Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.9.111.048

Download PDF ( ) Pages: 79-85 Issue: № 9 (111) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Chernysheva E.N. et al. "THE SEVERITY OF UNDIFFERENTIATED CONNECTIVE TISSUE DISEASE AS A RISK FACTOR FOR DEPRESSION IN PATIENTS WITH ACUTE CORONARY SYNDROME". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 9 (111) Part 2, (2021): 79. Thu. 23. Sep. 2021.
Chernysheva, E.N., & Sultanova, O.E., & Kuzmichev, B.Yu., & Prokopenko, N.A., & (2021). STEPENY TYAGHESTI NEDIFFERENCIROVANNOY DISPLAZII SOEDINITELYNOY TKANI KAK FAKTOR RISKA RAZVITIYA DEPRESSII U PACIENTOV S OSTRYM KORONARNYM SINDROMOM [THE SEVERITY OF UNDIFFERENTIATED CONNECTIVE TISSUE DISEASE AS A RISK FACTOR FOR DEPRESSION IN PATIENTS WITH ACUTE CORONARY SYNDROME]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 9 (111) Part 2, 79-85. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.9.111.048
Chernysheva E. N. THE SEVERITY OF UNDIFFERENTIATED CONNECTIVE TISSUE DISEASE AS A RISK FACTOR FOR DEPRESSION IN PATIENTS WITH ACUTE CORONARY SYNDROME / E. N. Chernysheva, O. E. Sultanova, B. Yu. Kuzmichev и др. // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 9 (111) Part 2. — С. 79—85. doi: 10.23670/IRJ.2021.9.111.048

Import


THE SEVERITY OF UNDIFFERENTIATED CONNECTIVE TISSUE DISEASE AS A RISK FACTOR FOR DEPRESSION IN PATIENTS WITH ACUTE CORONARY SYNDROME

СТЕПЕНЬ ТЯЖЕСТИ НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЙ ДИСПЛАЗИИ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ
КАК ФАКТОР РИСКА РАЗВИТИЯ ДЕПРЕССИИ У ПАЦИЕНТОВ
С ОСТРЫМ КОРОНАРНЫМ СИНДРОМОМ

Научная статья

Чернышева Е.Н.1, Султанова О.Э.2, Кузьмичев Б.Ю.3, Прокопенко Н.А.4

1, 3, 4 Астраханский государственный медицинский университет Минздрава России, Астрахань, Россия;

2 Медицинский центр «МедЛайн», Астрахань, Россия

* Корреспондирующий автор (Zha6752[at]yandex.ru)

Аннотация

Для изучения частоты встречаемости депрессии и оценки степени тяжести недифференцированной дисплазии соединительной ткани (НДСТ) как фактора риска развития депрессии у пациентов с острым коронарным синдромом (ОКС) на фоне синдрома недифференцированной дисплазии соединительной ткани (СНДСТ) нами был обследован 241 пациент в возрасте от 35 до 65 лет, поступивший на стационарное лечение в ГБУЗ АО ГКБ №3 имени С.М. Кирова и в РСЦ АМОКБ в 2018 – 2019 гг. В первую группу исследуемых было включено113 пациентов с диагнозом ОКС в сочетании с СНДСТ, во вторую группу – 128 пациентов с ОКС без данного синдрома. Было выявлено наличие ассоциации увеличения частоты встречаемости пациентов с депрессией при 3 степени тяжести СНДСТ, как в группе пациентов с СНДСТ без ОКС, так и более выраженное при ОКС на фоне СНДСТ, что подтверждалось увеличением частоты встречаемости депрессии в подгруппах пациентов с 3 степенью тяжести СНДСТ, повышением абсолютного и относительного риска, отношения шансов развития депрессии в подгруппах пациентов с 3 степенью тяжести СНДСТ при ОКС на фоне СНДСТ по сравнению с подгруппами пациентов с СНДСТ без ОКС. Таким образом, как вторая, так и в большей мере третья степень тяжести СНДСТ выступает в качестве фактора риска развития депрессии при СНДСТ как при мононозологии, так и у пациентов с ОКС на фоне СНДСТ.

Ключевые слова: недифференцированная дисплазия соединительной ткани, острый коронарный синдром, депрессия, фактор риска.

THE SEVERITY OF UNDIFFERENTIATED CONNECTIVE TISSUE DISEASE AS A RISK FACTOR
FOR DEPRESSION IN PATIENTS WITH ACUTE CORONARY SYNDROME

Research article

Chernysheva E.N.1, Sultanova O.E.2, Kuzmichev B.Yu.3, Prokopenko N.A.4

1, 3, 4 Astrakhan State Medical University, Astrakhan, Russia;

2 Medical center “MedLine”, Astrakhan, Russia

* Корреспондирующий автор (Zha6752[at]yandex.ru)

