Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.98.8.057

Download PDF ( ) Pages: 133-136 Issue: № 8 (98) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Korosteleva Yu. A. et al. "THE ADMINISTRATIVE RIGHTS OF THOSE WHO REPRESENT A PLAINTIFF IN A CLASS ACTION". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 8 (98) Part 2, (2020): 133. Tue. 25. Aug. 2020.
Korosteleva, Yu. A. & Podgaynaya, A. I. (2020). RASPORYADITELYNYE PRAVA LIC, PREDSTAVLYAYUSCHIH STORONU ISTCA PO GRUPPOVOMU ISKU [THE ADMINISTRATIVE RIGHTS OF THOSE WHO REPRESENT A PLAINTIFF IN A CLASS ACTION]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 8 (98) Part 2, 133-136. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2020.98.8.057
Korosteleva Yu. A. THE ADMINISTRATIVE RIGHTS OF THOSE WHO REPRESENT A PLAINTIFF IN A CLASS ACTION / Yu. A. Korosteleva, A. I. Podgaynaya // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2020. — № 8 (98) Part 2. — С. 133—136. doi: 10.23670/IRJ.2020.98.8.057

Import


THE ADMINISTRATIVE RIGHTS OF THOSE WHO REPRESENT A PLAINTIFF IN A CLASS ACTION

РАСПОРЯДИТЕЛЬНЫЕ ПРАВА ЛИЦ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИХ СТОРОНУ ИСТЦА
ПО ГРУППОВОМУ ИСКУ

Научная статья

Коростелёва Ю.А.1, *, Подгайная А.И.2

1, 2 Кубанский государственный университет, г. Краснодар, Россия

*Корреспондирующий автор (ukorosteleva[at]inbox.ru)

Аннотация

В статье рассмотрены порядок и границы осуществления распорядительных прав лиц, представляющих сторону истца по групповому иску, сформулированы предложения по восполнению пробелов в правовом регулировании распорядительных прав таких лиц. Авторы приходят к выводу о том, что распорядительные права истца-представителя по их количеству и содержанию отличаются от распорядительных прав, предоставляемых остальным членам группы. Схожесть распорядительных прав таких лиц заключается в ограничительном характере их использования.

Ключевые слова: распорядительные права, групповой иск, лицо, которое ведет дело в интересах группы, член группы.

THE ADMINISTRATIVE RIGHTS OF THOSE WHO REPRESENT A PLAINTIFF IN A CLASS ACTION

Research article

Korosteleva Yu. A.1, *, Podgaynaya A. I.2

1, 2 Kuban state University, Krasnodar, Russia

*Corresponding author (ukorosteleva[at]inbox.ru)

Abstract

The article deals with the procedure and the limits of the exercise of administrative rights of those who represent a plaintiff in a class action. The authors formulate certain proposals to fill in the gaps in the legal regulation of the administrative rights of such people. The authors conclude that the administrative rights of the plaintiff-representative differ in their number and content from the administrative rights granted to the other members of the group. The similarity of the administrative rights of such people lies in the restrictive nature of the use of these rights.

Keywords: administrative rights, class action, plaintiff-representative in a class action, a member of the group.

Введение

В соответствии с процессуальным законодательством стороны гражданского и арбитражного судопроизводства наделены специальными распорядительными правами, которые направлены на распоряжение объектом процесса. В зависимости от того, как сторона решит воспользоваться данным правом, во многом зависит результат спора. Обоснованное и своевременное использование стороной такого права может оказать положительное для нее влияние на исход дела, а осуществление ошибочного распорядительного действия создает достаточно высокие риски наступления неблагоприятных последствий [9].

С 1 октября 2019 г. в силу вступили глава 22.3 ГПК РФ «Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц», а также некоторые изменения, внесенные в главу 28.2 АПК РФ, регулирующую порядок подачи и рассмотрения группового иска. Такие нововведения значительно расширили сферу использования этого процессуального средства, а также устранили некоторые ранее существовавшие недостатки. Однако достаточно большой объем вопросов остается неразрешенным. Так, некоторые ученые и практики считают, что порядок реализации распорядительных действий сторон всё еще находится на низком уровне правовой регламентации [1]; [10, С. 27,35,36]. В частности, не урегулирован порядок осуществления лицом, которое ведет дело в интересах группы, распорядительных прав, ничего не сказано о распорядительных правах остальных участников группы, границах их использования. Кроме того, ни ГПК РФ, ни АПК РФ в отношении большинства распорядительных действий лиц, составляющих группу, не содержат специальных норм. Вместе с тем исковые требования членов группы составляют один предмет иска, и поэтому реализация распорядительных действий каждым из них может оказать существенное влияние на разрешение всего спора.

