Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Download PDF ( ) Pages: 44-49 Issue: № 10 (64) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Rumiantsev V.A. et al. "EFFICIENCY OF ENDODONTIC NANO-IMPREGNATION AND CURRETAGE WITH CUPRAL IN COMPLEX TREATMENT OF ENDODONTIC AND PERIODONTAL SYNDROME". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 10 (64) Part 2, (2017): 44. Thu. 23. Nov. 2017.
Rumiantsev, V.A., & Fedotova, T.A., & Yusupova, Yu.I., & Riabikov, M.D., & Zadoroznyi, D.V. (2017). EFFEKTIVNOSTY ENDODONTICHESKOY NANOIMPREGNACII I KUPRAL-KYURETAGHA V KOMPLEKSNOM LECHENII ENDODONTO-PARODONTALYNOGO SINDROMA [EFFICIENCY OF ENDODONTIC NANO-IMPREGNATION AND CURRETAGE WITH CUPRAL IN COMPLEX TREATMENT OF ENDODONTIC AND PERIODONTAL SYNDROME]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 10 (64) Part 2, 44-49.
Rumiantsev V. A. EFFICIENCY OF ENDODONTIC NANO-IMPREGNATION AND CURRETAGE WITH CUPRAL IN COMPLEX TREATMENT OF ENDODONTIC AND PERIODONTAL SYNDROME / V. A. Rumiantsev, T. A. Fedotova, Yu. I. Yusupova и др. // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2017. — № 10 (64) Part 2. — С. 44—49.

Import


EFFICIENCY OF ENDODONTIC NANO-IMPREGNATION AND CURRETAGE WITH CUPRAL IN COMPLEX TREATMENT OF ENDODONTIC AND PERIODONTAL SYNDROME

Румянцев В.А.1, Федотова Т.А.2, Юсупова Ю.И.3, Рябиков М.Д.4, Задорожный Д.В.5

1ORCID: 0000-0001-6045-3333, Доктор медицинских наук, 2Кандидат медицинских наук,

3,4,5Аспирант, ГБОУ ВПО Тверской государственный медицинский университет МЗ РФ

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЭНДОДОНТИЧЕСКОЙ НАНОИМПРЕГНАЦИИ И КУПРАЛ-КЮРЕТАЖА В КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ ЭНДОДОНТО-ПАРОДОНТАЛЬНОГО СИНДРОМА

Аннотация

Проведено слепое контролируемое исследование с участием 36 добровольцев в возрасте от 35 до 44 лет – больных с эндодонто-пародонтальным синдромом. В основной группе (22 чел.) проводили комплексное лечение с применением гальванофоретической эндодонтической наноимпрегнации препаратом гидроксида меди-кальция и купрал-кюретажа. В группе сравнения (14 чел.) – традиционное эндодонтическое лечение и хирургическое лечение пародонтита. При оценке клинических, рентгенологических и биохимических показателей (неоптерин) на протяжении 4 лет наблюдения выявлено существенное превосходство по эффективности новой методики комплексного лечения с применением нанотехнологии и купрал-кюретажа.

Ключевые слова: эндодонтия, пародонтология, нанотехнологии, эффективность лечения.

Rumiantsev V.A.1, Fedotova T.A.2, Yusupova Yu.I.3, Riabikov M.D.4, Zadoroznyi D.V.5

1ORCID: 0000-0001-6045-3333, MD, 2MD, 3,4,5Postgraduate Student,

State Medical University of Tver State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation

EFFICIENCY OF ENDODONTIC NANO-IMPREGNATION AND CURRETAGE WITH CUPRAL IN COMPLEX TREATMENT OF ENDODONTIC AND PERIODONTAL SYNDROME

Abstract

We conducted a non-perforating controlled study with the participation of 36 volunteers aged 35-44 years old – patients with endodontic and periodontal syndrome. We performed complex treatment in the main group (22 people) using galvanophoretic endodontic nano-impregnation with a copper-calcium hydroxide preparation and curettage with cupral. We carried out traditional endodontic treatment and surgical treatment of periodontitis in the comparison group (14 people). We revealed a significant superiority in the effectiveness of a new method of complex treatment with nanotechnology and curettage with cupral when evaluating clinical, radiologic and biochemical indices (neopterin) during 4 years of observation.

