Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Download PDF ( ) Pages: 103-105 Issue: №10 (17) Part 1 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Gaevskaya J.U., "THE REGULATION OF LABOR ACTIVITY OF THE SPECIAL CONTINGENT FROM FORMER SOVIET PRISONERS OF WAR IN 1943-1945 (ON THE EXAMPLE OF STALINGRAD)". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) №10 (17) Part 1, (2021): 103. Wed. 11. Aug. 2021.
Gaevskaya, J.U. (2021). REGULYACIYA TRUDOVOY DEYATELYNOSTI SPECKONTINGENTA IZ CHISLA BYVSHIH SOVETSKIH VOENNOPLENNYH V 1943–1945 GG. (NA PRIMERE STALINGRADA) [THE REGULATION OF LABOR ACTIVITY OF THE SPECIAL CONTINGENT FROM FORMER SOVIET PRISONERS OF WAR IN 1943-1945 (ON THE EXAMPLE OF STALINGRAD)]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, №10 (17) Part 1, 103-105.
Gaevskaya J. U. THE REGULATION OF LABOR ACTIVITY OF THE SPECIAL CONTINGENT FROM FORMER SOVIET PRISONERS OF WAR IN 1943-1945 (ON THE EXAMPLE OF STALINGRAD) / J. U. Gaevskaya // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — №10 (17) Part 1. — С. 103—105.

Import


THE REGULATION OF LABOR ACTIVITY OF THE SPECIAL CONTINGENT FROM FORMER SOVIET PRISONERS OF WAR IN 1943-1945 (ON THE EXAMPLE OF STALINGRAD)

Гаевская Ж.Ю.

Аспирант, Волгоградский государственный социально-педагогический университет

РЕГУЛЯЦИЯ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕЦКОНТИНГЕНТА ИЗ ЧИСЛА БЫВШИХ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ В 1943–1945 ГГ. (НА ПРИМЕРЕ СТАЛИНГРАДА)

Аннотация

Определены основные механизмы регуляции трудовой деятельности спецконтингента из числа бывших советских военнопленных в условиях Великой Отечественной войны. Отмечены недостатки регламентации. Сделан вывод о зависимости степени регламентации трудовой деятельности от положения данной категории граждан и необходимости жёсткой регламентации в условиях военного времени.

Ключевые слова: Великая Отечественная война, экономика СССР, восстановление Сталинграда, лагерь специального назначения, cпецконтингент.

Gaevskaya J.U.

Postgraduate student, Volgograd state social and pedagogical university

THE REGULATION OF LABOR ACTIVITY OF THE SPECIAL CONTINGENT FROM FORMER SOVIET PRISONERS OF WAR IN 1943-1945 (ON THE EXAMPLE OF STALINGRAD)

Abstract

The main mechanisms of regulation of labor activity of the special contingent of former soviet prisoners of war in the period of the Great Patriotic War were defined. The problems of regulation were noted. The level of a regulation of labor activity depends on the position of this category of citizens. The author comes to the conclusion that the rigid regulation is necessary in wartime.

Keywords: the Great Patriotic War, economy of the USSR, the Camp of Special Destination, reconstruction of Stalingrad, special contingent.

Исследование военной экономики СССР в период Великой Отечественной войны имеет глубокое теоретическое и практическое значение и вызывает большой научный интерес. Начало 90-х гг. XX в. было отмечено появлением нового аспекта. В связи с рассекречиванием архивных материалов образовалась возможность дать характеристику одной из категорий людских ресурсов, труд которой применялся в период Великой Отечественной войны. Это спецконтингент.

В современных исторических исследованиях, понятие «спецконтингент» трактуется широко. Критерии, по которым исследователи относят те или иные категории граждан к спецконтингенту – это нахождение на режимных условиях и принудительный труд. Следовательно, правомерно рассматривать военнослужащих Красной Армии, побывавших в плену или вышедших из окружения в качестве спецконтингента.

