Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.43.136

Download PDF ( ) Pages: 89-91 Issue: № 1 (43) Part 4 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Kryukova A.V., "SWEDEN’S CONTRIBUTION TO DISSOLUTION OF THE KALMAR UNION". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 1 (43) Part 4, (2016): 89. Mon. 25. Jan. 2016.
Kryukova, A.V. (2016). ROLY SHVECII V RASPADE KALYMARSKOY UNII [SWEDEN’S CONTRIBUTION TO DISSOLUTION OF THE KALMAR UNION]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 1 (43) Part 4, 89-91. http://dx.doi.org/10.18454/IRJ.2016.43.136
Kryukova A. V. SWEDEN’S CONTRIBUTION TO DISSOLUTION OF THE KALMAR UNION / A. V. Kryukova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2016. — № 1 (43) Part 4. — С. 89—91. doi: 10.18454/IRJ.2016.43.136

Import


SWEDEN’S CONTRIBUTION TO DISSOLUTION OF THE KALMAR UNION

Крюкова А.В.

Студентка, Омский государственный университет имени Ф. М. Достоевского

РОЛЬ ШВЕЦИИ В РАСПАДЕ КАЛЬМАРСКОЙ УНИИ

Аннотация

В статье анализируются обстоятельства заключения союзного договора и причины, по которым Шведское королевство боролось за независимость.   

Ключевые слова: Кальмарская уния, Швеция, борьба за независимость.

Kryukova A.V.

Undergraduate student, Omsk State University

SWEDEN’S CONTRIBUTION TO DISSOLUTION OF THE KALMAR UNION

Abstract

The article analyses the circumstances of the union treaty’s conclusion and the roots of Sweden’s struggle for independence.

Keywords: The Kalmar Union, Sweden, independence movement.

Кальмарская уния (1397-1523) была образована датской правительницей Маргаритой с целью защиты трёх северных королевств – Норвегии, Швеции, Дании – в связи с возросшим экономическим и политическим влиянием германских городов на Балтике. Она была замыслена как «государственно-династический союз против внешних врагов и внутренних мятежей, в рамках которого его члены должны иметь автономию» [4, с. 101]. Однако некоторые пункты так называемой Кальмарской конституции, соглашения об унии, в скором времени обнаружили противоречия между участниками и сделали её распад необратимым. Неравенство членов унии было очевидным с момента её создания, интересы участников также различались, что в скором времени и привело к неизбежному конфликту.

Следует сказать несколько слов об обстоятельствах заключения союзного договора, так как уже из его условий становится ясно: уния не могла быть прочной. Летом 1397 г. в шведском городе Кальмаре было созвано собрание аристократов трёх королевств. В результате совещания было принято два документа: акт о коронации Эрика Померанского и соглашение о союзе государств. Согласно условиям первого документа, регентшей при малолетнем короле провозглашалась правительница Маргарита, за которой признавалось право на распоряжение всеми замками и ленами, на определение условий держаний, а также право на распоряжение статусом ленов после смерти суверена [6, с. 271-274].

Договор о вечной унии провозглашал, что после смерти выбранного короля государства обязуются выбрать общего суверена. Внутренние дела каждой страны, однако, должны регулироваться традиционным правом, король ограничен привилегиями, которые могут быть ему представлены, согласно местным законам. Провозглашалась единая внешняя политика, король и его советники объявлялись полномочными для ведения международных переговоров и заключения внешних соглашений от имени всех стран. В договоре снова оговаривались полномочия регентши Маргариты, которые оказались более ограниченными – за ней признавалось лишь право пожизненного распоряжения ленами. И. Андерссон отмечал, что договор – попытка создания унии с сохранением политических традиций и законов каждой страны [1, с. 88].

Оформление документа не соответствовало нормам того времени: на договоре о вечной унии присутствуют не все необходимые печати, в его тексте есть исправления, кроме того, он был составлен на бумаге, но не на пергаменте, что было бы более уместно для заключения такого важного документа. Кроме того, нет традиционного для XIV в. обращения к богу. Перечисленные нюансы породили оживлённую дискуссию относительно подлинности и истинных целей соглашения. Так, Ю. Сандстрём, проведя сравнительный анализ акта о временной унии и акта о вечной унии, пришёл к следующему выводу: последний документ не устроил аристократию. Вместо него было принято решение о коронации Эрика Померанского и образовании, таким образом, временной унии, а широкие права на замковые лены явились некой компенсацией королевской власти [6, c. 279-280].

Учитывая социально-экономические, политические и правовые противоречия между Скандинавскими странами, Э. Лённрут выделял два возможных пути существования унии – монархический и конституционный. Первый был в интересах Дании, второй – в интересах Швеции. Два документа, представленные на съезде в Кальмаре представляли собой программы двух государств. Акт о коронации подчёркивал божественное происхождение власти; договор о вечной унии указывал на «делегированные снизу» полномочия монарха. Компромисс не был найден, а принципиальная разница двух проектов вылилась в борьбу в период существования межгосударственного союза [6, с. 280].

