Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.9.111.108

Download PDF ( ) Pages: 188-191 Issue: № 9 (111) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Chervonyi A.M. et al. "PROPER NAMES AS A MEANS OF DENOTING THE SUBJECT IN THE NOVEL M. A. BULGAKOV’S “THE MASTER AND MARGARITA” AND ITS GERMAN TRANSLATIONS". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 9 (111) Part 3, (2021): 188. Tue. 21. Sep. 2021.
Chervonyi, A.M., & Murashova, E.A., & Demonova, Yu.M., & (2021). IMENA SOBSTVENNYE KAK SREDSTVO OBOZNACHENIYA SUBYEKTA V ROMANE M.A. BULGAKOVA «MASTER I MARGARITA» I EGO PEREVODAH NA NEMECKIY YAZYK [PROPER NAMES AS A MEANS OF DENOTING THE SUBJECT IN THE NOVEL M. A. BULGAKOV’S “THE MASTER AND MARGARITA” AND ITS GERMAN TRANSLATIONS]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 9 (111) Part 3, 188-191. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.9.111.108
Chervonyi A. M. PROPER NAMES AS A MEANS OF DENOTING THE SUBJECT IN THE NOVEL M. A. BULGAKOV’S “THE MASTER AND MARGARITA” AND ITS GERMAN TRANSLATIONS / A. M. Chervonyi, E. A. Murashova, Yu. M. Demonova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 9 (111) Part 3. — С. 188—191. doi: 10.23670/IRJ.2021.9.111.108

Import


PROPER NAMES AS A MEANS OF DENOTING THE SUBJECT IN THE NOVEL M. A. BULGAKOV’S “THE MASTER AND MARGARITA” AND ITS GERMAN TRANSLATIONS

ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ КАК СРЕДСТВО ОБОЗНАЧЕНИЯ СУБЪЕКТА В РОМАНЕ М.А. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА» И ЕГО ПЕРЕВОДАХ НА НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК

Научная статья

Червоный А.М.1, Мурашова Е.А.2, *, Демонова Ю.М.3

1 ORCID: 0000-0002-4587-0195;

2 ORCID: 0000-0002-6018-955X;

3 ORCID: 0000-0002-4871-0146;

1, 2, 3 Таганрогский институт им. А.П. Чехова (филиал) Ростовского государственного экономического университета (РИНХ), Таганрог, Россия

* Корреспондирующий автор (shenetschka[at]rambler.ru)

Аннотация

Лингвистический анализ интенций употребления языковых / речевых единиц, номинирующих субъект, до настоящего времени являлся наименее разработанной проблемой художественного дискурса. При этом произведения великих классиков мировой литературы, одним из которых по праву считается М.А. Булгаков, содержат богатейший материал для всестороннего раскрытия данной проблемы.

В пространстве художественных текстов имена собственные и реализуемые с их помощью интенции могут служить своеобразными ориентирами для создания направления интерпретации произведения.

В статье на материале романа «Мастер и Маргарита» М.А. Булгакова рассматриваются имена собственные и, в частности аллюзивные имена собственные, номинирующие субъект. Выделяются имена собственные, обладающие наименьшей степенью эксплицитности, реализующие функцию единичного называния субъекта, и наибольшей степенью имплицитности, реализующие значение обобщённости. С помощью авторского метода лингвопрагматической интерпретации, дополненного приёмами контекстуального и корпусного анализа, анализируется проблема перевода и сохранения явных и скрытых свойств имён собственных.

Ключевые слова: обозначение субъекта, аллюзивные имена собственные, лингвопрагматическая интерпретация, контекстуальный и корпусный анализ, роман «Мастер и Маргарита» М.А. Булгакова.

