Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.105.3.096

Download PDF ( ) Pages: 182-186 Issue: № 3 (105) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Mukhamedov R.A. et al. "DEVELOPMENT OF THE AGRICULTURAL SECTOR OF THE ECONOMY IN THE FRAMEWORK OF THE IMPLEMENTATION OF THE DECISION OF THE SEPTEMBER (1953) PLENUM OF THE CENTRAL COMMITTEE OF THE CPSU AND THE ADOPTED LAW OF MARCH 31, 1958 (BASED ON THE MATERIALS OF THE ULYANOVSK REGION)". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 3 (105) Part 3, (2021): 182. Sun. 21. Mar. 2021.
Mukhamedov, R.A. & Subbotin, D.A. (2021). RAZVITIE AGRARNOGO SEKTORA EKONOMIKI V RAMKAH REALIZACII RESHENIYA SENTYABRYSKOGO (1953 G.) PLENUMA CK KPSS I PRINYATOGO ZAKON OT 31 MARTA 1958 GODA (NA MATERIALAH ULYYANOVSKOY OBLASTI) [DEVELOPMENT OF THE AGRICULTURAL SECTOR OF THE ECONOMY IN THE FRAMEWORK OF THE IMPLEMENTATION OF THE DECISION OF THE SEPTEMBER (1953) PLENUM OF THE CENTRAL COMMITTEE OF THE CPSU AND THE ADOPTED LAW OF MARCH 31, 1958 (BASED ON THE MATERIALS OF THE ULYANOVSK REGION)]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 3 (105) Part 3, 182-186. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.105.3.096
Mukhamedov R. A. DEVELOPMENT OF THE AGRICULTURAL SECTOR OF THE ECONOMY IN THE FRAMEWORK OF THE IMPLEMENTATION OF THE DECISION OF THE SEPTEMBER (1953) PLENUM OF THE CENTRAL COMMITTEE OF THE CPSU AND THE ADOPTED LAW OF MARCH 31, 1958 (BASED ON THE MATERIALS OF THE ULYANOVSK REGION) / R. A. Mukhamedov, D. A. Subbotin // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 3 (105) Part 3. — С. 182—186. doi: 10.23670/IRJ.2021.105.3.096

Import


DEVELOPMENT OF THE AGRICULTURAL SECTOR OF THE ECONOMY IN THE FRAMEWORK OF THE IMPLEMENTATION OF THE DECISION OF THE SEPTEMBER (1953) PLENUM OF THE CENTRAL COMMITTEE OF THE CPSU AND THE ADOPTED LAW OF MARCH 31, 1958 (BASED ON THE MATERIALS OF THE ULYANOVSK REGION)

РАЗВИТИЕ АГРАРНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ В РАМКАХ РЕАЛИЗАЦИИ РЕШЕНИЯ СЕНТЯБРЬСКОГО (1953 Г.) ПЛЕНУМА ЦК КПСС И ПРИНЯТОГО ЗАКОН ОТ 31 МАРТА 1958 ГОДА
(НА МАТЕРИАЛАХ УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ)

Научная статья

Мухамедов Р.А.1, *, Субботин Д.А.2

1 ORCID:0000-0001-6181-3249;

2 ORCID: 0000-0002-3056-7281;

1, 2 Ульяновский государственный педагогический университет им. И. Н. Ульянова, Ульяновск, Россия

* Корреспондирующий автор (rasit56[at]mail.ru)

Аннотация

Авторы статьи в данной статье пытались провести ретроспективный анализ в важнейшей отрасли экономики – в аграрном секторе в 1950 – 1960-е годы. В этот период в сельской местности проживало более половины жителей СССР, которые были заняты в производстве продуктов питания и сельскохозяйственного сырья для промышленности. Растущая потребность населения в продуктах питания в рассматриваемый период резко не совпадала с ее производством, ранее существующие регламенты в аграрном секторе устарели и экономически были вредны для производителей. Данный сектор экономики остро нуждалась в реформировании, поэтому партийно-государственные органы пытались модернизировать всю колхозно-совхозную систему. Партийная организация связывала организацию эффективного применения и внедрения каждым из сельскохозяйственных хозяйств как технических новшеств, технологии производства, так и трудовых ресурсов.

