Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Download PDF ( ) Pages: 96-98 Issue: №11 (30) Part 1 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Zalesskaya O. V., "CHINESE TRADERS ON THE RUSSIAN FAR EAST IN THE LATE XIX – EARLY XX CENTURIES". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) №11 (30) Part 1, (2020): 96. Tue. 13. Oct. 2020.
Zalesskaya, O. V. (2020). KITAYSKIE TORGOVCY NA DALYNEM VOSTOKE ROSSII V KONCE XIX – NACHALE XX VV. [CHINESE TRADERS ON THE RUSSIAN FAR EAST IN THE LATE XIX – EARLY XX CENTURIES]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, №11 (30) Part 1, 96-98.
Zalesskaya O. V. CHINESE TRADERS ON THE RUSSIAN FAR EAST IN THE LATE XIX – EARLY XX CENTURIES / O. V. Zalesskaya // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2020. — №11 (30) Part 1. — С. 96—98.

Import


CHINESE TRADERS ON THE RUSSIAN FAR EAST IN THE LATE XIX – EARLY XX CENTURIES

Залесская О. В.

Доктор исторических наук, Благовещенский государственный педагогический университет

КИТАЙСКИЕ ТОРГОВЦЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

Аннотация

В статье автор рассматривает деятельность китайских торговцев на российском Дальнем Востоке в конце XIX – начале XX вв., анализирует численность китайских торговых фирм, характеризует значение китайской торговли для освоения и заселения российского Дальнего Востока.

Ключевые слова: Дальний Восток России, китайские мигранты, китайские торговцы.

Zalesskaya O. V.

Doctor of  History, Blagoveshchensk State Pedagogical University

CHINESE TRADERS ON THE RUSSIAN FAR EAST IN THE LATE XIX – EARLY XX CENTURIES

Abstract

The author considers the activity of the Chinese traders in the Russian Far East in the late XIX – early XX centuries, analyzes the amount of the Chinese trading firms, characterizes the value of the Chinese trade for development and settlement of the Russian Far East.

Keywords: Russian Far East, Chinese migrants, Chinese traders.

В середине XIX века, с подписанием Айгуньского и Пекинского договоров, было осуществлено юридическое разделение территорий России и Китая на Дальнем Востоке, а в последней четверти XIX в. назрели экономические и политические причины для китайской миграции на российский Дальний Восток.

Потребность в китайских мигрантах была обусловлена рядом устойчивых факторов. В этот период Россия активно осваивает дальневосточные территории. Начинается строительство Владивостокского порта, Уссурийской и Забайкальской железных дорог, развивается речное и морское пароходство. Происходит становление и развитие дальневосточной промышленности. Регион нуждался в рабочей силе, которая активно стала прибывать из географически близкого Китая.

В целом, исторический период середины XIX – начала XX вв. считается периодом активных международных миграций, потоки которых двигались из Европы в Австралию, Канаду, Аргентину, Новую Зеландию и Америку. В 1846-1924 гг. Европу покинули 48 млн. чел., что составило 12% от количества ее населения в 1900 г. Период середины XIX – начала XX вв. стал периодом масштабных внешних миграций и для Китая, где вторжение империалистических держав обусловило возникновение прослойки китайских кули, отправлявшихся на заработки за пределы родины. Всего в 1851-1925 гг. за пределы Китая по контрактам выехало 1 млн. 930 тыс. китайских чернорабочих, и китайская миграция на российский Дальний Восток стала частью общего потока китайских мигрантов, искавших лучшей доли за рубежом.

Китайские рабочие нуждались в продуктах и одежде китайского производства, что, в свою очередь, привлекало на Дальний Восток России китайских торговцев. Рынком сбыта их товаров стало и русское население, так как дальневосточная окраина России вследствие отдаленности от основных центров производства слабо снабжалась продовольственной и промышленной продукцией. Успешности их бизнеса способствовала большая протяженность русско-китайской сухопутной границы, что позволяло осуществлять и контрабандный провоз товаров.

Правилами для сухопутной торговли  России с Китаем 1861 и 1881 гг. предусматривалась свободная и беспошлинная торговля между русскими и китайцами в 50-верстной пограничной полосе. А экономическое развитие региона обусловило переход от примитивного товарообмена между порубежными жителями до развитой приграничной торговли с солидными товарооборотами и формированию класса купцов-посредников как с русской, так и с китайской стороны. Деятельность китайских торговцев широко разворачивается в конце XIX в., когда начинается более активное освоение и заселение дальневосточных территорий. Вследствие широкомасштабного переселенческого движения из европейской части России и высоких цен на товары в Приамурье и Приморье китайские купцы стали получать значительные прибыли, открывая повсеместно в российских городах и селениях свои лавки и магазины.

