Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.90.12.084

Download PDF ( ) Pages: 178-181 Issue: № 12 (90) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Kharabaeva V.I. , "COMPARISON NAME SAMPLES CHARACTERIZING HUMAN APPEARANCE IN YAKUT LANGUAGE". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 12 (90) Part 2, (2019): 178. Wed. 25. Dec. 2019.
Kharabaeva, V.I. (2019). IMENNYE ETALONY SRAVNENIYA, HARAKTERIZUYUSCHIE VNESHNIY VID CHELOVEKA V YAKUTSKOM YAZYKE [COMPARISON NAME SAMPLES CHARACTERIZING HUMAN APPEARANCE IN YAKUT LANGUAGE]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 12 (90) Part 2, 178-181. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2019.90.12.084
Kharabaeva V. I. COMPARISON NAME SAMPLES CHARACTERIZING HUMAN APPEARANCE IN YAKUT LANGUAGE / V. I. Kharabaeva // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2019. — № 12 (90) Part 2. — С. 178—181. doi: 10.23670/IRJ.2019.90.12.084

Import


COMPARISON NAME SAMPLES CHARACTERIZING HUMAN APPEARANCE IN YAKUT LANGUAGE

ИМЕННЫЕ ЭТАЛОНЫ СРАВНЕНИЯ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ВНЕШНИЙ ВИД ЧЕЛОВЕКА В ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ

Научная статья

Харабаева В.И. *

ORCID: 0000-0002-4803-1805,

Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения Российской академии наук, Якутск, Россия

* Корреспондирующий автор (Stabilo.83[at]mail.ru)

Аннотация

Статья раскрывает особенности именных эталонов сравнения, характеризирующих внешний вид человека на материале якутского языка. Устанавливаются отношения тождества между человеком и различными элементами языковой картины мира, используемыми в качестве эталонов сравнения. Эталоны сравнения классифицировались в зависимости от признаков, к которым были отнесены такие как: общий внешний вид человека, лицо человека, глаза человека, особенности фигуры и телосложения человека. Концептуальное представление о внешности человека опирается на народные традиции, разнообразие привлекаемых эталонов свидетельствует об их важности в рамках данной культуры.

Ключевые слова: сравнение; эталон; имя существительное; внешний вид человека; якутский язык.

COMPARISON NAME SAMPLES CHARACTERIZING HUMAN APPEARANCE IN YAKUT LANGUAGE

Research article

Kharabaeva V.I. *

Institute for Humanitarian Studies and Problems of the Small Peoples of the North, Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences, Yakutsk, Russia

* Corresponding author (Stabilo.83[at]mail.ru)

Abstract

The paper reveals the features of nominal comparison standards characterizing the appearance of a person on the material of the Yakut language. The identity relations are established between a person and various elements of the linguistic picture of the world, used as standards of comparison. Comparison standards were classified depending on the attributed characteristics such as: a general appearance of a person, a person’s face, a person’s eyes, features of a person’s figure and physique. The conceptual idea of a person’s appearance is based on folk traditions, the diversity of the standards involved indicates their importance within the framework of this culture.

Keywords: comparison; reference; noun; the appearance of a person; Yakut language.

Человек осуществляет сравнивание, наблюдая окружающий мир, выбирает определенные эталоны для сравнения из растительного и животного мира, физических объектов и абстрактных понятий. У носителей разных культур могут различаться как предметы и явления реального мира, так и когнитивная база, т.е. «сложившиеся на основе опыта совокупность представлений о категориях объектов» [20, С. 103].

Вслед за М. И. Черемисиной, под сравнением понимается «конструкция…  некоторая общая схема построения сложного знака, который несет в себе компаративную функцию независимо от внешнего окружения» [19, С.4].

Сравнительная конструкция отвечает следующим требованиям:

  1. Членится на две составляющие, одна из них оценивается как выражение референта сравнения, вторая – как выражение агента (эталона) сравнения. Референт – это языковая форма, называющая предмет или ситуацию, которая сравнивается с чем-то другим, агент (эталон) – форма, называющая, представляющая то, с чем сравнивается первое. Первая составляющая называется позитивным компонентом, вторая – компаративным.
  2. Компаративный компонент представляет собой синтаксическую конструкцию, которая также членится на две составляющие. Одна из них оценивается как показатель сравнения, а вторая, представляющая знаменательную часть, – как собственно агент (эталон) сравнения, который выражается словом, словосочетанием или предложением.