Abstract

To study the incidence of depression and to assess the severity of undifferentiated connective tissue disease as a risk factor for depression in patients with acute coronary syndrome (ACS) against the background of undifferentiated connective tissue disease, the study involved 241 patients aged 35 to 65 years who were admitted for inpatient treatment at the State Medical Institution of S. M. Kirov State Clinical Hospital No. 3 and at the Regional Vascular Center of the Alexandro-Mariinskyregional Clinic Hospital in the period from 2018 to 2019. The first group of subjects included 113 patients diagnosed with ACS in combination with undifferentiated connective tissue disease, the second group included 128 patients with ACS without this syndrome. There was an association of an increase in the frequency of occurrence of patients with depression at grade 3 of UCTD, both in the group of patients with UCTD without ACS, and more pronounced in ACS against the background of UCTD, which was confirmed by an increase in the frequency of depression in subgroups of patients with grade 3 of UCTD, an increase in absolute and relative risk, the ratio of chances of depression in subgroups of patients with grade 3 of UCTD with ACS against the background of UCTD compared with subgroups of patients with UCTD without ACS. The study concludes that both the second and, to a greater extent, the third degree of severity of UCTD acts as a risk factor for the development of depression in UCTD both in cases of one single disease and in patients with ACS on the background of UCTD.

Keywords: undifferentiated connective tissue disease, acute coronary syndrome, depression, risk factor.

Актуальность

Несмотря на то, что не прекращается поиск факторов риска развития сердечно-сосудистой патологии в России ежегодно наблюдается существенный прирост заболеваемости и смертности населения от данных заболеваний. Всемирная организация здравоохранения опубликовала информацию о том, что только за 2019 год от ССЗ умерло 17,5 млн. человек, что составило 30% всех случаев летальности в мире. Эксперты Европейского общества кардиологов–IbanezB и соавторы в 2018 году опубликовали данные о том, что летальность у пациентов с ОКС и подъёмом сегмента ST варьировала от 4-12% в течение первого года.

По данным независимого Российского Регистра «РЕКОРД-3» (2018г.) частота случаев летальности в течение года от момента возникновения ОКС составляла 15,8 % и госпитальная летальность оставалась высокой [14], [17]. За последние пятнадцать лет ОКС чаще развивался у пациентов трудоспособного возраста (35 – 65 лет) и имел неблагоприятный прогноз [2], [3], [10], [14]. В современной кардиологии и медицине в целом, острый коронарный синдром (ОКС) остается одной из острых проблем, так как не смотря на постоянное совершенствование диагностики и медикаментозной терапии все чаще возникает у пациентов молодого возраста и прогноз, по на сегодняшний день, остается не благоприятным [13], [16].

Учитывая тот факт, что в патогенезе атеросклероза одну из ведущих ролей играет вовлеченность структур соединительной ткани, как компонента сосудистой стенки, атеросклеротической бляшки, важное значение при стратификации «групп риска» приобретает определение проявлений дисплазии соединительной ткани. В человеческом организме соединительная ткань выполняет ряд незаменимых функций: формирование каркаса органов и тканей, поддержание водно-солевого равновесия, участие в онто- и органогенезе, в формировании иммунологической защиты организма, агрегации тромбоцитов. Именно поэтому, патология любого органа связана, прежде всего, с несовершенством соединительной ткани. Недифференцированная дисплазия соединительной ткани (СНДСТ) – это изменения структуры ткани, фенотипические и клинические проявления при которых, с одной стороны, свидетельствуют о наличии соединительнотканного дефекта, а с другой стороны не укладываются ни в один из известных генетически обусловленных синдромов мезенхимальной недостаточности [1], [5], [9], [26]. Результаты ряда исследований подтвердили тот факт, что наличие СНДСТ может приводить к более раннему появлению и прогрессированию патологии сердца и сосудов за счет анатомических и структурных изменений коронарных сосудов [1], [2]. Кроме этого, у пациентов с ОКС и СНДСТ имеет место активация тромбопоэза и изменения морфофункционального состояния тромбоцитов [4]. Ряд авторов в своих работах выявили, что у лиц с ишемической болезнью сердца признаки соединительнотканной несостоятельности встречаются достаточно часто [1].

Очень часто ИБС и другие заболевания сердечно – сосудистой системы сочетаются с психическими расстройствами. Пристальное внимание уделяется аффективным расстройствам: тревоге и, особенно, депрессии [7]. Депрессия – аффективное расстройство, которое характеризуется подавленным настроением, негативнойо ценкой себя, своего положения в окружающей действительности, прошедших событий и будущего, снижением побуждений к деятельности [15], [23]. По данным экспертов ВОЗ, к 2030 г. депрессия выйдет на лидирующие позиции среди заболеваний, сопровождающихся сокращением продолжительности жизни [25]. Рядом исследователей было установлено, что у пациентов с симптоматикой депрессивного расстройства в 1,5-4,5 раза выше риск заболеть ИМ, чем при ее отсутствии [19]. Чапала Т.В. в своём исследовании подтвердила факт широкой распространенности депрессии у больных сердечно-сосудистыми заболеваниями (Чапала Татьяна Владимировна, кандидат психологических наук, доцент ФГБОУ ВПО «Тольяттинский государственный университет», г. Тольятти).

