Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.54.007

Download PDF ( ) Pages: 83-85 Issue: № 12 (54) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Smirnova E.A., "ESSEIZM IN F. D. KRYUKOV’S JOURNALISM". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 12 (54) Part 2, (2016): 83. Mon. 21. Nov. 2016.
Smirnova, E.A. (2016). ESSEIZM V PUBLICISTIKE F.D. KRYUKOVA [ESSEIZM IN F. D. KRYUKOV’S JOURNALISM]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 12 (54) Part 2, 83-85. http://dx.doi.org/10.18454/IRJ.2016.54.007
Smirnova E. A. ESSEIZM IN F. D. KRYUKOV’S JOURNALISM / E. A. Smirnova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2016. — № 12 (54) Part 2. — С. 83—85. doi: 10.18454/IRJ.2016.54.007

Import


ESSEIZM IN F. D. KRYUKOV’S JOURNALISM

Смирнова Е.А.

ORCID: 0000-0002-7088-2905, Кандидат филологических наук, доцент, Волгоградский государственный университет

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда и Администрации Волгоградской области в рамках научного проекта № 16-14-34006 «Литературно-публицистическое наследие Ф.Д. Крюкова»

ЭССЕИЗМ В ПУБЛИЦИСТИКЕ Ф.Д. КРЮКОВА

Аннотация

В статье рассматривается проявление эссеизма в творчестве донского писателя Федора Крюкова. Охарактеризовано явление эссеизма и факторы его появления в публицистике Крюкова, осознающего современность как катастрофу и остро переживающего за страну и свой народ. Этим обусловлен выбор патриотической идеи – рефрена в публицистике Крюкова. Определены уровни, на которых проявляется эссеизм, в частности, уровни заголовка, композиционый, интертекстуальный. Объединяющей инстанцией в эссеистической публицистике является образ мыслящего автора, выступающего как от собственного Я, так и от общего МЫ. Сделан вывод о том, что эссеизм составляет специфику творческого метода писателя, выполняющего функции редактора и журналиста.

Ключевые слова: эссеизм, публицистика, жанры, Крюков, казачество.

Smirnova E.A.

ORCID: 0000-0002-7088-2905, PhD in Philology, Associate professor, Volgograd State University

ESSEIZM IN F. D. KRYUKOV’S JOURNALISM

 Abstract

The article considers the expression of esseizm in the works of Don writer Fyodor Kryukov. The article characterizes the phenomenon of esseizm and factors of its occurrence in Kryukov’s journalism, who perceived his modernity as a disaster and worried a lot about the country and its people. This explains the choice of patriotic idea, which is refrain in Kryukov’s journalism. The article determines the levels at which esseizm is showed, in particular, headings, composition, intertextuality. The unifying component in the essayistic journalism is the way of thinking of the author, who is acting both from his own I, and from the general WE. The article concludes that the esseizm is the specificity of creative method of the writer, who is performing the functions of editor and journalist.

Keywords: esseizm, journalism, genres, Kryukov, Cossacks.

М. Эпштейн писал об эссеизации литературных жанров – процессе, который начиная с XVIII века шел параллельно с их романизацией, и эта эссеизация, по мнению исследователя, позволяет актуализировать контакт автора с окружающим миром, позволяет комментировать художественное повествование, вести диалог с аудиторией [1]. На наш взгляд, явление эссеизации особенно характерно для литературной журналистики (под литературной журналистикой мы понимаем художественные, художественно-публицистические, а также литературно-критические произведения, ориентированные на освещение насущных для конкретной эпохи проблем и опубликованные в различных СМИ), поскольку художественное произведение в журнальном контексте обретает связи не только с другими художественными и критическими текстами, но и с публицистическим контекстом. Кроме того, оно имеет четкий адресат – нацелено прежде всего на аудиторию конкретного СМИ, а затем и на более широкую. С другой стороны, редакция в соответствии с редакционной политикой, с одной стороны, отбирая материал для включения в номер, ориентируется, с другой стороны, на запросы этой аудитории, пытающейся определить специфику момента, прогнозируя востребованность опубликованных текстов.

Под эссеизацией М. Эпштейн понимает «распространение эссеистического принципа мышления на другие жанры и типы творчества» [1, C. 347]. То есть эссеизм – это попытка осознать происходящее самому и открыть для читателя вселенную смыслов, связанных с тем или иным явлением. Эссеизм особенно характерен для переломных моментов эпохи, когда рушатся основы бытия, а ориентиры, куда двигаться дальше, пока неочевидны, как непонятны связующие прошлое, настоящее и будущее скрепы, а идеалы кажутся недостижимыми.