Под эталоном сравнения понимается «слово или сочетание слов, привлеченное для описания, объяснения другого предмета или явления» [13, С. 7]. Эталон – это «некий идеализированный стереотип, который на социально-психологическом уровне выступает как проявление нормативных представлений о человеке, мире, обществе» [12, C. 190]. В качестве объектов и эталонов сравнения могут выступать любой элемент языковой картины мира: живое существо, предмет, механизм, природа и т.д.

Мотивом сравнения являются установление сходства, выражение оценки, создание художественного образа. Образность является одним из важнейших свойств компаративных конструкций. В основе сравнения лежит «образ, который является тем общим, что ассоциативно связывает предмет сравнения и явление окружающего мира, устанавливая их общие признаки, качества в результате близости или общности впечатлений от них» [20, C. 47]. Национальное своеобразие сравнения проявляется, прежде всего, в том, какой образ был положен в основу сравнения, какие ассоциации связаны с данным образом в том или ином языке.

Описание внешнего вида в свободном словоупотреблении и устойчивых сравнениях с помощью эталонов может быть как с аксиологическим минусом, так и с аксиологическим плюсом, т.е. с учетом того, коррелирует ли рассматриваемое языковое выражение по своему значению с «конвенциональными ценностями» или с «конвенциональными антиценностями» [3]. При отрицательной оценке через эталон подчеркивается болезненное состояние, некрасивый внешний вид, отрицательные характеристики от впечатлений, производимыми данным человеком. Положительная оценка выражается через эталоны, отражающие молодость, красоту, симпатию, положительные черты характера и т.д. Эталонами сравнения для характеристики внешнего вида человека выступают анимализмы, фитонимы, различные предметы, природные явления и т.д.

В данной статье объектом сравнения выступает человек в комплексе его внешних характеристик. Материалом послужили сравнительные конструкции с именными эталонами (в качестве которых выступили имена существительные), заимствованные из произведений писателей. По типу сравнительных конструкций в нашем материале наиболее частотно встречаются именные сравнительные конструкции с показателем курдук ʽподобный, словно, какʼ. Первый тип именных конструкций с показателем курдук представляют конструкции с компаративным сказуемым, состоящим из эталона сравнения и показателя курдук со вспомогательным глаголом буол– ʽбытьʼ: күн курдук буолан ʽуподобляясь солнцуʼ, ньургуһун курдук буолан таҕыста ʽстала похожа на подснежникʼ и т.д. Второй тип представляют конструкции с компаративным второстепенным членом предложения. В роли модуля-сказуемого выступает имя прилагательное: таба курдук тэһииргэс ʽпуглива как оленьʼ, сугун курдук күөх ʽцвета как голубикаʼ и т.д. При описании внешности могут употребляться сравнительные конструкции без показателя сравнения: Бу аҕам, бу ийэм, бу убайдарым, оттон бу тимэх мурун, буулка иэдэс – мин [5, С. 140] ʽЭто – мой отец, это – моя мать, это – мои братья, а это я – нос пуговкой, щеки как булкиʼ.

Сравнение внешнего облика человека с животными основывается на установлении объективных параллелей по признаку внешнего сходства. Например, девушку в якутском языке обычно уподобляют лебеди, ласке, олененку, тем самым подчеркивая ее юность и красоту: Кини төһө да үрүҥ эһэ курдук баараҕай буоллар, бу кырынаас курдук саха кыыһын хатыылаах хараҕыттан уоттан куттанар курдук саллара [11, С. 70] ʽНесмотря на то, что он был огромен как белый медведь, боялся как огня недоброго взгляда этой девушки якутки, похожей на ласкуʼ.

При описании внешнего вида человека также часто употребляются фитонимы. Нежность, юность девушки приравнивается подснежнику: Били уол оҕо курдуга ханна да суох буолла, эдьиийинээҕэр өссө ис киирбэх, нарын ньургуһун курдук кыыс буолан таҕыста [6, С. 91] ʽНе осталось и следа от мальчишеской внешности, стала еще симпатичнее сестры, превратилась в нежную, как подснежник, девушкуʼ; Мин саҥа тыллыбыт ньургуһун курдук кыысчаан сонургуу көрбүтүттэн тоҕо эрэ олус долгуйдум [11, С. 34] ʽЯ почему-то заволновался, когда на меня с интересом посмотрела нежная как распустившийся подснежник девушкаʼ.