PROPER NAMES AS A MEANS OF DENOTING THE SUBJECT IN THE NOVEL M. A. BULGAKOV’S
“THE MASTER AND MARGARITA” AND ITS GERMAN TRANSLATIONS

Research article

Chervonyi A.M.1, Murashova E.A.2, *, Demonova Yu.M.3

1 ORCID: 0000-0002-4587-0195;

2 ORCID: 0000-0002-6018-955X;

3 ORCID: 0000-0002-4871-0146;

1, 2, 3 A. P. Chekhov Taganrog Institute (branch) of the Rostov State University of Economics, Taganrog, Russia

* Corresponding author (shenetschka[at]rambler.ru)

Abstract

The linguistic analysis of the intentions of the use of language/speech units naming the subject has been the least developed problem of artistic discourse until now. At the same time, the works of the great classics of world literature. such as M. A. Bulgakov, contain the richest material for a comprehensive exploration of this problem.

In artistic texts, proper names and intentions realized with their help can serve as a kind of reference point for creating a direction in the interpretation of a work.

The current article is based on the novel “The Master and Margarita” by M. A. Bulgakov and examines proper names and, in particular, allusive proper names nominating the subject. The study distinguishes proper names that have the lowest degree of explicitness realizing the function of a single naming of the subject, and the highest degree of implicitness realizing the meaning of generality. With the help of an original method of linguistic and pragmatic interpretation supplemented by methods of contextual and corpus analysis, the authors analyze the problem of translation and preservation of explicit and hidden properties of proper names.

Keywords: subject designation, allusive proper names, linguopragmatic interpretation, contextual and corpus analysis, “The Master and Margarita” by M. A. Bulgakov.

Введение

Феномен объективизации интенциональной составляющей художественного текста является одной из актуальных проблем современной антропоцентрической лингвистики. На фоне достаточно глубоко исследованных с позиций литературоведения и интертекстуальной лингвистики стилистических средств оформления художественного текста (например, включений различного рода: цитат, реминисценций, крылатых фраз и т.д.), актуализируемых автором для выражения собственных намерений, средства других языковых / речевых уровней, в том числе лексических, остаются вне поле зрения учёных. В данной статье рассмотрим одну из групп лексических единиц, служащих для реализации намерений автора, а именно, имена собственные и, в частности аллюзивные имена собственные, номинирующие субъект, на материале одного из произведений М.А. Булгакова – романа «Мастер и Маргарита». В качестве основного метода исследования имен, номинирующих субъект, используем авторский метод лингвопрагматической интерпретации, подкреплённый адоптированными лингвистической прагматикой приёмами контекстуального и корпусного анализа [8].

Дискуссия и основные результаты

С позиций лингвистической прагматики интенциональное поле художественного текста рассматривается как многополярный конструкт, состоящий из отдельных, реализуемых отправителем (автором текста) интенций или намерений, например, намерений оказать на получателя текста определённое психоэмоциональное воздействие, побудить его к актуализации ассоциаций, задающих направление интерпретации текста, вовлечь получателя в языковую игру и т.д.

Лексические средства, служащие для реализации намерений автора, могут обладать разной степенью эксплицитности / имплицитности, будучи более или менее узнаваемыми и интерпретируемыми получателями в качестве таковых. Рассматривая имена собственные, номинирующие субъект, в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», мы пришли к выводу, что наибольшей степенью эксплицитности обладают имена собственные, реализующие функцию единичного называния субъекта, наибольшей степенью имплицитности – имена собственные, реализующие значение обобщённости.

Имя собственное, реализуя функцию единичного называния в высказываниях, как правило, закреплено за определённым субъектом вымышленной или реальной действительности [5, С. 112].

В романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» имена собственные выступают преимущественно в роли идентификаторов, посредством которых происходит дифференциация их носителей. С их помощью в контексте определённой коммуникативной ситуации (в нашем случае, в контексте романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита») актуализируется набор уникальных признаков, характеризующих определённого референта. Помимо основной эксплицитной функции идентификатора в произведениях М.А. Булгакова, имена собственные выполняют также и другие функции, отсылая получателя к различным религиозным и культурно-историческим реалиям.

Неслучайно Маргарита – имя главной героини романа. В православной традиции Маргарита (русское личное имя восходящее к древнегреческому μαργαρίτης («маргаритес») — жемчужина) при крещении заменялось на Марина или Мария. Существует гипотеза, согласно которой, М.А. Булгаков дал такое имя своей героине в честь знакомой – Марии Артемьевны Ермолинской – Марики, актрисы немого кино. Её знакомство с четой Булгаковых состоялось в 1928 году в Тбилиси. Позже она приехала в Москву и какое-то время жила на Б. Пироговской, 35. В последние дни жизни писателя находилась рядом с ним в качестве сиделки.