В нашей статье мы рассматриваем явление эссеизации на примере публицистического творчества Ф.Д. Крюкова (1870–1920), донского писателя, казака, учителя, литератора, одного из авторов народнического журнала «Русское богатство» (он сотрудничал в нем с 1896 по 1917 год, был соредактором беллетристического отдела). Крюков известен в том числе в рамках «шолоховского вопроса» – именно его называют возможным автором «Тихого Дона».

Эссеизм, свойственный крюковским произведениям периода сотрудничества в «Русском богатстве», как художественным, так и публицистическим, особенно проявляется в публицистике 1918–1920 годов, когда писатель, покинув Петербург, возвращается на малую родину и активно участвует в общественно-политической деятельности, избирается секретарем Войскового Круга, служит директором Усть-Медведицкой мужской гимназии, публикуется в донских газетах и журналах, придерживаясь монархических позиций, редактирует газету «Донские ведомости» – официальный орган Донского правительства. Именно участие Крюкова в белогвардейском движении и его крайне «правые» взгляды стали причиной долгого забвения писателя в советской России. События, к которым обращается Крюков, требовали немедленного анализа и вместе с тем авторской рефлексии – и Крюков-писатель уступает место Крюкову-журналисту.

Будучи редактором «Донских ведомостей» и автором других изданий («Север Дона», «Донская речь», «Донская волна» и др.), Крюков публикует очерки и редакционные статьи, причем с точки зрения жанра эти редакционные статьи приближены к современной авторской колонке. В этих материалах, помимо освещения инфоповода, он дает свое видение происходящего, пытаясь найти идеологические и нравственные ориентиры, которые помогут его современнику обрести смысл жизни и найти верный путь. Поэтому в публицистике 1918–1920 годов усиливается эссеистское начало. Автор чувствует себя единственной фигурой, которая способна осознать трагедию момента, ее масштаб, и пытается, опираясь на многовековой опыт самобытного казачества, «рыцарства старины», выработать идеалы, способные если не возродить этот народ, вывести его на рубежи побед, то по крайней мере указать те основы, которые будут этому способствовать. Отсюда столкновение реального и идеального планов, романтическое мироощущение, проявляющееся в необходимости поиска идеала в надежде на торжество светлого начала в мире. План реальный – это ситуации, которые отображает Крюков в текстах, план идеальный строится вокруг патриотической идеи (которая является рефреном в художественно-публицистическом творчестве писателя), которая, будучи осмысленной сквозь призму исторического опыта, должна объединить донское казачество и русский народ в целом.

Уже февральскую революцию и все, что за этим последовало, Крюков осмысливает как «обвал», который рыхлой лавиной загородил расстроенную жизнь», как социальную катастрофу (он пишет об этом, например, в очерке «Обвал» – одном из последних, которые были опубликованы в «Русском богатстве»). Революция дала свободы – единственное, в чем Крюков усматривал позитив, но лишила главного – веры и чувства стабильности. Гражданская война и большевизм разделили страну на непримиримые лагери, «тихий Дон» перестал быть тихим.

К поискам выхода из исторического тупика размышляющий автор подключает читателя. Выбирая факт для осмысления, жанровую форму, систему мыслеобразов (эссем – по Эпштейну), «автор инициирует коммуникативный контакт с читателем, поддерживает диалог с ним» [2, С. 11]. Именно поэтому в крюковских публицистических текстах превалирует не «я» а «мы», а коммуникативная стратегия нацелена на вовлечение аудитории в процесс осмысления, призвать читателя понять самого себя и присоединиться к авторскому поиску решения проблем. Стремясь говорить с аудиторией на понятном ей языке, Крюков нацелен на актуализацию личностного начала в читателе, обращаясь к архетипическому, пытается найти идеал – идею, опираясь на которую можно избежать апокалипсиса, на пороге которого находится страна и родимый край.

Эссеизм в редакционных статьях (авторских колонках) Крюкова донского периода проявляется на нескольких уровнях. Во-первых, на уровне заголовков. Они преимущественно номинативные и являются вершиной той системы координат, в которую автор погружает документальное событие, например: «Долг перед Родиной» (Донские ведомости. 1919. № 285. 15 (28) декабря. С. 1); «Ответственность момента» («Донские ведомости». 1919. № 270. 27 нояб. (10 дек.). С. 1–2); «Сила духа» («Донские ведомости». 1919. № 286. 17 (30) декабря. С. 2) и др.

