.4.038

Import


LEXICAL REPRESENTATION OF “CAMP” LINGUO-CULTURAL CONCEPT IN A.I. SOLZHENITSYN’S “THE GULAG ARCHIPELAGO”

ЛЕКСИЧЕСКИЕ РЕПРЕЗЕНТАНТЫ ЛИНГВОКУЛЬТУРНОГО КОНЦЕПТА «ЛАГЕРЬ» В ПРОИЗВЕДЕНИИ А.И. СОЛЖЕНИЦЫНА «АРХИПЕЛАГ ГУЛАГ»

Научная статья

Шкирта Л.Ф. *

ORCID: 0000-0001-6373-5037,

Югорский государственный университет, Ханты-Мансийск, Россия

* Корреспондирующий автор (lianavalieva27[at]gmail.com)

Аннотация

Статья посвящена характеристике лингвокультурного концепта «лагерь», а также способам его лексической репрезентации. Объектом исследования послужил доминирующий концептуальный пласт, выделенный на основе материала произведения А.И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Представлены типичные характеристики лингвокультурного концепта «лагерь», описаны понятийные и образные его составляющие, проанализированы лексические единицы в зависимости от способов вербализации семантики (эксплицитная, имплицитная).

Ключевые слова: концепт, лингвокультурный концепт, культура, лексические репрезентанты.

LEXICAL REPRESENTATION OF “CAMP” LINGUO-CULTURAL CONCEPT IN A.I. SOLZHENITSYN’S “THE GULAG ARCHIPELAGO”

Research article

Shkirta L.F. *

ORCID: 0000-0001-6373-5037,

Ugra State University, Khanty-Mansiysk, Russia

* Corresponding author (lianavalieva27[at]gmail.com)

Abstract

The article is devoted to the characterization of the “camp” linguo-cultural concept, as well as to the methods of its lexical representation. The object of the study is the dominant conceptual layer selected on the basis of the A.I. Solzhenitsyn’s “The GULAG Archipelago.” Typical characteristics of the linguo-cultural concept “camp” are presented, its conceptual and figurative components are described, the lexical units are analyzed depending on the methods of semantics verbalization (explicit, implicit).

Keywords: The concept, linguo-cultural concept, culture, lexical representation.

В рамках исследования определенной лингвокультурной ситуации, основным является понятие лингвокультурного концепта. Термин «концепт» в лингвокультурологическом аспекте впервые был рассмотрен Д.С. Лихачевым, который обозначил взаимосвязь между содержательной стороной концепта и «культурным опытом, культурной индивидуальностью концептоносителя» [5, с. 282]. Д.С. Лихачев отмечает, что концепты «…существуют не сами по себе в некой независимой невесомости, а в определенной человеческой “идеосфере” [5, c. 281]. Именно совокупность таких концептов составляет концептосферу, в которой концентрируется культура нации [5, c. 282].

Описывая специфику лингвокультурного концепта, исследователи отмечают функционирование внутри концепта всевозможных смыслов, которые предстают в разнообразных формах (слова, паремии, устойчивые речевые обороты).

Ю.С. Степанов, выдвигая гипотезу о том, что концепты, принадлежащие к разным слоям, ведут себя по-разному, и, следовательно, воспринимаются представителями определенной культурной общности неодинаково, так определяет данное явление: «Концепт – это сгусток культуры в сознании человека, то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт – это то, посредством чего человек – рядовой, обычный человек, не творец культурных ценностей – сам входит в культуру, а в некоторых случаях влияет на нее… Концепт – основная ячейка культуры в ментальном мире человека» [9, с. 43].

В.В. Колесов переосмысливает концепт как лингвистическую форму, проявляющуюся в трех ипостасях – в виде образа, понятия и символа, и добавляет четвертый структурный компонент – концептум, называя его «материально не оформленным составом концепта» [3, с. 32].

В.И. Карасик, апеллируя к «многомерности» концепта, предлагает выделить в нем три компонента – ценностный, образный и понятийный. Образная составляющая концепта, по мнению исследователя, представляет собой «зрительные, слуховые, тактильные, вкусовые, воспринимаемые обонянием характеристики предметов, явлений, событий, отраженных в нашей памяти, это релевантные признаки практического знания». Понятийная составляющая – это «языковая фиксация концепта, его обозначение, описание, признаковая структура, дефиниция, сопоставительные характеристики данного концепта по отношению к тому или иному ряду концептов, которые никогда не существуют изолированно, их важнейшее качество – голографическая многомерная встроенность в систему нашего опыта». Ценностный компонент концепта – «важность этого психического образования как для индивидуума, так и для коллектива» [2, c. 10].