Доказательством этого является характер их трудовой деятельности и методы её регуляция.

Лагеря специального назначения (спецлагеря) для проверки и фильтрации бывших советских военнопленных были созданы в конце 1941 г. под началом Управления по делам военнопленных и интернированных (УПВИ) и имели производственный уклон. Их задачей являлось выделение рабочей силы для восстановления и строительства новых оборонных предприятий СССР, а также предприятий по добыче угля [1].

Причём трудовая деятельность спецконтингента была предельно структурированной и централизованной. О такой специфике говорит появление в структуре УПВИ Отдела трудового использования, который занимался вопросами сосредоточения военнопленных и интернированных на важнейших стройках и предприятиях ведущих отраслей народного хозяйства, организацией правильного и эффективного трудового использования контингента и др. В ведении Отдела находились также вопросы охраны труда, поощрения отличников труда, оплаты, разработки договорных условий с хозяйственными организациями, которым выделялась рабочая сила.

Например, за 1943-1944 гг. на восстановлении некоторых оборонных предприятиях удельный вес выделяемых спецлагерями контингентов был весьма значительным и часто они являлись основной рабочей силой [2]. К их числу относились: Сталинградский тракторный завод (СТЗ) (2400 человек); Сталиногорский химкомбинат (3300 человек); завод №221 в г. Сталинграде (около 1500 человек); Березниковский содовый завод (2500 человек) и др.[3].

6 апреля 1942 г. вышел приказ №00675 [4], который выступал в качестве инструкции по регуляции трудовой деятельности спецконтингента. В связи с этим, позднее на местах были приняты различные инструкции о порядке взаимоотношений между хозорганами и спецлагерями.

Трудовое использование спецконтингента на отдельных объектах г. Сталинграда, имеющих стратегическое значение, началось с весны 1943 г., когда спецлагерь №0108 (пос. Бекетовка) был выделен в самостоятельную единицу с дислокацией при СТЗ.

Привлечение труда данной категории граждан было связано с нехваткой трудовых ресурсов. В частности, по данным на 2 февраля 1943 г. в Сталинграде находилось всего 32181 человек [5].

Отношения между предприятиями и спецлагерем №0108 строились в соответствии с инструкцией «О взаимоотношениях между хозорганами и лагерем (спецлагерем НКВД) на контрагентских договорных работах» [6] на принципах чёткого разграничения обязанностей.

После получения от хозоргана нарядов на исполнение работ лагерь обязан был предварительно ознакомиться с характером и фронтом работ непосредственно на месте, оценить действительную потребность в рабочей силе, произвести разбивку своего контингента на бригады и рабочие звенья, назначить бригадиров, а также проконтролировать прибытие контингента на производственные площадки (не позднее, чем за 10 минут до начала работы) [7].

Ответственность по данному виду деятельности лежала именно на лагере в связи с тем, что он лучше был осведомлён о состоянии своего контингента, роде занятий и физических возможностях каждого отдельного военнослужащего.

В свою очередь, хозорган обеспечивал сформированную лагерем бригаду и каждого отдельного рабочего необходимым фронтом работ и местом работы с созданием нормальных для производства условий (освещение, отопление и др.). Вся работа происходил по наряд-заданиям, которые выдавались лагерю заблаговременно. В них отмечался объем работ, расценка на единицу работ, нормы выработки, а также общая стоимость [8]. Во время работы на отведённом участке должен был постоянно находиться технический персонал [9], так как чаще всего использование труда спецконтингентов не соответствовало их специальностям.

Таким образом, ответственность за организацию условий работы лагерного контингента, непосредственно на производственной площадке, лежала на принимающем хозоргане.

Однако хозорган не имел отношения к охране бывших советских военнопленных и дисциплине, а являлся только потребителем труда, за который начислял заработную плату.