Keywords: endodontic treatment, periodontology, nanotechnology, treatment effectiveness.

Эндодонто-пародонтальный синдром (ЭПС) – сочетанное воспалительное поражение пульпы зуба и окружающих его тканей пародонта. Причиной заболевания является патогенная микрофлора, которая может первично проникать, как в полость зуба через кариозную полость, так и через пародонтальный карман в случае наличия краевого пародонтита, вызывая вторичное воспаление пульпы [1, С. 75-76]. И в том, и в другом случае воспаление в тканях поддерживается инфекцией, персистирующей в дополнительных каналах (ДК) корня и его дентинных трубочках (ДТ). В результате пульпа зуба погибает и развивается апикальный периодонтит, а воспаление в области краевого пародонта прогрессирует. Лечение ЭПС должно быть комплексным и направленным, с одной стороны, на ликвидацию инфекции в области корня и периапикальных тканей (эндодонтическое), а с другой стороны – на ликвидацию пародонтальных карманов (пародонтологическое). Традиционное эндодонтическое лечение предполагает санацию системы корневых каналов зуба и их обтурацию пломбировочным материалом [2, С. 5–8], а пародонтологическое – оперативное устранение пародонтальных карманов. Однако эффективность такого традиционного лечения не превышает 30–40% из-за того, что инфекция остается активной в ДК и ДТ корня, пронизывающих весь дентин корня и сообщающихся как с магистральными каналами, так и с внешней поверхностью корня. При традиционном эндодонтическом и пародонтологическом лечении не удается провести достаточную деконтаминацию пространств корня зуба, поскольку используемые противомикробные препараты не способны глубоко проникать в ДК и ДТ как при эндодонтической ирригации, так и при обработке пародонтальных карманов [2, С. 3]. Требуется активная доставка таких препаратов в глубину ДК и ДТ, имеющих чрезвычайно малый просвет (диаметр ДТ в среднем составляет 800 нм) [3, С. 9], а также одновременное воздействие на микрофлору пародонтального кармана [4, С. 79].

Мы предположили, что лечение ЭПС может стать более эффективным при использовании метода наноимпрегнации пространств корня зуба комплексным ионным препаратом – гидроксидом меди-кальция (ГМК). Этот метод, являющийся развитием методики «депофореза», используемой в эндодонтии [5, С. 70–71], разрабатывается нами на протяжении нескольких лет и показал свою высокую эффективность [6, С. 19]. Его суть заключается в постепенном заполнении ДК и ДТ ионами ГМК под влиянием гальванического тока (гальванофорез). Заряженные наночастицы ГМК, проникая на всю глубину ДК и ДТ, не только полностью стерилизуют их, очищают за счет протеолиза от остатков пульпы, но и обтурируют, предотвращая какое-либо развитие инфекции в будущем. Тот же препарат, введенный в пародонтальный карман, способствует инактивации поддесневой микрофлоры, лизису зубодесневого соединения и ликвидации воспаления без использования хирургических методов.

Целью исследования явилось сравнение эффективности комплексного лечения ЭПС методом эндодонтической наноимпрегнации и купрал-кюретажа с традиционным методом по клиническим, рентгенологическим и биохимическим показателям.