Подводя итог вышеизложенному, дадим следующее определение рассматриваемого понятия: лингвокультурный концепт – культурно-маркированные ментальные образования, выраженные в языковой форме, составляющие в совокупности определенную лингвокультурную концептосферу.

В качестве материала исследования в нашей работе выступает произведение А.И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Безусловно, лагерная тема, будучи одной из самых тяжелых тем, нашла свое отражение в художественной прозе советского времени. Анализ текста произведения показал, что в центре концептуального пласта находится концепт ‘лагерь’. Данный концепт по праву можно считать ключевым в тексте, что находит свое подтверждение в частоте употребления писателем лексемы лагерь и производных от нее единиц: лагпункт, лагерный, лагучастки, концлегерники и др.: «А различие между придурком и работягой в лагере (впрочем, не более резкое, чем та разность, которая существовала в действительности) должно было быть сделано, и очень хорошо, что сделано при зарождении лагерной темы» [8, с. 248].

Рассматривая концепт «лагерь» в его лингвокультурном аспекте, проанализируем лексемы-репрезентанты, функционирующие в тексте произведения А.И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Данный концепт эксплицируется в лексических единицах, которые заключают в себе, как общекультурное осмысление предмета, так и индивидуально-авторскую оценку рассматриваемого явления.

В парадигме образов концепта «лагерь» были выделены типичные характеристики; к которым относятся, прежде всего, образ места тотальной несвободы, образ высшего человеческого страдания, образ рабского труда.

Понятийная составляющая концепта «лагерь» формируется основными значениями, которые представлены в словарных статьях: 1. Стоянка (во 2 знач.), обычно под открытым небом, в палатках, во временных постройках. 2. Учреждение, место, в котором собраны люди для проведения тех или иных мероприятий. 3. Место содержания заключенных. 4. перен. Общественно-политическая группировка, направление [6], [10]. Таким образом, применительно к концепту ‘лагерь’ можно говорить о его многозначности для русской лингвокультуры. В абсолютном большинстве случаев слово лагерь употребляется А.И. Солженицыным в значении «место содержания заключенных». Концепт «лагерь» в тексте репрезентуется в таких традиционных для человеческого мышления моделях, как «лагерь – труд», «лагерь – смерть», «лагерь – лишения».

Основные средства репрезентации концепта могут быть разделены на две большие группы. Первую группу составляют средства эксплицитной семантики:

  • производные единицы от лексемы ‘лагерь’: лагерный, лагпункт и др., которые в большом количестве представлены в тексте произведения: «Вагонка, обвешанная от соседок тряпьем, – классическая лагерная картина» [8, с. 226].
  • лексемы, близкие по значению: зона, камера, тюрьма, неволя, срок и др. «Александру Леонидовичу Чижевскому за весь его лагерный срок ни разу не нашлось место в шарашке» [8, с. 463].

Во вторую группу входят лексические единицы, репрезентирующие лингвокультурный концепт ‘лагерь’ имплицитно, но благодаря их ассоциативной связи с концептом, они распознаются и верно интерпретируются представителем данной лингвокультуры. К этой группе относится лагерная лексика, которая отражает в полной мере конкретную лингвокультурную ситуацию, добавляя правдивости и достоверности всему художественному произведению.

Лексику, которую мы относим к лагерной, не всегда можно отделить от вульгарно-просторечного речевого массива, ввиду подвижности этих пластов, что обуславливает их взаимопроникновение: «Третьи, обычно из прожженных лагерниц и из приблатненных, смотрели на материнство как на год кантовки, иногда – как путь к досрочке» [8, с. 237]. Сюда же входит пласт пословиц и поговорок, связанных с бытом лагеря: В отличие от народного фольклора, которому присуща метафоричность, лагерные фразеологизмы в большинстве своем являются прямым призывом к действию: «лучше кашки не доложь, да на работу не тревожь!», «брюхо вытрясло – совесть вынесло», «заходи – не бойся, выходи – не плачь»

Еще одной составляющей данной группы лексем являются авторские окказионализмы, которые, по мнению Е. А. Земской, представляют собой слова, возникающие не по правилам и реализующие творческую индивидуальность писателя. [1, с. 181].  С помощью данных слов и выражений А.И. Солженицын описывает лагерную жизнь, добиваясь особой выразительности, усиливая те или иные факты действительности: «Так как семь лет работать, если не уноравливаться, не смекать, если не вникнуть в интерес самой работы?» [8, с. 250].«После работы каторжники “Мёртвого дома” подолгу гуляли по двору острога – стало быть не примаривались» [8, с. 195]. «Наливают баланду в те самые ведра, которыми выдают и уголь. И помыть нечем! – потому что и вода питьевая в эшелоне меряна, еще нехватней с ней, чем с баланадою» [8, с.587]. «Отстающих бьют (как впрочем, предсказывал и товарищ Сталин), бьют и бьют — а они иссиливаются, но идут! — и многие из них чудом доходят!» [8, с. 600].

