Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.094

Download PDF ( ) Pages: 121-124 Issue: № 1 (115) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Song Guijuan, "ON THE INFLUENCE OF RUSSIAN MUSICAL AND PEDAGOGICAL EDUCATION IN CHINA". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 1 (115) Part 3, (2022): 121. Fri. 28. Jan. 2022.
Song, Guijuan (2022). VLIYANIE ROSSIYSKOGO MUZYKALYNO-PEDAGOGICHESKOGO OBRAZOVANIYA V KITAE [ON THE INFLUENCE OF RUSSIAN MUSICAL AND PEDAGOGICAL EDUCATION IN CHINA]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 1 (115) Part 3, 121-124. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.094
Song Guijuan. ON THE INFLUENCE OF RUSSIAN MUSICAL AND PEDAGOGICAL EDUCATION IN CHINA / Guijuan. Song // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2022. — № 1 (115) Part 3. — С. 121—124. doi: 10.23670/IRJ.2022.115.1.094

Import


ON THE INFLUENCE OF RUSSIAN MUSICAL AND PEDAGOGICAL EDUCATION IN CHINA

ВЛИЯНИЕ РОССИЙСКОГО МУЗЫКАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В КИТАЕ

Научная статья

Сун Гуйцзюань*

Университет Линьи, Линьи, Китай

* Корреспондирующий автор (lenasongping[at]126.com)

Аннотация

В настоящей публикации рассмотрен опыт межкультурного взаимодействия России и Китая в сфере музыкального образования. Проанализированы труды ученых обеих стран в рассматриваемой сфере. Определено влияние российского педагогического образования на практики обучения музыке в Китае. Исследован практический опыт деятельности российских педагогов в Китае. Выявлена актуальность культурного обмена между странами с точки зрения укрепления международных связей. Выделены положительные характеристики педагогического взаимодействия между двумя странами. По итогам исследования представлены выводы о высокой степени взаимодействия российской и китайской музыкальной педагогической культуры.

Ключевые слова: педагогика, Китай, Россия, музыкальное образование, межкультурное взаимодействие.

ON THE INFLUENCE OF RUSSIAN MUSICAL AND PEDAGOGICAL EDUCATION IN CHINA

Research article

Song Guijuan*

Linyi University, Linyi, China

* Corresponding author (lenasongping[at]126.com)

Abstract

The current article examines the experience of intercultural interaction between Russia and China in the field of music education as well as  analyzes the works of scientists from both countries in the field under study. The author determines the influence of Russian pedagogical education on the practice of teaching music in China while also exploring the experience of Russian teachers in China. The study defines the relevance of cultural exchange between countries in terms of strengthening international relations and highlights the positive characteristics of pedagogical interaction between the two countries. According to the results of the research, the author concludes that the degree of interaction between Russian and Chinese musical pedagogical culture can be considered high.

Keywords: pedagogy, China, Russia, music education, intercultural interaction.

Введение

Образование — это не только залог и важнейший фактор развития общества, но и многоступенчатый процесс, одной из главных составляющих которого является передача накопленного исторического и культурного наследия, происходящая между разными поколениями людей, профессиональными сообществами и даже странами. Последнее стало возможно благодаря глобализации, обусловленной техническим и технологическим прогрессом. Глобализационные процессы проявились в образовательной сфере, позволив разным странам обмениваться накопленным педагогическим опытом, учебными программами и техниками преподавания, исключив при этом географический фактор. Указанное выше актуально и для сферы музыкального педагогического образования, где также можно наблюдать интеграцию учебных традиций с инновациями, в том числе программного и технического характера.

Одной из стран, с которой у России налажено тесное культурно-просветительское взаимодействие, является Китай. А особое место в этой системе занимает педагогика искусства и, в частности, музыкальное образование.

Актуальность изучения влияния российского музыкально-педагогического образования на китайскую учебную систему заключается в богатом культурном опыте обеих стран и высокой востребованности обменных практик в этой области. Отечественная культура является богатым материалом, на основании которого будущие музыканты и педагоги в Китае осваивают музыковедческие знания и техники воспроизведения, которые впоследствии применяют в профессиональной деятельности. Актуализирует тему данной статьи также факт укрепления международных связей России и Китая при помощи культивирования в среде иностранных студентов интереса к культуре и музыкальным традициям обеих стран. 