Материал и методы. Провели слепое контролируемое исследование с участием двух групп пациентов. Обследование и лечение больных проводили на базе кафедры пародонтологии Тверского ГМУ. Все обследованные являлись добровольцами в возрасте от 35 до 44 лет (средняя возрастная группа ВОЗ), не имевшими в период лечения иммунодефицитных состояний, острых вирусных и онкологических, а также сопутствующих общих соматических заболеваний. У всех 36 добровольцев (из числа 53 в начале исследования), которых мы смогли пронаблюдать в течение 4-летнего периода, было диагностировано клинически и подтверждено рентгенологически наличие эндодонто-пародонтального синдрома в области 1–4 зубов. То есть у них был диагностирован хронический апикальный периодонтит на фоне хронического генерализованного пародонтита легкой и средней степени тяжести. Первоначально добровольцы были произвольно разделены на 2 равных по численности группы: основную и группу сравнения. В компьютерной базе данных добровольцев каждый из них имел свой уникальный код, не позволявший исследователям до конца обработки результатов определять, к какой группе относится тот или иной участник исследования (слепой метод). В основной группе лечение проводили с помощью гальванофоретической наноимпрегнации ГМК, а в группе сравнения – с помощью традиционных методов. В основной группе осуществляли эндодонтический доступ к корневым каналам зубов, проводили их традиционную инструментальную и антисептическую обработку. После этого корневые каналы заполняли на 2/3 пастой ГМК («Cupral», Humanchemie GmbH, Германия) и вводили в них гальванические штифты [6, С. 15], состоящие из внутрикорневой (медь) и внекорневой (цинк) частей (рис. 1). Для создания электрической цепи под временную пломбу помещали хлопчатобумажную нить, кончик которой выводили в полость рта. Она же служила дренажем для осмотически выделяющейся из корневых каналов жидкости с протеолизатом белковых остатков.

23-11-2017 12-07-57

Рис. 1 – Гальванический штифт для проведения эндодонтической наноимпрегнации зубов

23-11-2017 12-08-09

Рис. 2 – Процедура проведения купрал-кюретажа при лечении пародонтита

На границе двух разных металлов возникает потенциал около 0,2 – 0,4 в, за счет которого заряженные частицы ГМК постепенно перемещаются из просвета корневого канала зуба в ДК и ДТ. Величина гальванического тока составляет около 0,1 мА. ГМК представляет собой гетерогенную стабилизированную равновесную систему, состоящую из наночастиц гидроксида меди-II, анионов гидроксикупрата, сульфатгидрата кальция, высокодисперсного гидроксида кальция, метилцеллюлозы и дистиллированной воды, имеет рН=12. Основными активными субстанциями ГМК являются сильно заряженные отрицательные частицы гидроксида меди-II и анионы гидроксикупрата. Система стабилизирована специальным ингибитором самораспада. В глубине ДК или ДТ ионы ГМК, контактируя с дентинной или тканевой жидкостью образуют мельчайшие (около 30-100 нМ) частицы сульфида меди, обладающие выраженной бактерицидной активностью. Эти нанокластеры как «пробки» закупоривают ДТ и откладываются на стенках ДК. Гальванофорез ГМК мы проводили в течение 5–7 суток. Затем корневые каналы промывали и пломбировали традиционно с использованием силеров и гуттаперчевых штифтов. Всего таким методом было вылечено в основной группе 33 зуба.

Одновременно с эндодонтической наноимпрегнацией проводили купрал-кюретаж пародонтальных карманов. Для этого в них одномоментно с помощью специально разработанного нами укладчика вводили хлопчатобумажные нити толщиной 1–2 мм, пропитанные «Cupral». Концы нитей фиксировали в межзубных промежутках цианакрилатным клеем и оставляли на срок от 5 до 7 суток (рис. 2). С помощью купрал-кюретажа было обработано 29 секстантов челюстей. По окончании лечения нити удаляли. В дальнейшем больные обеих групп получали показанное в каждом случае традиционное консервативное пародонтологическое лечение, исключавшее инвазивные вмешательства. У больных группы сравнения по окончании традиционного эндодонтического лечения зубов проводили хирургические вмешательства с помощью традиционных методов (открытый кюретаж, лоскутные операции). Здесь были эндодонтически вылечены 21 зуб. В этой группе было обработано 19 секстантов челюстей. В конце исследования основная группа включала в себя 22, а группа сравнения – 14 человек.