Таким образом, лингвокультурный концепт ‘лагерь’, представленный в тексте произведения А.И. Солженицына, получил широкую эксплицитную и имплицитную лексическую репрезентацию. Это позволяет сделать вывод о том, что многообразие средств выражения концепта отображает силу, заключенную в нем, служит выражением особой специфики лагерного мира определенной исторической эпохи, в которую погружается читатель.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Земская Е. А. Словообразование как деятельность / Е.А. Земская. – М.: КомКнига, 2005. – 224 с.
  2. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс / В.И. Карасик. – Волгоград: Перемена, 2002. – 477 с.
  3. Колесов В.В. Концептуальное поле русского сознания: демократия / В.В. Колесов // Политическая лингвистика. – 2016. – № 3 (57). – С. 31-43.
  4. Красавский Н.А. Эмоциональные концепты в немецкой, русской лингвокультурах / Н.А. Красавский. – Волгоград: Перемена, 2001. – 494 с.
  5. Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка / Д.С. Лихачев // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. / Моск. лингв. ун-т. – М.: Academia, 1997. – С. 280–287.
  6. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов; под ред. проф. Л.И. Скворцова. – М.: Мир и Образование, 2016. – 1376 с.
  7. Слышкин Г.Г. От текста к символу: Лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе / Г.Г Слышкин. – М.: Academia. – – 128 с
  8. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. В 7 ч. Ч. 3, 4 / А.И. Солженицын; под ред. Н.Д. Солженицыной. – СПб.: Азбука-Аттикус, 2015. – 672 с.
  9. Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры: 3-е изд. / Ю.С. Степанов. – М.: Академический проект, 2004. – 590 с.
  10. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь русского языка. Современная редакция / Д.Н. Ушаков. – М.: ООО «Дом Славянской книги», 2014. – 960 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Zemskaya E. A. Slovoobrazovanie kak deyatel’nost’ [Word formation as an activity] / E.A. Zemskaya. – M.: KomKniga, 2005. – 224 p. [in Russian]
  2. Karasik V.I. Yazykovoj krug: lichnost’, koncepty, diskurs [Language circle: personality, concepts, discourse] / V.I. Karasik. – Volgograd: Peremena, 2002. – 477 p. [in Russian]
  3. Kolesov V.V. Filosofiya russkogo slova [Russian word philosophy] / V.V. Kolesov. – SPb.: YUNA, 2002. 448 p. [in Russian]
  4. Krasavskij N.A. EHmocional’nye koncepty v nemeckoj, russkoj lingvokul’turah [Emotional concepts in German, Russian linguocultures] / N.A. Krasavskij. – Volgograd: Peremena, 2001. – 494 p. [in Russian]
  5. Lihachev D. S. Konceptosfera russkogo yazyka [Conceptual sphere of the Russian language] / D.S. Lihachev // Russkaya slovesnost’. Ot teorii slovesnosti k strukture teksta. / Mosk. lingv. un-t. – M.: Academia, 1997. – Pp. 280–287. [in Russian]
  6. Ozhegov S. I. Tolkovyj slovar’ russkogo yazyka [Explanatory dictionary of the Russian language] / S. I. Ozhegov; pod red. prof. L.I. Skvorcova. – M.: Mir i Obrazovanie, 2016. – 1376 p. [in Russian]
  7. Slyshkin G.G. Ot teksta k simvolu: Lingvokul’turnye koncepty precedentnyh tekstov v soznanii i diskurse [From text to symbol: Linguocultural concepts of precedent texts in consciousness and discourse] / G.G Slyshkin. – M.: Academia. – 2000. – 128 p. [in Russian]
  8. Solzhenicyn A.I. Arhipelag GULAG. V 7 ch. CH. 3, 4 [The Gulag Archipelago Vol. III-IV] / A.I. Solzhenicyn; pod red. N.D. Solzhenicynoj. – SPb.: Azbuka-Attikus, 2015. – 672 p. [in Russian]
  9. Stepanov YU. S. Konstanty: Slovar’ russkoj kul’tury: 3rd [Constants: Dictionary of Russian culture] / YU.S. Stepanov. – M.: Akademicheskij proekt, 2004. – 590 p. [in Russian]
  10. Ushakov D.N. Bol’shoj tolkovyj slovar’ russkogo yazyka. Sovremennaya redakciya [Russian-Russian dictionary by Ushakov D.N. Modern edition] / D.N. Ushakov. – M.: OOO «Dom Slavyanskoj knigi», 2014. – 960 p. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.