Внешний вид человека по разным признакам может не соответствовать норме, обычно присутствуют явные пейоративные коннотации. Для создания такого образа предмет сравнения ассоциативно связывается с тем животным или явлением, где устанавливаются общие признаки в результате общности впечатлений, производимых от них: Кыракый уҥуох көхсө, синньигэс моонньо, ыараханнык түөрэҥнээбит улахан төбөтө, күөх мэҥнэр олортообут кубаҕай сирэйэ – барыта хайдах эрэ сымыыт иччитигэр маарынныырга дылы [2, С. 79] ʽУзкая костлявая спина, тонкая шея, тяжелая большая голова, бледное лицо с зеленоватыми родинками – все напоминало зародыша в яйцеʼ; Ванда онуоха санаатын түһэрбэккэ, тыыраахы курдук буолан да турдар: «Өссө ырыахха наада эбит» – диэн түмүккэ кэллэ [10, С. 39] ʽНа это Ванда, хотя и была похожа на чайку, без печали констатирует: «Надо еще похудеть»ʼ.

Лицо человека характеризуются по различным критериям, как форма, выражение, цвет кожи, мимика и т.д. Чаще всего в якутском языке при характеристике формы лица встречаются описания круглого лица, эталонами которых выступают месяц, предметы округлой формы: Ордук биир хара бараан маласках курдук сирэйдээх сааһырбыттыҥы дьахтар субу-субу ойон туран элбэхтик ыйыппыта [1, С. 213] ʽБольше всех спрашивала, поднимаясь с места, смуглая, с круглым, как миска, лицом немолодая женщинаʼ; Санаабар Баһылай ыксаабыт сирэйэ мээчик курдук үллэ-үллэ кытарар [1, С. 156] ʽВ моем воображении лицо Василия краснело, надуваясь как мячʼ; Кини туолбут ыйдыы төгүрүк хара бараан сирэйдээҕэ, быһаҕынан быһыта соппуттуу кыараҕас харахтара тоҕо эрэ буруйдаах киһи курдук кылап-халап көрүөлүүллэрэ [11, С. 30]) ʽУ него было круглое, как полный месяц, смуглое лицо, узкие глаза, словно вырезанные ножом, смотрели почему-то виноватоʼ. При характеристике цвета лица подчеркивается бледный цвет лица, приравниваемый бумаге, простыне: Оппоо Куоканы өйдөөн көрбүтэ, быраатын сирэйэ бырастыына курдук кубархай, эбиитин тохтоло суох ибигириир [7, С. 87] ʽОппо посмотрел на Коку, лицо брата бледное, словно простыня, еще беспрестанно дрожитʼ. Могут употребляться различные эталоны (фитонимы, предметы), характеризующие состояние кожного покрова лица: Төбөтүгэр былааттаах, сирэйэ эргэрбит хортуоска курдук ыбылы мырчыстыбыт [7, С. 19] ʽНа голове платок, лицо сморщенное, словно старая картошкаʼ.

Представим характерные эталоны, употребляющие якутскими писателями при описании глаз:

  1. Эталоны сравнения, характеризующие размер глаз. Маленькие, круглые глаза приравниваются бусинкам, пуговицам: Кини төп-төгүрүк маҥан сирэйигэр төгүрүк хара харахтара – чааскы бүлүүссэтин тугэҕэр икки хара оҕуруону уҥкүрүҥнэппит курдуктар [2, С. 70] ʽНа ее круглом белом лице черные круглые глаза похожи на бусинки, закатившиеся на блюдцеʼ; Биирдэрэ саһыллыы уһун синньигэс сирэйдээх, эрилкэй күөх оҕуруо харахтаах, саппыйаан сонноох [5, С. 18] ʽУ одного продолговатое, как у лисы, лицо, глаза похожи на зеленые бусины, он в сафьяновым пальтоʼ.
  2. Эталоны сравнения, характеризующие цвет глаз. Синие глаза уподобляются голубике: Харахтара буспут сугун курдук күп-күөхтэр, баттаҕа чөчүөккэ баттаҕын курдук куп-кугас [6, С. 29] ʽЕго глаза похожи на спелую голубику, волосы русые, как у седелкиʼ. При описании черных глаз обычно используется устойчивое сравнение буспут моонньоҕон курдук ʽсловно спелые смородиныʼ: Сибэкки ойуулааах чараас былааччыйалаах кыыс буспут моонньоҕон курдук харахтарынан өгүрүк-төгүрүк көрүтэлээтэ [4, С. 83] ʽДевушка в цветастом тонком платье посмотрела своими черными глазами, похожими на спелую смородинуʼ.
  3. Эталоны сравнения, характеризующие впечатление, производимое глазами. Испуганные красивые глаза приравниваются глазу олененка: Кини мин ыга кыыһыран, сутурукпун суулаан иһэрбин куттаммыт тугут курдук хараҕынан көрөн ылла [11, С. 33] ʽОна посмотрела испуганными глазами как у олененка на то, как я очень сердитый иду с кулакамиʼ. Задумчивые красивые глаза могут сравниваться с бархатом: Ол киэһэ Даайыс саҥата-иҥэтэ суох мунчааран сылдьар, хара баархат харахтарыгар дириҥ хомолто күлүгэ түһэр [2, С. 48] ʽВ тот вечер Дая была печальна и неразговорчива, на ее черные бархатные глаза упала тень глубокой печалиʼ. Болезненные, маленькие глаза уподобляются рыбьим глазам: Кулуба тойон икки тобугуттан тайанан, эттээх собо курдук уулааҕынан-хаардааҕынан алаарыччы көрөн олордо [11, С. 21)] ʽГосподин глава сидел, держась за свои колени и спокойно смотрел влажными глазами, словно у жирного карасяʼ. Неприятный взгляд ассоциируется со взглядом змеи: Эмээхсин тимиччи түспүт, моҕой курдук төгүрүк хара хараҕа туох эрэ дьикти тымныы суостааҕа [10, С. 6] ʽУ глубоко посаженных, круглых, словно у змеи, черных глаз старухи был непонятный холодʼ. Нечто глянцевое, с блеском может использоваться для описания бессмысленного, глуповатого, пустого взгляда: Сеня үчүгэйи кыайа-хото эппит киһи быһыытынан оҕолору чалбах курдук хараҕынан килээриччи көрүтэлиир [16, С. 64] ʽСеня, как будто сказал что-то хорошее, бессмысленно посмотрел на детей глазами, похожими на лужиʼ. Холодный, жесткий взгляд устойчиво приравнивается эталону лед: Тойбут муус курдук, тыбыс-тымныы харахтар… [8, С. 194] ʽОчень холодные глаза, словно куски льда…ʼ. Также могут встречаться необычные эталоны для подчеркивания эмоционального впечатления, производимое глазами: Дөйө буспут сымыыт курдук маҥан харахтара өлүү сыралынан килбэҥнэһэллэр [10, С. 92] ʽБелые, словно вареные в крутую яйца, глаза блестят жаром смертиʼ.

Рассмотрим часто встречающие эталоны с национальной спецификой, подчеркивающие особенности фигуры, телосложения, осанки человека.

При описании фигуры девушки в якутском языке устойчивым эталоном выступает иирэ талах ʽиваʼ, тем самым подчеркивается гибкость, стройность: Иирэ талах курдук имигэс, уон түөрдэ-биэһэ буолбут, кэрэ-нарын дьүһүннээх Даайыс кыыс [2, С. 46] ʽГибкая, как ива, четырнадцатилетняя, с нежной, красивой внешностью девушкая Даяʼ. Точеная, красивая фигура женщины ассоциируются с образом березы: Такымынан охсуллар хойуу хара суһуохтааҕа, хатыҥ мас курдук дьулугур көнө уҥуохтааҕа, ийэтинии куба маҕан субалааҕа, үргүбүт таба курдук харахтааҕа [11, С. 57] ʽУ нее были густые черные волосы до колен, стройная как береза, как мать белолицая, с глазами, похожими на испуганного оленяʼ. Для подчеркивания прямой, стройной осанки в якутском языке употребляется устойчивое сравнение кулуһун курдук ʽкак камышʼ: Мила Сунтаар оройуонуттан кэлбит, онно учууталлыыр эбит, онтон иккиһэ – кулуһун курдук көнө уҥуохтаах кырасыабай кыыс: “Капа… Капитолинабын”, – диэбитэ [14, С. 24] ʽМила приехала из Сунтара, там работает учителем, а вторая – со стройным как камыш станом, красивая девушка: «Капа… Я Капитолина» – сказалаʼ.  Иирэ талахтыы имигэс, кулуһун курдук көнө, нарын-намчы кыыс суолу туораан этээстээх дьиэ кэннигэр киирэн суттэ [17, С. 22] ʽГибкая как ива, стройная как камыш, хрупкая девушка перешла дорогу и исчезла за домомʼ. При подчеркивании аксиологического минуса, отклонения от нормы, в внешнем виде человека могут встречаться гиперболические эталоны: Биир үрүҥ халааттаах, оһох курдук суон, сааһыран эрэр хотун остуол аттыгар томтоллон тугу эрэ ыстаан мамыкыччыта олороохтуур эбит [9, С. 22] ʽТолстая как печь, немолодая женщина в белом халате сидела за столом, что-то жуяʼ.