Безусловно очевидно, что в результате проводимых реформ в деревне, с одной стороны в Советской России в течении десятилетий исчезли множество сел и деревень, а с другой – социально-экономический уровень тружеников колхоза и совхоза вырос в разы. Непосредственно в работе было выявлено, что в Ульяновском крае партийными структурами реализовывалась система мероприятий, главным образом, направленных на интенсивный подъем экономики колхозов и совхозов, а также установление оптимального и эффективного сочетания общегосударственных, коллективных и личных интересов в аграрном секторе.

Ключевые слова: Ульяновская область, колхоз, трудодни, МТС, налоги, экономика, социальная политика.

DEVELOPMENT OF THE AGRICULTURAL SECTOR OF THE ECONOMY IN THE FRAMEWORK OF THE IMPLEMENTATION OF THE DECISION OF THE SEPTEMBER (1953) PLENUM OF THE CENTRAL COMMITTEE OF THE CPSU AND THE ADOPTED LAW OF MARCH 31, 1958
(BASED ON THE MATERIALS OF THE ULYANOVSK REGION)

Научная статья

Mukhamedov R.A.1, *, Subbotin D.A.2

1 ORCID:0000-0001-6181-3249;

2 ORCID: 0000-0002-3056-7281;

1, 2 Ulyanovsk State Pedagogical University named after I. N. Ulyanov, Ulyanovsk, Russia

* Corresponding author (rasit56[at]mail.ru)

Abstract

The authors of the article in this article tried to conduct a retrospective analysis in the most important branch of the economy – in the agricultural sector in the 1950s – 1960s. During this period, more than half of the inhabitants of the USSR lived in rural areas, who were employed in the production of food and agricultural raw materials for industry. The growing demand of the population for food products in the period under review did not sharply coincide with its production, the previously existing regulations in the agricultural sector were outdated and were economically harmful for producers. This sector of the economy was in dire need of reform, so the party and state bodies tried to modernize the entire collective farm and state farm system. The party organization linked the organization of effective use and implementation by each of the agricultural farms of both technical innovations, production technology, and labor resources.

It is undoubtedly obvious that as a result of the reforms being carried out in the countryside, on the one hand, many villages and villages disappeared in Soviet Russia over the course of decades, and on the other, the socio-economic level of the collective and state farm workers has grown significantly. Directly in the work, it was revealed that in the Ulyanovsk Territory, party structures were implementing a system of measures, mainly aimed at intensively boosting the economy of collective and state farms, as well as establishing an optimal and effective combination of national, collective and personal interests in the agricultural sector.

Keywords: Ulyanovsk region, collective farm, workdays, MTS, taxes, economics, social policy.

Российская экономика переживает переходный период, начавшийся в 1990-е гг. Несмотря на модернизационные процессы, в промышленности все еще доминирует сырьевой сектор, а в аграрной сфере непродуманные реформационные действия привели к разорению деревни и обострению проблемы отечественного сельскохозяйственного производства. Поэтому особую актуальность приобретает исторический опыт, накопленный Советским Союзом в послевоенный период, когда усилиями советских людей было обеспечено не только сохранение и возрождение народного хозяйства, но и совершён индустриальный рывок, превративший её в сверхдержаву. Многие авторы, на современном этапе осмысления проблемы, рассматривают советские аграрные преобразования середины ХХ в. как целенаправленный процесс раскрестьянивания деревни. По мнению М.А. Безнина, раскрестьянивание есть «исчезновение натуральных в своей основе, замкнутых, в значительной степени «самовоспроизводящихся» форм хозяйствования в аграрной области» [19]. Региональная аграрная история привлекла многих ученых историков как Пашкин А.Г. [16], Федоров Г.Н. [18], Мухамедов Р.А. [13], Гальченко Д. Э. [1] и др.

