Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.54.155

Download PDF ( ) Pages: 91-93 Issue: № 12 (54) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Shamina L.A., "GRAMMATICALIZATION OF VERBS WITH THE MEANING OF ‘OWNER CHANGE’ IN TUVAN LANGUAGE". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 12 (54) Part 2, (2016): 91. Fri. 23. Dec. 2016.
Shamina, L.A. (2016). GRAMMATIKALIZACIYA GLAGOLOV «SMENY SOBSTVENNIKA» V TUVINSKOM YAZYKE [GRAMMATICALIZATION OF VERBS WITH THE MEANING OF ‘OWNER CHANGE’ IN TUVAN LANGUAGE]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 12 (54) Part 2, 91-93. http://dx.doi.org/10.18454/IRJ.2016.54.155
Shamina L. A. GRAMMATICALIZATION OF VERBS WITH THE MEANING OF ‘OWNER CHANGE’ IN TUVAN LANGUAGE / L. A. Shamina // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2016. — № 12 (54) Part 2. — С. 91—93. doi: 10.18454/IRJ.2016.54.155

Import


GRAMMATICALIZATION OF VERBS WITH THE MEANING OF ‘OWNER CHANGE’ IN TUVAN LANGUAGE

Шамина Л.А.

Доктор филологических наук, Институт филологии СО РАН

ГРАММАТИКАЛИЗАЦИЯ ГЛАГОЛОВ «СМЕНЫ СОБСТВЕННИКА» В ТУВИНСКОМ ЯЗЫКЕ

Аннотация

В статье описываются грамматикализованные смыслы, которые получаются в итоге грамматикализации бенефактивных глаголов. В результате исследования установлено, что бипредикативные конструкции (БПК) с  этими глаголами, как и с глаголами движения и позиции, содержат в себе большой смысловой потенциал, позволяющий использовать языковые выражения с данными лексемами для описания широкого круга понятий. Исходная единица (глагол) может использоваться не только в буквальном контексте, но и для переносного описания других ситуаций. БПК, возникшие в результате определенных сдвигов в семантике глагольных форм в их составе, представляют новую характеристику старых паттернов, обеспечивая выполнение вновь возникающих функций.

Ключевые слова: аппликатив, бенефактивный, бипредикативная конструкция, грамматикализация, тувинский язык,  вспомогательный глагол.

Shamina L.A.

PhD in Philology, Institute of Philology, SB RAS

GRAMMATICALIZATION OF VERBS WITH THE MEANING OF ‘OWNER CHANGE’ IN TUVAN LANGUAGE

Abstract

The article studies several types of indirect usage of Tuvan benefactive verbs, and analyzes the grammaticalized constructions formed with such verbs. We show that bipredicative constructions (BPC) with such verbs, as well as with verbs of motion and position, possess significant semantic potential, enabling the usage of such lexemes in multiple contexts. The original lexeme (the verb) may be used not only literally, but also figuratively to describe different situations. BPC formed as a result of shifts in verb semantic demonstrate new characteristics of old patterns, ensuring the realization of new functions.

Keywords: applicative, benefactive, bipredicative construction, grammaticalization, the Tuvan language, auxiliary verb.

В языках мира глаголы со значением «смены собственника» широко используются в составе полностью или частично грамматикализованных конструкций [1, 2005: 89].

В тувинском языке семантическую группу глаголов со значением «смены собственника» представляют бер= ‘давать’ и ал= ‘брать’. Они также используются в составе грамматикализованных БПК.

Ранее мы говорили о связи между лексическим значением глагола и его грамматической функцией. Так глаголы позиции и направленного движения, выражающие длительные действия, грамматикализуются в имперфектив и хабитуалис. Бенефактивные глаголы выражают аспектуальные значения лимитатива, инхоатива и результатива [2, 2016:102].

лимитатив:

(1) Ийи аът аалга маңнап кээрге, изин истей бердим (К-Л, с. 220) ‘Когда в аал прискакали две лошади, я пошел по их следу’.

(2) Доңа бергенде, ажылдаары дам баар (СС, А, с. 227) ‘Когда замерзнешь, еще активнее работаешь’.

Инхоатив:

(3) Ынчан Кара-Сугнуң араттары тараазын кидин-не кезе  берген- нер (КК,Т, с. 127) ‘Тогда араты Кара-Суга в полную силу начали убирать хлеб’.

(4) Оът-сиген хoлбеңейнип, айлаң-куштар ырлажы берген (КК,У., с. 3) ‘Трава колышется, соловьи начали петь.(запели)’.

Результатив:

 (5) Оът-сиген четчип,  шагда-ла сооктели берген (КК,Т, с. 125) ‘Трава созрев, давно засохла (букв.: окостенела)’.

Наиболее распространенный путь грамматикализации глагола бер= ‘давать’ в тувинском языке – формирование аппликативных конструкций.