Результаты комплексного лечения оценивали путем сравнения показателей до лечения, сразу после его окончания, а также спустя 1, 2 и 4 года. Оцениваемые показатели включали в себя клинические – с использованием компьютерной диагностической системы «Florida probe» (США), рентгенологические (конусно-лучевая компьютерная томография) и биохимические. Фиксировали появление случаев отрицательной динамики. Применительно к клиническим показателям это были: увеличение глубины пародонтальных карманов, обострение воспалительного процесса в тканях пародонта, появление или усиление подвижности зубов, появление положительной перкуссии. Из числа рентгенологических показателей: появление или увеличение очага деструкции костной ткани в апикальной области, расширение периодонтальной щели, появление или углубление костных пародонтальных карманов [7, С. 10–11]. Из числа биохимических показателей мы выбрали один из наиболее информативных, характеризующих выраженность воспалительной и аутоиммунной реакции в организме – показатель неоптерина в ротовой жидкости (РЖ) и плазме крови. Неоптерин является метаболитом нуклеиновых оснований, схожим по структуре с молекулой фолиевой кислоты. Он синтезируется преимущественно макрофагально-моноцитарными клетками под действием гамма-интерферона, поэтому отражает синтез этого важного цитокина иммунной системы [8, С. 938]. Высокие концентрации неоптерина отмечаются при цитотоксическом иммунном ответе, характерном для ряда аутоиммунных заболеваний, в том числе и для пародонтита [9, С. 355–360]. Вопрос о первичности этиологических факторов в прогрессировании воспалительных заболеваний пародонта при эндодонто-пародонтальном синдроме дискутируется [10, С. 499–500]. Поэтому нам показалось небезынтересным сравнить уровни неоптерина в РЖ и плазме крови больных ЭПС, что помогло бы дополнительно оценить эффективность лечения.

Определение уровня неоптерина в РЖ и сыворотке крови проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA) с набором реактивов «Neopterin ELISA» фирмы «IBL» (Германия) по методике, описанной в инструкции. Тест-набор предназначен для анализа методом конкурентного иммуноферментного анализа. Антиген, конъюгированный с пероксидазой, и неконъюгированный антиген конкурируют между собой за ограниченное число мест связывания при взаимодействии с антителами кролика к неоптерину человека. Комплекс «пероксидаза – конъюгированный антиген – антитело» связывается с поверхностью лунок на стрипе для микротитрования, покрытых антителами козы к антителам кролика. Несвязавшийся антиген удаляется из лунок на стадии промывания. После проведения ферментативной реакции со специфическим субстратом, в лунках измеряли поглощение при 450 нм. Количество комплексов, связавшихся с поверхностью микролунок, и оптическая плотность обратно пропорциональны концентрации неоптерина в исследуемом образце. Количественное определение проводили путем сравнения ферментативной активности в исследуемом образце с кривой, полученной при анализе стандартов с известными концентрациями.

Образцы РЖ забирали у обследуемых в утренние часы натощак. Одновременно забирали венозную кровь, которую незамедлительно центрифугировали со скоростью 3000 об./мин. Образцы плазмы крови и РЖ охлаждали в холодильнике при 2–8 С0 и в этот же день доставляли в лабораторию.

Для статистической обработки данных использовали программный пакет «Statistica 6.0». Для оценки вероятности различий между средними показателями в группах использовали критерии Стьюдента и Уилкоксона.

Результаты. Анализ динамики клинических показателей показал следующее (таблица 1). Если после оперативного пародонтологического лечения больные группы сравнения на протяжении более, чем 2 недель, ощущали дискомфорт в области вмешательства и ограничивали жевание на этих зубах, то в основной группе больные таких жалоб не предъявляли. Несколько больных из основной группы указывали лишь на небольшое ощущение жжения в области десны на протяжении 2–3 дней. Четверо пациентов из группы сравнения отметили выраженную рецессию десны с вестибулярной поверхности альвеолярных отростков в зонах оперативного вмешательства. Повторное обследование спустя год после лечения показало увеличение глубины пародонтальных карманов у 5 больных из группы сравнения, через 2 года таких оказалось 6 человек в группе сравнения и только один в основной группе. Через 4 года у двоих пациентов из группы сравнения зубы, которые подвергались традиционному эндодонтическому лечению, были удалены по поводу обострения хронического апикального периодонтита. Кроме того, у 7 пациентов выявлено увеличение глубины пародонтальных карманов в участках оперативного вмешательства. В основной группе спустя 4 года мы не наблюдали ни одного случая развития воспалительных явлений в периапикальной зоне вылеченных зубов. Тем не менее, у троих пациентов было отмечено увеличение глубины пародонтальных карманов.