На сегодняшний день применительно к распорядительным правам участников группы закон регулирует только реализацию права отказа от иска лица, которое ведет дело. Суд не принимает отказ, если он в установленный срок не располагает сведениями об уведомлении других членов группы и о замене лица, которое ведет дело (ч.5 ст.225.15 АПК РФ и ч. ч.5 ст.224.24 ГПК РФ). То есть для того, чтобы суд принял отказ такого лица от иска, в совокупности должно быть соблюдено два вышеназванных условия. Заметим, что исполнение каждого из условий зависит от разных лиц: первое от истца-представителя, а второе – от остальных участников группы. Считаем, что оправданным можно считать только первое условие, так как действия, которые может совершать истец-представитель не должны ущемлять право других членов группы на судебную защиту. Что касается второго условия, то оно необоснованно нарушает право лица, которое ведет дело, на отказ от иска. Помимо этого, оно противоречит ч.7 ст.225.15 АПК РФ и ч.7 ст.224.24 ГПК РФ, которые прямо указывают на обязанность суда принять отказ даже тогда, когда остальные участники группы не произвели соответствующую замену.

Принятие отказа от иска лица, которое ведет дело, возможно только при осуществлении надлежащего уведомления остальных лиц, присоединившихся к иску. Наличие уведомления, которое не соответствует установленной судом форме и не содержит указания о необходимости замены этого лица, а также информации о последствиях отсутствия такой замены, не позволяет суду принять отказ от иска. Только при осуществлении всех необходимых действий по уведомлению членов группы лицо, которое ведет дело, вправе распорядиться своим правом на отказ от иска.

Правила о праве на отказ от иска остальных членов группы, как и другие распорядительные права всех членов на сегодняшний день в АПК РФ и ГПК РФ не закреплены. Однако мы полагаем, что применение общих норм, реагирующих распорядительные права истца, применительно к лицам, подавшим групповой иск, возможно только в ограниченном объеме.

Лицо, которое ведет дело, должно использовать предоставленные ему распорядительные права с учетом интересов остальных членов группы. Последние же по логике законодателя не выполняют активной роли в процессе рассмотрения дела, не представляют группу, и поэтому последствия использования ими своих распорядительных прав должно касаться только их право на судебную защиту.

Все члены группы, как и истец-представитель, вправе отказаться от иска. В отношении права на отказ от иска остальных участников группы (то есть всех, за исключением лица, которое ведет дело) важно различать выход из группы с отказом от иска и выход без отказа. Так, выход, непосредственно связанный с отказом от иска, лишает лицо права на обращение в суд с таким же иском в индивидуальном порядке. Лицо, которое вышло из группы без такого отказа, не должно терять соответствующего права [6]. Групповой иск не должен поглощать иск индивидуальный [2].

Другие предусмотренные законодательством распорядительные права истца-представителя в отличие от права на отказ от иска не связаны с его выходом из группы. При использовании права на отказ от иска лицо, которое ведет дело в интересах группы, распоряжается своим правом на судебную защиту, а при использовании остальных распорядительных прав оказывает влияние на разбирательство в целом, что может привести не только к фактическому изменению сроков рассмотрения дела, но и к прекращению производства.

В связи с этим во избежание злоупотреблений со стороны такого лица, а также с целью наиболее объективного выражения интересов членов группы необходимо предусмотреть возможность ограничения осуществления истцом-представителем распорядительных действий. Представляется, что для этих целей достаточно эффективным механизмом согласования интересов членов группы будет служить соглашение об осуществлении прав и обязанностей (ч.2 ст.225.10-1 АПК РФ и ч.2 ст.244.22 ГПК РФ). Полагаем, что в таком соглашении можно предусмотреть не только границы реализации распорядительных прав лицом, которое ведет дело, но и порядок участия в этом процессе остальных членов группы.

В случае отсутствия такого соглашения можно считать, что лицо, которое ведет дело, обладает всеми процессуальными правами в полном объеме. Так, оно имеет право самостоятельно изменять иск, увеличивать или уменьшать исковые требования, а также заключать мировое соглашение.

