Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.105.3.093

Download PDF ( ) Pages: 171-173 Issue: № 3 (105) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Yagufarov R.A., "PHONETIC, LEXICAL AND MORPHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF NORTHEASTERN MANDARIN". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 3 (105) Part 3, (2021): 171. Sun. 21. Mar. 2021.
Yagufarov, R.A. (2021). FONETICHESKIE I LEKSIKO-MORFOLOGICHESKIE OSOBENNOSTI SEVERO-VOSTOCHNOGO DIALEKTA KITAYSKOGO YAZYKA [PHONETIC, LEXICAL AND MORPHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF NORTHEASTERN MANDARIN]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 3 (105) Part 3, 171-173. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.105.3.093
Yagufarov R. A. PHONETIC, LEXICAL AND MORPHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF NORTHEASTERN MANDARIN / R. A. Yagufarov // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 3 (105) Part 3. — С. 171—173. doi: 10.23670/IRJ.2021.105.3.093

Import


PHONETIC, LEXICAL AND MORPHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF NORTHEASTERN MANDARIN

ФОНЕТИЧЕСКИЕ И ЛЕКСИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ
СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО ДИАЛЕКТА КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА

Научная статья

Ягуфаров Р.А.*

Тихоокеанский государственный университет, Хабаровск, Россия

* Корреспондирующий автор (yagufarov[at]mail.ru)

Аннотация

Данная статья посвящена выявлению фонетических и лексико-морфологических особенностей северо-восточного диалекта китайского языка дунбэйхуа. В результате исследования было установлено, что дунбэйхуа является продуктом языкового взаимодействия носителей языков сино-тибетской, алтайской и восточнославянской групп. При всей относительной близости к пекинскому диалекту и путунхуа северо-восточный диалект дунбэйхуа в фонетическом и лексическом аспекте имеет существенные отличия, заключающиеся в том числе в способах реализации просодических характеристик слога и в способах словообразования существительных и редупликации прилагательных, что стало результатом заимствования из языков алтайской группы.

Ключевые слова: китайский язык, диалект, северо-восточный диалект дунбэйхуа, фонетика дунбэйхуа, лексика донбэйхуа.

PHONETIC, LEXICAL AND MORPHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF NORTHEASTERN MANDARIN

Research article

Yagufarov R.A.*

Pacific National University, Khabarovsk, Russia

* Corresponding author (yagufarov[at]mail.ru)

Abstract

This article is devoted to the identification of phonetic and lexical-morphological characteristics of Northeastern Mandarin. The research demonstrates that Northeastern Mandarin is a product of the linguistic interaction of speakers of the Sino-Tibetan, Altaic and East Slavic language groups. Despite the relative proximity to the Beijing dialect and Standard Northern Mandarin, Northeastern Mandarin has significant phonetic and lexical differences, including the ways of implementing the prosodic characteristics of the syllable and in the ways of word formation of nouns and reduplication of adjectives, which is the result of borrowing from the Altai language groups.

Keywords: Chinese language, Northeastern Mandarin, phonetics of Northeastern Mandarin, vocabulary of Northeastern Mandarin.

На протяжении более чем трех десятилетий государственная политика языкового строительства в КНР была строго направлена на повсеместное распространение государственного языка путунхуа и ограничение сфер употребления диалектов китайского языка и отчасти языков национальных меньшинств. Если на начальном этапе языкового строительства Нового Китая руководство страны пыталось последовательно придерживаться единого курса ограничений и запретов на использование диалектов, то в последние годы очевидным становится факт смягчения подобной стратегии [8]. Искоренение местных говоров и диалектов из повседневного бытового общения оказалось совершенно неосуществимой задачей не только в южных провинциях страны, где так называемые «диалекты» китайского языка существенным образом отличаются от общенационального путунхуа, но и на Севере КНР – территории, диалекты которой легли в основу государственного языка [7]. Широкую «медийность» и популярность на всей территории страны в последние годы стал приобретать северо-восточный диалект китайского языка дунбэйхуа. В большой степени этому поспособствовало творчество артистов эстрадных жанров эрчжэньчжуань и сяопинь, в частности, Чжао Бэньшаня и других актеров из его творческой группы, а также связанных с ними телевизионных сериалов, рассказывающих о жизни обычных жителей китайской глубинки, проживающих на территории Северо-Востока Китая [4]. Более того, по наблюдению китайских исследователей, в последние годы в китайском телевизионном медиапространстве наблюдается очень интересный феномен по «пан-дунбэйфикации» телевизионных шоу, заключающееся в частичном использовании лексических элементов северо-восточного диалекта [10]. В нашей статье будет проведен анализ некоторых фонетических и лексико-морфологических особенностей северо-восточного диалекта китайского языка дунбэйхуа (东北话).