1.1. При переосмыслении ситуации ‘давать’ в тувинском языке сохранился самый важный компонент толкования – ‘сделать так, чтобы имел другой’. Большинство АК с первым компонентом в форме деепричастия на =п и бенефактивным глаголом бер= имеют аппликативное значение – совершение действия в пользу лица, не являющегося субъектом действия.

(6) Ававыс чемин биске үлегилеп берген (СТ, с. 621) ‘Наша мать  еду нам поделила’.

(7) Кан-кадык-ла чорзумза,  улустуң  чүү-хөөзүн  кылып  берип, кырган-иемни азырай мен (К-Л.Х, с. 8) ‘Если здоровым буду, людям  разные вещи сделав, маму кормить буду я’.

Здесь субъект действия в примере № 6 – ававыс ‘наша мать’, а в примере № 7 – мен ‘я’. Потребитель результата, в первом случае – биске ‘нам’; во втором – улустуң ‘людям’. Знаменательный глагол в составе АК характеризует действие, в результате которого производится предоставление некоторого физического объекта в собственность другого лица. Это глаголы в форме деепричастия на =п: үлегилеп ‘делить’ и кылып ‘делать’. В рассмотренных конструкциях производство действия и передача результата этого действия осуществляется одним лицом.

1.2. Формирование конструкций с каузативно-пермиссивной функцией.

В результате грамматикализации глагола бер= в АК произошел семантический сдвиг – метафоризация – от прототипического значения «смены собственника» к каузативно-пермиссивному, императивному.

В тувинском языке каузативные значения приказания, повеления, просьбы или пожелания имеют лишь формы 2-го и 3-го лица единственного и множественного числа [3,1961, с. 393].

(9) Оларга Сережа акый бүдүн арбуз тутсуп бээр (К-Э. К, с. 176) ‘Им дядя Сережа пусть даст целый арбуз’.

(10) Меңээ боданыр аргадан бериңер (РТС, с.126) ‘Дайте мне подумать’.

В пермиссивных конструкциях при глаголе бер= в значении ‘позволить’ может появиться отрицание.

(11) Кадыым меңээ келир арга бербээн (РТС, с. 408) ‘Здоровье не позволило мне приехать’.

В отличие от бенефактивных АК, пермиссивные конструкции реализуют ситуацию, когда передача результата действия осуществляется другим лицом.

1.3. Формирование конструкций императивно-гортативной семантики

Член глагольной парадигмы императива гортатив используется говорящим для выражения желания реализации некоторой ситуации, при этом подразумевается непосредственное участие говорящего и адресата в процессе осуществления ситуации (давай споем!). Термин «гортатив» не имеет однозначного определения. Одни исследователи называют гортативом 1-е и 3-е лицо императива. Другие считают императив и гортатив разными категориями. С понятием «императив» связываю единственное и множественное число 2 лица. А единственное и множественное число 1-го и 3-го лица связывают с «гортативом».

В некоторых работах используется особый термин «императив-гортатив» для обозначения как очевидно императивных конструкций 2-го лица, так и для вызывающих споры конструкций 1-го и 3-го лица [4, 2004, с. 36-60].

В. А. Плунгян использует 3 различных термина для обозначения императивных конструкций: «гортатив» для 1-го лица, собственно «императив» для 2-го лица и «юссив» для 3-го [5, с. 319].

Как императивы, так и гортативы выражают пожелания говорящего о будущем состоянии ситуации. Императив используется в тех случаях, если ответственным за осуществление действия становится адресат. Гортатив включает в себя намерение говорящего также поучаствовать в реализации желаемой ситуации.

(12) Ырлап берейн! ‘Спою-ка (тебе или кому-то еще’).

Здесь побуждение обращено к 1-му лицу.

(13) Ам черле кортпайн удуй бер шиве, ыдым, -дээн (СС.А, с. 39) ‘Больше не бойся, усни, cынок мой ( букв. ‘щенок мой), сказала’.

Здесь в АК удуй бер ‘усни’ – вспомогательный глагол имеет нулевую форму 2-го л. ед. ч. повелительного наклонения. Исполнителем действия в будущем является адресат говорящего, т.е. второе лицо.

(14) Ырлажып берээли! Ырлап берээли! ‘Давай споём!’

В этом примере берээли ‘давай’ [споем] имеет референцию к двум участникам ситуации – говорящему и одному слушающему, в отличие от давайте споем, где слушающих несколько. Противопоставление двух императивных форм 1-го лица, различающихся числом адресатов, является весьма распространенным явлением в языках мира. В тюркских языках категория «исключительности и включительности – живая грамматическая категория» [6, 1991: 3].

Глагол ал= ‘брать’ в качестве вспомогательного глагола в сочетании с деепричастием на –п обозначает действие, совершаемое для себя

(15) Садып алыр (ТРС, 1968, с. 56) ‘Купить’.

В сочетании с деепричастием на –а в положительной форме выражает возможность совершить действие

(16) Бижий ал= ‘мочь писать’.