Изменение иска выражается в изменении его предмета или основания. Предмет и основание иска, как ответчик и выбранный лицами способ защиты оказывают определяющее влияние на наличие или отсутствие возможностей для подачи группового иска (ч.1 ст.225.10 АПК РФ и ч.1 ст.244.20 ГПК РФ). Общность или однородность нарушенных или оспариваемых прав, а также схожесть лежащих в основе исковых требований фактических обстоятельств – это необходимые условия обращения в суд в защиту прав и законных интересов группы лиц.

Любое изменение иска может привести к исключению условия, необходимого для его рассмотрения в рамках группового производства. Новый предмет или основание могут стать причиной ликвидации общности (однородности) нарушенных прав, схожести фактических обстоятельств. Поэтому изменение истцом-представителем предмета или основания иска не должно приводить к уничтожению группы и последующему прекращению судебного производства.

Изменение предмета, которое существенно меняет характер исковых требований, к которым присоседились члены группы, как и изменение основания, которое уменьшает обоснованность подачи иска, можно рассматривать как нарушение со стороны истца-представителя принципов разумности и добросовестности ведения дела.

Использование права на изменение иска остальными членами группы во многом связано с их возможностью отказаться от заявления о присоединении. Они не вправе изменять предмет и основание группового иска, единственный путь в данном случае – это выход из группы. После выхода такие лица вправе подать индивидуальный иск, самостоятельно выбрав его предмет и основание. В случае соответствия формы и содержания искового заявления требованиям Закона, а также при отсутствии оснований для отказа в принятии искового заявления выносится определение, на основании которого возбуждается отдельное гражданское дело. Специальные правила о приостановлении производства по данному делу применению не подлежат (ч.3-5 ст.225.16 АПК РФ ч.3-5 ст.244.25 ГПКРФ).

Отдельно в числе распорядительных прав законодатель выделяет увеличение или уменьшение исковых требований. Любое требование об увеличении (уменьшении) исковых требований, исходящее от лица, которое ведет дело в интересах группы, должно согласовываться не только с действительно возможным размером присуждения, но и с фактическими сроками рассмотрения дела. Так, по нормам ГПК РФ при увеличении или уменьшении исковых требований течение срока рассмотрения дела начинается сначала (это же правило применяется и при изменении иска).

Если увеличения (уменьшения) исковых требований просят один или несколько членов группы, а остальные не считают нужным осуществление таких изменения, то лицу, которое ведет дело, следует исходить из необходимости сохранения группы и достижения благоприятного исхода дела. Групповое производство не может предоставить всем участникам группы весь спектр процессуальных прав, которыми истцы наделяются в индивидуальном производстве [5]. Поэтому в такой ситуации лицам, продолжающим требовать увеличения (уменьшения) исковых требований, следует выйти из группы и подать самостоятельный иск.

При любом недовольстве качеством ведения истцом-представителем дела член группы может отказаться от поданного им ранее заявления о присоединении к иску. Отказ в удовлетворении исковых требований группы не имеет преюдициального значения, а значит исключает возможность нарушения прав лиц, вышедших из нее, на судебную защиту посредством подачи индивидуального иска. Модель группового иска по ГПК РФ предоставляет каждому члену группы (который не присоединился к групповому иску или который отозвал свое заявление о присоединении) шанс самостоятельно защитить свои права в суде [10, С.39].

Особое значение имеет такое распорядительное право как заключение мирового соглашения. С его помощью уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству можно достичь примирения сторон. Утверждение мирового соглашения, как и отказ от иска, приводит к прекращению разбирательства и лишает всех лиц, присоединившихся к требованию о защите законных интересов группы, права на повторное обращение в суд с аналогичным иском. Однако в то время, как в отношении реализации права лица, которое ведет дело, на отказ от иска установлены специальные правила, направленные на сохранение группы и обеспечение ее интересов, в отношении права данного лица на заключение мирового соглашения таких правил нет.

В научной литературе ряд авторов считает, что для заключения мирового соглашения по групповому иску необходимо выявление мнения членов группы. Б.А. Жубрин полагает, что мировое соглашение между сторонами может быть заключено только в случае наличия его предварительного одобрения собранием группы лиц [3]. Е.И. Сенякина считает, что возможным вариантом согласования условий мирового соглашения со стороны истца является консенсус всех членов группы [4]. По мнению Д.А. Туманова, решение о возможности использования такого распорядительного права может приниматься большинством голосов лиц, присоединившихся к иску [6].