Говоря о происхождении северо-восточного диалекта китайского языка дунбэйхуа, необходимо отметить, что он является относительно недавно сформировавшейся местной разновидностью общенационального языка [3]. В отличие от большинства других диалектов, он не был сформирован на основе говора какой-либо одной этнической группы, а является продуктом взаимодействия и языковых контактов многочисленных этнических групп, говорящих не только на языках сино-тибетской семьи, но и алтайской группы. В период династии Мин на территории нынешних трех провинций Северо-Востока Китая проживали чжурчжэни и другие малочисленные народности, говорящие на языках алтайской группы. Позже после вторжения на территорию нынешнего Северо-Востока Китая маньчжуров и основания Цинской династии на данной территории массовое распространение получил маньчжурский язык. Со второй половины XIX в., получив разрешение со стороны Цинского правительства, ханьское население начало массовую миграцию на эту территорию, получившую название Маньчжурия. Большая часть переселенцев переехала сюда из нынешних провинций Хэбэй и Шаньдун. Именно в этот период в результате взаимодействия этнических китайцев-носителей хэбэйского и шаньдунского диалектов, а также коренных народов, проживающих на этой территории, и стал формироваться северо-восточный диалект китайского языка [1].

Северо-восточный диалект по традиции подразделяется на пять говоров: шэньянский, цицикарский, чанчуньский и харбинский [3].

Большинство исследователей, анализируя фонетические особенности и лексический состав хэйлунцзянского и отчасти цзилиньского говоров северо-восточного диалекта, сходятся в том, что они в меньшей степени отличаются от пекинского диалекта китайского языка, что объясняется тем фактом, что миграция ханьцев в данные регионы происходила в более поздний период, когда влияние пекинского диалекта стало гораздо более заметным [1].

Развитие лексического фонда северо-восточного диалекта происходило в условиях влияния трех основных процессов. Прежде всего, это влияние языков народов соседних стран – России и Японии. Несвойственное в целом для китайского языка фонетическое заимствование лексики из других языков является довольно привычным явлением для северо-восточного диалекта. В частности, из русского языка в харбинский говор проникли такие слова, как 布拉吉bùlāji (платье),大列巴dàlièbā (хлеб) ,维德罗wéidéluó (ведро) [2,6,9], из японского – 抠抠搜搜 kōukōu sou sōu (ぐずぐずприземистый, жадный). Более того, из японского языка в северо-восточный диалект проникли и некоторые иероглифические заимствования, в частности 菓子, обозначающее мучное изделие, обжариваемое в кипящем масле, которое употребляют в пищу на завтрак. Вторым процессом является переосмысление значений лексических единиц общенационального языка, например, идиома, образно обозначающая императорский дворец 五脊六兽wǔjǐliùshòu (букв. пять гребней крыши и шесть зверей на углах), носители северо-восточных диалектов преобразовали в созвучный фразеологизм 无机六瘦wú jī liù sou в значении скучный, не вызывающий интереса [5]. Третьим процессом являлось создание новой диалектной лексики. Выявление этимологии этой лексики вызывает серьезные сложности. К примерам такой лексики можно отнести следующие слова 磨叽mòji медлительный, ворчать, 吭吃瘪肚говорить бессвязно,钵勒盖儿bōlēigàir [5]. У данных лексических единиц отсутствуют нормативные варианты иероглифического написания, и они обладают высокой степенью экспрессивности.

 Фонетическая база северо-восточного диалекта китайского языка при всем относительном сходстве с пекинским диалектом обладает своими особенностями. Стандартные для пекинского диалекта четыре слоговых тона присутствуют и в рассматриваемом диалекте, однако способы реализации данной просодической характеристики слога отличается. Диапазон реализации тонального рисунка ниже, чем в пекинском диалекте. Если высокий ровный тон в пекинском диалекте реализуется на основе показателей 5-5, то в данном диалекте это будет 4-4. Реализация тонального рисунка слога в диапазоне показателей 1-5 носителями северо-восточных диалектов указывают на высокую степень эмоциональности в речи говорящего. Довольно частотным явлением является редуцирование конечных сонантов в слоге. Так фраза 干啥啊 [gàn shá ya] зачастую фонетически будет реализовано следующим образом [gě há ya]. В большинстве говоров северо-восточных диалектов переднеязычные конечные сонанты слогов произносятся как заднеязычные.