Авторами статьи был задействован широкий круг источников из Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) фонд А 310, а также из региональных архивов которые впервые вводятся в научный оборот: Государственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИ УО) Фонд 8. Дела 387, 282, 247, 260, 250. Из Государственного архива Ульяновской области (ГАУО) фонд Р-632.

В целях скорейшего восстановления разрушенного войной народного хозяйства, партия и правительство использовали все формы и методы мобилизации тружеников на высокопроизводительный труд: среди них распространение получили, и жесткие меры по отношению к нарушителям трудовой дисциплины, и принципы морального и материального поощрения. Так, за невыполнение установленного минимума трудодней в колхозном производстве привлекали к уголовной ответственности. Члены колхоза имени Сталина Старомайнского района Охотина А. И, Константинова Е. К., Борисова М. К. решением районного народного суда от 5 августа 1946 года были приговорены к трем и шести месяцам исправительных работ [15].

Однако, в начале 1950-ых годов местными органами партии применялись преимущественно принципы морального и материального поощрения [13, C. 75]. 1957 год прошел под девизом достойной встречи 40-летия Советской власти. Год выдался удачный, многие хозяйства выполнили государственные задания по поставкам сельскохозяйственной продукции [2, Л. 10]. Это стало основанием для награждения особо отличившихся тружеников села, среди них – 16 передовиков области были удостоены звания Героя Социалистического труда, 342 – получили ордена и медали СССР. В числе награжденных оказались директор А. Ф. Салмин, старший агроном Н. И. Ваньчев, бригадир В. Д. Живайкин из Новомалыклинской МТС, бригадир и звеньевая колхоза им. Энгельса Новомалыклинского района П. И. Кузьмин и В. А. Ермолаева, бригадир колхоза «Мопр» Николочеремшанского района Н. Ф. Моисеев, бригадир тракторной бригады Моисеевской МТС С. В. Мезин, бригадир тракторной бригады Володарской МТС Чердаклинского района И. П. Тытыш [3, Л. 14].

Советская деревня в 1950-е годы подверглась под новое организационное мероприятие – укрупнение колхозов. В результате, вместо 250 тыс. мелких и малопроизводительных колхозов в стране было образовано 93 тыс. более крупных коллективных хозяйств [7, Л. 65]. Укрупнение колхозов позволило увеличить площади пахотных земель, на которых стала возможной организация научно-обоснованных севооборотов и более эффективное возделывание сельскохозяйственных культур. В Старомайнском районе члены 43 колхозов объединились в 29 хозяйств, в Чердаклинском – после укрупнения из 56 хозяйств, осталось 26 [17].

Объединение хозяйств позволило наиболее рационально использовать опытных организаторов колхозного производства, более производительнее применять сельскохозяйственную технику, тракторный и комбайновый парки. Однако данный процесс в дальнейшем получил свое разрушительное продолжение, исчезновению малых деревень и сел с карты России. В условиях послевоенного восстановления страны, отдавая приоритет промышленному производству, сельское хозяйство, по-прежнему, оставалось источником социалистических накоплений. Множество проблем, стоящих перед страной, требовало все большего увеличения объемов накоплений.

Реорганизация колхозов сопровождалась ужесточением налоговой политики. В 1950 – 1951 годах колхозы страны по поставкам государству сельскохозяйственных продуктов были дифференцированы по четырем группам. С каждого гектара сельхозугодий колхозы I группы должны были поставить государству мяса 3, 6 – 4 кг., молока – 16 – 20 кг., яиц – 7,8 – 13 шт.; колхозы II группы соответственно – 3,3 – 3,7 кг., 13 – 17 кг., 6 – 11 шт. [8, Л. 18]. В самых слабых, отстающих колхозах нормы поставок были почти в два раза ниже по сравнению с первой группой [8, Л. 21].