Китайские купцы сразу заняли лидирующие позиции в мелкой и розничной торговле. По сравнению с русской торговлей, китайская торговля имела следующие преимущества: крупные фирмы предоставляли кредиты более мелким фирмам; даже небольшие прибыли пускались в оборот; на жалованье служащим и найм помещения тратились минимальные средства; служащие фирм вовлекались в качестве пайщиков в сферу торговли; китайские фирмы систематически уклонялись от налогов; широко велась торговля контрабандными товарами из Китая; зачастую сбывались некачественные товары. Это позволило создать китайским торговцам разветвленную сеть своих фирм по всему краю [5, с. 91-12]. В 1893 г. общая сумма торговых оборотов китайских фирм Владивостока составляла 6 млн. руб. Местное русское купечество пыталось несколько раз ввести ограничения на торговую деятельность китайцев, но безуспешно. Так, в августе 1903 г. на 4-м Хабаровском съезде, несмотря на довольно резкие выступления в отношении китайской торговли, съезд высказался против принятия каких-либо репрессивных мер, отметив необходимость «полной свободы торговли на почве естественной конкуренции» [5, с. 93].

В Благовещенске до 1900 г. насчитывалось свыше 500 китайских средних и мелких торговых предприятий. Самыми крупными из них были «Хуачантай», «Тунъюнли» и «Юнъхэчжань», имевшие в штате более 100 чел.  Фирма «Хуачантай» была создана выходцем из Гуандуна, «Тунъюнли» и «Юнъхэчжань» – уроженцами уезда Есянь провинции Шаньдун [3, с. 181-182]. После событий в Благовещенске в июле 1900 г., связанных с восстанием ихэтуаней и насильственным выдворением из Благовещенска значительной части китайского населения, данные фирмы более чем на год приостановили либо совершенно прекратили свою деятельность, однако впоследствии успешно ее продолжили, в начале XX в. их филиалы действовали во всех крупных городах Дальнего Востока.

Какие-либо насильственные меры лишь ненадолго приостанавливали деятельность китайских предпринимателей. Так, во время восстания в ноябре 1905 г. матросов и солдат Владивостокского гарнизона, возникла угроза жизни и имуществу китайских торговцев. Многие из них временно обосновались на лодках в бухте Золотой Рог. Китайское торговое общество, чтобы решить вопрос обеспечения китайских подданных продовольствием, договорилось с крупными китайскими фирмами «Итай», «Тунъюнли», «Туншунь», «Юнъхэчжань» о беспрерывном подвозе лепешек и хлеба на лодки. В общем же, число китайских фирм, понесших убытки во время восстания, достигло 634, а сумма ущерба – более 2 млн. 600 тыс. руб. Впоследствии, русские власти предложили китайским предпринимателям компенсацию в сумме 250 тыс. руб., размер которой путем долгих переговоров с вмешательством китайского МИД увеличили вдвое и в 1908 г. выплатили китайским фирмам [4, с. 213-216]. Однако они и без компенсации налаживали прибыльную торговлю в кратчайшие сроки. В 1908 г. только во Владивостоке было 16 китайских фирм с капиталом свыше 200 тыс. юаней, более 100 фирм с капиталом свыше 20 тыс. юаней, и 400-500 небольших торговых предприятий с капиталом от 100 до 1 тыс. юаней. По данным китайских источников, в 1908 г. во Владивостоке постоянно находилось 40 тыс. китайских торговцев [4, с. 209]. В общем же, в Приморской и Амурской областях в 1910 г. насчитывалось 4267 крупных и мелких китайских торговых предприятий с совокупным оборотом более 25 млн. руб. [1, с. 362].

Ненадолго замедлило китайскую торговлю и изданное 25 февраля    1911 г. Приамурским генерал-губернатором Н.Л. Гондатти «Обязательное постановление Приамурского генерал-губернатора для городов Благовещенска, Владивостока, Николаевска, Никольска-Уссурийского и Хабаровска», вводившее систему личных наемных книжек для китайских мигрантов. В соответствии с этим постановлением, китайским подданным до 1 мая 1911 г. предписывалось переоформить свои документы, либо покинуть пределы России. Отметим, что период конца 1910 – начала 1911 гг. был временем широкого распространения чумы на приграничных территориях российского Дальнего Востока и в Северо-Восточного Китая (эпидемия охватила также внутренние китайские территории вплоть до провинций Шаньдун и Хэбэй). Русскими властями это обстоятельство послужило дополнительным поводом для выдворения китайских подданных с российской территории. Через несколько дней в дальневосточных городах начались крупномасштабные рейды. За 10 дней после опубликования постановления только в пров. Хэйлунцзян возвратилось из России более 6 тыс. китайцев. Их арестовывали и в короткие сроки выдворяли с российской территории, не разрешая собрать вещи и забрать свою одежду. Китайских торговцев, обслугу и рабочих задерживали на улицах и рынках, а также в снимаемых ими жилых помещениях. всего было задержано более 4 тыс. чел., из них более 2 тыс. – во Владивостоке. Их поместили в трюм корабля, где из-за скученности и плохих условий произошла вспышка чумы. Китайское торговое общество и китайское генконсульство во Владивостоке до разрешения инцидента вынуждены были обеспечивать подвоз продуктов арестованным.