С точки зрения способов словообразования, в дунбэйхуа гораздо более часто, чем в путунхуа и других северных диалектах, используется суффиксация. В северовосточных диалектах в отличие от путунхуа существительные гораздо чаще оформляются суффиксом 子: 驴子,脑瓜子,下巴子и т.п. Вместе с тем суффиксом 子 могут быть оформлены и наречия, например: наречие очень 老鼻子 (букв. старый нос). Особым суффиксом, указывающим на высокую степень концентрации качества, является суффикс 乎, образующий следующие слова 热乎 очень горячий, 粘乎 очень липкий. Еще одним специфическим для северо-восточного диалекта суффиксом прилагательных является суффикс 巴, обладающий таким же значением, что и предыдущий суффикс, но с негативной коннотацией囊巴nángbā(никчёмный), “紧巴”(быть стесненным в средствах). Еще одним специфическим способом суффиксации прилагательных в северо-восточном диалекте китайского языка является следующая модель словообразования – прилагательное+суффикс 了 + слова-звукоподражания, например: 傻了吧唧 shǎle bāji очень глупый, 提了当啷 tí le dànglāng очень неопрятный.

Редупликация прилагательных, как и в нормативном путунхуа, чаще всего производится по схеме AABB, но в отличие от путунхуа используется с прилагательными с негативной коннотации, например: 神神叨叨shén shen dāo dāo странный, не от мира сего ,笨笨卡卡bèn bèn kǎ kǎ неуклюжий, неумелый. К особой форме редупликации прилагательных в северо-восточных говорах можно отнести формулу по модели A的B的, например: 迷的糊的 mí de hú de мутный-премутный, 黑的乎的 черный-пречерный hēi de hū de. Столь широкое разнообразие суффиксальных способов словообразования и моделей редупликации прилагательных несомненным образом связана с влиянием агглютинативных языков, носители которых проживали на этой территории на протяжении многих веков.