Новая политика в области налогообложения и ценообразования на продукцию сельского хозяйства не стимулировала дальнейшее развитие производительных сил деревни, подрывала и без того слабую материальную заинтересованность тружеников села [3, Л. 21].

1953 год стал новым этапом в развитии сельского хозяйства страны. Его справедливо называют экстенсивным этапом, и он связан с дальнейшим расширением посевных площадей за счет освоения целинных и залежных земель в районах Сибири, Зауралья, Казахстана, частично в Поволжье, на Северном Кавказе [13, C. 75].

С другой стороны, решения сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС были первой серьезной попыткой   превращения колхозов в подлинные кооперативы, функционирующие по принципу материальной заинтересованности его членов. Партия и правительство страны снизили для колхозов нормы обязательных поставок государству [18, C. 232]. На ряд сельскохозяйственных продуктов повысились закупочные цены, денежный налог с крестьянского двора был снижен почти в два раза, а также были списаны недоимки по сельхозналогу за прошедшие годы, значительно улучшились условия оплаты труда и ведения личного подсобного хозяйства жителей села. Вместо прежней натуральной, стала внедряться денежная форма оплаты труда. Живущие в сельской местности учителя, врачи, специалисты сельского хозяйства, механизаторы освобождались от уплаты налогов [8, Л. 20].

С 28 июня 1953 года были прекращены выпуск и размещение Государственного Займа на сумму 15 млрд. руб. Предвоенные, и особенно послевоенные, займы тяжелым бременем ложились на плечи колхозников и рабочих совхозов, всего населения страны [7, Л. 24].

С 1953 года в колхозах и совхозах начался процесс механизации производственных процессов в животноводстве. В колхозах «Путь к социализму», «Борец за свободу», «Памяти Ильича» Старомайнского района, впервые была организована механическая подача воды в животноводческие помещения [12].

В Чердаклинском районе впервые в «Пятисотенной ферме» Учхоза Ульяновского сельскохозяйственного института, впервые в области, заработал электродоильный агрегат. Хозяйство заметно отличалось высокими надоями молока. Так, доярки этого совхоза в 1950 году надоили от одной фуражной коровы 2545 кг., 1951 году – 2895 кг., в 1952 – 3100 кг. молока [4, Л. 21]. В течение только одного года в Чердаклинском районе были построены 14 конюшен на 680 голов, коровников – на 2200 голов, телятников – на 680 голов, свинарников – на 2600 голов [4, Л. 40].

Строительство каскада мощных электростанций на Волге открыло широкие возможности для электрификации сельских населенных пунктов. В стране, в 1950 году было электрифицировано 15% колхозов, 80% МТС, 76 % совхозов. Для выработки электроэнергии они использовали искусственные плотины, водяные мельницы и даже ветряные двигатели. Электрической энергией, вырабатываемой с помощью ветряной установки, пользовались члены колхоза «Путь к коммунизму» (с. Петровское) Чердаклинского района. В районных центрах, например, в Старой Майне и Чердаклах, электроэнергию вырабатывали стационарные дизельные установки [5, Л. 27].

Положение изменилось после принятия постановления от 25 августа 1953 года «О проведении работ по электрификации колхозов путем присоединения к государственным энергосистемам…» [7, Л. 23]. На основе данного постановления строительство линий электропередач, трансформаторных подстанций производилось как за счет колхозов, так и на государственные средства. К 1958 году электроэнергией уже пользовались 49% колхозов и 96% совхозов страны [9, Л. 17].