Оценка рентгенологических показателей не выявила каких-либо существенных изменений в состоянии костной ткани челюстей у обследованных основной группы ранее, чем через 4 года. И только у одного больного спустя этот срок мы наблюдали увеличение резорбции костной ткани межальвеолярных перегородок в участках, где проводилось лечение. Отрицательная рентгенологическая динамика была отмечена в группе сравнения: у 3 больных спустя 1 год, у 7 больных через 2 года и у 9 человек через 4 года после лечения. Эти изменения носили характер деструкции костной ткани как в периапикальной области вылеченных зубов, так и в области костной ткани краевого пародонта.

Таким образом, нам удалось определить, что спустя 4 года после проведенного комплексного лечения ЭПС методика эндодонтической наноимпрегнации в сочетании с купрал-кюретажем в среднем в 2,3 раза превосходит традиционную методику по клиническим показателям и в 9 раз по рентгенологическим.

Таблица 1 – Число случаев отрицательной динамики по клиническим и рентгенологическим показателям у обследованных пациентов основной (О) и группы сравнения (С) (абс.)

Показатели Сроки обследования и группы больных
Сразу после

лечения

Через 1 год Через 2 года Через 4 года
О С О С О С О С
Клинические 0 4 0 5 1 6 3 7
Рентгенологические 0 0 0 3 0 7 1 9

Приведенные в таблице 2 результаты определения уровня неоптерина в РЖ и плазме крови показали, что под влиянием комплексного лечения ЭПС концентрация неоптерина у больных обеих групп в среднем уменьшилась к первому году после проведенного лечения.

Таблица 2 – Уровень неоптерина в ротовой жидкости и плазме крови обследованных пациентов основной (О) и группы сравнения (С) (нмоль/л, М±m, p)

Исследованная биологическая жидкость Сроки обследования и группы больных
До лечения Через 1 год Через 2 года Через 4 года
О С О С О С О С
Ротовая

жидкость

10,3

±1,29

11,7

±1,42

7,3*

±0,88

11,2*

±1,39

6,7*

±0,72

10,8*

±1,43

6,8*

±0,93

11,3*

±1,45

Плазма венозной крови 15,5

±1,03

17,1

±1,77

9,2*

±0,91

15,4*

±1,55

7,9*

±0,84

12,8*

±1,67

8,2*

±0,87

13,4*

±1,76

Примечание: * – вероятность различий между группами р<0,05.

Однако в основной группе это уменьшение составило 29,1%, а в группе сравнения только 4,3% (р<0,05). Через 2 года в основной группе – 35,0%, а в группе сравнения – 7,7% (р<0,05). Спустя 4 года после лечения мы наблюдали небольшое увеличение показателей, которое связываем с медленным прогрессированием хронического пародонтита. Однако, различия по показателям содержания неоптерина в РЖ и плазме крови между основной группой и группой сравнения сохранялись на статистически достоверном уровне. Через 2 года уменьшение уровня неоптерина как в РЖ, так и в плазме крови оказалось статистически достоверным в сравнении с его уровнем до начала лечения в обеих группах (р<0,05).

Таким образом, установлено, что проведенное комплексное лечение ЭПС статистически достоверно снижает уровень неоптерина в РЖ и плазме крови у больных. Однако в основной группе такое изменение спустя 2 года наблюдения в среднем в 5 раз более выражено, чем в группе сравнения. Это опосредованно говорит о том, что биохимические и иммунологические изменения, сопровождающие воспалительный процесс в тканях пародонта при ЭПС, гораздо быстрее купируются при использовании для лечения метода эндодонтической наноимпрегнации ГМК и купрал-кюретажа, чем методы традиционного лечения.