Отечественный историк Форестен отмечал, что оборонительный, но не наступательный характер соглашения также «не обещал прочности унии», кроме того, в сношениях с иностранными державами союз государств даже не упоминался. Деятельность Маргариты была направлена на усиление власти монарха, как следствие, снижалось влияние дворянства, чему и способствовал заключённый договор [5, с. 13-14].

Таким образом, акт о коронации был оформлен согласно правилам и хорошо проработан. Однако союзный договор имел полуофициальный характер. Кальмарская уния с самого начала своего существования не являлась прочным политическим образованием. Идея аристократического правления, на которую рассчитывала шведская знать, потерпела поражение. Противоречия между участниками унии обнаружились ещё при заключении договора, чем впоследствии и смогла воспользоваться Швеция для её расторжения, так как «союз этот…стал причиной множества раздоров.  Произошло это оттого, что польза и выгода союза для королевств оказалась неодинаковой: ведь условия, на которых стороны заключили союз, не были соблюдены» – заключает хронист Олаус Петри в своей работе [3, с. 117].

Ханс I Датский, общескандинавский правитель на рубеже XV и XVI вв. следующим образом определял направленность своей политики: «Жирная Норвегия должна кормить меня, богатая Швеция одевать, а воинственная Дания защищать». Реальную обязанность защиты государя Дания также возлагала на Норвегию и Швецию, что очередной раз подчёркивает главенствующее положение Датского королевства в Кальмарской унии, причём такая политика проводилась датскими монархами с момента её образования [4, с. 102]. Ещё в годы правления Маргариты и Эрика Померанского, внешнеполитические амбиции которых одна Дания не могла оплатить, были введены новые многочисленные налоги, всю тяжесть которых испытала на себе «богатая Швеция». Так, указом Маргариты в Дании и Швеции была проведена редукция скаттовых и коронных земель, что отразилось на положении самых богатых и влиятельных семьях и церкви. Эти земли отдавались в управление немцам и датчанам; кроме того, иностранцам в скором времени были предоставлены важнейшие административные и церковные должности – даже пост уппсальского архиепископа был занят поверенным датского короля. Подобные действия монарха прямо нарушали соглашения Кальмарской конституции, как и провозглашение Эриком Померанским своей власти наследственной в трёх королевствах.

В связи с тяжёлым положением Швеции из-за проводимой Эриком Померанским политики в 1434-1436 гг. в королевстве прошло первое массовое выступление против унии под руководством Энгельберкта Энгельбректссона, выходца из рыцарской среды. Примечательно, что в восстании принимали участие практически все сословия: горняки, крестьяне, горожане, дворянство, в том числе, высшее. Выступление было одновременно национально-освободительным и антифеодальным и было таким масштабным, что современники сравнивали его с восстанием гуситов и воспринимали его как народную войну. Кроме того, именно под влиянием восстания 1434-1436 гг. было организовано общесословное собрание в Швеции. В 1435 г. в городе Арбурге представителями светских господ-струманов, духовенства и торговых городов было узаконено антидатское движение, а Энгельбректссон был провозглашён лидером Швеции. Помимо финансовых вопросов на собрании обсуждались и вопросы политические [4, с. 104-108].

В противовес новому королю Дании и Норвегии Кристиану I знать Швеции выбрала своим правителем Карла Кнутссона Бунде, между странами начинается череда войн. Для содержания армии Карлу Кнутссону приходилось назначать новые и новые налоги; в годы его правления были повышены пошлины на ввозимые товары, была проведена попытка редукции земель. Но аристократия, поддержанная бюргерами и бондами, не пожелала терпеть убытки, и король был изгнан из страны, а Кристиан I был признан правителем, коим являлся, однако, недолго. В Швеции вскоре произошло новое восстание в 1464 г. под предводительством епископа Четтиля Вазы, власть вновь оказалась в руках Карла Кнутссона.

Следующий правитель Швеции, провозглашённый в 1470 г., однако, лишь регентом – Стен Стуре Сташий. И хотя в Швеции всё ещё была сильна аристократическая оппозиция, настроенная на сохранение унии из-за обладания землями в обоих государствах, Стен Стуре, как и последующие члены дома Стуре, стал проводить выраженную антидатскую политику, а также наметил тенденцию к усилению централизации государства. Стуре опирались на поддержку бюргерства и крестьянства [2, с. 344].