Описание стати мужчины в произведениях встречается редко. В данном случае устойчиво используется эталон лиственница: Вася ортону ааһар, титириги туруору тутан кэбиспит курдук көбүс-көнө уҥуохтаах, сүүһүгэр түһэ сылдьар бэскилээх килбэлдьигэс уһун баттахтаах [11, С. 34] ʽУ Васи был средний рост, был строен как лиственница, с челкой, которая падает на лоб, с черными длинными, блестящими волосамиʼ; Колхоз председателэ Тимофей Егорович, чаллах курдук орто уҥуохтаах, кубаҕайдыҥы сирэйдээх, киэҥ харахтаах эдэр киһи [9, С. 82] ʽПредседатель колхоза Тимофей Егорович, среднего роста, словно лиственница, с бледноватым лицом и большими глазами, молодой человекʼ.

По форме фигура человека может сравниваться с предметами. В якутском языке это передается эталонами, близкими для сельских жителей: Аһаан-сиэн, тотон-ханан тахсан үс ини-биилэр дьон ортотугар үс хаардаах бугуллуу лөглөһөн олороллор [8, С. 78] ʽНаевшись, три брата сидят среди людей словно три копна со снегомʼ; Кини бэйэтин чөҥөчөктүү наҥнарыйбыт быһыытыгар холооно суох тэтиэнэхтик туттара, элбэх үлэни көрсүбүт мас күрдьэх курдук чэрдээх илиилээҕэ [11, С. 30] ʽОн двигался проворно, не соответствуя своей приземистой фигуре, похожей на пень, у него были мозолистые, похожие на лопату, рукиʼ; Засыпкин куул курдук сууллан түстэ [14, С. 83] ʽЗасыпкин упал, словно кульʼ.

Положение тела человека, различные виды движения, пластика, мимика также могут быть охарактеризованы эталонами, образы которых известны и привычны якутскому народу. Часто встречаются анимализмы: Кыыс кырынаас курдук чөрөйөн олорон дьиктиргии иһиттэ, соһуйбут харахтара күҥҥэ өссө саһаран көстөллөр [6, с. 22] ʽДевушка внимательно прислушивалась, будучи похожей на ласку, удивилась, ее удивленные глаза на солнце кажутся еще светлееʼ. Энергичные движения обычно уподобляются движениям рыбы, попавшей на крючок: Тараас Николаевич эдэр уол ыга туппут илиититтэн арахсаары мунду курдук мөҕүстэ [15, С. 19] ʽТарас Николаевич задвигался как гольян, желая освободиться от крепкого рукопожатия молодого парняʼ. Различные старинные предметы, утварь также могут служить эталонами для сравнения: Дьон быыһынан ханан эмэ, дэҥ эмэ тиэтэйбит официанткалар, мас ойуун курдук, ытыллан ааһаллар [9, С. 7] ʽРедко, сквозь толпу, официантки торопливо проскальзывали, словно волчокʼ; Эдгард туран, Кэтириис киирбитигэр ойон туран, толору кутуллубут ыаҕастаах уу курдук дьалкыҥнаан кэлэн, эмиэ тарбаҕын төбөтүттэн ылла [11, С. 68] ʽЭдгард, когда вошла Катерина, привстал, колыхаясь, словно берестяное ведро с полной водой, подошел к ней, взял за кончики пальцевʼ.