Вывод. Предложенный новый метод комплексного лечения больных с использованием эндодонтической гальванофоретической наноимпрегнации гидроксидом меди-кальция с одновременным проведением купрал-кюретажа более эффективен, чем традиционные методы эндодонтического и оперативного пародонтологического лечения, поскольку в несколько раз превосходит их по динамике изученных клинических, рентгенологических и биохимических показателей. Этот метод основан на новой концепции, представляющей зуб, как единую систему с тканями пародонта и дентином корня, имеющем пористое строение за счет дополнительных каналов и трубочек, являющихся резервуаром патогенной микрофлоры.

Список литературы / References

  1. Силин А. В., Абрамова Н. Е., Леонова Е. В. и др. Диагностика и планирование лечения эндо-пародонтальных поражений / А. В. Силин, Н. Е. Абрамова, Е. В. Леонова и др. // Пародонтология.– 2015.– №3.– С. 74–76.
  2. Plotino G., Cortese T., Grande N. M. et al. New technologies to improve root canal disinfection / G. Plotino, T. Cortese, N. M. Grande // Braz.– Dent J.– 2016.– Vol. 27.– №1.– Р. 3–8.
  3. Румянцев В. А. Наностоматология // М.– МИА.– 2010.– 192 с.
  4. Jose K. A., Ambooken M., Mathew J. J., et al. Management   of   chronic   periodontitis   using   chlorhexidine chip and diode laser – a clinical study / K. A. Jose, M. Ambooken, J. J. Mathew, A. V. Issac, A. P. Kunju, R. A.   Paramesh-waran // J. Clin. Diagn. Res.– 2016.– Vol. 10.– № 4.–, Р. 76–80.
  5. Дерябина Л. В., Смирнова А. В., Дерябин П. М. и др. Особенности применения депофореза гидроокиси меди-кальция при различных формах хронического периодонтита / Л. В. Дерябина, А. В. Смирнова, П. М. Дерябин, Б. Т. Мороз // Эндодонтия today.– 2014.– № 3.– С. 68–71.
  6. Румянцев В. А., Бордина Г. Е., Ольховская А. В. и др. Клинико-лабораторная оценка и обоснование способа гальванофореза гидроксида меди-кальция при эндодонтическом лечении апикального периодонтита / В. А. Румянцев, Г. Е. Бордина, А. В. Ольховская, В. В.  Опешко // Стоматология.– 2015.– Том 94.– №1.– С. 14–19.
  7. Макеева И. М., Бякова С. Ф., Аджиева Э. К. и др. Диагностика вертикальных трещин корней зубов с помощью конусно-лучевой компьютерной томографии / И. М. Макеева, С. Ф. Бякова, Э. К. Аджиева, Г. И. Голубева, В. И. Грачев, И. В. Касаткина // Стоматология.– 2016.– Том 95.– №6, С. 9–11.
  8. Дудина К. Р. и др. Неоптерин – потенциальный диагностический и прогностический маркер при инфекционных заболеваниях / К. Р. Дудина // Казан. мед. ж., 2014.– Том 95.– №6, С. 938–943.
  9. Свиридов Е. А., Телегина Т. А. Неоптерин и его восстановленные формы: биологическая роль и участие в клеточном иммунитете / Е. А. Свиридов, Т. А.   Телегина // Успехи биологической химии.– 2005.– Том 45.– С. 355–390.
  10. Ушаков Р. В., Царев В. Н. Микрофлора и иммунные процессы при одонтогенной инфекции / Р. В. Ушаков, В. Н. Царев // Микробиология, вирусология и иммунология полости рта (под ред. проф. В.Н. Царева).– М.– ГЭОТАР-Медиа.– 2013. – С. 455–500.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Silin А. V., Abramova N. Е., Leonova Е. V. i dr. Diagnostika i planirovanie lechenia endo-parodontalnich porajeniy [Diagnosis and planning of treatment of endo-periodontal lesions] / А. V. Silin, N. Е. Abramova, Е. V. Leonova and others // Parodontologiya [Periodontology]. – 2015.– № 3.– Р. 74–76. [in Russian]