31 марта 1958 года был принят Закон «О дальнейшем развитии колхозного строя и реорганизации машинно-тракторных станций». Законом предусматривалось изменение, просуществовавшего почти 30 лет, порядка производственно-технического обслуживания колхозов через систему МТС. Закон предусматривал продажу сельскохозяйственной техники непосредственно колхозам. Чтобы облегчить покупку техники, с них списывалась вся задолженность прошлых лет по обязательным поставкам, контрактации сельхозпродуктов и натуральной оплате МТС за производственные работы в колхозах. Предусматривалась продажа машин и оборудования в рассрочку с правом погашения платежей в течение нескольких лет [14, C. 50].

Колхозам передавалась не только техника. Вместе с собственностью 7907 МТС по СССР, в колхозное производство влилось 2626 тыс. механизаторов и специалистов сельского хозяйства [5, Л. 35].

В Ульяновском Заволжье подлежало ликвидации почти два десятка МТС. В Мелекесском районе из 6 МТС колхозам передавалось 291 трактор, 201 комбайн и другие сложные сельскохозяйственные машины [10, Л. 9]. Более 800 высококлассных механизаторов перешли на работу в колхозы. Старейший механизатор района, А.П. Малышев так охарактеризовал суть реорганизации: «Будет очень хорошо, когда на земле станет один хозяин.  А то получается так: директор МТС дает одно задание, председатель колхоза – другое… и ты не знаешь, кого слушать! А тут еще и агроном приедет…» [10, Л. 14].

В Мелекесском районе колхоз «Алга» приобрел четыре трактора, три комбайна, по шесть сеялок и культиваторов, и много другой техники, обязавшись за это расплатиться с государством в течение ближайших двух лет [16, С. 107].

В Чердаклинском районе колхоз имени Ильича приобрел в Озерской МТС 11 тракторов, 9 комбайнов, колхоз «Россия» из Татарско-Калмаюрской МТС – 12 тракторов, 7 зерновых и 4 силосоуборочных комбайнов и весь прицепной инвентарь к ним [5, Л. 65]. Колхоз «40 лет Октября» выкупил у государства 17 тракторов, 11 комбайнов и другой сельскохозяйственной техники на 607,7 тыс. рублей [5, Л. 98].

Механизаторы, перешедшие на работу в колхозы, сохранили производственный стаж, членство в профсоюзах и право на получение государственной пенсии по достижении пенсионного возраста.

Отрицательным последствием этих преобразований явилось то, что более 600 хорошо оборудованных ремонтных заводов и крупных мастерских были переданы несельскохозяйственным организациям, мастерские и оборудование МТС, ставшее собственностью отдельных колхозов, использовались неэффективно, простаивали, в то время, рядом расположенные хозяйства, лишались возможности ремонтировать технику [9, Л. 18]. Созданные, на базе ликвидированных МТС, ремонтно-технические станции оказались не в состоянии ремонтировать все возрастающее количество поставляемой техники.

Изменение принципов технического обслуживания колхозного производства привело к совершенствованию форм экономических отношений между колхозами и государством. Со второй половины 1958 года были отменены обязательные и натуральные оплаты за работы МТС, введены новые порядки и условия закупок государством сельскохозяйственных продуктов [9, Л. 20]. Иначе говоря, с 1958 года начинают возникать товарно-денежные отношения между государственной и колхозно-кооперативной собственностью.

В зоне Заволжья были установлены следующие закупочные цены за один центнер продукции: пшеницы – 81 руб., ржи – 77 руб., гороха – 194 руб., гречихи – 150 руб., проса – 87 руб. [10, Л. 8].  Колхозы, наконец, получили возможность зарабатывать деньги и самостоятельно решать многие финансовые и производственные проблемы.

Села с той поры, по-настоящему, начинают застраиваться. Так, в колхозе «Большевик» Мелекесского района до 1956 года все крыши жилых домов, административных и производственных помещений были крыты соломой. За последующие два года, они сменились на тес и шифер [10, Л. 14]. Колхоз построил новые помещения для содержания крупного рогатого скота на сумму более 70 тыс. руб., дом животноводов, зернохранилища, крытые тока. Все строительные работы велись силами самих колхозников, во главе со строительным мастером Петром Ивановичем Палькеевым. На фермах начались электрификация и механизация процесса водоснабжения [1, C. 6].