Из проанализированного материала выявлено, что присутствуют как прототипические эталоны, так и индивидуальные, авторские эталоны сравнения. В якутском языковом сознании в качестве устойчивых эталонов из анимализмов в основном выступают наименования животных и птиц при описании девушек (олененок, ласка, лебедь), также при отдельных характеристиках часто встречается эталон рыба (карась, гольян). В качестве эталонов-фитонимов чаще выступают подснежник, ива, береза, ягоды. Описывая особенности телосложения, движений, пластику  человека, писатели употребляют эталоны, в которых отражается национальная специфика повседневной жизни народа (понятия, связанные с сельской жизнью, предметы быта и т.д.). Эталонные объекты выражают как положительные, так и отрицательные признаки и усиливают признак, положенный в основу сравнения. Выбор эталонов для сравнения определяется языковым опытом, так как связь между элементами, характерная для сравнения, закреплена в языковом сознании людей как образное выражение, раскрывающее возможность реально представить признак предмета и его образ. В дальнейшем представляется возможным исследование именных эталонов сравнения, характеризирующих деятельность и поведение человека. 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Аввакумов П.Д. Одурууннаах орто дойдуга / П.Д. Аввакумов. – Дьокуускай: Бичик, 2004. – 238 с.
  2. Амма Аччыгыйа. Сааскы кэм / Амма Аччыгыйа. – Дьокуускай: Бичик, 1994. – 360 с.
  3. Багаутдинова Г.А. Лексико-семантическая характеристика устойчивых сравнительных конструкций антропоцентрической направленности / Г.А. Багаутдинова // Мост-Bridge. Новгород. 2008. №4. С. 7-96
  4. Барыта эн эбээт, олох…: кэпсээннэр. – Дьокуускай: Бичик, 2013. – 320 с.
  5. Габышев Н.А. Анфиса / Н.А. Габышев. – Дьокуускай: Бичик, 2012. – 160 с.
  6. Готовцев И.И. Кыыс уоруллубут дьылҕата / И.И. Готовцев. – Дьокуускай: Бичик, 2016. – 160 с.
  7. Даана Сард. Сүлүһүннээх таптал / Даана Сард. – Дьокуускай: Бичик, 2019. – 272 с.
  8. Далан. Кэриэн ымыйа: үһүйээннэр, номохтор, кэпсээннэр. – Дьокуускай: Бичик, 2008. – 256 с.
  9. Заболоцкий Н.М. – Чысхаан. Мааппа / Н.М. Заболоцкий. – Дьокуускай: Бичик, 2003. – 256 с.
  10. Куорсуннаах. Түҥкэтэх ырай / Куорсуннаах. – Дьокуускай: Бичик, 2013. – 128 с.
  11. Куорсуннаах. Хомуһуннаах хоһооннор, кистэлэҥнээх кэпсээннэр / Куорсуннаах. – Дьокуускай: Көмүөл, 2010. – 160 с.
  12. Маслова В.А. Лингвокультурология / В.А. Маслова. – М.: Academia, 2001. – 204 с.
  13. Мезенин С.М. Конструкции современного английского языка, имеющие значение сравнения. Автореф. дис. … канд филол. наук. / С. М. Мезенин. – М., 1969. – 19 с.
  14. Неймохов Е.П. Сайсары күөлгэ түбэлтэ / Е. П. Неймохов. – Дьокуускай: Бичик, 2013. – 224 с.
  15. Сомоҕо. Түүҥҥү куорат / Сомоҕо. – Дьокуускай: Бичик, 2015. – 96 с.
  16. Таптыыбын…: рассказы. – Дьокуускай: Бичик, 2016. – 208 с.
  17. Тарабукин И.Н. – Талыман. Хаайыы уонна көҥүл: кэпсээннэр / И.Н. Тарабукин. – Дьокуускай: Бичик, 2019. – 128 с.
  18. Уйбаан Ойуур. Хотун Куо / Уйбаан Ойуур. – Дьокуускай: Бичик, 2019. – 128 с.
  19. Черемисина М.И. Сравнительные конструкции современного русского языка / М. И. Черемисина. – Новосибирск: Наука, 1976. – 270 с.