Вероятно, однако, что это не единственное объяснение авторского выбора. Маргарита – слабая, беззащитная женщина, в конце романа становится защитницей Мастера и других героев романа (Наташи, Фриды). Потенциал такого преображения также зашифрован в её имени.

Маргарита – второе по частоте употребления в романе имя (в оригинальном тексте встречается 421 раз, в переводе романа – 516 раз) часто сопровождается отчеством (Маргарита Николаевна, Margarita Nikolajewna).

«Возлюбленную его звали Маргаритою Николаевной» [1, С. 201].

«Seine Geliebte hieß Margarita Nikolajewna» [12, С. 305].

Такое же отчество у героя, чьё имя занимает первое по частоте актуализации место – Иван Николаевич Бездомный (Iwan Nikolajewitsch Besdomny) (в оригинальном тексте – 587, в переводе романа – 439 реализаций).

«… а молодой спутник его – поэт Иван Николаевич Понырев, пишущий под псевдонимом Бездомный» [1, С. 4].

«… sein junger Begleiter war der Lyriker Iwan Nikolajewitsch Ponyrew, der unter dem Pseudonym “Bes-domny” schrieb» [12, С. 7].

Частота актуализации имён имеет особое значение. Внутренняя иерархия имен собственных-идентификаторов позволяет установить и авторскую иерархию действующих лиц произведения.

Николаевна, Николаевич восходят к русскому личному имени греческого происхождения Νῑκόλαος (νῑκάω — «побеждать» и λᾱός — «народ»). Николаевна, Николаевич – это те, кто победили, победили неверие.

При этом у Маргариты, в отличие от поэта Бездомного, нет фамилии. И это тоже неслучайно. Использование имени без фамилии – дополнительный способ генерализации приписываемых Маргарите качеств. В романе побеждает не конкретный человек, побеждают женственность, красота, слабость.

Ключевое звено имени собственного – Иван Николаевич Понырев, пишущий под псевдонимом Бездомный – славянское личное имя Иван восходит к ивриту – Ива́н (иврит ‏יוחנן‏‎ Йоханан – «Яхве (Бог) пожалел», «Яхве (Бог) смилостивился», «Яхве (Бог) помиловал», «Яхве да будет милостлив», «Благодать Божия»).

Здесь чётко прослеживается параллель с советским поэтом-атеистом Демьяном Бедным. Поэта Ивана Бездомного и поэта Демьяна Бедного объединяет необычная форма русской фамилии, образованной от имени прилагательного, фамилии, которая была актуальной и понятной получателю в контексте времени романа. Прилагательное бездомный выбрано М.А. Булгаковым также неслучайно. Бездомный тождественно у автора с понятием без корней. Имя персонажа указывает на потенциал переосмысления личностью своего отношения к Богу, к религии – Иван перекликается также с именем Иоанна Крестителя. Благодаря этому Иван Николаевич Бездомный имплицируется как настоящий победитель в этом романе.

Анализ имен собственных романа показывает, что автор безусловно «играет» с читателем. Феномену ономастической игры в настоящее время уделяется большое внимание в литературоведческих работах [2], [3], [9], [10]. Феномен перевода и сохранение явных и скрытых интенциональных свойств имён собственных – проблема, которой уделено в современной научной мысли недостаточное внимание. Попытаемся представить её подробнее.

Контекстуальный и корпусный анализ имен собственных в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» и его переводе на немецкий язык показал, что доминантными в произведении являются имена собственные-идентификаторы, которые стремятся сохранить свою внешнюю оболочку при переходе из одной языковой системы в другую (ср. рус.: Маргарита Николаевна, Иван Николаевич Понырев; нем.: Margarita Nikolajewna, Iwan Nikolajewitsch Ponyrew). Они остаются узнаваемыми на уровне своей фонетической формы. Количество таких имён-собственных, зафиксированных нами в оригинале (84%) и в переводе романа (87%), значительно превосходит количество имён собственных, реализующих значение обобщённости.