В поселке «Октябрьский» Чердаклинского района к 1958 году на пустыре появились новые здания столовой, хлебопекарни, двух магазинов, были построены центральные ремонтные мастерское, автогараж, 3 зернохранилища, 16 крытых токов, около трех десятков всевозможных животноводческих помещений. Производственные участки были соединены с железнодорожными путями. В поселке заработал местный кирпичный завод, из четырех глубоководных скважин по трубам подавалась чистая питьевая вода, 26 семей рабочих и служащих совхоза на свои сбережения построили собственные дома, с садово-огородными участками [6, Л. 15].

В 1950-е годы значительных успехов в развитии сельского хозяйства добились колхозники сельхозартели «Вперед к коммунизму» (с. Лебяжье) Мелекесского района, под руководством председателя правления Виктора Андреевича Нефедова. Он возглавил колхоз в 1954 году, будучи еще совсем молодым специалистом [11, Л. 16].

В. А. Нефедов старательно изучал опыт передовиков и организаторов производства. Для изучения опыта неоднократно ездил в Москву на ВДНХ. В результате были пересмотрены принципы и системы организации колхозного производства. Вместо прежних пяти полеводческих бригад, создали две комплексные, где сосредоточили рабочих, специалистов и сельскохозяйственную технику. На площади 5080 га пашни одиннадцатипольные севообороты заменили пятипольными зерновыми и восьмипольными кормовыми севооборотами [6, Л. 18]. На полях севооборотов появились новые культуры: канатик, конопля, кукуруза. Посевы зерновых культур производили узкорядно-перекрестным способом, с повышенной нормой высева семян. На полях стали использовать местные органические удобрения, осенью производили глубокую зяблевую вспашку. А на уборке хлебов первыми стали применять раздельный метод, который способствовал более тщательному обмолоту, сушке и качественной очистке зерна [6, Л. 25].