Ишемическая болезнь сердца, которая лежит в основе развития ОКС, часто сочетается с расстройствами настроения: частота встречаемости депрессий у таких пациентов от 18% до 65% [22]. Как утверждают многие исследователи, наличие депрессии ухудшает качество жизни и прогноз у пациентов c ИБС, это причина возможного развития острого коронарного события у здоровых людей [7].

Было установлено, что в течение 12 месяцев после ИМ около 30% пациентов имеют «тревожную депрессию», которая приводит к увеличению риска смерти после коронарного события в 2 раза, а также негативно влияет на течение основного заболевания и увеличивает частоту госпитализаций [18], [24]. Депрессия часто имеет место у пациентов с сердечной недостаточностью [20], артериальной гипертонией, фибрилляцией предсердий [21].

На основании вышеизложенного, депрессия играет значительную роль в развитии и прогрессировании заболеваний сердечно – сосудистой системы. Таким образом, оценка риска развития депрессии у пациентов с ОКС является актуальной проблемой современной кардиологии и требует проведения соответствующих исследований.

Цель исследования: изучить частоту встречаемости депрессии и оценить степень тяжести недифференцированной дисплазии соединительной ткани как фактора риска развития данного состояния у пациентов с острым коронарным синдромом на фоне недифференцированной дисплазии соединительной ткани.

Материалы и методы

Проведение данного клинического исследования было одобрено Региональным независимым этическим комитетом. Клинический материал для данного исследования был собран в ПСО городской клинической больницы №3 имени С.М. Кирова и в региональном сосудистом центре Александро-Мариинской областной клинической больницы города Астрахань в 2018 – 2019 гг. На условиях добровольного информированного согласия в исследование нами был включен 241 пациент в возрасте от 35 до 65 лет, находившийся на стационарном лечении. Пациенты поступали в палату интенсивной терапии по службе скорой медицинской помощи с ОКС в сроки от 60 минут до 24 часов (более поздние сроки госпитализации в исследование не входили). В дальнейшем, диагностика инфаркта миокарда (ИМ) и нестабильной стенокардии (НС) была основана на национальных рекомендациях РКО.

Первую группу составили 113 пациентов с ОКС в сочетании с СНДСТ: 62% мужчин и 38% женщин. Вторая группа представлена 128 пациентами с ОКС без СНДСТ: 67% мужчин и 33% женщин. Для оценки вклада непосредственно НДСТ в развитии депрессии нами была сформирована третья группа исследуемых, в которую вошел 81 пациент с дсплазией без признаков сердечно – сосудистой патологии, они являлись донорами и проходили обследование перед сдачей крови на Областной станции переливании крови. Все пациенты исследуемых групп были сопоставимы по возрасту и гендерным различиям.

Всем исследуемым определялись: общий анализ крови и мочи; биохимические показатели крови (креатинин, мочевина, АЛТ, АСТ, липидный спектр, глюкоза); содержание микроэлементов (Mg, K, Ca); маркеры некроза миокарда (количественное определение тропонина I, МВ – фракции креатинфосфокиназы); коагулограмма и инструментальные исследования: ЭКГ в 12 стандартных отведениях на аппарате фирмы «Siemens», холтеровское мониторирование ритма сердца на аппарате MicrovitMT – 101 и программы анализа MT – 200 фирмы «Schiller» (Щвейцария), эхокардиоскопия на аппарате фирмы «Toshiba» (Япония), селективная коронароангиография на аппарате фирмы «Philips» (Япония).

Клинически дисплазия соединительной ткани и степень ее выраженности были оценены в баллах индивидуально у каждого пациента с помощью анкеты Елыкомова В.А. и Копылова А.Н. [6], с учетом национальных рекомендаций по диагностике и лечению наследственных нарушений соединительной ткани [11], [12], лабораторная диагностика была основана на определении уровня антител человека к коллагенам II и III типа методом ИФА – оксипролин в сыворотки крови, с использованием набора фирмы «Иммунотэкс», г. Ставрополь.

Наличие депрессии и её уровень верифицировали с помощью шкалы депрессии Т.И.Балашовой (Шкала сниженного настроения – субдепрессии ШСНС). Истинное депрессивное состояние диагностировалось при уровне депрессии более 70 баллов.

Для сравнения качественных данных применялся непараметрический критерий – χ2 Пирсона. С целью расчета риска развития депрессии в зависимости от степени тяжести СНДСТ рассчитывали: абсолютный риск, относительный риск, отношение шансов, значение 95% доверительного интервала (ДИ). Различия считались достоверными при значении p<0,05. 

Результаты и их обсуждение

Первым этапом нашего исследования было изучение частоты встречаемости депрессии у пациентов с ОКС на фоне СНДСТ в сравнительном аспекте с группой пациентов, имеющих только дисплазию соединительной ткани.