Тем не менее, китайские подданные продолжали свою торговую деятельность на российском Дальнем Востоке. В руках китайцев фактически находилась средняя и мелкая торговля, а развитая система взаимного кредитования и минимальные накладные расходы позволяли китайским предприятиям уверенно чувствовать себя на рынке. Разрабатывавшиеся с 90-х гг. XIX в. и до Первой мировой войны различные проекты по ограничению китайской торговли законодательного подтверждения так и не получили, так как для принятия ограничительных мер, с одной стороны, требовалось пересмотреть договора с Китаем, с другой стороны, китайские товары вследствие своей дешевизны охотно раскупались населением Приамурья и Приморья. Благодаря активной торговой деятельности китайских подданных на приграничных российских территориях стало возможным выживание русского дальневосточного населения в сложные годы революционных преобразований и гражданской войны, дальнейшее развитие торговых связей между Северо-Восточным Китаем и российским Дальним Востоком.

Литература

  1. Граве В. В. Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье // Труды Амурской экспедиции. Вып.XI. – СПб., 1912. – 479 с.
  2. Гуань Шухэ, Ян Цуйхун. С.52. Противоэпидемические меры или синофобия? Дело о широкомасштабном выселении китайцев с территории российского Дальнего Востока в 1911 году (на кит.яз). // Overseas Chinese History Studies. – 2011. – №3. – С.50-57.
  3. Лю Банхоу. Некоторые вопросы исторической фактологии, касающиеся «массовых истреблений в Благовещенске» (на кит.яз). // Айхуэй лиши луньвэнь цзи. – Хэйхэ, 1984. – 392 с.
  4. Лю Цзялэй. Изучение истории формирования границы между Россией и Китаем на востоке Дунбэя (на кит.яз). – Харбин, 2014. – 260 с.
  5. Романова Г. Н. Экономическая деятельность китайцев на российском Дальнем Востоке: торговля, предпринимательство, занятость (конец XIX – нач. XX в.) // Адаптация этнических мигрантов в Приморье в XX в.: сб. науч. ст. – Владивосток: ДВО РАН, 2000. – С. 83-101.
  6. Цю Либэнь. История и современное состояние международной миграции и политика Китая в этом вопросе (на кит.яз). // Overseas Chinese History Studies. – 2005. – №1. – С.1-15.

References

  1. Grave V. V. Kitajcy, korejcy i japoncy v Priamur’e // Trudy Amurskoj jekspedicii. Vyp.XI. – SPb., 1912. – 479 s.
  2. Guan’ Shuhje, Jan Cujhun. S.52. Protivojepidemicheskie mery ili sinofobija? Delo o shirokomasshtabnom vyselenii kitajcev s territorii rossijskogo Dal’nego Vostoka v 1911 godu (na kit.jaz). // Overseas Chinese History Studies. – 2011. – №3. – S.50-57.
  3. Lju Banhou. Nekotorye voprosy istoricheskoj faktologii, kasajushhiesja «massovyh istreblenij v Blagoveshhenske» (na kit.jaz). // Ajhujej lishi lun’vjen’ czi. – Hjejhje, 1984. – 392 s.
  4. Lju Czjaljej. Izuchenie istorii formirovanija granicy mezhdu Rossiej i Kitaem na vostoke Dunbjeja (na kit.jaz). – Harbin, 2014. – 260 s.
  5. Romanova G. N. Jekonomicheskaja dejatel’nost’ kitajcev na rossijskom Dal’nem Vostoke: torgovlja, predprinimatel’stvo, zanjatost’ (konec XIX – nach. XX v.) // Adaptacija jetnicheskih migrantov v Primor’e v XX v.: sb. nauch. st. – Vladivostok: DVO RAN, 2000. – S. 83-101.
  6. Cju Libjen’. Istorija i sovremennoe sostojanie mezhdunarodnoj migracii i politika Kitaja v jetom voprose (na kit.jaz). // Overseas Chinese History Studies. – 2005. – №1. – S.1-15.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.