Таким образом, в рассматриваемый период в Ульяновской области сельскохозяйственное производство в лице колхозов и совхозов получили новый поступательный импульс, направленный на улучшение жизни крестьян. Решения сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС и принятый закон от 31 марта 1958 года «О дальнейшем развитии колхозного строя и реорганизации машинно-тракторных станций», имели существенную роль в обеспечении продуктами питания и в развитии аграрного сектора. Принятые решения и законы по сельскому хозяйству имели и негативную сторону, которые нуждались в дальнейшей модернизации не только всего аграрного сектора но и выполнения социальных обязательств государством перед крестьянами. Однако, можно утверждать, что началось улучшение жизни и колхозников и колхозов. В ходе механизации и специализации хозяйств стало возможным увеличение всех экономических показателей, в среднем, в 1, 5 раза. Обеспечение хозяйств новой техникой позволило автоматизировать часть производства. Помимо этого, предприятия сельского хозяйства Ульяновской области перешли на хозяйственный расчет, а оплата труда колхозников, по возможности, переведена в денежный эквивалент.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Гальченко Д. Э. МТС на подъеме: Мелекесская МТС / Д. Э. Гальченко. Ульяновск, 1957. – 9 с.
  2. Государственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИ УО). Ф. 8. Оп. 11. Д. 387.
  3. Государственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИ УО). Ф. 8. Оп. 13. Д. 282.
  4. Государственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИ УО). Ф. 8. Оп. 20. Д. 247.
  5. Государственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИ УО). Ф. 8. Оп. 20. Д. 260.
  6. Государственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИ УО). Ф. 13. Оп. 1. Д. 250.
  7. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. А310. Оп. 1. Д. 1303.
  8. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. А310. Оп. 1. Д. 6504.
  9. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. А310. Оп. 1. Д. 6821.
  10. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО). Ф. Р-632. Оп. 5. Д. 126.
  11. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО). Ф. Р-632. Оп. 5. Д. 129.
  12. Лаур В. К чему приводит неорганизованность / В. Лаур // Ульяновская правда. – 1954. – 8 сентября.
  13. Мухамедов Р. А. Социально-экономическое развитие Ульяновской области в 1950 – 1960-е годы / Р. А. Мухамедов, Анохина А. Б. // Современные тенденции педагогического образования: проблемы и перспективы: сб. ст. международной научно-практической конференции (15 ноября 2016 г.). – Ульяновск: УлГПУ им. И. Н. Ульянова, 2016. – C. 73 – 77.
  14. Мухамедов Р.А. Реализация решения Совета министров СССР «Об изменении практики планирования сельского хозяйства» на примере Ульяновской области (1958 – 1964 гг.) / Р. А. Мухамедов, Г. М. Константинов // История и культура Поволжья глазами молодых учёных России: сб. материалов Региональной научно-практической конференции (18 – 20 октября 2017 г.). –Ульяновск: УлГПУ им. И. Н. Ульянова, 2017. – С. 46 – 51.
  15. Ответственность за невыполнение трудодней // Ленинская искра. – – 8 августа.
  16. Пашкин А. Г. Симбирский – Ульяновский край в новейшей истории России. 1917 – 1991. Люди, события, факты / А. Г. Пашкин, Н. В. Забалухина. – Ульяновск: Корпорация технологий продвижения, 2012. – 200 с.
  17. Повышение урожайности // Колхозная стройка. – 1950. – 24 сентября.
  18. Федоров Г. Н. Очерки истории Ульяновской организации КПСС. – Ч. 2. / Г. Н. Фёдоров, А. В. Карасева, Е. В. Коников и др. – Ульяновск: Приволжское кн. изд-во Ульяновское отд-ние, 1972. 539 c.
  19. Безнин, М. А. Крестьянский двор в Российском Нечерноземье. 1950–1965 гг / М. А. Безнин. Москва– Вологда, 1991. С. 4.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gal’chenko D. Je. MTS na pod#eme: Melekesskaja MTS [MTS on the rise: Melekesskaya MTS] / D. Je. Gal’chenko. – Ul’janovsk, 1957. – 9 pp. [in Russian]
  2. Gosudarstvennyj arhiv novejshej istorii Ul’janovskoj oblasti (GANI UO). F. 8. Op. 11. D. 387. [The State Archive of the Recent History of the Ulyanovsk Region (GANI UO)] [in Russian]