По данным таблицы 1, в группе пациентов с ОКС на фоне СНДСТ было выявлено статистически значимое превалирование количества пациентов с депрессией по сравнению с группой пациентов с СНДСТ (p<0,001).

 

Таблица 1 – Частота встречаемости депрессии у пациентов с СНДСТ и с ОКС на фоне СНДСТ

СНДСТ,

n = 81

ОКС на фоне СНДСТ,

N= 139

Нет депрессии Есть депрессия Нет депрессии Есть депрессия
70 (86,4%) 11 (13,6%)

χ2=30,44; df=1; p1<0,001

64 (46,1%)

χ2=8,10; df=1; p2=0,004

75 (53,9%)

χ2=0,58; df=1; p1=0,045.

χ2=16,98; df=1; p2<0,001

Примечание: р1 – уровень статистической значимости различий в группе пациентов с СНДСТ с депрессией и без депрессии, и в группе пациентов с ОКС на фоне СНДСТ с депрессией и без депрессии; р2 – уровень статистической значимости различий между группами пациентов с СНДСТ и с ОКС на фоне СНДСТ с депрессией и без депрессии

На следующем этапе нами было изучена частота встречаемости депрессии у пациентов с СНДСТ в зависимости от степени тяжести дисплазии соединительной ткани.

Как видно из таблицы 2, при 3 степени тяжести СНДСТ было выявлено статистически незначимое увеличение количества пациентов с депрессией по сравнению со 2 степенью тяжести (p=0,485).

 

Таблица 2 – Частота встречаемости депрессии у пациентов с СНДСТ в зависимости от степени тяжести дисплазии

2 степень тяжести СНДСТ

n=35

3 степень тяжести СНДСТ

n=31

Нет депрессии Есть депрессия Нет депрессии Есть депрессия
31 (88,6%) 4 (11,4%)

χ2 с п. Йетса=13,26; df=1; p1<0,001

24 (77,4%)

χ2 = 0,13; df=1; p2=0,714

7 (22,6%)

χ2 с п. Йетса=5,35; df=1; p1=0,021;

χ2 с п. Йетса=0,49; df=1; p2=0,485

Примечание: р1 – уровень статистической значимости различий в группе пациентов со 2 степенью тяжести СНДСТ с депрессией и без депрессии, и в группе пациентов с 3 степенью тяжести СНДСТ с депрессией и без депрессии; р2 – уровень статистической значимости различий между группами пациентов со 2 степенью тяжести СНДСТ и 3 степенью тяжести СНДСТ с депрессией и без депрессии

 

Далее мы изучили частоту встречаемости депрессии у пациентов с ОКС на фоне СНДСТ в зависимости от степени тяжести дисплазии (таблица 3).

 

Таблица 3 – Частота встречаемости депрессии у пациентов с ОКС на фоне СНДСТ
в зависимости от степени тяжести дисплазии

ОКС на фоне СНДСТ
2 степень тяжести СНДСТ

n=67

3 степень тяжести СНДСТ
n=51
Нет депрессии Есть депрессия Нет депрессии Есть депрессия
41 (61,2%) 26 (38,8%)

χ2=2,25; df=1; p1=0,134

3 (5,9%)

χ2 с п. Йетса= 17,51; df=1; p2<0,001

48 (94,1%)

χ2 с п. Йетса=27,08; df=1; p1<0,001;

χ2=8,53; df=1; p2=0,004

Примечание: р1 – уровень статистической значимости различий в группе пациентов со 2 степенью тяжести СНДСТ с депрессией и без депрессии, и в группе пациентов с 3 степенью тяжести СНДСТ с депрессией и без депрессии; р2 – уровень статистической значимости различий между группами пациентов со2 степенью тяжести СНДСТ и 3 степенью тяжести СНДСТ с депрессией и без депрессии

По данным таблицы 3, в группе пациентов с 3 степенью тяжести СНДСТ нами было выявлено статистически значимое увеличение количества пациентов с депрессией по сравнению с группой пациентов с депрессией при 2 степени тяжести СНДСТ (p=0,004).

Далее нами был проведен расчет рисков развития депрессии у всех обследуемых пациентов в зависимости от степени тяжести дисплазии. В группе пациентов с СНДСТ: абсолютный̆ риск развития депрессии у пациентов в группе с СНДСТ при 3 степени тяжести составил 0,16 (16%), в группе пациентов с СНДСТ при 2 степени тяжести – 0,06 (6%). Повышение абсолютного риска развития депрессии в группе пациентов с СНДСТ при 3 степени тяжести составило 0,05 [95% ДИ -0,168;0,262] (5%). Значение ДИ, менее 0, указывает на отсутствие статистически значимого увеличения абсолютного риска депрессии в группе пациентов с СНДСТ при 3 степени тяжести дисплазии соединительной ткани. Значение относительного риска развития депрессии в группе пациентов с СНДСТ при 3 степени тяжести относительно группы пациентов с СНДСТ при 2 степени тяжести составило 1,41 [95 % ДИ 1,14; 3,11]. Значение данного риска свидетельствует о наличии прямой связи между степенью тяжести дисплазии и вероятностью развития депрессии. Также, на статистически значимое увеличение риска развития депрессии в группе пациентов с СНДСТ при 3 степени тяжести указывало значение ДИ и значение относительного риска более 1. Отношение шансов развития депрессии в группе пациентов с СНДСТ при 3 степени тяжести относительно группы пациентов с СНДСТ при 2 степени тяжести составило 1,49 [95 % ДИ 0,52; 1,85]. То есть, было выявлено статистически значимое увеличение риска развития депрессии при 3 степени тяжести СНДСТ.