Датский король Кристиан II под предлогом искоренения ереси устроил массовую казнь союзников дома Стуре, 8-9 ноября 1520 г. было убито более 100 знатных граждан, имущество которых было конфисковано (Стокгольмская кровавая баня). Череда погромов охватила и остальные провинции Швеции. Такая вседозволенность короля породила очередное всенародное освободительное движение, которое стало последним и завершило эпоху унии. Шведский рыцарь Густав Эрикссон Ваза с помощью ганзейцев, объявивших морскую блокаду Датскому государству, одержал победу и в 1523 г. был избран королём Швеции. Примечательно, что в восстании участвовали все сословия, кроме высшего духовенства и части светской знати.  Новый король Дании Фредерик I признал трон за Густавом I. Кальмарская уния окончательно прекратила своё существование [2, с. 250].

Таким образом, конфликт между Швецией и Данией в унии был неизбежен. Датские короли разоряли «богатую Швецию», затрагивая при этом интересы не только знати, но и самостоятельных в своей торговле бондов и горожан. Верными датским правителям, однако, были католическая церковь и часть аристократии, владевшая ленами в нескольких королевствах. Церковь была вынуждена поддерживать датчан, так как в Швеции всё большую популярность обретало протестантское учение, а местные правители, начиная с регентов Стуре, стали ограничивать её привилегии, стремясь при этом к пополнению государственных доходов. Но немногочисленные оппозиционные силы не могли противостоять мощному национально-освободительному движению, шведское общество консолидировалось, несмотря на некоторые противоречия между сословиями. Главными факторами, способствовавшими укреплению национально-освободительного движения, стали развитие сословной структуры и «укрепление внутренних экономических связей на основе развития товарно-денежных отношений, в частности рынка» [4, с. 105]. Активная торговля на Балтике делала привлекательной для всех сословий королевства ведение протекционистской торговой политики. Шведское дворянство активно покровительствовало купцам, способствовало развитию промысловых угодий. Так что редукция земель горных и рыболовецких районов и подчинение их датской короне не могло не повлиять на сепаратистские настроения знати в Швеции. Кроме того, крестьянство также активно участвовало в торговом процессе, в том числе, международном, торгуя собственными продуктами. Развивались и местные мелкие ярмарки. Слаженный внутренний рынок также стал основой политики централизации, упрочнив ресурсы казны.

На смену эпохе уний пришла эпоха централизованных сословных монархий в Скандинавских странах. Густав Ваза – первый правитель независимой Швеции – взял курс на укрепление государства и королевской власти. 1544 г. риксдагом было принято решение об утверждении наследственной монархии в Швеции. Последующие представители новой династии также придерживались политики централизации.

Литература

  1. Андерссон И. История Швеции / ред. Зутиса Я.Я. – М.: Издательство иностранной литературы, 1951. – 408 с.
  2. История средних веков. Т. II. / ред. С.Д. Сказкина и др. – изд. 2-е, перераб. – М.: «Высш. школа», 1977. – С. 242-257.
  3. Петри О. Шведская хроника. Пер., послесл., коммент. А.Д. Щеглова. – М.: Издательство «Наука», 2012. – 421 с.
  4. Сванидзе А.А. Эпоха уний в Северной Европе XIV-начало XVI в. / Средние века. Вып. 50 / ред. Рутенбург В.И. – М.: Издательство «Наука», 1987. – С. 91-112.
  5. Форстен Г.В. Борьба из-за господства на Балтийском море в XV и XVI столетиях. – СПб.: Типография Скороходова, 1884. – 619 с.
  6. Щеглов А.Д. Договор 1397 г. о Кальмарской унии / Средние века. Вып. 64/ ред. Сванидзе А.А. – М.: Наука, 2003. – C. 271-292.

References

  1. Andersson I. Istorija Shvecii / red. Zutisa Ja.Ja. – M.: Izdatel’stvo inostrannoj literatury, 1951. – 408 s.
  2. Istorija srednih vekov. T. II. / red. S.D. Skazkina i dr. – izd. 2-e, pererab. – M.: «Vyssh. shkola», 1977. – S. 242-257.
  3. Petri O. Shvedskaja hronika. Per., poslesl., komment. D. Shheglova. – M.: Izdatel’stvo «Nauka», 2012. – 421 s.
  4. Svanidze A.A. Jepoha unij v Severnoj Evrope XIV-nachalo XVI v. / Srednie veka. Vyp. 50 / red. Rutenburg V.I. – M.: Izdatel’stvo «Nauka», 1987. – S. 91-112.
  5. Forsten G.V. Bor’ba iz-za gospodstva na Baltijskom more v XV i XVI stoletijah. – SPb.: Tipografija Skorohodova, 1884. – 619 s.
  6. Shheglov A.D. Dogovor 1397 g. o Kal’marskoj unii / Srednie veka. Vyp. 64/ red. Svanidze A.A. – M.: Nauka, 2003. – C. 271-292.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.