Имена собственные, реализующие в романе значение обобщённости (в оригинале – 16% и в переводе романа – 13%), связаны в сознании отправителя и получателя с определённым набором характеристик, закреплённых за ними. Их денотат обеспечивает наличие некого понятийного ядра, обеспечивающего закрепление за именем конвенциональных ассоциаций. К примеру, значение обобщённости имен собственных Иешуа и Воланд реализуется постольку, поскольку, их денотаты известны широкому кругу носителей языка. Наличие устойчивого ассоциативного ряда является основанием для возникновения у данных имён собственных обобщающего значения, обусловливающего их переход в разряд имён собственных, используемых аллюзивно, и далее в разряд имён нарицательных. Другими словами, переход в разряд имён нарицательных происходит по мере накопления и закрепления в семантике имени, конвенционально связанной с ним экстралингвистической информации.

Аллюзивные имена собственные имеют более широкую с именами собственными и более узкую в сравнении с именами нарицательными область означивания [6, С. 12]. Соответственно, при переходе аллюзивных имён собственных из одной языковой системы в другую, приоритетным становится достижение их эквивалентного функционала (ср. рус.: Mастер, нем.: Meister). Однако, анализ показывает, что это не всегда достижимо. Так в случае переноса имён собственных Behemot, Nikanor Iwanowitsch Bossoi, Iwan Nikolejewitsch Ponyrew (Besdomny) из русской языковой системы в немецкую можно говорить о том, что сохранение фонетической оболочки приводит к потере аллюзийности имени.

Используя метод лингвопрагматической интерпретации и адоптированные приёмы контекстуального и корпусного анализа, мы изучили массив произведения М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» и его переводов на немецкий язык на предмет выявления слов, семантически совместимых с выделенными именами собственными, и далее попытались установить родовую или классовую соотнесённость номинируемых с их помощью субъектов и выявить отличия, отделяющие их от субъектов того же класса. Было выяснено, что данные отличия могут строиться на эмоциональных, экспрессивных и оценочных характеристиках номинируемых субъектов. Кроме того, мы выяснили, что аллюзивные имена собственные могут реализовывать слабый импликационал, выделяя одно свойство оригинального персонажа, и сильный импликационал, включая все свойства и атрибуты оригинального персонажа.

На этом фоне особенно выделяются аллюзивные имена собственные библейского происхождения (Иешуа (Jeschua) и Воланд (Voland)), которые отсылают получателя произведения к целостным концептам, номинантами которых они выступают, таким, как: Бог и Дьявол, добро и зло, жизнь и смерть, спасение и гибель.

Иешуа (Jeschua) еврейский вариант библейского личного имени Иисус, прозвище Га-Ноцри (han-Nasri) производное от названия города (Иисус из Назарета), человек, посвящённый Богу – назорей, пастух.

Воланд (Voland) – цитата И.В. фон Гёте. Воланд – это Мефистофель, Фаланд, с которым говорит Фауст. Воланд – с древневерхненемецкого – черт.

Аллюзивные имена собственные библейского происхождения (Иешуа (Jeschua) и Воланд (Voland)) – межкультурный код, узнаваемый и интерпретируемый получателями во всём мире.

Аллюзивные имена собственные оказывают на получателя прагматическое воздействие как своеобразный тип интертекстуального включения, отсылающий к определённым фактам действительности. В данном аспекте аллюзивные имена собственные выступают как некое связующее звено, объединяющее пресуппозитивный текст (информацию о фактах действительности, предшествующих описываемым событиям) и собственно текст произведения в единое прагматическое пространство [7, С. 10]. Интерпретируя аллюзивные имена собственные, получатель декодирует эксплицитную и имплицитную информацию, носителем которой является текст.

Смешение библейской этимологии с исконно русской и иноязычной этимологией имён собственных-идентификаторов и аллюзивно реализуемых имён собственных демонстрирует глобальный характер антропологических проблем, представленных М.А. Булгаковым в произведении.

Сформулируем основные выводы.