Основная часть

Так, например, одно из любопытнейших замечаний исследователей, косвенно говорящее о тесной связи культурного мира Китая и России, указывает на сходство Харбинской консерватории – одного из крупнейших высших учебных заведений музыкального профиля Поднебесной, построенного в 2015 году – с архитектурой царской России XIX века [2, С. 173]. В педагогическом коллективе учебного заведения немало преподавателей из России, что подтверждается фактом сотрудничества Харбинской консерватории с российскими классическими музыкальными высшими образовательными учреждениями. Например, Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н. А. Римского-Корсакова с момента основания Харбинской в 2015 году, регулярно отправляет в Китай не только коллективы студентов, но и преподавательские составы для работы с китайской аудиторией.

Таким образом, в китайском музыкальном образовании присутствуют как российский культурный компонент, так и педагогические практики, характерные для нашей страны. При этом, все вышеперечисленное является достаточно востребованным и имеет прикладное значение в процессе построения модернизированной системы музыкального образования Китая.

О возрастающей ценности эстетического и, в частности, музыкального образования, говорят сами китайские исследователи, отмечая солидный исторический контекст российской культуры и педагогических традиций в КНР. Во второй половине XX века советские педагоги существенно продвинули китайскую фортепианную школу, обогатив ее имевшимся на тот момент у СССР опытом передовых систем преподавания [6, С. 106], [3, С. 22].

Инициатива Китая также заключалась в отправке молодых музыкантов и будущих учителей музыки в консерватории Москвы и Санкт-Петербурга для повышения квалификации. Советские учебники же активно переводились на китайский язык с целью их дальнейшего использования в образовательных процессах. Одной из педагогических программ, получивших широкое распространение в обеих странах, стала методика преподавания музыкальных дисциплин за авторством профессора Московской консерватории Дмитрия Кабалевского. Некоторые ее аспекты по сей день актуальны для китайских педагогических музыкальных практик [2, С. 175].

При этом, вплоть до начала XXI века, музыкальный компонент в китайской системе народного образования не был столь значительным, как сегодня, в 2021 году. И в постепенном росте его влияния сыграл роль и культурный обмен с Россией. С началом нового тысячелетия, в 2001 году, власти Китая реализовали процесс масштабной реорганизации, существующей в стране народной образовательной системы, что не обошло стороной и музыкальное направление, стандарты которого были осовременены не без учета опыта, имеющегося в этом вопросе у России [3, С. 81].

Отмеченное выше направление обучения не имеет такой богатой многовековой истории, как российское, а потому, обращение к последнему с целью заимствования педагогических практик и опыта преследует сразу две цели. Во-первых, возможность приобщиться к теории, истории и богатому фонду российской музыки как к части еще более обширной европейской музыкальной культуры. Во-вторых, возможность развития китайского музыкального образования в соответствии с современными тенденциями, но без потери национального компонента, который также является важной частью музыкального образования в России.

Таким образом, обращение Китая к педагогическому опыту России и влияние нашего государства на образовательные процессы в нем, сделало изучение теории и практики музыкальной деятельности в обоих государствах сходным в некоторых ключевых моментах. Среди них можно выделить как высокую значимость национального компонента, так и интерес к изучению европейских культурных ценностей.

Еще одним результатом влияния российского музыкального педагогического образования на аналогичную систему в Китае можно назвать расширение последней. Сами китайские эксперты признают, что вплоть до начала XXI века музыкальное образование в стране носило сильно ограниченный характер, что способствовало неравномерному развитию различных его отраслей [6, С. 105]. Так, например, если обучение традиционному вокалу или игре на шелковых, бамбуковых и др. народных музыкальных инструментах еще способно было удовлетворять запросы общества, то обучение игре на фортепиано, гитаре или, например, эстрадному вокалу, под влиянием западной и европейских культур становилось все более востребованным и нуждалось в некоторых реформациях. Заимствование культурного опыта России в этом вопросе помогло Китаю существенно расширить количество отраслей музыкального образования, существующих на сегодняшний день в стране.

Причем рост потребности Китайского общества, приводивший к необходимости культурного взаимодействия между странами, обусловлен, в большей степени, экономическими и социальными причинами. Так, повысившийся уровень жизни в стране привел к тому, что молодые люди стали все больше интересоваться культурно-педагогическими образовательными направлениями, а налаженный механизм взаимодействия с советской образовательной системой был изменен согласно современным реалиям и успешно применен для заимствования российского педагогического опыта в сфере музыкального образования.

Российские педагоги, отправлявшиеся в передовые Китайские консерватории и колледжи, включались не только в учебный, но и во многие организационные процессы, помогая, в том числе, в создании программ обучения и планов отдельных дисциплин. Глобально их деятельность отразилась и на создании многоотраслевой и многоуровневой музыкальной образовательной системы, в которой был нивелирован пробел между начальным и высшим музыкальным образованием.