 Северо-восточный диалект дунбэйхуа, входящий в группу северных диалектов китайского языка гуаньхуа, развивался в условиях языковых контактов носителей сино-тибетской, алтайской и восточнославянской группы языков. Результатом влияния языков соседних народов являлось пополнение фонетическими заимствованиями из языков-доноров всех указанных групп. Языки алтайской группы, в частности, маньчжурский, оказал существенное влияние на формирование особой системы словообразования, характеризующейся более широким использованием суффиксации в образовании наречий и прилагательных. Немаловажную роль оказали и суровые климатические условия, оказавшие влияние на фонетическую систему дунбэйхуа. При всех указанных специфических чертах северо-восточного диалекта дунбэйхуа нельзя не отметить его тесную связь с пекинским диалектом и другими северными говорами гуаньхуа, которые и легли в основу общенационального языка путунхуа. Указанная особенность позволила художественным произведениям аудиовизуальных жанров стал популярными по всей стране, включая и южные регионы КНР.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Астрахан Е.Б. Диалекты и национальный язык в Китае. / Е.Б. Астрахан, О.И.Завьялова, М.В Софронов. – М.: Наука. Главная редакция восточной литературы. –1985. – 366 с.
  2. Жан Фэйлинь Русские заимствования в лексической системе харбинского диалекта китайского языка / Фэйлинь Жан, Г.А. Шантурова // В мире русского языка и русской культуры: сборник тезисов Международной студенческой научно-практической конференции. –2019. – С. 201-203.
  3. Завьялова О.И. Диалекты китайского языка. / О. И. Завьялова. – М.: Научная книга, 1996. – 207 с.
  4. Ишутина Ю.А. К вопросу о развитии народного сказа эржэньчжуань в КНР в конце XX – начале XXI в. / Ю.А. Ишутина // Россия и АТР. –2015. ––No 3(89) – С. 210–221.
  5. 马思周,姜光辉. 东北方言词典 / 马思周,姜光辉 主编. 吉林文史出版社出版–2005. – 421 页.
  6. Ма Цюаньчжэн Русские заимствования в северо-восточном диалекте китайского языка / Цюаньчжэн Ма, Г.А. Шантурова // В мире русского языка и русской культуры: сборник тезисов III Международной студенческой научно-практической конференции. –2019. – С. 148-150.
  7. Саргсян А.Л. Особенности функционирования территориальных диалектов северо-восточной группы китайского языка (пекинского и дунбэйского) / А.Л. Саргсян, М.С. Загребальная // Энигма. –2020. –– No 17-2(89) – С. 101-112.
  8. Сутаков А.И. Ранняя стадия языкового строительства в СССР и КНР / А.И. Сутаков // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества материалы VI международной научно-практической конференции. – 2016. С. 478–481.
  9. Цзян Ин Русские заимствования в китайском языке как результат языковых контактов / Ин Цзян, Л.М. Шипановская // Филологические науки. Вопросы теории и практики. –2016. –– No 7-1 (61) – С. 144-152.
  10. 程晓辰. 广播脱口秀节目的泛东北话现象 / 程晓辰 // 汉字文化. –2019. –– No 22 (243) – 58-59页.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Astrahan E.B. Dialekti i nacionalnii yazik v Kitae [The Dialects and the National language in China] / E.B. Astrahan, O.I. Zavyalova, M.V Sofronov. – M. Nauka. Glavnaya redakciya vostochnoi literaturi. –1985. – 366 p. [in Russian]
  2. Zhang Feilin Russkie zaimstvovaniya v leksicheskoi sisteme harbinskogo dialekta kitaiskogo yazika [Russian word borrowings in lexical system of Harbin dialect] / Feilin Zhang, G.A. Shanturova // V mire russkogo yazika i russkoi kulturi_ sbornik tezisov Mejdunarodnoi studencheskoi nauchno_prakticheskoi konferencii [Russian Russian Language and Russian Culture: a collection of abstracts of the International Student Scientific and Practical Conference]. –2019. – p. 201-203. [in Russian]
  3. Zavyalova O.I. Dialekti kitaiskogo yazika [The Dialects of the Chinese language] / O. I. Zavyalova. – M.: Nauchnaya kniga. – 1996. – 207 p. [in Russian]
  4. Ishutina Yu.A. K voprosu o razvitii narodnogo skaza erjenchjuan v KNR v konce XX – nachale XXI v. [Concerning the development of the Errenzhuan genre in PRC in the end of XX- beginning XXI centuries] / Yu.A. Ishutina // Rossiya i ATR [Russia and ATR]. –2015. ––No 3(89), – p. 210–221. [in Russian]
  5. Ma Sizhou Dongbei Fangyan Cidian [The Dictionary of Dongbei dialect] / Ma Sizhou, Jiang Guanghu // Jilin Wenshi chubanshe. –2005. – 421 p. [in Chinese]
  6. Ma Cyuanchjen Russkie zaimstvovaniya v severo-vostochnom dialekte kitaiskogo yazika [Russian word borrowings in north-eastern dialect of Chinese] / Cyuanchjen Ma, G.A. Shanturova // V mire russkogo yazika i russkoi kulturi: sbornik tezisov III Mejdunarodnoi studencheskoi nauchno-prakticheskoi konferencii [Russian Russian Language and Russian Culture: Collection of Theses of the III International Student Scientific and Practical Conference]. –2019. – p. 148-150. [in Russian]
  7. Sargsyan A.L. Osobennosti funkcionirovaniya territorialnih dialektov severo-vostochnoi gruppi kitaiskogo yazika pekinskogo i dunbeiskogo [The way of functioning territorial north-eastern and Beijing dialects in China] / A.L. Sargsyan, M.S. Zagrebalnaya // Enigma. –2020. – No 17-2(89) – p. 101-112. [in Russian]
  8. Sutakov A.I. Rannyaya stadiya yazikovogo stroitelstva v SSSR i KNR [The earliest period of the language policy realization in USSR and PRC] / A.I.Sutakov // Rossiya i Kitai: istoriya i perspektivi sotrudnichestva materiali VI mejdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferencii [Russia and China: history and prospects of cooperation materials of the VI International scientific and practical conference]. – 2016. – p. 478–481. [in Russian]
  9. Czyan In Russkie zaimstvovaniya v kitaiskom yazike kak rezultat yazikovih kontaktov [Russian borrowings in Chinese as the result of languages contacts] / In Czyan L.M., Shipanovskaya // Filologicheskie nauki. Voprosi teorii i praktiki [Philological Sciences. Questions of theory and practice]. – 2016. –– No 7-1 (61) – P. 144-152. [in Russian]
  10. Cheng Xiaochen. Guangbo tuokexiu jiemu de fan dongbei xianxiang [The pan-northeast dialect phenomenon of radio talk shows] / Cheng Xiaochen // Hanzi wenhua –2019. –– No 22 (243) – p. 58-59页. [in Chinese]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.