По инструкции запрещались любые контакты между спецконтингентом и наёмными рабочими [10]. Бригады пропускались через специальные ворота, либо в час, когда проход вольнонаёмных через общие ворота запрещался [11].

Лагерные надзиратели, присутствовавшие на производстве, должны были реагировать на все претензии технического персонала хозоргана и принимать необходимые меры по отношению к лицам, нарушающим правила внутреннего распорядка на производстве [12].

Таким образом, использование труда бывших советских военнопленных происходило при постоянном взаимодействии между лагерем и предприятием.

Однако условия военного времени вносили коррективы в жёсткий порядок регулирования трудовой деятельности спецконтингента. Например, в 1943 г. на некоторых участках СТЗ отмечалась большая скученность спецконтингентов совместно с вольнонаёмными рабочими, что давало возможность контактирования и даже свободного обмена денег на продукты, табак и др. [13]. Такое положение дел стало возможном по причине большого количества участков работы (24 участка) и нехватки охраны [14].

Инструкция трудового использования определяла также возможности спецконтингента по участию в социалистическом соревновании и повышению квалификации. Лагерь и хозорган должны были совместно принимать меры по предотвращению травматизма, а также простоев рабочей силы [15].

Отметим, что регламентация взаимоотношений между хозорганом и лагерем ежегодно подвергалась обновлению в форме перезаключения договоров [16].

Приведённая система регуляции трудовой деятельности спецконтингента свидетельствует о её жёсткой централизации и строгом разграничении функций поставщика рабочей силы и потребителя с целью обеспечения высокой производительности труда за счёт наиболее полного трудоиспользования.

Эффективная производительность труда спецконтингента, отмеченная в отчётных документах спецлагеря №0108 [17], оправдывает такую регламентацию трудовой деятельности в чрезвычайных условиях.

Уровень регуляции трудовой деятельности спецконтингента из числа военнослужащих Красной Армии, побывавших в плену или вышедших из окружения связан с особенностями их правового положения и свидетельствует о принудительном характере труда. Что приравнивает данную категорию граждан к обычным заключённым или иностранным военнопленным.

Однако приведённая система регуляции не была идеальной в связи с особенностями военного времени.

Таким образом, применение труда спецконтингента и жёсткая регламентация его производственной деятельности были необходимостью в условиях военного времени.

Литература

  1. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 1/п. Оп. 1и. Д. 2. Л. 41.
  2. Там же.
  3. Там же. Л. 44.
  4. Приказ НКВД СССР № 00675 от 6 апреля 1943 г. с объявлением типового договора УПВИ НКВД СССР, директивы о порядке трудового использования военнопленных, интернированных и спецконтингентов и табеля срочных донесений по трудовому использованию / Военнопленные в СССР. 1939–1956. Документы и материалы / Сост. М. М. Загорулько, С. Г. Сидоров, Т. В. Царевская; Под ред. М. М. Загорулько. М.: Логос, 2000. 1120 с.: ил., с. – 569–570.
  5. Справка Сталинградского городского статистического управления о количестве населения и жилого фонда в гор. Сталинграде до 23 августа 1942 г. и после окончания Сталинградской битвы / Сталинградский городской комитет обороны в годы Великой Отечественной войны. Документы и материалы. Том. 1 / под ред. М. М. Загорулько. Волгоград, 2003. – 920 с.: ил., с. – 681.
  6. Государственный архив Волгоградской области (ГАВО). Ф.Р–1128. Оп. 1. Д.7. Л. 43.
  7. Там же.
  8. Там же. Л. 44.
  9. Там же. Д. 18. Л. 205.
  10. Там же. Д.7. Л. 44.
  11. Там же. Л. 49.
  12. Там же. Л. 44.
  13. Там же. Л. 49.
  14. Там же. Д. 17. Л. 3, 5.
  15. Там же. Д.7. Л. 45-46.
  16. Там же. Д.7. Л. 40.
  17. Там же. Д. 16. Л. 45, 58, 69.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.