  2. Plotino G., Cortese T., Grande N. M. et al. New technologies to improve root canal disinfection / G. Plotino, T. Cortese, N. M. Grande et al. // Braz. Dent J.– 2016.– Vol. 27.– №1.– Р. 3–8.
  3. Rumyancev V. А. Nanostomatologia [Nanostomatology] / V. А. Rumyancev // М.:– МIА, 2010.– 192 р. [in Russian]
  4. Jose K. A., Ambooken M., Mathew J. J., et al. Management   of   chronic   periodontitis   using   chlorhexidine chip and diode laser – a clinical study / K. A. Jose, M. Ambooken, J. J. Mathew, A. V. Issac, A. P. Kunju, R. A.   Paramesh-waran // J. Clin. Diagn. Res.– 2016.– Vol. 10.– № 4.– Р. 76–80.
  5. Deriabina L. V., Smirnova А. V., Deriabin P. М. i dr. Osobennosty primeneniya depophoreza hydrookisy medy-kalcia pri razlichnich formach kchronicheskogo periodontita [Specific features of the use of copper-calcium hydroxide depophoresis for various forms of chronic periodontitis] / L. V. Deriabina, А. V. Smirnova, P. М. Deriabin, B. Т. Moroz // Endodontiya today [Endodontics today].– 2014.– № 3.– Р. 68–71. [in Russian]
  6. Rumyancev V. А., Bordina G. Е., Olchovskaya А. V. i dr. Kliniko-laboratornaya ozenka i obosnovanie sposoba galvanophoreza hydroxida medi-kalcia pri endodonticheskom lechenii apikalnogo periodontita [Clinical and laboratory evaluation and justification of the method of galvanophoresis of copper-calcium hydroxide in endodontic treatment of apical periodontitis] / V. А. Rumyancev, G. Е. Bordina, А. V. Olchovskaya, V. V. Opeshko// Stomatologia [Stomatology] (Moscow). – 2015.– Vol. 94.– №1.– P. 14–19. [in Russian]
  7. Makeeva I. М., Byakova S.  Ph., Adjieva E. К. i dr.  Diagnostika vertikalnich treshin korney zubov s pomoshiu konusno-luchevoy komputernoy tomographii [Diagnosis of vertical cracks in the roots of teeth using cone-beam computed tomography] / I.  М. Makeeva, S.  Ph. Byakova, E. К. Adjieva, G. I. Golubeva, V. I. Grachev, I. V. Kasatkina // Stomatologia [Stomatology] (Moscow).– 2016.– Vol. 95.– №6, P. 9–11. [in Russian]
  8. Dudina К. R. i dr. Neopterin – potenzialniy diagnosticheskiy i prognosticheskiy marker pri infekzchionnich zabolevaniyach [Neopterin is a potential diagnostic and prognostic marker for infectious diseases] / К. R. Dudina and others // Kazan. Med. J., 2014. – Vol. 95.– №6, P. 938–943. [in Russian]
  9. Sviridov Е. А., Telegina Т. А. Neopterin i ego vosstanovlennie phormy: biologicheskaya rol i uchastie v kletochnom immunitete [Neopterin and its reduced forms: a biological role and participation in cellular immunity] / Е. А. Sviridov, Т. А. Telegina // Uspechi biologicheskoy himii [Advances in Biochemistry].– 2005.– Vol. 45.– P. 355–390. [in Russian]
  10. Ushakov R. V., Tsarev V. N. Mikroflora i immunnie prozchessy pri odontogennoy infekzchii [Microflora and immune processes with odontogenic infection] / Ushakov R. V., Tsarev V. N. // Mikrobiologiya, virusologiya i immunologiya polosty rta (pod red. prof. V.N. Tsareva) [Microbiology, virology and immunology of the oral cavity (edited by Prof. VN Tsarev)].– M.:– GEOTAR-Мedia, 2013. – P. 455–500. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.