Заключение

Имена собственные могут проявлять разную степень эксплицитности / имплицитности. Обладая наивысшей степенью эксплицитности, они реализуют функцию единичного называния субъекта, и наибольшей степенью имплицитности – значение обобщённости.

Контекстуальный и корпусный анализ показывают, что аллюзивно употребляемых имён собственных в романе и его переводах на немецкий язык значительно меньше, чем имён собственных, реализующих единичное обозначение субъекта. Соответственно, имён собственных, реализующих значение обобщённости, значительно меньше, чем имён собственных, транслирующих функцию единичного называния субъекта.

При этом аллюзивные имена собственные транслируют важную для интерпретации текста экстралингвистическую информацию. С одной стороны, информацию, ставшую частью языкового значения имени и доступную в масштабах языкового коллектива, с другой стороны, – контекстуально зависимую, строящуюся на эмоциональных, экспрессивных и оценочных характеристиках конкретных номинируемых субъектов. 

Финансирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках научного проекта № 19-012-00062 «Полифония семантического субъекта (на материале русского, французского, английского и немецкого языков.

Funding

The research was carried out with the financial aid of the Russian Foundation for Basic Research (RFBR) within the scientific project № 19-012-00062 “The Polyphony of the semantic subject (on the basis of the Russian, French, English and German languages).