В группе пациентов с ОКС на фоне СНДСТ: абсолютный̆ риск развития депрессии у пациентов при 3 степени тяжести дисплазии составил 0,94 (94%), в группе пациентов при 2 степени тяжести – 0,39 (39%). Повышение абсолютного риска развития депрессии составило 0,55 [95% ДИ 0,35; 0,76] (55%) и было статистически значимым. Значение относительного риска развития депрессии у пациентов при 3 степени тяжести относительно группы пациентов при 2 степени тяжести дисплазии составило 2,43 [95% ДИ 1,98; 2,55]. Значение данного риска свидетельствует о наличии прямой связи между степенью тяжести дисплазии соединительной ткани и вероятностью развития депрессии. Значение ДИ более 1 и повышение относительного риска больше 1 (а именно – 1,43), также указывает на статистически значимое увеличение риска развития депрессии в группе пациентов при 3 степени тяжести дисплазии. Отношение шансов развития депрессии у пациентов при 3 степени тяжести относительно группы пациентов при 2 степени тяжести дисплазии составило 25,23 [95% ДИ 10,84; 30,99], (ДИ более 1). Таким образом, было установлено статистически значимое увеличение риска развития депрессии при ОКС на фоне СНДСТ при 3 степени тяжести дисплазии.

При сравнении группы пациентов с СНДСТ и ОКС на фоне СНДСТ: абсолютный̆ риск развития депрессии у пациентов с ОКС на фоне СНДСТ составил 0,54 (54%), а в группе пациентов с СНДСТ – 0,11 (11%). Повышение абсолютного риска развития депрессии составило 0,43 [95 % ДИ 0,15; 0,70]. Различия по изучаемому признаку следует считать статистически значимыми вследствие того, что ДИ не включает 0. Значение относительного риска развития депрессии в группе пациентов с ОКС на фоне СНДСТ относительно группы пациентов с СНДСТ составило 4,86 [95 % ДИ 3,69; 6,02]. Данный̆ риск является высоким вследствие того, что превышает 2,5. Так как ДИ больше 1 и повышение относительного риска больше 1 (а именно – 3,86), то это указывает на статистически значимое увеличение риска развития депрессии у пациентов с ОКС на фоне СНДСТ. Отношение шансов развития депрессии в группе пациентов с ОКС на фоне СНДСТ относительно группы пациентов с СНДСТ составило 9,38 [95% ДИ 6,87; 12,35]. Исходя из этого, в ходе исследования установлено статистически значимое увеличение риска развития депрессии при ОКС на фоне СНДСТ по сравнению с группой̆ пациентов только с дисплазией соединительной ткани.

Таким образом, выявлена ассоциация увеличения риска развития депрессии в зависимости от степени тяжести дисплазии соединительной ткани. Кроме того, было установлено увеличение абсолютного и относительного риска, а также увеличение отношения шансов развития депрессии при ОКС на фоне СНДСТ по сравнению с группой̆ пациентов, имеющих только дисплазию соединительной ткани.

Дискутируя по этому вопросу, хочется отметить, что полученные нами результаты совпадают с данными большинства исследований – ОКС приводит к развитию депрессивного расстройства [6], [7], [19], [20], и получили абсолютно новые данные о том, что дисплазия соединительной ткани и степень её выраженности являются независимыми факторами риска развития депрессии у пациентов с ОКС.

Заключение

В результате проведенного исследования установлено наличие ассоциации увеличения риска развития депрессии у пациентов при 3 степени тяжести дисплазии соединительной ткани, как в группе пациентов с СНДСТ так и более выраженное при ОКС на фоне СНДСТ, что подтверждалось увеличением частоты депрессии в группах пациентов с 3 степенью тяжести дисплазии, повышением абсолютного и относительного риска, отношения шансов развития депрессии в подгруппах пациентов с 3 степенью тяжести дисплазии соединительной ткани при ОКС на фоне СНДСТ по сравнению с группой пациентов с СНДСТ в качестве мононозологии.