Во-вторых, на уровне архитектоники текста. Композиционно статьи обычно включают три части: документальную (наблюдение дня – документальный факт, с которого начинается повествование); критическую (критика времени и идей, анализ ситуации); вывод (философское осмысление ситуации, саморефлексия автора, выход на идею, способствующую, по мнению автора, решению проблемы). Это обусловливает стилистическую и жанровую многоплановость текстов: они включают портретные и пейзажные зарисовки (которые у Крюкова, ввиду специфики авторских переживаний, традиционно очень лиричны), и репортажные элементы (сцены из жизни, диалоги), и аргументацию, связанную с анализом проблемы.

В-третьих, эссеизм проявляется на уровне интертекстуальности. Специфический прием, характеризующий творческую индивидуальность Крюкова и часто им используемый, – введение в тексты реминисценций и своеобразное самоцитирование. Оно заключается в том, что очень многие детали – сравнения, метафоры, короткие эпизоды, явившиеся, по сути, подлинными находками большого мастера слова, используются им неоднократно. Чаще всего находка появлялась в очерке (почерпнутая из личного наблюдения), затем обнаруживалась в рассказе, перекочевывала в повесть. Например, в нескольких произведениях периода сотрудничества Крюкова в «русском богатстве» встречается образ ночного сторожа, бьющего в колотушку («О. Нелид», «Из дневника учителя Васюхина», «Казачка»); постоянна метафора «зыбь», означающая «сомнение», «волнение». В рецензиях – неоднократно повторяющийся образ «маленькой собачки, имеющей дозволение лаять», ставший ироничным воплощением писательской несостоятельности [3, С. 95]. В донской публицистике, например, появляется образ цветка-татарника как символ стойкости и силы противодействия разрушительным обстоятельствам. М.Т. Мезенцев, вслед за Д.С. Лихачевым, называет этот прием «текстологическим конвоем» [4, С. 20], или «индивидуальным событийным, лексико-фразеологическим авторским конвоем».

Таким образом, эссеизм отражает специфику творческого метода Ф.Д. Крюкова, писателя-журналиста, работавшего на стыке факта и образа – художественности и документальности. Образ автора – это связующая инстанция, позволяющая объединить разноплановые и разностилевые части художественно-публицистических произведений. Документализм, публицистичность, аналитичность, присущие публицистическим текстам, и стилевая неоднородность, свойственная текстам художественным, ведущая роль размышляющего автора, стремящегося осмыслить происходящее с позиции высокого идеала, свидетельствуют о жанровом синкретизме произведений Крюкова и эссеизме его творчества.

Список литературы / References

  1. Эпштейн, М. Парадоксы новизны. О литературном развитии XIX-XX веков / М. Эпштейн. – М. : Совет. писатель, 1988. – 416 с.
  2. Боровкова А.А. Стиль художественного повествования в аспекте интерперсонального контакта автора и читателя / А.А. Боровкова // Международный научно-исследовательский журнал. – 2016. — № 10 (52). — Ч. 3. – С. 11–14.
  3. Смирнова Е.А. Жанрово-стилевые особенности публицистики Ф.Д. Крюкова / Е.А. Смирнова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 8: Литературоведение. Журналистика. – 2005. – № 4. – С. 89–95.
  4. Мезенцев М.Т. Судьба романов / М.Т. Мезенцев. – Самара : P.S.пресс,1998. – 128 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Jepshtejn, M. Paradoksy novizny. O literaturnom razvitii XIX–XX vekov / M. Jepshtejn [Novelty Paradoxes. About Literary Development of the 19-20th centuries]. – M. : Sovet. pisatel’, 1988. – 416 р. [In Russian]
  2. Borovkova A.A. Stil’ hudozhestvennogo povestvovanija v aspekte interpersonal’nogo kontakta avtora i chitatelja [Literary Narrative Style in the Aspect of Interpersonal Contact Between the Author and the Reader] / A.A. Borovkova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel’skij zhurnal [International Research Journal]. – 2016. — № 10 (52). — Рart 3. – Р. 11–14. [In Russian]
  3. Smirnova E.A. Zhanrovo-stilevye osobennosti publicistiki F.D. Krjukova [Genre and style features of journalism of F. D. Kryukov] / E.A. Smirnova // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija 8: Literaturovedenie. Zhurnalistika [Science Journal of VolSU. Series 8: Literary criticism. Journalism]. – 2005. – № 4. – Р. 89–95. [In Russian]
  4. Mezencev M.T. Sud’ba romanov [The destiny of Novels] / M.T. Mezencev. – Samara : P.S.press,1998. – 128 р. [In Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.