Полагаем, что право отдельных членов группы на заключение мирового соглашения следует рассматривать через призму характера защищаемых интересов. Если предмет группового иска можно представить как совокупность отдельных прав и законных интересов членов группы, то вряд ли их можно лишать вышеуказанного права. Присоединение к групповому иску – это лишь право потенциальных участников группы, поэтому любое принуждение к продолжению поддержания исковых требований, как и принуждение к нахождению в группе является неправомерным. Лицо вправе самостоятельно распоряжаться своим правом на судебную защиту, в том числе правом на заключение мирового соглашения.

Мировое соглашение должно представлять собой результат примирения, достижения сторонами согласия в урегулировании спора [8]. Использование же его как попытку подкупа истца-представителя или нескольких других членов группы со стороны ответчика или заключение его на основе дискриминационных условиях, необоснованно ухудшающих (улучшающих) положение одних участников группы по сравнению с другими, не соответствует целям такого распорядительного права. В связи с этим считаем, что для утверждения судом заключенного по групповому иску мирового соглашения необходимо установление дополнительных условий. Мировое соглашение по иску в защиту прав группы должно не только не противоречить закону и не нарушать права и законные интересы других лиц, но и права и законные интересы всех членов группы.

Так, при подаче группового иска о присуждении наличие условия, лишающего присуждения определенную часть участников группы, стоит рассматривать как нарушение прав таких лиц и отказывать в утверждении соглашения. Цель скорейшего урегулирования спора не должна умалять такую идею существования группового иска как равная защита членов группы [7], [11].

По аналогии с установлением дополнительных условий для утверждения мирового соглашения возможно расширение роли суда и в отношении других распорядительных прав истца-представителя. Контрольные функции суда должны быть направлены на обеспечение интересов лиц, присоединившихся к иску, внутри группы, а не на усиление или поддержку стороны истца. При этом важно, чтобы сохранялся принцип состязательности сторон.

Заключение

Анализ законодательства позволяет сделать вывод о том, что правовая регламентация распорядительных прав членов группы во многом недостаточна. Для эффективного ведения дела по групповому иску необходимо принятие специальных норм.

Правовое регулирование распорядительных прав членов группы должно основываться на специфике их положения. Важно, чтобы распорядительные права лица, которое ведет дело, соответствовали его назначению истца-представителя. Основой использования им таких прав должны стать общие интересы группы, а в случаях, предусмотренных соглашением об осуществлении прав – результаты собрания группы. При этом поручение ведения дела по групповому иску не должно ущемлять право такого лица на судебную защиту, в том числе право на отказ от нее.