С гуманитарной же точки зрения российский образовательный опыт помог системе китайского музыкального образования утвердить в центре всего процесса личность, а главной целью стало ее дальнейшее профессиональное и творческое развитие. В педагогическом образовании нашей страны гуманитарные ценности являются одними из наиболее значимых, да и в целом педагоги выполняют важные общественные задачи гуманистического характера. В Китае же понимание педагога несколько иное – он не тот, кто учит, а тот, кто знает. Именно знание, в силу традиций, включающих религиозные и философские начала, являлось первичным для личности учителя (сенсея). Однако, со временем, в том числе и благодаря преемственности в российско-китайских образовательных процессах, данное понимание стало меняться в сторону педагога как специалиста, передающего опыт, знания и навыки. Таким образом, центральной категорией для педагогического музыкального образования Китая, отчасти благодаря взаимодействию с опытом нашей страны по подготовке педагогов-музыкантов, становится ученик, а главной целью работы учителя музыки – развитие у него творческих навыков и желания учиться и достигать профессионального совершенства.

Подтверждением этому служит система известного в Китае педагога Чжу Гун-и, включающая индивидуальный подход к развитию музыкальной стороны личности каждого человека. Отметим, что для воспитания в ученике уникального восприятия музыки и развития художественного вкуса, как в Китае, так и в России используют ряд универсальных методов, наиболее значимым среди которых является полихудожественный. Он заключается в поиске связей между различными родами искусства и демонстрации музыки в единстве с поэзией или живописью. Так педагог получает возможность влиять на наглядно-образную сторону мышления человека. В Китае начало применения данной методики обусловлено почерпнутым от российских педагогов опытом и относится к 2000-м годам.

При этом необходимо отметить, что, в целом, методика обучения во многих музыкальных образовательных учреждениях Китая также сходна с применяемой в аналогичных учебных заведениях России и основана на использовании совокупности научных изданий и творческого наследия композиторов, с той лишь разницей, что в России существует гораздо больше научно-методических изданий, собранных за многие годы развития музыкального образования. В Китае же наблюдается недостаток стандартизированных учебных и научных изданий, что связано, в первую очередь, с менее длительным периодом популярности среди населения страны музыкального образования. Иногда в качестве научной основы обучения, как отмечают китайские исследователи, могут быть взяты конспекты лекций и научные заметки, сделанные непосредственно преподавателем какой-либо дисциплины.

Для нейтрализации научно-методического пробела китайская сторона также обращалась к опыту нашей страны, заимствуя и перерабатывая некоторые педагогические концепции, отраженные в трудах российских и советских педагогов. Так, исследователь процессов становления европейской методики музыкального образования Лю Минхуэй одной из ключевых задач своей научно-методической работы видел межкультурное взаимодействие со странами Европы, в том числе и с Россией [1, С. 7].

Еще один китайский исследователь Фань Цзуинь, в процессе разработки методики по включению в музыкальное образование Китая блока, связанного с изучением «национального стиля гармонии», также обращается к Российскому опыту организации внутренней структуры учебников и учебных пособий, посвященной обозначенной части музыкального знания. При этом автор отмечает, что формулируемая им методическая система также обязана учитывать и все своеобразие Китайской музыкальной образовательной системы [4, С. 11].

Некоторые научные труды российских авторов, лежащие в основе учебного процесса в российских музыкальных учебных заведениях, были переведены на китайский язык и успешно внедрены в систему музыкального образования. Например, одним из таких является фундаментальный для российских университетов и колледжей труд
Н. А. Римского-Корсакова «Практический учебник гармонии» [5, С. 15]. В Китае его перевод также активно используется в образовательном процессе как для обучения русской и европейской музыкальным традициям, так и в процессе изучения такой универсальной дисциплины, как Гармония.

Что касается преподавания русской классической музыки, то в учебных программах, реализуемых в Китайских музыкальных учебных заведениях, наблюдается тенденция к доминированию теоретической части обучения над практической, что приводит к развитию музыкального кругозора обучающегося и пониманию важности музыки как части культурного института общества, но также к нехватке практического опыта выступлений у студентов. Чтобы компенсировать подобные пробелы в Китае по-прежнему работают над совершенствованием системы преподавания и разработки учебных программ, в том числе и по данному направлению подготовки учеников, что также предполагает обмен опытом между двумя странами.