  20. Юй Фэнин. Устойчивые сравнения, характеризирующие лицо человека в русской языковой картине мира (на фоне китайского языка): дис. … канд. филол. наук / Фэнин Юй. – Санкт-Петербург, 2016. – 255 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. AvvakumovD. Oduruunnaah orto dojduga [On the lumpy face of the earth] / Avvakumov P.D. – Yakutsk: Bichik, 2004. – 240 pages. [in Kyrgyz]
  2. Amma Achygya. Saasky kem [Springtime] / Amma Achygya. – Yakutsk: Bichik, 1994. – 360 pages. [in Kyrgyz]
  3. Bagautdinova G.A. Leksiko-semanticheskaya harakteristika ustojchivyh sravnitel’nyh konstrukcij antropocentricheskoj napravlennosti [Lexico-semantic characteristics of stable comparative constructions of anthropocentric orientation] / G.A. Bagautdinova. Most-Bridge. – Novgorod. 2008. No. 4. Pp. 7-96 [in Russian]
  4. Baryta en ebeet, oloh…: kepseenner [It everything you, life…: stories]. – Yakutsk: Bichik, 2013. – 320 pages. [in Kyrgyz]
  5. Gabyshev A. Anfisa [Anfisa] / Gabyshev N.A. – Yakutsk: Bichik, 2012. – 160 pages. [in Kyrgyz]
  6. Gotovtsev I. I. Kyys uorullubut d’ylata [Stolen the girl’s life] / Gotovtsev I.I. – Yakutsk: Bichik, 2016. – 160 pages. [in Kyrgyz]
  7. Daana Sard. Daana Sard. Sylyһүnneekh taptal [Poisonous love] / Sard Daana. – Yakutsk: Bichik, 2019. – 272 pages. [in Kyrgyz]
  8. Kerien ymyja: yһyjeenner, nomohtor, kepseenner. – D’okuuskaj [Sacred bowl: legends, legends, stories] / Dalan. – Yakutsk: Bichik, 2008. – 256 pages. [in Kyrgyz]
  9. Zabolotsky N. M.- Chyskhaan. Maappa [Chyshaan. Mappa] / N.M. Zabolotsky. – Yakutsk: Bichik, 2003. – 256 pages. [in Kyrgyz]
  10. Tyҥketekh yraj [Abandoned Paradise] / Kuorsunnakh. – Yakutsk: Bichik, 2013. – 128 pages. [in Kyrgyz]
  11. Homuһunnaah hoһoonnor, kisteleҥneekh kepseenner [Magic poems, secret stories] / Kuorsunnakh. – Yakutsk: KML, 2010. – 160 pages. [in Kyrgyz]
  12. Maslova V.A. Lingvokul’turologiya [Cultural Linguistics] / V.A. Maslova. – Moscow: Academia, 2001. – 204 pages. [in Russian]
  13. Mezenin S.M. Konstrukcii sovremennogo anglijskogo yazyka, imeyushchie znachenie sravneniya. Avtoref. Dis [Constructions of the modern English language having the value of comparison: аbstract of PhD in Philology dis] / Mezenin Sergei Mikhailovich. – M., 1969. – 19 pages. [in Russian]
  14. Neymokhov E.P. Sajsary kүөlge tүbelte [Case on Saysara’s lake] / E.P. Neymokhov. – Yakutsk: Bichik, 2013. – 224 pages. [in Kyrgyz]
  15. Tyyҥҥy kuorat [Night city] / Somogo. – Yakutsk: Bichik, 2015. – 96 pages. [in Kyrgyz]
  16. Taptyybyn…: rasskazy [Love: short stories]. – Yakutsk: Bichik, 2016. – 208 pages. [in Kyrgyz]
  17. Tarabukin I.N. Talyman. Haajyy uonna kөҥүl: kepseenner [Tallyman. Prison and love] / Tarabukin I.N. – Yakutsk: Bichik, 2019. – 128 pages. [in Kyrgyz]
  18. Uibaan Oyuur. Hotun Kuo [Lady] / Oyuur Uibaan. – Yakutsk: Bichik, 2019. – 128 pages. [in Kyrgyz]
  19. CheremisinaI. Sravnitel’nye konstrukcii sovremennogo russkogo yazyka [Comparative constructions of the modern Russian language] / M. I. Cheremisina. – Novosibirsk: Nauka, 1976. – 270 pages. [in Russian]
  20. Yu Feng. Ustojchivye sravneniya, harakteriziruyushchie lico cheloveka v russkoj yazykovoj kartine mira (na fone kitajskogo yazyka): dis. … kand. filol. Nauk [Stable comparisons characterizing the human face in the Russian language picture of the world (against the background of the Chinese language): abstract of PhD in Philology dis]. / Feng Yu. – St. Petersburg, 2016. – 255 pages. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.