  3. Gosudarstvennyj arhiv novejshej istorii Ul’janovskoj oblasti (GANI UO). F. 8. Op. 13. D. 282. [The State Archive of the Recent History of the Ulyanovsk Region (GANI UO)] [in Russian]
  4. Gosudarstvennyj arhiv novejshej istorii Ul’janovskoj oblasti (GANI UO). F. 8. Op. 20. D. 247. [The State Archive of the Recent History of the Ulyanovsk Region (GANI UO)] [in Russian]
  5. Gosudarstvennyj arhiv novejshej istorii Ul’janovskoj oblasti (GANI UO). F. 8. Op. 20. D. 260. [The State Archive of the Recent History of the Ulyanovsk Region (GANI UO)] [in Russian]
  6. Gosudarstvennyj arhiv novejshej istorii Ul’janovskoj oblasti (GANI UO). F. 13. Op. 1. D. 250. [The State Archive of the Recent History of the Ulyanovsk Region (GANI UO)] [in Russian]
  7. Gosudarstvennyj arhiv Rossijskoj Federacii (GA RF). F. A310. Op. 1. D. 1303. [The State Archive of the Russian Federation (GA RF)] [in Russian]
  8. Gosudarstvennyj arhiv Rossijskoj Federacii (GA RF). F. A310. Op. 1. D. 6504. [The State Archive of the Russian Federation (GA RF)] [in Russian]
  9. Gosudarstvennyj arhiv Rossijskoj Federacii (GA RF). F. A310. Op. 1. D. 6821. [The State Archive of the Russian Federation (GA RF)] [in Russian]
  10. Gosudarstvennyj arhiv Ul’janovskoj oblasti (GAUO). [The State Archive of the Ulyanovsk Region (GAUO)]. F. R-632. Op. 5. D. 126. [in Russian]
  11. Gosudarstvennyj arhiv Ul’janovskoj oblasti (GAUO). [The State Archive of the Ulyanovsk Region (GAUO)]. F. R-632. Op. 5. D. 129. [in Russian]
  12. Laur V. K chemu privodit neorganizovannost’ [What does disorganization lead to] / V. Laur // Ulyanovsk truth. – 1954. – 8 September. [in Russian]
  13. Muhamedov R. A. Social’no-jekonomicheskoe razvitie Ul’janovskoj oblasti v 1950 – 1960-e gody [Social and economic development of the Ulyanovsk region in the 1950s – 1960s] / R. A. Muhamedov, Anohina A. B. // Sovremennye tendencii pedagogicheskogo obrazovanija: problemy i perspektivy: sb. st. mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii (15 nojabrja 2016 g.) [Modern trends in pedagogical education: problems and prospects: collection of articles of the international scientific and practical conference (November 15, 2016)]. Ul’janovsk: UlGPU im. I. N. Ul’janova, 2016. – 73 – 77. [in Russian]
  14. Muhamedov R.A. Realizacija reshenija Soveta ministrov SSSR «Ob izmenenii praktiki planirovanija sel’skogo hozjajstva» na primere Ul’janovskoj oblasti (1958 – 1964 gg.) [Implementation of the decision of the Council of Ministers of the USSR “On changing the practice of agricultural planning” on the example of the Ulyanovsk region (1958 – 1964)] / R. A. Muhamedov, G. M. Konstantinov // Istorija i kul’tura Povolzh’ja glazami molodyh uchjonyh Rossii: sbornik materialov Regional’noj nauchno-prakticheskoj konferencii (18 – 20 oktjabrja 2017 g.) [History and culture of the Volga region through the eyes of young scientists of Russia: materials of the Regional scientific-practical conference (18 – 20 October 2017)]. – Ul’janovsk: UlGPU im. I. N. Ul’janova, 2017. – p. 46 – 51. [in Russian]
  15. Otvetstvennost’ za nevypolnenie trudodnej [Responsibility for failure to complete workdays] // Lenin spark. – 1946. – 8 August.
  16. Pashkin A. G. Simbirskij – Ul’janovskij kraj v novejshej istorii Rossii. 1917 – 1991. Ljudi, sobytija, fakty [Simbirsky – Ulyanovsk Territory in the recent history of Russia. 1917 – 1991. People, events, facts] / A. G. Pashkin, N. V. Zabaluhina. – Ul’janovsk: Korporacija tehnologij prodvizhenija, 2012. – 200 pp. [in Russian]
  17. Povyshenie urozhajnosti [Increased yield] // Collective farm construction. –1950. – 24 September. [in Russian]
  18. Fedorov G. N. Ocherki istorii Ul’janovskoj organizacii KPSS [Essays on the history of the Ulyanovsk organization of the CPSU]. – P. 2. / N. Fjodorov, A. V. Karaseva, E. V. Konikov and others. Ul’janovsk: Privolzhsk Publishing house Ul’janovskoe otdelenie, 1972. 539 pp.
  19. Beznin, M. A. Krestyansky dvor v Rossiyskom Nechernozemye [The Peasant court in the Russian Non-Chernozem Region. 1950-1965] / M. A. Beznin. 1950-1965. Moscow– Vologda, 1991. p. 4.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.