Таким образом, как вторая, так и в большей мере третья степень тяжести дисплазии соединительной ткани выступают в качестве фактора риска развития депрессии при дисплазии соединительной ткани как при мононозологии, так и у пациентов с ОКС на фоне СНДСТ.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Аксенов, С.И. Структурные изменения коронарных сосудов у пациентов с дисплазией соединительной ткани (кросс-секционное наблюдение) / С. И. Аксенов Е.А. Лялюкова, Г. И. Нечаева и др. // Лечащий врач. – 2016. – №2. – С. 27 – 30.
  2. Андреенко, Е.Ю. Ишемическая болезнь сердца у лиц молодого возраста: распространенность и сердечно-сосудистые факторы риска / Е.Ю. Андреенко, И.С. Явелов, М.М. Лукьянов и др. // Кардиологи. – 2018. – Т. 58, №11. – С. 24 – 34.
  3. Барбаш, О. Л. Особенности клинического течения и стационарного этапа лечения пациентов с острым коронарным синдромом с подъемом сегмента ST в зависимости от пола (по данным Российского Регистра Острого коронарного синдрома «Рекорд-3» / О. Л. Барбаш [и др.] // Российский кардиологический журнал. – 2017. – №6 (146). – С. 122–131.
  4. Васина, Л.В. Эндотелиальная дисфункция и ее основные маркеры / Л. В. Васина, Н.Н. Петрищев, Т.Д. Власов // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. – 2017. – Т. 16, № 1. – С.4 – 15.
  5. Друк, И. В. Состояние коронарных артерий при дисплазиях соединительной ткани / Г. И. Нечаева, В.В. Кузнецова // Казанский медицинский журнал. – 2007. – Т. 88, № 5, приложение. – С. 30 – 32.
  6. Иванченко, Д.Н. Депрессивные расстройства у больных сердечно – сосудистыми заболеваниями: влияние на прогноз / Д.Н. Иванченко, Н.П. Дорофеева, С.В. Шлык // Ростовский государственный медицинский университет. Ростов на Дону. – 2015.
  7. Лебедев, А.В. Депрессия, тревога и инфаркт миокарда: все только начинается / А.В. Лебедев, Ю.А. Васюк // Рацион. фармакотерапия в кардиол. – 2007. – 3, № 4.- С.39-45.
  8. Мадиева, М.Р. Клинико-эпидемиологическое значение синдрома дисплазии соединительной ткани в формировании врожденных пороков сердца / М.Р. Мадиева, Т.Х. Рымбаева // Наука и Здравоохранения. – 2017. – №4. – С.94 – 112.
  9. Мирошникова, Е.П. Особенности течения и лечения инфаркта миокарда у больных с признаками дисплазии соединительной ткани : автореф. дис. На соискание научной степени кандидата медицинских наук (2020) / Елизавета Петровна Мирошникова: Крымский Федеральный университет имени В.И. Вернадского. – Симферополь, 2020. – 148с.
  10. Оганов, Р. Г. Сосудистая коморбидность: общие подходы к профилактике и лечению / Р. Г. Оганов // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. – 2015. Т.11, №1. – С. 4 – 7.
  11. Округин, С. А. Программа ВОЗ «Регистр острого инфаркта миокарда»: эпидемиологический мониторинг острых коронарных катастроф / С. А. Округин, Е. А. Кужелева, А. А. Гарганеева // Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. – 2018. – №7(1). – С. 76 – 83.
  12. Погосова Г. В. Депрессия новый фактор риска ишемической болезни сердца и предиктор коронарной смерти / Погосова Г. В. // Кардиология. – 2007. – № 4. – С. 86–90.
  13. Султанова, О. Э. Анатомические особенности коронарных сосудов у пациентов с острым коронарным синдромом на фоне синдрома недифференцированной дисплазии соединительной / О.Э. Султанова, Е.Н. Чернышева // Актуальные вопросы современной медицины. Материалы IV Международной научно-практической конференции Прикаспийских государств. Астрахань: Издательство Астраханского ГМУ, 2019г. – С.160-162.
  14. Эрлих, А. Д. 12-месячные исходы у пациентов с острым коронарным синдромом, включенных в Российский Регистр Рекорд-3 / А. Д. Эрлих // Российский кардиологический журнал. – 2018. – №3 (155). – С. 23 – 30.
  15. Deirdre, L. In-hospital symptoms of depression do not predict mortality 3 years after myocardial infarction [Text] / L. Deirdre [et al.] // Int. J. Epidemiol. – 2002. – Vol. 31, № 6. – Р.1179-1182.
  16. Gehi, A Depression and platelet activation in outpatientswith stable coronary heart disease: findings from the heart and soul study / A. Gehi, D. Musselman, C. Otte, E. B. et al. // Psychiatry Research, vol. 175, no. 3, pp. 200–204,2010.
  17. Hasnain, М. Depression screening in patients with CHD / M. Hasnain [et al.] // J of Psychosomatic Reseach. – 2010. – № 10. – Р.2-11.
  18. Holsen, L.М. HPA-Axis hormone modulation of stress response circuitry activity in women with remittedmajor depression / L. M., Holsen L. M., K. Lancaster, A. Klibanski et al // Neuroscience, vol. 250, pp. 733–742, 2013.