В отрицательной форме этот глагол обозначает невозможность совершить действие, сочетаясь с деепричастиями на –а и на –п.

(17) Эник ыт артап кире албас (СС, А., с. 17) ‘Щенок не может перелезть’.

(18) Ээлери уткуп албас болза, ол бажыңнарже кымдаа кире албас

(С.Сүрүн–оол) ‘Если хозяева не встретят, в те дома никто не может войти’.

Выводы. В тувинском языке системным результатом грамматикализации бенефактивных глаголов являются аппликативные, каузативно-пермиссивные, императивные конструкции. Употребление глагола  бер= ‘дать / давать / выдавать / подавать’ во всех перечисленных конструкциях сопровождается метафоризацией базового значения «смены владельца».

Значение конструкции с глаголом бер= при метафоризации “бенефактивного” типа предполагает, действие, выраженное знаменательным глаголом и передача результата этого осуществляются одним и тем же лицом, а при метафоризации пермиссивного типа – передача действия осуществляется одним лицом, а использование результата этого действия (действие, выраженное знаменательным глаголом) осуществляется другим лицом.

Имеющиеся факты свидетельствуют о том, что процесс грамматикализации для этих глаголов продолжается и их значение в составе АК становится все более абстрактным. Компонент ‘в пользу другого лица’ у глагола бер= в ходе дальнейшей десемантизации может стать несущественным и он превратится в маркер нового участника ситуации, не совпадающего в общем случае ни с агенсом, ни с пациенсом.

Список литературы / References

  1. Подлесская В. И.  Русские глаголы дать / давать: От прямых употреблений к грамматикализованным / В. И. Подлесская // Вопросы языкознания. – 2005. № 2.– С. 89-103.
  2. Шамина Л. А. Семантико-композиционная организация аналитических конструкций в тувинском языке / Л. А. Шамина // Новая наука: Теоретический и практический взгляд. – 2016. – С. 100-103.
  3. Исхаков, Ф.Г. , Пальмбах, А. А. Грамматика тувинского языка. – М., 1961. – 471с.
  4. Аувера Й., Гусев В. Ю., Добрушина Н. Р. Семантическая карта императива-гортатива / Й. Аувера, В. Ю. Гусев, Н. Р. Добрушина // Типологические обоснования в грамматике. К 70-летию проф. В.С. Храковского. – 2004. – С. 36-60.
  5. Плунгян В. А. Общая морфология. Ведение в проблематику / В. А. Плунгян. – М., 2000. – 384 с.
  6. Убрятова Е. И.  Еще раз об исключительности (эксклюзиве) и включительности (инклюзиве) в якутском языке / Е. И. Убрятова // Языки народов Сибири. Грамматические исследования. – 1991. – С. 3-10.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Podlesskaja V. I.  Russkie glagoly dat’ / davat’: Ot prjamyh upotreblenij k grammatikalizovannym [Russian verbs дать / давать ‘to give’: From Direct Usages to Grammaticalized Ones] / V. I. Podlesskaja // Voprosy jazykoznanija [Problems of Linguistics]. – 2005. № 2. – P. 89-103. [In Russian]
  2. Shamina L. A. Semantiko-kompozicionnaja organizacija analiticheskih konstrukcij v tuvinskom jazyke [Semantic-Compositional Organization of Analytic Constructions in Tuvan Language] / L. A. Shamina // Novaja nauka: Teoreticheskij i prakticheskij vzgljad [ New Science. Theoretic and Practical Views]. – 2016. P. 100-103. [In Russian]
  3. Ishakov, F. G. , Pal’mbah, A. A. Grammatika tuvinskogo jazyka [Grammar of theTuvan language]. – M., 1961. – 471 p. [In Russian]
  4. Auvera J., Gusev V. Ju., Dobrushina N. R. Semanticheskaja karta imperativa-gortativa [Semantic Map of Imperative-Hortative] / J Auvera., V. Ju Gusev., N. R. Dobrushina // Tipologicheskie obosnovanija v grammatike. K 70-letiju prof. V.S. Hrakovskogo [Typological Substantiation in Grammar: For Professor V. S. Hrakovskii’s Seventieth Birthday]. – 2004. – P. 36-60. [In Russian]
  5. Plungjan V. A. 2000. Obshhaja morfologija. Vedenie v problematiku [General Morphology: An Introduction] / V. A. Plungjan. – M., 2000. –384 P. [In Russian]
  6. Ubrjatova E. I. Eshhe raz ob iskljuchitel’nosti (jekskljuzive) i vkljuchitel’nosti (inkljuzive) v jakutskom jazyke [Once Again on the Exclusive and the Inclusive in Yakut Language] / E. I. Ubrjatova // Jazyki narodov Sibiri. Grammaticheskie issledovanija [Siberian Languages. Grammar Studies]. – 1991. –P. 3-10. [In Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.