Китайско-российское педагогическое взаимодействие способствует также повышению уровня профессиональной подготовки профессорско-преподавательского состава китайских музыкальных консерваторий и колледжей. Китай в этом вопросе активно сотрудничает с Россией, и именно наша страна во многом способствует распространению там передовых европейских практик музыкального образования. 

Заключение

Подводя итоги, отметим, что система музыкального образования в Китае стала усиленно развиваться лишь с началом XXI века и возникновением в китайском обществе соответствующих потребностей в обучении различным искусствам. Она уступала как с практический, так и с научно-методической точек зрения многовековой, а потому и более развитой системе музыкального образования, существующей в России. Одним из способов заполнить пробелы, оказавшимся, как покажет практика, весьма действенным, стал культурный обмен педагогическим опытом. В Китай отправились российские педагоги, в частности, из консерваторий Москвы и Санкт-Петербурга, а в Россию приехали китайские студенты – будущие музыкальные педагоги и музыканты.

Влияние российского музыкального педагогического образования положительно сказалось на развитии отрасли музыкальной педагогики Китая. А именно, китайскими коллегами были почерпнуты наиболее передовые эффективные педагогические практики и механизмы работы с учениками, на китайский язык переведены фундаментальные для системы музыкального образования России и СССР учебники, расширена сама система музыкального образования, в том числе и за счет преподавания в колледжах и консерваториях Китая русской классической музыки. Нельзя не упомянуть и преемственность гуманистического начала в образовании, ставящего во главу всего процесса личность ученика.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Лю Минхуэй. Педагогические условия освоения студентами КНР творчества русских композиторов в контексте профессиональной музыкально-исторической подготовки педагога-музыканта / Лю Минхуэй: дис. … канд. пед. наук: 13.00.08. – М. 2017. – 226 с.
  2. Тагильцева Н.Г. Приобщение к российской музыкальной культуре как элемент подготовки учителей музыки в Китае / Н.Г/ Тагильцева, В. Бодун // Образование и наука. – 2016. – № 1. – С.169-179.
  3. Хань Мо. Традиции российской фортепианной педагогики в контексте совершенствования профессиональной подготовки китайских учащихся-пианистов / Хань Мо: дис. … кандидата педагогических наук : 13.00.02. – М. 2019. – 183 с.
  4. 樊祖荫 «中国五声性调式和声的理论与方法» 上海音乐出版.
  5. 里姆斯基.克萨科夫 张洪岛译 和声学实用教程北京人民音乐出版社.
  6. Хуан Сяньюй. Музыковедческие особенности музыкальной культурыси музыкального образования в Китае и России / Хуан Сяньюй // Теория и практика общего развития. – 2015. – № 2. – С. 105-107.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Lyu Minhuej. Pedagogicheskie usloviya osvoeniya studentami KNR tvorchestva russkih kompozitorov v kontekste professional’noj muzykal’no-istoricheskoj podgotovki pedagoga-muzykanta [Pedagogical conditions for the development of the creativity of Russian composers by students of the PRC in the context of professional musical and historical training of a teacher-musician] / Lyu Minhuej // dis.: 13.00.08. – Ii. 2017. – 226 p. [in Russian]
  2. Tagil’ceva N.G. Priobshchenie k rossijskoj muzykal’noj kul’ture kak element podgotovki uchitelej muzyki v Kitae [Introduction to Russian musical culture as an element of music teacher training in China] / N.G. Tagil’ceva // Education and science. – 2016. – No. 1. – Р.169-179. [in Russian]
  3. Han’ Mo. Tradicii rossijskoj fortepiannoj pedagogiki v kontekste sovershenstvovaniya professional’noj podgotovki kitajskih uchashchihsya-pianistov [Traditions of Russian piano pedagogy in the context of improving the professional training of Chinese piano students] / Han’ Mo // diss. … Candidate of Pedagogical Sciences : 13.00.02. – M. 2019. – 183 p. [in Russian]
  4. Fan Czuin’. Theory and methods of Chinese modal pentatonic harmony / Fan Czuin’ // Shanghai Music Publishing House. 2003. – 306 р. [in Chinese]
  5. Rimskij-Korsakov N. A. Practical textbook of harmony. Translated from Russian by Zhang Hongbao / N. A. Rimskij-Korsakov // Beijing People’s Music Publishing House. 1955. – 155 р. [in Chinese]
  6. Huan Syan’yuj. Muzykovedcheskie osobennosti muzykal’noj kul’turysi muzykal’nogo obrazovaniya v Kitae i Rossii [Musicological features of musical culture of music education in China and Russia] / Huan Syan’yuj // Theory and practice of general development. – 2015. – No. 2. – Р. 105-107. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.