  19. Kan, C. A Systematic Review and Meta- analysis of the Association Between Depressionand Insulin Resistance Diabetes Care / C. Kan, 36:480–489, 2013.
  20. Kop, W. J. Autonomic nervous system dysfunction and inflammation contribute to the increased cardiovascular mortality risk associated with depression / W. J. Kop, P. K. Stein, R. P. Tracyet al. // Psychosomatic Medicine,vol. 72, no. 7, pp. 626–635, 2010.
  21. Otte Ch. Statin Use and Risk of Depression: in patients with coronary heart desease: Longitudinal data from theHeart and soul study / Otte Ch [et al.] // Clin.Psychiatry – 2012. – Vol. 73, № 5. – Р.610-615.
  22. Sublette, ME Neuroinflammation and depression: the role of indoleamine 2,3-dioxygenase (IDO) as a molecular pathway / ME Sublette, TT Postolache // Psychosom Med 2012, 74:668–672.
  23. Zhang, S. Arginine methylation dysfunction increased risk of acute coronary syndrome in coronary artery disease population / S .Zhang, S.Zhang S., H. Wang et al. // Medicine. 2017. Vol. 96, no.7.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Aksenov, S. I. Strukturnye izmenenija koronarnyh sosudov u pacientov s displaziej soedinitel’noj tkani (kross-sekcionnoe nabljudenie) [Structural changes of the coronary vessels in patients with connective tissue dysplasia (cross-sectional observation)] / S. I. Aksenov E. A. Slukova, G. I. Nechayev et al. // Lechashhij vrach [Attending physician]. – 2016. – No. 2. – P. 27 – 30. [in Russian]
  2. Andreenko, E. J. Ishemicheskaja bolezn’ serdca u lic molodogo vozrasta: rasprostranennost’ i serdechno-sosudistye faktory riska [Ischemic heart disease in young adults: prevalence of and the cardiovascular risk factors] / Y. E. Andreenko, N. Avrorin, M. M. Lukyanov et al. // Kardiologi [Cardiologists]. – 2018. – Vol. 58, No. 11 – – p. 24-34. [in Russian]
  3. Barbash, O. L. Osobennosti klinicheskogo techenija i stacionarnogo jetapa lechenija pacientov s ostrym koronarnym sindromom s pod’emom segmenta ST v zavisimosti ot pola (po dannym Rossijskogo Registra Ostrogo koronarnogo sindroma «Rekord-3» [Features of the clinical course and inpatient stage of treatment of patients with acute coronary syndrome with st segment elevation depending on gender (according to the Russian Register of Acute Coronary Syndrome “Record-3”] / O. L. Barbash [et al.] // Rossijskij kardiologicheskij zhurnal [Russian Journal of Cardiology]. – 2017. – №6 (146). – P. 122-131. [in Russian]
  4. Vasina, L. V. Jendotelial’naja disfunkcija i ee osnovnye markery [Endothelial dysfunction and its main markers] / L. V. Vasina, N. N. Petrishchev, T. D. Vlasov // Regionarnoe krovoobrashhenie i mikrocirkuljacija [Regional blood circulation and microcirculation]. – 2017. – Vol. 16, No. 1. – p. 4-15. [in Russian]
  5. Druk, I. V. Sostojanie koronarnyh arterij pri displazijah soedinitel’noj tkani [Status of the coronary arteries with connective tissue dysplasia] / G. I. Nechaev, V. V. Kuznetsov // Kazanskiy meditsinskiy Zhurnal. – 2007. – Vol. 88, No. 5, app. – P. 30 – 32. [in Russian]
  6. Ivanchenko, D. N. Depressivnye rasstrojstva u bol’nyh serdechno – sosudistymi zabolevanijami: vlijanie na prognoz [Depressive disorders in patients with cardiovascular diseases: impact on prognosis] / D. N. Ivanchenko, N. P. Dorofeev, S. V. Shlyk // Rostov state medical University. Rostov-on-don.- 2015. [in Russian]
  7. Lebedev, A.V. Depressija, trevoga i infarkt miokarda: vse tol’ko nachinaetsja [Depression, anxiety and myocardial infarction: everything is just beginning] / A.V. Lebedev, Yu. A. Vasyuk // Racion. farmakoterapija v kardiol [Diet. pharmacotherapy in cardiol].- 2007. – 3, № 4. – P. 39-45. [in Russian]
  8. Madieva, M. R. Kliniko-jepidemiologicheskoe znachenie sindroma displazii soedinitel’noj tkani v formirovanii vrozhdennyh porokov serdca [Clinical and epidemiological significance of connective tissue dysplasia syndrome in the formation of congenital heart defects] / M. R. Madieva, T. H. Rymbaeva // Nauka i Zdravoohranenija [Science and Healthcare]. – 2017. – No. 4. – pp. 94-112. [in Russian]