 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Булгаков, М.А. Мастер и Маргарита / М.А. Булгаков. – М. : Современник, 1984. – 367 с.
  2. Бунеев Г. А. Ономастическое пространство романа В.Я. Шишкова “Угрюм-река” и повести “Тайга” : дис. … канд. филол. наук : 10.02.01 / Бунеев Глеб Александрович. – Воронеж, 2011. – 172 с.
  3. Бунеева Е. В. Ономастическое пространство поэм С. А. Есенина : дис. … канд. филол. наук : 10.02.01 / Бунеева Елена Васильевна. – Воронеж, 2011. – 163 с.
  4. Воронцов Р. И. Ономастическая метафора в русском литературном языке : дис. … канд. филол. наук : 10.02.01 / Воронцов Роман Игоревич.- Санкт-Петербург, 2012. – 238 с.
  5. Ермолович, Д.И. Имена собственные на стыке языков и культур / Д.И. Ермолович. – М.: Р. Валент, 2001. – 200 с.
  6. Захарова, М.А. Семантика и функционирование аллюзивных имен собственных: на материале англоязычных художественных и публицистических текстов : дис. … канд. филол. наук : 10.02.04 / Мария Анатольевна Захарова. – Самара, 2004 – 192 с.
  7. Камовникова, Н.Е. Антропонимы как интертекстуальные аллюзии в поэтическом тексте : дис. … канд. филол. наук : 10.02.04 / Наталья Евгеньевна Камовникова. – Санкт-Петербург, 2000. – 200 с.
  8. Мурашова, Е.А Прагматическое значение речевой единицы. Проблемы и перспективы : монография / Е.А. Мурашова. – Москва: Перо, 2015. – 292 с.
  9. Соловьева, М.А. Роль аллюзивного антропонима в создании вертикального контекста : На материале романов А. Мердок и их русских переводов : дис. … канд. филол. наук : 10.02.04 / Марина Александровна Соловьева. – Екатеринбург, 2004. – 300 с.
  10. Устьянцева, О.Ю. Антропонимия прозы М.А. Булгакова На материале романов “Белая гвардия”, “Театральный роман”, “Мастер и Маргарита : дис. … канд. филол. наук : 10.02.01 / Ольга Юрьевна Устьянцева. – Воронеж, 2002. – 165 с.
  11. Шебалов Р. Ю. Ономастическая игра в художественном тексте : (На материале ранних рассказов А.П. Чехов) : дис. … канд. филол. наук : 10.02.01 / Роман Юрьевич Шебалов.- Екатеринбург, 2004. – 219 с.
  12. Bulgakov, M.A. Gesammelte Werke; Teil: Bd. 3., Der Meister und Margarita / М.А. Bulgakov. – Berlin : Verl. Volk und Welt, 1985. – 513 S.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bulgakov, M.A. Master i Margarita [The Master and Margarita] / M.A. Bulgakov. – M. : Sovremennik, 1984. – 367 p. [in Russian]
  2. Buneev G. A. Onomasticheskoe prostranstvo romana V.Ja. Shishkova “Ugrjum-reka” i povesti “Tajga” [Onomastic space of the novel by V.Ya. Shishkov “Ugryum-river” and the novel “Taiga”] : dis. … of PhD in Philology: 10.02.01 / Buneev Gleb Aleksandrovich. – Voronezh, 2011. – 172 p. [in Russian]
  3. Buneeva E. V. Onomasticheskoe prostranstvo pojem S. A. Esenina [The onomastic space of poems by S. A. Yesenin ] : dis. … of PhD in Philology: 10.02.01 / Buneeva Elena Vasil’evna. – Voronezh, 2011. – 163 p. [in Russian]
  4. Voroncov R. I. Onomasticheskaja metafora v russkom literaturnom jazyke : [Onomastic metaphor in Russian literary language] : dis. … of PhD in Philology: 10.02.01 / Voroncov Roman Igorevich. – Sankt-Peterburg, 2012. – 238 p. [in Russian]
  5. Ermolovich, D.I. Imena sobstvennye na styke jazykov i kul’tur [Proper names at the intersection of languages and cultures] / D.I. Ermolovich. – M.: R. Valent, 2001. – 200 p. [in Russian]
  6. Zaharova, M.A. Semantika i funkcionirovanie alljuzivnyh imen sobstvennyh: na materiale anglojazychnyh hudozhestvennyh i publicisticheskih tekstov [Semantics and functioning of allusive proper names: based on English-language artistic and journalistic texts] : dis. … of PhD in Philology: 10.02.04 / Marija Anatol’evna Zaharova. – Samara, 2004 – 192 p. [in Russian]
  7. Kamovnikova, N.E. Antroponimy kak intertekstual’nye alljuzii v pojeticheskom tekste [Anthroponyms as intertextual allusions in a poetic text] : dis. … of PhD in Philology: 10.02.04 / Natal’ja Evgen’evna Kamovnikova. – Sankt-Peterburg, 2000. – 200 p. [in Russian]
  8. Murashova, E.A Pragmaticheskoe znachenie rechevoj edinicy. Problemy i perspektivy: monografija [The pragmatic value of the speech unit. Challenges and perspectives] / E.A. Murashova. – Moskva: Pero, 2015. – 292 p. [in Russian]
  9. Solov’eva, M.A. Rol’ alljuzivnogo antroponima v sozdanii vertikal’nogo konteksta : Na materiale romanov A. Merdok i ih russkih perevodov [The role of an allusive anthroponym in creating a vertical context: Based on the material of the novels by A. Murdoch and their Russian translations] : dis. … of PhD in Philology: 10.02.20 / Marina Aleksandrovna Solov’eva. – Ekaterinburg, 2004. – 300 p. [in Russian]
  10. Ust’janceva, O.Ju. Antroponimija prozy M.A. Bulgakova Na materiale romanov “Belaja gvardija”, “Teatral’nyj roman”, “Master i Margarita [Anthroponymy of prose M.A. Bulgakov On the material of the novels “White Guard,” “Theater Novel,” “Master and Margarita] : dis. … of PhD in Philology: 10.02.01 / Ol’ga Jur’evna Ust’janceva. – Voronezh, 2002. – 165 p. [in Russian]
  11. Shebalov R. Ju. Onomasticheskaja igra v hudozhestvennom tekste : (Na materiale rannih rasskazov A.P. Chehov) [Onomastic game in the artistic text: (On the material of early stories A.P. Chekhov)] : dis. … of PhD in Philology: 10.02.01 / Roman Jur’evich Shebalov. – Ekaterinburg, 2004. – 219 p. [in Russian]
  12. Bulgakov, M.A. Gesammelte Werke; Teil: Bd. 3., Der Meister und Margarita [The Master and Margarita] / A. Bulgakov. – Berlin : Verl. Volk und Welt, 1985. – 513 p. [in German]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.