Остальные участники группы могут использовать распорядительные права только применительно к их исковым требованиям, они не вправе оказывать влияние на весь объект процесса. Такие права отдельных участников группы во многом связаны с их выбором между членством в группе и выходом из нее. Эти лица в групповом производстве обладают только правом на отказ от иска и правом на заключение мирового соглашения, а использовать остальные распорядительные права не могут.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Володарский Д. К вопросу о групповых исках: блог [Электронный ресурс] // Zakon.ru – 2019.- URL: https://zakon.ru/blog/2019/12/2/k_voprosu_o_gruppovyh_iskah (дата обращения: 17.07.2020).
  2. Дзагурова М.Д. Сравнительно-правовое исследование института группового иска и некоторый анализ его модели в контексте Концепции единого гражданского процессуального кодекса // Ленинградский юридический журнал. – 2018. – № 4 (54) – С. 108-117.
  3. Жубрин Б.А. Особенности подготовки к судебному разбирательству дела по групповому иску / // Вопросы российского и международного права. – 2012. – №3-4. – С.47-60.
  4. Сенякина Е.И. Конструктивные особенности групповых исков в арбитражном судопроизводстве // Юридическая техника. – 2013. – №7-2. -С.701-703.
  5. Тимофеев Ю.А. Коллективные иски: перспективы развития // Электронное приложение к «Российскому юридическому журналу». – 2018. -№2. – С.88-99.
  6. Туманов Д.А. О групповых исках в Концепции единого гражданского процессуального кодекса РФ // Вестник гражданского процесса. – 2015. – №4. – С.63-82.
  7. Халатов С.А. Групповой иск в интересах потребителей розничных финансовых пенсионных услуг: предложение модели // Вестник гражданского процесса. – 2018. – Т.8. – № 3. – С. 78-89.
  8. Чекмарева А.В. Мировое соглашение как результат выполнения задачи примирения сторон при подготовке дела к судебному разбирательству // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2013. – №10. – С.76-80.
  9. Юдин А.В. Категория «риск» в гражданском судопроизводстве // Вестник гражданского процесса. – 2014. – №5. – С.11-53.
  10. Ярков В. Групповые иски в цивилистическом процессе России / Ярков В., Кудрявцева Е., Малешин Д. и др // Закон. – 2019. – №8. – С.24-43.
  11. Ярков В.В. Групповой иск в административном производстве: краткий комментарий // Арбитражный и гражданский процесс. – 2015. – №11.- С.52-58.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Volodarskiy D. K voprosu o gruppovyih iskah: blog [On the question of class actions: blog] [Electronic resource] // Zakon.ru. – 2019. – URL: https://zakon.ru/blog/2019/12/2/k_voprosu_o_gruppovyh_iskah (accessed: 17.07.2020). [in Russian]
  2. Dzagurova M.D. Sravnitelno-pravovoe issledovanie instituta gruppovogo iska i nekotoryiy analiz ego modeli v kontekste Kontseptsii edinogo grazhdanskogo protsessualnogo kodeksa [Comparative legal study of the institute of class action and some analysis of its model in the context of the Concept of a unified civil procedure code]. // Leningradskiy yuridicheskiy zhurnal [Leningrad Law Journal]. – 2018. – № 4 (54) – P. 108-117. [in Russian]
  3. Zhubrin B.A. Osobennosti podgotovki k sudebnomu razbiratelstvu dela po gruppovomu isku [Features of preparation for the trial of a class action case] // Voprosyi rossiyskogo i mezhdunarodnogo prava [Questions of Russian and international law]. – 2012. – №3-4. – P.47-60. [in Russian]
  4. Senyakina E.I. Konstruktivnyie osobennosti gruppovyih iskov v arbitrazhnom sudoproizvodstve [Design features of class actions in arbitration proceedings] // Yuridicheskaya tehnika [Legal technology]. – 2013.- №7-2. – P.701-703. [in Russian]
  5. Timofeev Yu.A. Kollektivnyie iski: perspektivyi razvitiya [Class action lawsuits: development prospects] // Elektronnoe prilozhenie k «Rossiyskomu yuridicheskomu zhurnalu» [Electronic supplement to «Russian legal journal»]. – 2018. – № 2. – P.88-99. [in Russian]
  6. Tumanov D.A. O gruppovyih iskah v Kontseptsii edinogo grazhdanskogo protsessualnogo kodeksa RF [On class actions in the Concept of the unified civil procedure code of the Russian Federation] // Vestnik grazhdanskogo protsessa [Bulletin of civil procedure]. – 2015. – №4. – P.63-82. [in Russian]
  7. Khalatov S.A. Gruppovoy isk v interesakh potrebiteley roznichnykh finansovykh pensionnykh uslug: predlozheniye modeli [Class action in the interests of consumers of retail financial pension services: model proposal] // Vestnik grazhdanskogo protsessa [Bulletin of civil process]. – 2018. – Т.8. – № 3. – P.78-89. [in Russian]
  8. Chekmareva A.V. Mirovoye soglasheniye kak rezul’tat vypolneniya zadachi primireniya storon pri podgotovke dela k sudebnomu razbiratel’stvu [Amicable agreement as a result of fulfilling the task of reconciling the parties in preparing the case for trial] // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika [Laws of Russia: experience, analysis, practice]. – 2013. – № 10. – P.76-80. [in Russian]
  9. Yudin A.V. Kategoriya «risk» v grazhdanskom sudoproizvodstve [Category “risk” in civil proceedings] // Vestnik grazhdanskogo protsessa [Bulletin of civil procedure]. – 2014. – № 5. – P.11-53. [in Russian]
  10. Yarkov V. Gruppovyye iski v tsivilisticheskom protsesse Rossii [Class actions in the civil process of Russia] / Yarkov V., Kudryavtseva Ye., Maleshin D. and others // Zakon [Law]. – 2014. – №5. – P.11-53. [in Russian]
  11. Yarkov V.V. Gruppovoy isk v administrativnom proizvodstve: kratkiy kommentariy [Class action in administrative proceedings: a short comment] // Arbitrazhnyy i grazhdanskiy protsess [Arbitration and civil procedure]. – 2015. – №11. – P.52-58. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.