  9. Miroshnikova, E. P. Osobennosti techenija i lechenija infarkta miokarda u bol’nyh s priznakami displazii soedinitel’noj tkani : avtoref. dis. Na soiskanie nauchnoj stepeni kandidata medicinskih nauk (2020) [Features of the course and treatment of myocardial infarction in patients with signs of connective tissue dysplasia] : abstract. For the degree of Candidate of Medical Sciences (2020) / Elizaveta Petrovna Miroshnikova: V. I. Vernadsky Crimean Federal University. – Simferopol, 2020. – 148 p.
  10. Oganov, R. G. Sosudistaja komorbidnost’: obshhie podhody k profilaktike i lecheniju [Vascular comorbidity: general approaches to prevention and treatment] / R. G. Oganov // Racional’naja farmakoterapija v kardiologii [Rational pharmacotherapy in cardiology]. – 2015. Vol. 11, No. 1. – p. 4-7. [in Russian]
  11. Okrugin, S. A. Programma VOZ «Registr ostrogo infarkta miokarda»: jepidemiologicheskij monitoring ostryh koronarnyh katastrof [The WHO program “Register of acute myocardial infarction”: epidemiological monitoring of acute coronary catastrophes] / S. A. Okrugin, E. A. Kuzheleva, A. A. Garganeeva // Kompleksnye problemy serdechno-sosudistyh zabolevanij [Complex problems of cardiovascular diseases]. – 2018. – №7(1). – P. 76-83. [in Russian]
  12. Pogosova G. V. Depressija novyj faktor riska ishemicheskoj bolezni serdca i prediktor koronarnoj smerti [Depression is a new risk factor for coronary heart disease and a predictor of coronary death] / Pogosova G. V. // Kardiologija [Cardiology]. – 2007. – No. 4. – pp. 86-90. [in Russian]
  13. Sultanova, O. E. Anatomicheskie osobennosti koronarnyh sosudov u pacientov s ostrym koronarnym sindromom na fone sindroma nedifferencirovannoj displazii soedinitel’noj [Anatomical features of coronary vessels in patients with acute coronary syndrome against the background of undifferentiated connective dysplasia syndrome] / O. E. Sultanova, E. N. Chernysheva // Aktual’nye voprosy sovremennoj mediciny. Materialy IV Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii Prikaspijskih gosudarstv [Current issues of modern medicine. Materials for the IV Scientific and Practical International Conference of the Caspian States]. Astrakhan: Publishing House of the Astrakhan State Medical University, 2019-p. 160-162. [in Russian]
  14. Ehrlich, A. D. 12-mesjachnye ishody u pacientov s ostrym koronarnym sindromom, vkljuchennyh v Rossijskij Registr Rekord-3 [12-month outcomes of patients with acute coronary syndrome, is included in the Russian Register Record-3] / A. D. Ehrlich // Rossijskij kardiologicheskij zhurnal [Russian journal of cardiology]. – 2018. – №3 (155). – P. 23 – 30. [in Russian]
  15. Deirdre L. Nosocomial symptoms of depression do not predict mortality 3 years after myocardial infarction / L. Deirdre [et al.] // Int. J. Epidemiol.-2002. – V. 31, № 6. – Pp. 1179-1182.
  16. Gehi, A Depression and platelet activation in outpatientswith stable coronary heart disease: findings from the heart and soul study / A. Gehi, D. Musselman, C. Otte, E. B. et al. // Psychiatry Research, vol. 175, no. 3, pp. 200–204,2010.
  17. Hasnain, M. Screening of depression in patients with coronary heart disease / M. Hasnain [et al.] / / Journal of psychosomatic research. – 2010. – No. 10. – p. 2-11.
  18. Holsen, L. M. Hormonal modulation of the HPA-axis of the activity of stress response schemes in women with depression with relapse / L. M. Holsen, L. M., K. Lancaster, A. Klibansky et al. // Neurology, vol. 250, pp. 733-742, 2013.
  19. Kan, C. A Systematic Review and Meta- analysis of the Association Between Depressionand Insulin Resistance Diabetes Care / C. Kan, 36:480–489, 2013.
  20. Kop, W. J. Autonomic nervous system dysfunction and inflammation contribute to the increased cardiovascular mortality risk associated with depression / W. J. Kop, P. K. Stein, R. P. Tracyet al. // Psychosomatic Medicine,vol. 72, no. 7, pp. 626–635, 2010.
  21. Otta H, the Use of statins and the risk of depression: in patients with coronary heart disease: longitudinal data of the study of the heart and soul / Otte Ch [et al.] / / Klin.Psychiatry-2012. – Volume 73, No. 5. – pp. 610-615.
  22. Sublett, M. E. Neuroinflammation and depression: the role of indoleamine of 2,3-dioxygenase (IDO) as a molecular pathways / M. E. Sublett, T. T. Postales // Psychosom Med 2012, 74:668-672.
  23. Zhang, S. Arginine methylation dysfunction increased risk of acute coronary syndrome in coronary artery disease population / S .Zhang, S.Zhang S., H. Wang et al. // Medicine. 2017. Vol. 96, no.7.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.